Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Грег Бир - Cмертельная схватка

Скачать Грег Бир - Cмертельная схватка


***

"Мелланже" и сенексийский корабль кружили в бесконечном танце,
перескакивая с орбиты на орбиту, прыгая влево-вправо, вперед-назад, стараясь
при помощи хитроумных маневров прощупать врага и скрыть собственные
намерения. Гуманоидный корабль неумолимо приближался - как и все корабли
гуманоидов, он был быстроходнее сенексийских, а экипаж его лучше
ориентировался в высших геометриях.
Пруфракс не терпелось пустить в ход свои знания и мастерство, она
чувствовала себя спелым плодом, который вот-вот свалится с дерева. На
последнем этапе тренировок, накануне выброски, эльфы становились очень
восприимчивы. А потому Пруфракс позволили подыскать себе возлюбленного и
отвели им крошечные отдельные апартаменты возле зеленых троп.
Контакт прошел удовлетворительно от начала до конца. Ее партнером стал
старый перчаточник по имени Кумнакс. Пока они лежали в кабинке, словно
погрузившись в миф, он рассказывал ей о прошлых битвах, спецтактике и
искусстве выживания.
- Выживания? - переспросила она вначале, совершенно недоумевая.
- Ну да, конечно. - Его вытянутое коричневое лицо выражало неподдельный
интерес к зеленым тропам, на которые открывался вид из маленького оконца.
- Не понимаю тебя, - сказала Пруфракс.
- У большинства перчаточников это не получается, - терпеливо втолковывал
он.
- У меня получится.
Кумнакс повернулся к ней.
- Тебе сейчас шесть, - сказал он. - Ты очень молода. Мне - десять. Тебя
первый раз посылают на задание. Ты абсолютно уверена в себе. Но большинству
перчаточников выжить не удается. Нас плодят тысячами. Мы - пушечное мясо.
Наши генотипы копируют лучших перчаточников прошлого, но даже лучшие не
выживают.
- У меня получится, - упрямо повторила Пруфракс, выставив челюсть.
- Ты всегда это говоришь, - пробормотал он.
Пруфракс взглянула на него недоуменно.
- В прошлый раз, когда я тебя знал, - пояснил он, - ты тоже все время это
твердила. И вот ты опять здесь, в новой плоти.
- В какой прошлый раз?
- Мастер Кумнакс... - оборвал его, механический голос.
Кумнакс стоял, глядя на нее сверху вниз.
- У нас, перчаточников, слишком длинные языки. Им не нравится, что нам
все это известно, но что они могут поделать?
- Вы нарушаете режим секретности, - настаивал голос. - Пожалуйста,
доложите службе С.
- В этот раз, если протянешь подольше обычного, то узнаешь кое-что, о чем
рассказчики не говорят.
- Не понимаю, - медленно и четко выговорила Пруфракс, глядя ему прямо в
глаза.
- Ладно, хватит, - сказал Кумнакс. - Старые должки я уже вернул.
А теперь пойду получать нагоняй от начальства. Мы, перчаточники, -
упрямые ребята.
Он вышел из кабины, и Пруфракс так больше и не видела его перед
операцией.

