Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Север Гансовский - Часть этого мира

Скачать Север Гансовский - Часть этого мира


    Лех  встал,  шатнувшись,  еще не вполне понимая, чего от него требуют. С
    горечью оглянулся на выдавленное и согретое его телом углубление в постели.

    - Ладно, пойдемте. То есть я хочу сказать, что с удовольствием.

    Возле лифта смотритель остановился.

    - Что если нам пригласить Ниоль?

    - Давайте.

    - Может быть, вы тогда постучите к ней? Скажете?

    - А почему вы не хотите постучать? Скажите сами.

    Резное лицо Грогора покраснело под загаром. Он опустил глаза.

    -  Стесняюсь  Почти  не приходится общаться с женщинами. Тем более такая
    девушка.

    - А-а-а... Ну хорошо.

    Ниоль  еще не успела лечь и, к удивлению Леха, отозвалась на предложение
    без всякой досады.

    Солнце  клонилось  к  горизонту,  когда  трое  вышли  из величественного
    подъезда.  Огромная  тень  здания  изломанно  лежала  на  грудах мусора.
    Вечерний ветерок поднял, пронес, бросил обрывок древнего чертежа.

    Следуя  за  смотрителем,  Лех  с  девушкой  обогнули  отель. По россыпям
    кигоновых  обломков Грогор шагал, как горец, с детства привыкший к своим
    крутым  дорожкам. Они миновали сборище полуразрушенных кирпичных колонн,
    пробрались  сквозь толпу застывших бульдкранов, чьи полуистлевшие кабели
    змеились под ногами.

    Влезли на гребень щебеночной дюны.

    Здесь Лех и Ниоль восхищенно замерли, потом Лех выдохнул:

    - Вот это да!

    Прямоугольный  котлован  со  сторонами  метров  на  пятьсот был затоплен
    зеленью.  В  первый  момент ковер растений представился однообразным, но
    тут  же  взгляд  начал  различать там лужок, здесь рощицу, в одном месте
    вольную  заросль  кустарников,  в  другом - аккуратную посадку. Примерно
    посреди  участка к небу тянулась тонкая труба, укрепленная тяжами, рядом
    краснела  черепицей крыша небольшого дома. Ни дать ни взять крестьянская
    усадьба  двухсотлетней  давности.  И  труба не портила эффекта благодаря
    своему легкому светлому цвету.

    - Оазис среди пустыни. - Ниоль покачала головой.

    -  Посмотрите  на  меня, - быстро сказал Грогор, пользуясь произведенным
    впечатлением.  Он  оттянул  ворот  своего  неуклюжего одеяния. - Вот эта
    рубаха!  Полностью  своя.  Вырастил  хлопок, спрял нитку и соткал... Или
    вот обувь. Знаете, из чего сделано? Из кожи.

    -  Понятно, что из кожи. - Ниоль недоуменно посмотрела на странной формы
    ботинок. - Вальзамит, наверное. Или что-нибудь углеродистое.

    - В том-то и дело, что нет. Просто кожа.

    - Я вижу, что кожа. Но из чего она?

    -  Из  свиньи. Свиная. Прочел в старинной книге, как дубить и сделал. На
    мне нет ничего искусственного. Это принцип...

    Они  вступили  в  зеленое  царство. Воздух был наполнен острым, пьянящим
    запахом  тмина,  липы,  сосны. Крупная тяжелая пчела на глазах снялась с
    цветка,  полетела,  гудя,  пропала  на фоне листвы. Под стволом одной из
    сосенок высилась игольчатая рыжая куча, вся переливающаяся точками.

    -  Муравейник,  -  объяснил  Грогор.  -  Это  один, а там дальше второй.
    Вообще   насекомых   много  -  без  хвастовства.  Вредители  даже  есть.
    Бабочки-капустницы,   яблочные   тли...   Вредителей,   правда,   трудно
    доставать.  Хотел на картофельном поле развести колорадского жука. Но не
    добудешь.  Уничтожили  во  всем  мире.  Только по военным лабораториям и
    удержался где-нибудь в небольших количествах.

    - Зачем вам колорадский жук? - спросил Лех.

