Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

А. Алексин - В стране вечных каникул

Скачать А. Алексин - В стране вечных каникул


ХОЧУ БЫТЬ ЮНУКРОМ!

Когда я на своем персональном троллейбусе подъехал к зоопарку, ребята
были уже там, возле входа.
- Ты зачем приехал? - удивился Валерик.
- А вы зачем пришли? Ведь зоопарк закрыт.
Я сделал вид, будто не знаю, что их всех привел сюда по моему личному
указанию, или, точнее сказать, по моей просьбе, волшебник Дед-Мороз.
Валерик ничего не ответил. Он с грустью смотрел на фанерную дощечку,
висевшую на воротах: "Зоопарк закрыт на учет".
- А ты заметил, как я сюда приехал? - не отставал я от Валерика.
- Как? По-моему, на обыкновенном троллейбусе.
- Это по-твоему на обыкновенном! Ты не обратил внимания, что я ехал
один?
- Но ведь в одиночку перевозят только больных... или, прости меня,
ненормальных. Разве ты... - Он посмотрел на меня каким-то неприятно вни-
мательным взглядом.
"Не поддается... Опять не поддается волшебству! - горестно подумал я.
- Но почему?! Его в троллейбусах толкают, наступают ему, на ноги, а я
еду один и свободно могу переходить с места на место! И Елку для меня в
феврале устраивают. И гири я в цирке поднял... Неужели он не понимает,
как это прекрасно?!"
Валерик снова кивнул на фанерный плакатик "Зоопарк закрыт на учет".
- Бегемотов пересчитывают... - сказал он. - Мы бы им помогли считать,
лишь бы нас туда, внутрь, пустили.
- Вам очень нужно?
- Очень.
- Та-ак... Попробуем что-нибудь предпринять.
И в ту же минуту (в сказках все чудеса совершаются "в ту же минуту"
или "в ту же секунду") из калитки, что была возле ворот, выскочил мужчи-
на в очках, бросился прямо ко мне и представился так, будто объявил ар-
тиста, выступающего на сцене:
- Экскурсовод зоопарка Львов!
В ответ я назвал свою фамилию и крепко пожал руку экскурсоводу. Очки
в толстой роговой оправе и с толстыми стеклами казались непомерно
большими и тяжелыми для его узкого, щупленького липа. Эти очки светились
такой ни на миг не угасающей приветливостью, что у меня даже зарябило в
глазах.
- Будем говорить по-русски? - спросил меня Львов.
- Да... пожалуй, - ответил я.
- А какой язык является государственным в той стране, откуда вы при-
были?
Я замялся. Промычал что-то невнятное. Но потом нашелся и выпалил:
- Язык веселья и развлечений!
- Это чудесный, весьма привлекательный язык! - воскликнул экскурсовод
Львов. - Зоопарк, как вы могли заметить, закрыт для проведения некоторых
мероприятий учетного характера, но для посетителей из других стран, ко-
торые едут и могут вообще никогда не увидеть наши редчайшие экспонаты,
мы делаем исключение.
Экскурсовод так привык общаться с представителями других стран, что
сам говорил, мне казалось, с иностранным акцентом. По крайней мере, он
произносил слова чересчур четко, как говорят люди, недавно выучившие
язык. А может быть, он произносил каждое слово так нарочито ясно, как бы
отдельно от других, для того, чтобы его лучше понимали.
- Вы прибыли к нам из Страны...
- Вечных Каникул! - торопливо прошептал я в самое ухо экскурсовода.
Очки засверкали такой радостью, таким гостеприимством, будто Страна
Вечных Каникул была родной или, по крайней мере, любимой страной экскур-
совода.
- Сейчас перед вами будут плавать, летать, ползать, бегать, петь и
рычать широты всего земного шара! - торжественно и заученно провозгласил
экскурсовод, пропуская меня в калитку и показывая спину всем моим прия-
телям.
- А они?.. - растерянно поинтересовался я.
- Для вас мы делаем исключение! А они смогут посетить зоопарк дней
через десять в любое удобное для них время.