***

Семенной корабль укрылся в жарких недрах протозвезды, загородившись от
камней и кусков льда щитами. Созвездие образовалось на месте густого
скопления звезд четвертого и пятого поколений, и их обломки теперь градом
сыпались на корабль Ариса.
Никогда еще Арис не попадал в такую изоляцию. Никто из
отростков-индивидов не обращался к нему, более того, все старательно
избегали его. Он регулярно отчитывался перед базовым разумом, но даже там
наталкивался на все более теплый прием, и в конце концов такое общение стало
для него буквально невыносимо. Чуть позже он догадался - все это
спланировано заранее. В результате он сблизился со своими
подопечными-гуманоидами и даже - страшно сказать - почувствовал к ним
некоторую симпатию. Арис обнаружил, что между сенекси и гуманоидами можно
добиться взаимопонимания, когда обе стороны в этом нуждаются.
Базовый разум интересовался одним вопросом: насколько успешно их можно
внедрить на корабль гуманоидов? Сойдут ли они первое время за своих, успеют
ли наладить саботаж или сразу засветятся?
Закодированные инструкции, составленные сенекси, уже потихоньку вводились
им во время сеансов обучения.
- Думаю, в той сумятице, которая начнется при атаке, их примут безо
всяких подозрений, - сказал Арис.
Он давно уже догадался, что представляет собой план базового разума в
общих чертах. Контакт с человеческими особями преследовал лишь одну цель -
использовать их затем как приманку, подрывной элемент. Они - секретное
оружие. Изучение человеческой деятельности и особенностей поведения не
самоцель. Очень скоро, почувствовав серьезные изменения внутри себя, Арис
полностью понял, почему базовый разум не хочет затягивать процесс
исследований.
Итак, скоро подопытные особи покинут корабль, его разработкам придет
конец. Сам же он навсегда останется меченым - тесные связи с гуманоидами
никому даром не проходят. Значит, Арису тоже настанет конец. На смену ему
придет другой организм, почти такой же, но с некоторыми поправками. Копия
Ариса, лишенная его индивидуальности.
Приближалась его последняя встреча с базовым разумом. Арис готовился к
завершающему циклу работ и к собственному концу. В холодной, заполненной
жидкостью камере его ожидал большой красно-белый мешок - центр его команды,
основа его существования. Арис относился к нему со слепым обожанием,
действия мешка были вне критики при любых обстоятельствах.
Хотя...
- Нас уже ищут, - сообщил ему излучением базовый разум. - Подопытные
особи готовы?
- Да, - сказал Арис. - Они твердо усвоили программу обучения.
Уверены в том, что они - гуманоиды.
Впрочем, они действительно были таковыми, если не считать введенной в них
специальной программы.
- Иногда они выказывают неповиновение, но в рамках допустимого. - Арис
ничего не сказал про мутанта. Его все равно не собирались использовать. Если
они победят в этом столкновении, то, возможно, мутанта поместят в реактор
вместе с телом Ариса - для полной очистки.
- Тогда приготовь их, - сказал базовый разум. - Скоро их доставят на
нужный вектор для заброски.

***

Сумрак и ожидание. Пруфракс угнездилась в трубе доставки, словно круглый
эмбрион. Перчатками она улавливала обрывки разговоров, доносящиеся издалека
по полым трубкам. "Мелланже" приводили в полную боевую готовность.
Каким бы огромным ни казался их корабль, Пруфракс знала, что он карлик по
сравнению с сенексийским семенным кораблем. Она смутно припоминала некоторые
подробности относительно устройства семенного корабля, но большая часть
информации была надежно упрятана и недоступна ее сознанию. Она даже не
знала, какую тактику изберут в этот раз. В моделирующей камере по крайней
мере это было ясно заранее. А сейчас информацию то ли еще не доставили, то
ли она находилась в закрытой области, доступ к которой открывался
автоматически в строго определенное время.
Дополнительную дозу информации ей введут перед самым запуском.
Конечно, общую ситуацию она знала. Семенной корабль прячется где-то в
глубине протозвезды, скрывая свое местоположение при помощи искаженной
геометрии и беспорядочно излучаемых электромагнитных импульсов.
"Мелланже" приблизится к нему и при необходимости возьмет на абордаж.
Потом надо будет проникнуть внутрь, найти врага и нанести Удар. Пальцы
заныли от предчувствия. Перед самым запуском ее подпитают последними стонами
- страстями, - чтобы вывести из эльфового состояния. Она станет зрелой
перчаточницей. Женщиной.
Если она вернется - а она вернется, - то станет частью генофонда, и ее
восприимчивость найдет выход не в мягкости и теплоте, а в экстазе, она
внесет свой вклад в создание организмов второй категории - перчаточников от
рождения. Какое-то время она получала удовлетворение от этой мысли. Ведь это
высокая честь... Пальцы ныли все сильнее. Пришло время страстей, стоны
хлынули в нее, а следом за ними - информация о предстоящем сражении. А пока
все это закачивали ей в подсознание, она уловила проблеск...
Камни и лед, густое облако из газа и пыли, излучающее розоватое сияние.
На этот раз перед ней не было никаких ориентиров - ни созвездий, ни
отдельных звезд. Спустя некоторое время она уловила сигнал радиомаяка. Вот
он - единственный ориентир. Ее перчатки теперь полностью сосредоточились на
цели.
Семенной корабль был словно тень, запрятанная в другую тень, километров в
двадцать в поперечнике. А ведь он нес в себе только шесть команд!
ЗАПУСК. Она летит!
Информация: "Мелланже" вошел во внутренности семенного корабля и стал
поводить острым носом, словно крот в поисках червяков.
Инструкция: вначале в корабль высаживается поисковая команда, которая
ищет базовые разумы, камеры-инкубаторы, отростков-индивидов. За ними следом
идут перчаточники.
Теперь Пруфракс отчетливо представляет себя со стороны. Она - великая
комета-мстительница, помеченная знаком обреченности. Она, словно нож,
пронзает стекло, лед и жидкий гелий так, будто их и не существует совсем. Со
скоростью несколько сотен километров в час она мчится по сенексийскому
кораблю следом за поисковой командой, стреляя на ходу.
Теперь семенной корабль не сможет отступить в высшие геометрии -
"Мелланже" намертво пришпилил его к этому месту. Сенекси полностью в их
власти.
Новая информация наполняет ее, а вместе с ней приходит безмерное
блаженство. Она пикирует вниз по оранжево-серым коридорам, отскакивая от
стен, словно срикошетившая пуля.
И почти тут же наталкивается на отростка-индивида, проскользнувшего
сквозь аммиачную пленку и движущегося наперекор воздушному потоку к
бронированной кабинке. Первый Удар дался ей слишком легко, не принеся
ожидаемого удовлетворения. На тренировках это представлялось совсем
по-другому. При пробуждении отросток-индивид предстает в виде разбросанных
повсюду шариков плазмы. Она погружается еще глубже...