    -  Для  естественности...  Вот  это  поле  пшерузы. На чистом черноземе,
    между  прочим.  А знаете, как делал? Все своими руками. В этой местности
    почвенного  слоя  совсем  не  осталось. Какой раньше был - перемешали со
    щебенкой,  цементом, кирпичом. Поэтому я сначала покрыл котловину смесью
    из  клочьев  волнопласта  с  песком  и  глиной. Высеял люцерну, три года
    подряд  поливал  раствором  фосфора, калия, азота, весь урожай скашивал,
    оставлял  тут  же.  И  потом  только  начал  сажать кусты, всякое такое.
    Сейчас у меня перегноя девять сантиметров.

    Они  вошли  во  фруктовый  сад.  Вишневые  деревья  были  густо  покрыты
    ягодами, ветви яблонь согнулись, и трава под ними была усеяна паданцами.

    -   Вам  нравится?  -  Грогор  обращался  только  к  девушке.  -  Ешьте,
    пожалуйста. Вы же видите, что все пропадает, гниет.

    - Спасибо. - Ниоль передала яблоко Леху, сорвала другое.

    -  Вы  тоже  ешьте... Понимаете, когда человек высадил сад, у него уж во
    всяком  случае  есть  уверенность,  что  тот  кислород,  который  он сам
    потребляет  из  атмосферы,  возмещается  растениями,  им выращенными. Но
    главное   -  что  я  полностью  обеспечен.  Если  этот  компьютер  вдруг
    прекратит   обслуживать  отель  и  подвозить  продукты,  если  вся  наша
    технологическая   цивилизация  вообще  даст  трещину,  я  тут  прекрасно
    прокормлюсь.

    - А вам кажется, что все треснет? - спросил Лех.

    -  Ничего  не кажется. Просто хочу быть самостоятельным. Вот представьте
    себе:  раньше  люди  гораздо  меньше  зависели от природы, чем теперь от
    технологии.  Не  вышло с одним, спокойно брались за другое. Предположим,
    десять  тысяч  лет  назад,  в  неолите.  У  кого-то поле не уродило, мог
    прокормиться  охотой;  дичи  нет  -  перебивался,  собирая  дикие плоды,
    грибы,  жуков, лягушек. А теперь?.. Попробуйте в городе хотя одну службу
    остановить  -  подачу  воды  или,  скажем,  уборку  мусора.  Через месяц
    миллионы  погибнут,  я  не  говорю,  что такое может случиться - система
    многократно  гарантирована.  Но  все  равно противно сознавать, что твое
    существование  подчинено  исправности водопровода... А у меня на участке
    ручей и, кроме того, цистерна закопана.

    - Ой, глядите! - Ниоль протянула руку. - Микки-Маус.

    Меж  космами  травы маленький зверек, вытянувшись столбиком, ткал воздух
    острым носом, затем свернулся в шарик, укатился.

    -  Мышей  много,  - сказал Грогор удовлетворенно. - Одно время даже крыс
    развел.  Риккеттиозом  от  них  заразился,  еле выгребся... Так о чем мы
    говорили - о самостоятельности?

    Он  подвел  Ниоль  и  Леха  к  алюминиевой трубе, которая, стоя, уходила
    вверх  метров  на двадцать. Основание покоилось на кигоновом постаменте,
    от него в землю шел кабель.

    -  Во-первых,  энергия.  Внутри  трубы из-за разности температур воздуха
    сверху   и   снизу   постоянный  ветер.  Я  туда  поставил  двигатель  с
    генератором.  Воду  качать,  трактор  вести  -  пожалуйста. Причем штука
    безотказная  при  любой  погоде... Щетки сотрутся, у меня запасных ящик.
    Подшипник  расплавится, найду, чем заменить... Теперь питание. Пшерузной
    муки,  овощей,  фруктов  участок  дает  раз  в десять больше, чем я могу
    использовать.  Кроме  того,  оранжерея  и  пруд,  где карпы, а в подвале
    шампиньонная  плантация.  Про  свиней  я  уже говорил. К этому прибавить
    коровье  стадо  на  шесть голов и два десятка овец. Замкнутый цикл. Если
    меня накрыть колпаком, могу существовать сколько угодно.

    Грогор победно посмотрел на Леха.

    - А вы бы хотели накрыться колпаком?

    Смотритель нахмурился.