- Но ведь они меня сопровождают!
- Ах, так? Тогда пожалуйста.
Очки сразу осветили гостеприимством и приветливостью всех моих прия-
телей. И я вошел в зоопарк в сопровождении Валерика, Жоры, Мишки-бу-
дильника и всех других, онемевших от изумления ребят.
- Где тут у вас катаются на осликах? - спросил я с тем подчеркнутым
интересом, с каким, как я замечал, задают вопросы туристы.
- Хотя сейчас ослики тоже проходят переучет, мы специально для вас
запряжем одного из них в санки.
- А упряжь осла, я надеюсь, будет с этими... Как они у вас называют-
ся?.. С бубенчиками? - все больше входил я в роль туриста.
Очки светились готовностью выполнить все мои пожелания. Но тут вме-
шался сопровождающий меня Валерик.
- Извини, пожалуйста... Но может быть, ты покатаешься потом? У нас
ведь есть цело.
- Ах, оказывается, у сопровождающих меня друзей иные пожелания! -
воскликнул я. - Что ж, не возражаю.
- Все экспонаты сейчас на зимних квартирах, - сообщил Львов. - Кого
мы посетим в первую очередь? Хищников, птиц или...
- Лучше всего кроликов и белых мышей, - перебил его Валерик.
Экскурсовод Львов, видно, привык не удивляться. Он повел нас к мышам
и кроликам с таким удовольствием, словно это были самые необычайно ред-
кие экспонаты, прибывшие в зоопарк с самых дальних широт.
Кога мы вошли в помещение, экскурсовод сказал:
- Простите, здесь несколько спертый воздух, но ничего не поделаешь.
Когда вы приедете к нам из своей страны летом, будет совсем другое дело:
экспонаты переселятся на свежий воздух.
Валерик вытащил тетрадку, карандаш и начал задавать экскурсоводу воп-
росы. Он задавал их часа полтора подряд, не меньше. Гостеприимный блеск
роговых очков начал даже немножко тускнеть. Но экскурсовод продолжал от-
вечать, все так же четко произнося каждое слово и обращаясь при этом
только ко мне. Хотя вопросы-то задавал Валерик...
Я пропускал ответы Львова мимо ушей: мне не терпелось поскорей доб-
раться до ослика с бубенчиками.
В Докмерабе, столице Страны Вечных Каникул, на осликах не катали. По-
этому я проехал на санках не меньше десяти кругов.
А потом стали кататься и сопровождавшие меня приятели...
Когда бедный ослик совсем замучился, мы закончили нашу экскурсию.
Экскурсовод Львов попросил меня одного снова зайти. на минутку в зак-
рытое помещение. Там он протянул мне толстую красивую книгу в кожаном
переплете.
- Сюда заносят свои отзывы и впечатления туристы из других стран, -
сказал экскурсовод. - Напишите и вы что-нибудь теплое...
Я хотел прочитать отзывы и впечатления других туристов, чтобы напи-
сать что-то похожее. Но прочитать я не сумел, потому что свои впечатле-
ния они "заносили" в книгу на непонятных мне языках.
Я написал: "Прибыв из Докмераба, столицы Страны Вечных Каникул, я на-
шел в вашем зоопарке очень много любопытного!"
- А что произвело на вас наибольшее впечатление? - спросил экскурсо-
вод.
Я дописал: "Наибольшее впечатление на меня произвел ослик с бубенчи-
ками". И расписался.
Затем я попрощался с экскурсоводом.
- Если снова прибудете из своего Докмераба, заходите, пожалуйста, -
сказал он. - Наши звери будут вас ждать!
Я в сопровождении своих приятелей покинул зоологический сад.
На улице я спросил ребят:
- Ну, как? Накатались? Может быть, хотите еще?
Больше ребята не хотели. Но на меня все они взирали с восхищением.
Поняли, что такое каникуляр!
И только Валерик, не подчиняясь Деду-Морозу, сказал:
- А ты у нас, оказывается, турист? Иностранец?.. Из какой ты приехал
страны?