***

Арис доставляет своих подопечных гуманоидов к запускающим векторам.
Диверсанты оснащены копиями гуманоидного оружия, на руки надеты зловещего
вида серые перчатки.
Семенной корабль в смертельной опасности. Битва почти проиграна - это
стало ясно после первого же Удара. Семенной корабль уже не сможет
сохраниться как целое. Значит, он самоуничтожится, ликвидировав заодно
гуманоидный корабль и оставив только один фрагмент, а в нем - команды,
которым удастся спастись.
С векторов запускают гуманоидов. Арис пытается определить, какую секцию
корабля собираются оставить. Должно быть, не ту, в которой он сейчас
находится. Ведь его задание выполнено, и он должен умереть.
Ворвавшись в центральную полость семенного корабля, перчаточники
развертываются веером и начинают уничтожать огромные охлаждающие установки,
прикрытый щитами реактор, репродуцирующий завод - все эти машины,
построенные до образования Земли.
Спецпроектные сестры берут на себя руководство. Они обнаружили базовый
разум - но, как ни странно, почти не защищенный. В некотором замешательстве
сестры окружают его, готовясь к Удару...
А разум просто жертвует собой - он, в своей беззащитности, слишком
лакомый кусок, чтобы кто-то проскочил мимо него. Пока он отвлекает на себя
основные силы, где-то в другом месте концентрируется энергия. Почувствовав
неладное, сестры торопливо добивают базовый разум и бросаются дальше.
Базовый разум Ариса готовится к эвакуации. Двигаясь к замерзшей секции,
он на ходу погружается в поле-ловушку. Три из его пяти отростков уже мертвы,
он чувствует, как умирают другие базовые разумы. Отпочковавшийся заменитель
Ариса тоже мертв.
Гуманоиды-диверсанты бросаются по коридору, удаляясь от центра боевых
действий, как и учил их Арис. Спецпроектные сестры наталкиваются на
фальшивого гуманоида... он летит с ними, они ничего не замечают... пока он
не наводит оружие. Удар чуть не выводит из строя Трайс. Остальные тут же
открывают по самцу ответный огонь.
Он умирает в рыданиях - совершилось то, чего он боялся с самого момента
запуска.
Секция, в которой укроется базовый разум, вмещает в себя
камеру-инкубатор, где вывели подопытных особей и где до сих пор хранится
мандат. Арис понимает: все остальные базовые разумы мертвы - гуманоиды
атаковали их стремительно, как молнии. А что теперь делать ему?
Откуда-то издалека до него доносится прерывистый пульс еще одного
умирающего отростка-индивида. Арис обследует остатки семенного корабля и
выясняет, что он последний, кто остался в живых. А значит, он не может
раствориться сейчас; ведь кто-то должен обеспечить сохранение базового
разума.
Пруфракс вихрем проносится по разваливающемуся на части кораблю,
отыскивая все новые жертвы. Наткнувшись на раненого перчаточника, она
вызывает медицинскую команду и устремляется дальше.
Базовый разум размещается в уцелевшей секции. Его система
жизнеобеспечения повреждена, он погружается во вневременное состояние -
поле-ловушку - быстрее, чем нужно. Ледяной нарост так и не отгородил его от
Я, Трайс и Даму, и они проскальзывают внутрь. Сестры отчаянно призывают на
помощь нейтрализаторов поляловушки и специалистов по консервации, они
получили инструкцию захватить последний базовый разум во что бы то ни стало.
Ловушка захлопывается за Я, и накладывающиеся друг на друга силовые поля
отрывают ее от перчаток. Она налетает на черную ось, а семенной корабль
покрывается сетью розоватых трещин и потом разваливается на части. Я
затягивает вместе с серебристой пылью и белыми хлопьями, она налетает на
переборку и разбивается вдребезги.
Слои изолирующего льда вырастают один за другим. Зажатая между ними Трайс
извивается всем телом, стараясь освободиться, но вместо этого попадает в
зону интенсивного воздействия поляловушки. Ее перчатки затвердевают и с
хрустом разламываются, а сама она вмерзает в лед, словно насекомое,
настигнутое зимней стужей на поверхности пруда.
Даму видит, что базовый разум вступает в последнюю фазу вневременного
состояния. Еще немного - и его не достать. Она приняла отчаянный Удар, но
слишком поздно.
Арис направляет на Даму избыточную энергию, выделяющуюся в переходном
состоянии. Удар проходит мимо поля-ловушки, а перчаточница попадает в полосу
помех и вибрирует до тех пор, пока самые крошечные ее частицы не прекращают
свое беспорядочное вращение и она не становится просто пространством и
ослепительным светом.
И все-таки базовый разум поврежден. Через одну из его структур происходит
утечка информации. В попытке сохранить запас данных он отчаянно ищет, куда
можно поместить память, прежде чем его накроет последняя волна поля-ловушки.
Арис направляет действие интерфейса на поверхность базового разума.
Серебристые озерца вневременной субстанции поблескивают вокруг них.
Поврежденные секции базового разума перекачивают информацию в единственное
доступное им хранилище - гуманоидный мандат.
Теперь мандат содержит в себе информацию и гуманоидов, и сенекси.
Серебристые озерца сливаются, и Арис начинает медленно пятиться.
Он больше не чувствует базового разума. Теперь разум вне досягаемости
гуманоидов, но все-таки еще не в безопасности. Арис должен увести
сохранившуюся секцию подальше от обломков корабля, потом погрузить ее в
собственное поле-ловушку, в такое физическое состояние, которое защитит его
от любых, даже самых яростных атак гуманоидов.
Арис осторожно плывет по сохранившимся коридорам. Даже здесь гелиевая
атмосфера улетучилась почти без остатка. Он силится вспомнить все стадии
процесса. Вскоре семенной корабль взорвется, разрушив корабль гуманоидов. К
тому времени Арис должен его покинуть.
Раскрасневшаяся от злости Пруфракс следит за его едва различимым
силуэтом, спрятавшись за нагромождениями льда, предвкушая блаженство самого
главного Удара, о котором она так долго мечтала. Она предоставляет перчаткам
действовать самостоятельно и обнаруживает позади себя гуманоида в каком-то
подобии перчаток, совершенно не похожих на ее собственные, что не мешает ему
намертво схватить ее силовыми полями, заблокировать Удар и притянуть ее к
себе. Секция с базовым разумом отделяется от корабля, и через образовавшуюся
пробоину их обдает жаром облака-протозвезды. Вихрь силовых полей закручивает
две кометы, сросшиеся как сиамские близнецы, - красную и уныло-серую.
- Кто ты? - вскрикивает Пруфракс, стараясь оторваться от своего
зеркального отражения.
Их поля сплавляются вместе, вместе с фрагментом их выносит из облака, и
Пруфракс, освободившись от темноты, видит наконец лицо своей противницы.
Свое собственное лицо.
Семенной корабль приступает к саморазрушению. Фрагмент уводят подальше от
протозвезды, вверх от плоскости, в которой располагается то, что
впоследствии станет планетами, подальше от покалеченного и умирающего
"Мелланже".
Напрягаясь изо всех сил, Пруфракс буравит фрагмент, стараясь проникнуть
как можно глубже. За спиной у нее гремит гелиевый взрыв, разметавший в
разные стороны куски мертвых отростков-индивидов.
Заметив неразлучную теперь парочку, Арис тут же отлавливает ее и помещает
в экспериментальную камеру, изменяя строение фрагмента так, чтобы запереть
их вместе с мутантом и мандатом.
Приглядевшись, он понимает - эти особи опасны. Они почти идентичны, но
подопытная особь теряет силы быстрее, чем настоящая перчаточница. Они
плавают по камере, и вот уже мутант забился в угол и завыл от страха.
Впрочем, они еще пригодятся. Одну можно спасти, другую - взять в плен.
Обе настолько заняты схваткой, что их можно осторожно отсечь от их силовых
полей и погрузить в какое-то подобие сна, прежде чем перчаточница успеет
воспользоваться своим оружием.
Получив в свое распоряжение две пары перчаток - фальшивые и, настоящие, -
он сможет подключить и те, и другие к Маме вместе с мутантом. Даже из
неудавшегося эксперимента можно почерпнуть кое-какие знания.
Отсечение и захват проходят быстрее, чем он ожидал.
Распространяющееся поле-ловушка сковывает его движения.
Последнее, что он успевает сделать, подсоединив гуманоидов к Маме, - это
убедиться, что корабль надежно защищен полем-ловушкой.
Фрагмент погружается в сферу простейшей геометрии.
И будто ничего и не было.