    -   Не   знаю...  Теперь  пойдемте  в  дом.  Дом  оказался  двухэтажным,
    просторным.  Грогор  рассказал,  как  изготовлял  огнеупорный  кирпич, в
    одиночку  клал  стены.  Он был уже суетливым, то и дело забегал вперед и
    возвращался. Его неподвижное лицо оживилось, глаза остро поблескивали.

    -  Вот  это  синтетическое молоко. Ящики по сто килограммов... Я сначала
    натаскал  продуктов  из  отеля,  а  сейчас  постепенно  заменяю тем, что
    произвожу  сам.  Молока  примерно  года на три, если не жалея лить. - Он
    взял  огромную  коробку, легко, как подушку с дивана, переложил с одного
    штабеля  на  другой.  -  Под  молоком  соевое  мясо. Тут в углу окорока,
    свиные,  собственного  изготовления. Продукты пока в искусственной таре,
    но  у меня план заменить на такую, которую сам сделал. Понимаете, цель в
    том,  чтобы  овладеть  всеми  производствами.  Человека  ведь что лишило
    самостоятельности  -  разделение  труда. А у меня не так. Надо проволоку
    или  напильник  -  учусь тянуть проволоку, насекать напильник. Гончарное
    дело уже освоил...

    Лех  и  Ниоль  посмотрели на уродливую, кособокую глиняную бочку. В этом
    углу подвала стоял тяжелый, удушливый запах.

    -  В чану варю сало для свечей. - Грогор говорил все быстрее. - За чаном
    прялка.  А  тот  агрегат  -  ткацкий  станок.  Вот это тиски - губки сам
    отливал,  а  винт  нарезал  на  токарном  станке.  Верстак пришлось пока
    сделать пластмассовый, но когда сосны в роще подрастут, распилю на доски...

    Смотритель  двигался  уже  с  такой  скоростью,  что  было  даже  трудно
    уследить  за  его  перемещениями. Он открыл дверь в кирпичной стене - за
    нею был темный коридор.

    -  Здесь  у  меня  подземный  ход.  Наружу.  Туда, за щебенку. Он еще не
    окончен. Собираюсь стену поставить вокруг участка...

    - Зачем ход?

    - Мало ли что бывает. Всегда приятно знать, что можешь незаметно выйти.

    - А стена? Чтобы дикие не приходили?

    -  Ну  да.  Которые  из  канона,  сначала  наладились  было  в сад. Но я
    предупредил,  что перестану давать консервы. Тогда они отреклись, потому
    что консервы-то им удобней.

    Из  подвала  поднялись  сразу  на  второй  этаж.  Там  комнаты были тоже
    завалены  припасами  -  продукцией  огорода  и  оранжереи. Высились горы
    гороха,  сушеных  яблок,  изюма.  Все  было  грязным,  покрытым пылью, и
    многое   -   порченным.  Из-под  ноги  Леха  выскочила  огромная  крыса.
    Смотритель  со  звериной  быстротой  прыгнул  за  ней,  нагнулся,  сумел
    поймать  за  хвост.  Стукнул  головой об стену и выкинул в окно. Все это
    произошло   в  течение  секунды,  и  он  уже  стоял  возле  подоконника,
    показывал  на  большой луг, где в одном загоне паслись коровы, а посреди
    другого волнистой массой лежало овечье стадо.

    Почти  треть  первого этажа занимала кухня, и почти треть кухни - плита,
    кирпичная,  с  металлическим  покрытием.  На  нем,  однако,  возвышалась
    высокочастотная печь.

    -  Пока варю на электричестве. Когда будет хворост, удастся плиту иногда
    протапливать  Зато жестяное корыто естественное - точно как было раньше.
    Надо   только  наладить  производство  мыла,  и  хозяйка  может  стирать
    руками... Тряпка для мытья пола совершенно подлинная, из хлопка.

    Он тревожно посмотрел на Ниоль.

    - Как вам кухня?

    -  Ничего...  -  Девушка  сделала  неопределенную  гримасу.  -  Никогда,
    впрочем, не пыталась стирать руками. Наверное, занятно.

    Смотритель просиял.