Он произнес эти слова насмешливо. Он по-прежнему мною не восторгался.
Вот с того самого момента ко мне и приклеилось прозвище
"Петька-иностранец"! А прозвища запоминаются даже лучше, чем имена, по-
тому что они почти все разные: у каждого - свое. И сейчас иногда, встре-
тив немолодого уже человека, с которым мы в ту давнюю пору вместе учи-
лись в школе, я замечаю, что он не может вспомнить моего имени, но зато
сразу вспоминает прозвище: "Иностранец!.."
Я хочу рассказать о вечере того далекого дня, когда это мое уже из-
вестное вам прозвище прозвучало впервые.
Вернувшись домой, я поспешно набрал две двойки и попросил:
- Соедини меня, Снегурочка, с Дедом-Морозом.
- По какому вопросу?
- По очень важному!
- Может быть, я сама могу его разрешить?
- Нет, ты не сможешь.
- Соединяю.
Услышав в трубке голос своего покровителя, я быстробыстро заговорил:
- Дедушка, у меня есть одно предложение! Расколдуй всех моих прияте-
лей: пусть они мною не восхищаются. И не хвалят меня... А вместо этого
заколдуй одного только Валерика! Чтобы он уважал меня, и хвалил, и хотел
со мною дружить, как прежде...
- О, как тяжело мне тебе отказывать! Но ты просишь о невозможном.
- Ведь ты же волшебник высшей квалификации!
- Да... так считают.
- И ты не можешь этого сделать?
- Нет.
- Почему же?!
- Может, когда-нибудь ты узнаешь об этом.
- Когда?
- Когда придет время.
- А когда придет это время?
- Когда пробьет час.
- А когда пробьет час?
- О, спроси меня о чем-нибудь другом. Задай мне любой вопрос.
- Хорошо. Я задам. Я спрошу!.. Зачем ребятам так нужно было попасть в
зоопарк?
- Ты опять нашел вопрос, который не должен был находить, потому что я
не имею права на него ответить.
Пойми: каникуляру не полагается знать о том, что происходит в школе.
- Ты второй раз сегодня отказываешь каникуляру, - воскликнул я.
- О, не терзай мое сердце! Мне так тяжело тебе отказывать! Но ведь я
уже объяснял, что сказка имеет свои законы. И все-таки я отвечу тебе...
Но без всяких подробностей. В самых общих чертах...
- Конечно! Конечно!.. Без всяких подробностей!
- И только в порядке исключения...
- Конечно! Конечно!
"И какая же это хорошая фраза: "в порядке исключения", - подумал я. -
С ее помощью можно делать все, чего делать не полагается!"
- Они готовятся ко дню открытия...
- Чего? - нетерпеливо перебил я.
- Кружка юнукров!
- Юнукров?.. А при чем здесь зоопарк?
- Больше я ничего не скажу. Никаких подробностей.
- Но, дедушка, может быть, ты ошибся? Наверно, кружок юнкоров? Юных
корреспондентов?
- О, ты обижаешь меня: я никогда бы не посмел вводить в заблуждение
каникуляра!
Вообще-то Дед-Мороз разговаривал как все обычные люди, но только час-
то употреблял восклицание "О!" Одна эта буква, поставленная вначале,
придавала его фразам некоторую торжественность. И я, сам того не заме-
чая, тоже стал иногда восклицать: "О, я пойду во двор! О, дайте мне вил-
ку!.."
- О, дайте мне немного подумать! - сказал я маме и папе после теле-
фонного разговора с Дедом-Морозом.
И ушел на улицу: мне хотелось побыть наедине со своими мыслями, раз-
гадать, кто же такие эти юнукры.
"Юнукры? - размышлял я. - Может быть, это "юные украшатели"? Но что
они украшают? Школьный двор? Или улицу? Ничего интересного! А может
быть, "юные укрепители"? Но что они укрепляют? Дисциплину в школе? Тоже
нашли занятие! А если ни то, ни другое? Кто может ответить мне, объяс-
нить?.. Конечно, только Валерик: ведь он не подчиняется законам сказки.