***

Битва закончена. Победителей нет. Арис начал чувствовать течение времени,
он стряхнул с себя сонное оцепенение и пополз по мучительно сухим коридорам,
чтобы снова задать необходимые параметры системам жизнеобеспечения. Через
некоторое время машины натужно загудели.
Сколько поколений ушло в небытие с тех пор? Созвездия изменились до
неузнаваемости. Понаблюдав за звездами, он отыскал некоторые знакомые
спектры и астрономические типы, но с поправкой на время.
В поле-ловушке что-то сместилось. Арис никак не мог отыскать созвездие, в
котором произошло то сражение. На его месте уютно расположились звезды
среднего возраста, окруженные целым выводком молодых планет.
Арис спустился вниз из временной обсерватории. Осторожно скользя по
фрагменту, он определил границы своего нового дома и отыскал твердую
зеркальную поверхность кокона, заключающего в себе базовый разум. Разум был
по-прежнему погружен в поле-ловушку, и Арис знал, что высвободить его
невозможно. Со временем поле, возможно, ослабнет, но в любом случае на это
уйдет жизнь нескольких поколений. Фактически семенной корабль перестал
существовать. Они лишились инкубационной камеры, а вместе с ней и запаса
памяти.
Он - последний отросток-индивид из своей команды. Хотя какое это имеет
значение - без базового разума он все равно ничего не сможет предпринять.
Если поле-ловушка стабилизировалось, как случается иногда при неполадках, то
пользы от Ариса не больше, чем от мертвого.
Погруженный в мрачные мысли, Арис вдруг уловил сигнал тревоги из
экспериментальной камеры. Режим интерфейса с мандатом отключился сам собой -
новая версия Мамы работала со сбоями. Он попытался исправить оборудование,
но без инженерной стены чувствовал себя совершенно беспомощным. Все, что ему
удалось сделать, - это организовать подачу питательных веществ через старую
Маму гуманоидного вида. Закончив работу, он посмотрел на пленника, на две
подопытные особи, потом на безногую, безрукую Маму, которая служила им
связующим звеном с интерфейсом и с самой жизнью.