    В  начале  экскурсии  хозяйство  Грогора  просто-таки очаровало Леха. Но
    постепенно  он  начал  ощущать в самой личности хозяина что-то натужное,
    даже  злое.  Было  такое  чувство,  что он даже ждет мировой катастрофы,
    которая   только  и  дала  бы  его  затее  полный  смысл  и  оправдание.
    Непонятным   оставалось   лишь,   что   откуда  идет  -  то  ли  убежище
    сформировало  характер  Грогора,  то  ли  он сам наложил на созданное им
    индивидуальное царство отпечаток собственного сознания.

    Грогор,  однако,  не  замечал настроения гостей. Он повел их в спальню и
    детскую.

    -  Смотрите,  все  приготовлено.  Люльки  для самых маленьких, кроватки,
    когда   подрастут.  Вот  здесь  лекарства.  -  Он  открыл  вместительный
    шкафище. - Любые. Против каждой болезни.

    - А где же дети? - спросил Лех. - Вообще семья.

    -  Видите  ли... - Грогор запнулся. - Собственно, нету. Еще не успел. Но
    должна быть. Это запланировано.

    Странно    было   видеть   его,   крепкого,   какого-то   по-сыромятному
    выносливого,  вдруг  смутившимся,  словно школьник. Он бросил исподлобья
    взгляд на Ниоль.

    -  Я  думаю,  что тут каждой придется по душе. Обязательно семья и дети.
    Иначе, что здесь делать одному?

    В  новой  комнате,  где  стены  были  скрыты за книжными полками, стояли
    крупногабаритный  телесет,  электропианино  с  компьютерной  приставкой,
    письменный стол, несколько кресел.

    -  Тут, в общем, вся мировая культура. Если мир погибнет, она останется.
    Музыка,  литература,  искусство...  В  этом  ряду  классики: Аристотель,
    Еврипид,  Дюма, Достоевский, Шекспир, Байрон там, Сетон-Томпсон. В таком
    духе.  Книги  все  бумажные,  потому  что мини я не признаю. Тот проем -
    художественные  альбомы Живопись, скульптура, архитектура - представлены
    все  страны,  в  главных  направлениях.  А  тут,  - смотритель присел на
    корточки,  -  видеокассеты. Шестьсот пятьдесят фильмов. Вставляй в сет и
    смотри.  Причем  на  любой вкус - комедии, историческое. Потрудились как
    следует  на  участке, а вечером смотри, слушай музыку. И никого не надо.
    Людей  вообще  не  надо...  Вот это, например, что? - Он вынул кассету в
    коробочке, затем недоуменно глянул в сторону от Леха. - А где же девушка?

    Лех обернулся. Ниоль не было.

    Смотритель встал.

    -  Может,  она  в  детской осталась? Он вышел из комнаты, затем его шаги
    протопали вверх и вниз по лестнице.

    - В доме нету. И в саду тоже.

    - Вероятно, пошла спать, - сказал Лех. - Мы за день страшно устали.

    -  Да?  - Грогор растерянно осмотрелся. Оживление сразу покинуло его. Он
    потускнел,  даже  как-то съежился. Круги под глазами стали еще виднее. -
    Значит, ей тут не показалось. Почему? Как вы думаете?

    - Ну... Дело в том, что...

    -  Стараешься-стараешься,  и  все зря. - С кассетой в руке Грогор присел
    на стол. Мне же надо семью завести. Что я тут так и буду отшельником?

    - И заводите. За чем дело стало?

    - Как завести, если ей тут не понравилось? Она ведь ушла.

    - Послушайте! - Лех оторопел - Вы же до этого дня вообще не были знакомы.

    - Ну и что. Теперь-то познакомились.

    -  Но  вы...  Но такого знакомства недостаточно. И кроме того... Что тут
    женщин никогда не бывает? Сами сказали, что приходят из канона.

    -  Приходят, - уныло согласился Грогор. - Только они нечистые все. У них
    в  племени  свободная  любовь, групповой брак. Наркотиками занимаются. И
    ни  одна  работать  не хочет. Только наесться и насчет этого самого... А
    вот  Ниоль  мне  сразу  понравилась.  -  Смотритель  подошел  к полке. -
    Удивительно как-то. Все ведь есть, что может человеку потребоваться.

    - А вы их сами читаете?

    - Кого?

    - Книги.

    Грогор посмотрел на Леха.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1569 сек.