Он может, если захочет!"
Через несколько минут я был у Валерика:
- Дай слово, что ответишь мне на один вопрос!
- Прости, но я должен знать, на какой именно.
- Кто такие юнукры? Объясни! Ведь я же провел вас всех в зоопарк...
Я не договорил последнюю фразу, сообразив, что она не понравится Ва-
лерику.
- А тебе очень интересно узнать?
- О, просто до смерти интересно! - воскликнул я.
- Ну ладно... Ототри на меня внимательно: в оба глаза! Слушай меня
внимательно: в оба уха! Это юные укротители! Сокращенно получается:
юнукры. Понимаешь?
- Понимаю... И чем же вы будете заниматься?
- Дрессировать, укрощать...
- Кого?
- Потом, когда закалим свою волю по-настоящему, может быть, даже и
хищников.
- А зачем же ты интересовался в зоопарке кроликами, белыми мышами и
ежами? Их ведь никто не дрессирует.
- А мы попробуем! И кроликов, и ежей, и белых мышей... Но, главным
образом, кошек!
- Почему? - удивился я.
- Потому что многие хищники принадлежат к семейству кошачьих. Мы бу-
дем на кошках привыкать, тренироваться... Ты вообще-то, я надеюсь, зна-
ешь, что отряд хищных делится на разные семейства? И семейство кошачьих
как раз в этом отряде. А наша домашняя кошка, между прочим, произошла от
дикой нубийской буланой кошки, потомки которой и сейчас живут в Африке.
- Это в учебнике зоологии написано?
- Да.
Валерик в последнее время часто произносил разные цитаты из учебни-
ков. Мне хотелось тоже пощеголять такими умными фразами, но я не мог:
мама спрятала все мои учебники в шкаф и заперла их на ключ.
Так поступила мама, которая раньше считала, что каждая прочитанная
книга, как и день, проведенный в школе, - "это крутая ступенька вверх".
- День открытия кружка станет у нас как бы традиционным днем юных ук-
ротителей, - продолжал Валерик. - И через год, и через два, и через три
мы будем устраивать в этот день представления, сеансы дрессировки и па-
рады юнукров. Каждый юный укротитель будет вести на поводке или нести на
руках свое подшефное животное.
- На этих парадах представители семейства кошачьих сожрут всех ваших
белых мышей, - сказал я.
- Мы установим мир и дружбу между животными! А ежи, кстати, тоже ло-
вят мышей. И считаются очень полезными, - сообщил Валерик.
- Так в учебнике написано?
- А что?
- Я учебников не читаю.
- Это я знаю.
- А что там написано про семейство собачьих?
- Прости, но такого семейства не существует.
- Какая ужасная несправедливость! - воскликнул я. - Семейство ко-
шачьих есть, а собачьих - нету.
- Зато есть семейство псовых!
- Ах, все-таки есть? Ну, тогда я спокоен!
- Про собак-то вообще много чего написано. Но у нас собак не хватает.
Никто не хочет их отдавать: все-таки друзья человека! Я объясняю своим
укротителям: "Вы же все равно и в кружке будете шефствовать над ними,
воспитывать их". Говорят: родители не согласны. Мы даже решили дворняжек
принимать...
- А меня примете? - тихо спросил я.
- Куда? В кружок? Просто не сможем.
- Та-ак... Значит, дворняжки для вас подходят, а я нет?
- Пойми: ты никак не можешь стать юнукром!
- Почему?
- У юнукров должна быть воля! И потом... мы будем дрессировать на на-
учной основе. А ты учебников не читаешь.
- Та-ак... Понятно. Значит, я вам сегодня открыл вход в зоопарк, а вы
для меня вход закрываете...
С этими словами я решительно направился к двери. Но когда я уже взял-
ся за ручку, меня неожиданно осенила одна идея. И я повернулся к Валери-
ку:
- Значит, породистых собак у вас не хватает?
- Нет.
- О, это прекрасно!..





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1447 сек.