***

Она провела всю свою жизнь в комнате восемь на десять метров, с потолком
чуть выше ее роста. Там же находились Грайд и безмолвная круглая тварь, чье
имя - если таковое вообще существовало - так и осталось для нее тайной.
Какое-то время с ней была Мама, потом Мама другого вида, не приносившая ей
такого удовлетворения. Она смутно чувствовала, что влачит жалкую,
ограниченную в тесном пространстве, неполноценную во всех смыслах жизнь.
Отделенная от них прозрачной перегородкой другая круглая особь
периодически напоминала о себе голосом или жестами.
Грайд сохранила свой разум. Они скрытно сообщались друг с другом.
Выходя из интерфейса - она мысленно называла это режимом закрытых глаз, -
они, по-прежнему оставаясь подсоединенными друг к другу, пытались осмыслить
то, что они знали инстинктивно, что вводилось в них через интерфейс, -
сведения о мире, простиравшемся за перегородкой.
Вначале они узнали свои имена и то, что они - перчаточницы, то есть
бойцы. Когда Арис передал через интерфейс инструкции по ведению боя, они с
готовностью их восприняли, но усвоить новую программу оказалось делом
нелегким. Казалось, инструкции совершенно не согласуются с установками,
запрятанными в глубине их естества, на инстинктивном уровне.

***

Проведя в таких условиях около пяти лет, она обнаружила в себе склонность
к самоанализу. Она не ожидала найти что-то новое за рамками того опыта, что
накапливала в режиме закрытых глаз.
Открытие глаз вместе с Грайд для нее не намного отличалось от сна. По
большей части они полностью игнорировали специфическую круглую тварь,
живущую вместе с ними в камере и почти все время подключенную к мандату и
Маме.
В одном она была абсолютно уверена. Ее имя - Пруфракс. Она говорила это и
с открытыми, и с закрытыми глазами, без малейших колебаний.
Незадолго перед битвой она погрузилась в состояние, которое напоминало
сон без видений, - словно робот, получающий свежие инструкции. Та часть
сознания Пруфракс, которая все эти пять лет стремилась к индивидуальности в
режиме закрытых и открытых глаз, была вытеснена инструкциями по ведению боя,
введенными в программу Арисом. Она летала так, как должны летать
перчаточники (хотя перчатки казались ей какими-то странными). Она сражалась,
намертво сцепленная с самой собой - так, во всяком случае, ей казалось, хотя
можно ли теперь быть в чем-то до конца уверенной?
Она уже давно решила для себя, что не следует слишком рьяно заниматься
поисками реальности. После сражения она снова погрузилась в мандат - в режим
закрытых глаз - и как-то слишком охотно.
Но что это? Если с открытыми глазами можно постичь еще меньше, чем с
закрытыми, то почему ее не покидало ощущение, что режим открытых глаз более
важен, что без него не обойтись? Она старалась вытравить все это из памяти.
Но и в состоянии закрытых глаз произошли перемены. Раньше в ожидании боя
вся информация просеивалась и ей выдавали специальную подборку. Теперь же
она могла бродить по мандату по собственной воле. И она буквально кожей
чувствовала какую-то новую, совершенно незнакомую ей информацию - словно
где-то рядом был океан и ее обдувало легким бризом. Не зная, откуда начать,
она неуверенно продвигалась на ощупь и в конце концов открыла для себя: что
все корабли, независимо от их размера и класса, будут оснащены мандатами -
наподобие того, как каждый индивид носит с собой карту. Мандат будет
содержать всю информацию о нашем виде, включая доскональное, не подвергшееся
цензуре изложение истории, поскольку раньше мы получали лишь специально
препарированные сведения, и в результате все, включая руководство, имели
искаженное представление о прошлом. А руководство обязательно должно иметь
доступ к правдивым источникам. Это его обязанность. Руководство не должно
употреблять тот суррогат правды, который скармливают простым исполнителям.
Пусть функционеры низшего звена живут во лжи.
Руководство же должно располагать самым точным анализом, а иначе наше
общество ослабнет и неминуемо придет в упадок.
Какие прекрасные сны, должно быть, видят руководители! К тому же
благодаря мандату они пользуются тем благом, что называется "истина".
Пруфракс с трудом могла в это поверить. Проводя свои исследования в новых,
неизведанных областях режима закрытых глаз, она постепенно начала связывать
слово "мандат" с накопленным опытом.
Пруфракс работала в полном одиночестве. Прежде она делилась своими
открытиями с Грайд. Но теперь Грайд куда-то исчезла.
Она быстро усваивала новую информацию. Вскоре она уже шла по песчаному
пляжу на Земле, а потом по пляжу в мире под названием Мариадна, потом еще по
каким-то пляжам - ощущение реальности происходящего то усиливалось, то
ослабевало. В конце пути она столкнулась с расплывчатым фантомом и поняла,
что пляж существует лишь в абстракции. Он был границей между двумя
разновидностями режима закрытых глаз, между водой и твердью - ни то, ни
другое не имело логического продолжения в режиме открытых глаз.
На некоторых пляжах был песок. На некоторых - облака. Фантомы из облаков
выглядели довольно привлекательно. А на одном из них была она сама, бегущая
с испуганным криком.
Она окликнула эту бегущую фигуру, но изображение тут же исчезло.
Пруфракс стояла на пляже под зеленовато-желтой звездой, в мире под
названием Кирене, чувствуя себя одинокой, как никогда прежде.
Она продолжила исследования в надежде отыскать если не ту фигуру,
напоминающую ее самое, то хотя бы Грайд. Вот Грайд бы не убежала от нее...
Круглая тварь выросла перед ней, с беспомощными, дергающимися конечностями.
Теперь настала очередь Пруфракс удирать от страха. Никогда прежде они не
встречались в режиме закрытых глаз. Тварь не стояла на месте, она что-то
целенаправленно искала. А Пруфракс бежала от нее, поднявшись над горными
хребтами, облаками, ветром, воздухом, уравнениями и границами действия
физических законов. И, удаляясь от круглого чудовища с тоненькими ручками и
маленькой головой, чувствовала, как постепенно проходит страх.
Она так и не нашла Грайд.
Воспоминания о бое, еще совсем свежие, отдавались болью во всем теле,
особенно в руках, вытащенных из перчаток. Привычная ей среда обитания
оказалась разрушена, и на смену ей пришло что-то неопределимое. Пруфракс
погрузилась в глубокое забытье, наполненное сновидениями.
Сны были совершенно непохожи на все, что она видала прежде. Если - ее
сонной дуге происходил поворот влево, ей снились философские и языковые
символы и другие вещи, совершенно ей незнакомые. Поворот вправо приводил ее
к истории и естественным наукам, столь непостижимым, что они напоминали
кошмары.
Сон был очень неприятный, и она совершенно не огорчилась, когда
обнаружила, что на самом деле не спит.
Переломный момент наступил, когда она научилась плавно поворачивать и
менять темы. Пруфракс попала в какое-то приятное место - совершенно
незнакомое, оно тем не менее не вызывало ощущения опасности, несмотря на
обширный водоем. Она даже не смогла идентифицировать содержимое резервуара
как воду, пока не зачерпнула в ладонь. За пределами водного пространства
начинался слой движущихся частиц. А дальше - открытый простор,
голубовато-зеленый космос. А в нем виднелась фигура, на которую она
натолкнулась на семенном корабле. Она сама. Теперь фигура преследовала ее, а
она убегала.
Прямо под ней тянулась граница сенексийского банка данных.
Пруфракс знала: то, что она видит сейчас, не может поступать из запасов
ее собственной памяти. Она получает информацию из какого-то другого
источника.
Возможно, ее захватили в плен и сейчас подвергают интенсивному допросу,
стараясь выяснить, в какой степени она выполнила задание. Рассказчик с ними
обсуждал подобную возможность, но никого из перчаточников не учили, как
защитить себя в такой нестандартной ситуации. Вместо этого им недвусмысленно
говорили, что при попадании в плен единственный выход - самоуничтожение. А
потому Пруфракс попыталась совершить самоубийство.
Она сидела в невыносимо холодном красно-белом отсеке, протянув ноги к
покрывающей пол жидкости, но не касаясь ее. Информация не усваивалась ее
органами чувств, она была какой-то размытой, не соответствующей всему, что
она учила. В отличие от других видов информации эта загустевшая масса не
давала возможности участвовать в процессе познания, парализуя любую
активность.
Пруфракс никак не могла подыскать подходящего способа самоубийства.
Наконец решила просто закрыть глаза и волевым импульсом вызвать самораспад.
Но вместо ожидаемого эффекта закрытие глаз вывело ее то ли на более
глубокий, то ли на более поверхностный уровень самообмана - с другими
категориями, предметами, видениями. Она не чувствовала усталости, не могла
ни заснуть, ни умереть.
Пруфракс дрейфовала, словно листик, увлекаемый водным потоком.
Мысль ее текла свободно, и она представила, как колышется на поверхности
воды, называемой океаном. Глаза ее оставались открытыми. И по чистой
случайности она наткнулась на: Инструкцию.
Добро пожаловать в вводную часть мандата - руководство по его
использованию. Ваши обязанности, как небоевого процессора, состоят в том,
чтобы снабжать информацией руководство, поддерживать мандат в исправном
состоянии, а при необходимости - защитить или разрушить его исходя из
конкретных обстоятельств.
Мандат - ваш непосредственный начальник. Если он требует, вы обязаны
выполнять. Поскольку вы подсоединены к мандату, то можете исследовать
информацию любого характера, перекачав к себе соответствующие данные. Чтобы
перекачать данные, сообщите вкратце суть интересующего вас предмета...
- Пруфракс! - закричала она мысленно. - Что такое Пруфракс?
Теперь ей отвечал другой голос:
- Ну, это теперь целая история. Я был ее биографом, систематизировал
записи о ее жизни - тут же в ее сознании появилась сноска: "ДЖОРДЖ МАКНАКС"
- и хорошо знал ее в последние годы жизни. Она родилась в Ферменте 22468.
Здесь собраны записи о ключевых моментах ее жизни. Сейчас выдадим анализ.

***

- Эй! Ты кто? Здесь со мной кто-то...
- Тсс... Посмотри-ка на нее. Кто она такая?
Они молча смотрели и слушали.
- Слушай, да ведь она - это я... Или очень похожа на меня.
- Она - это мы с тобой.

***

Она встала в полный рост - два с половиной метра. Черные густые волосы
коротко подстрижены, конечности мускулистые - результат изнурительных
тренировок и курса гормонального лечения. Ей семнадцать лет, она - одна из
немногих птиц, рожденных в Солнечной системе, о чем сообщал чип на плече.
Всюду, куда бы она ни пошла, птицы спрашивали о ее матери, Джейэкс.
- Ты лучше, чем она?
Конечно, нет! Кто может сравниться с Джейэкс? Но сама она тоже достаточно
хороша - так говорят инструкторы. Закончив этот курс подготовки, Пруфракс
будет отлично справляться со своим делом независимо от того, перейдет ли она
в категорию ястребов или по-прежнему останется обычной птицей. А спрашивать
ее о матери бесполезно - она все равно будет держать рот на замке.
На Мерсиоре наземники получили в свое распоряжение четыре тысячи гектаров
земли и оборудовали там собственный порт. Курс обучения включал занятия на
поверхности планеты, в космосе и в мыслительной сфере. Занятия в каждой из
трех сфер были обязательны для пернатых, которые хотели стать ястребами.
Пруфракс стала пернатой третьей стадии. Она успешно закончила наземный
курс - хотя и ненавидела сражения на поверхности планет - и вот уже два года
находилась в космосе. Но как все говорили, самое трудное - четыре года
пробыть в мысли после работы на планетах и низких орбитах.
Пруфракс не очень увлекалась самоанализом. В учебе она проявляла усердие,
если предметы были ей по вкусу. Она быстро освоила орудийную математику,
физические законы давались ей легко, когда она видела им практическое
применение, а вот теория службы, знакомая ей еще с доптичьего периода,
казалась ужасно нудной дисциплиной.
Тогда она была маленькой девочкой, не старше пяти.
- Пяти! Пяти чего?
И глядя на корабли, боевые скафандры, слушая мамины мифы, она поняла, что
почувствует себя по-настоящему счастливой, лишь когда отправится в далекий
космос, найдет там семенной корабль и в очередной раз убедит сенекси в
неизбежности их конечной гибели.
- Удар! Она говорит про Удар!
- А что это?
- Да ведь ты - это я. Ты должна знать.
- Я - не ты, и мы - не она.
- Удар, - сказал мандат, и они перешли в другой временной участок.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1142 сек.