Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт Хайнлайн - Бездна

Скачать Роберт Хайнлайн - Бездна

        
     У  адресной машины  - небольшая очередь.  Гилеад  встал в хвост, достал
ручку и  написал  адреса  на  цилиндриках.  Почти  тотчас  еще один  человек
пристроился  за ним;  Гилеад  не старался скрыть  от  него,  что за адрес он
написал:  "Капитан  Джозеф  Гилеад,  Клуб  Исследователей, Нью-Йорк".  Когда
подошла   его  очередь  пользоваться   шифровальной   печатной  машиной,  он
опять-таки  не скрываясь  отпечатал адрес для автомата соответствующий тому,
который был написан от руки на каждом цилиндрике.
     Он работал с некоторой  неловкостью, так как  в левой руке у него  была
спрятана заранее изготовленная наклейка с адресом.
     Он  отошел от  машины, отпечатывающей адреса, к той,  которая принимала
почту;  человек,  стоящий  за ним в очереди,  последовал туда  тоже, даже не
сделав вида, что печатал что-то.
     Вж-жик! - и  первый  цилиндрик исчез  с  приглушенным  всхлипом сжатого
воздуха. Вж-жик! еще раз, - и второй исчез, -  и все это время Гилеад, держа
в ладони последний из них, прижимал самодельную наклейку поверх того адреса,
который  он только  что  отпечатал. Не  глядя,  на  ощупь, он убедился,  что
наклейка  на месте, все уголки пристали плотно, и тогда - вж-жик! -- и  этот
цилиндрик последовал за первыми двумя.
     Гилеад  стремительно  обернулся  и  тяжело наступил  на ноги  человеку,
который топтался сзади.
     - Уу-ух ты! Извините меня, - радостно произнес он и свернул в сторону.
     Ему  стало  весело:   удалось  не  только  вручить  свой  опасный  груз
бездумной,  абсолютно  надежной автоматической машине, которую  нельзя  ни к
чему-то принудить, ни  подкупить,  ни одурманить  наркотиками, ни развратить
каким-то  иным  способом  и в  сложном устройстве  которой  цилиндрик  будет
надежно  упрятан,  пока  не достигнет места  своего  назначения,  известного
только Гилеаду, - но еще и наступить на мозоли одному из своих противников.
     На крыльце почтового  отделения он задержался возле полисмена,  который
ковырял  в зубах, не  сводя глаз  с кучки  народа  и машины "скорой  помощи"
посреди улицы.
     - Что случилось? - спросил Гилеад. Фараон переместил зубочистку.
     -  Сначала какой-то распроклятый  идиот запускает фейерверк, -  ответил
он,  - а  потом двое  парней начинают драться  и чуть не  приканчивают  друг
друга,
     - Бог ты мой! - откомментировал это сообщение Гилеад и направился через
улицу к отелю "Новая Эра".
     В  вестибюле  он как следует огляделся  в поисках "друга",  сидевшего у
него на хвосте, но не обнаружил того. Гилеад сомневался, что этот недоросток
числится  в гостиничном  штате.  Он  зарегистрировался  под именем  капитана
Гилеада, заказал номер из нескольких комнат, подобающий той персоне, которую
изображал, и позволил проводить себя к лифту.
     Агента,  который  только  что  опустился,  он  заметил,  когда  сам  со
служителем собирался подниматься.
     -  Эй,  коротышка,  -  окликнул он  его, одновременно  принимая решение
ничего не есть в этом отеле. - Как дела?
     Недоросток, кажется, вздрогнул, потом прошел мимо, не отвечая, с ничего
не выражающим взглядом. Вряд ли, размышлял Гилеад, этого недоростка стали бы
еще использовать  после  того, как его  выследили,  следовательно,  какой-то
связующий почтовый ящик,  или явка, или штаб-квартира его врагов должна быть
прямо здесь,  в отеле.  Прекрасно, это  избавит от необходимости лишней езды
туда-сюда - и всем будет приятно!
     Между тем нужно принять ванну.
     Оказавшись  в  номере,  Гилеад  сунул чаевые  сопровождающему,  который
медлил уходить.
     - Вам нужна компания?
     - Нет уж, благодарю. Я отшельник.
     - Тогда попробуйте это.
     Служащий   вставил   ключ    от   комнаты   Гилеада   в   стереопанель,
поманипулировал клавишами,  вся  стена осветилась  и исчезла.  Разгоряченная
блондинка, за спиной у  которой виднелся целый хор, стоящий в ряд, казалось,
сейчас так и выпрыгнет прямо на колени Гилеаду.
     - Это не  запись, - похвастался служащий, - это живая передача прямо из
Тиволи. У нас лучшее оборудование в городе.
     -  Да уж, -  согласился  Гилеад и  вытащил ключ.  Картинка побледнела и
исчезла, музыка умолкла. -  Но  я  хочу  принять  ванну,  так что испарись -
теперь, когда ты израсходовал четыре кредита из моих денег.
     Служащий  пожал плечами  и  удалился. Гилеад  сбросил одежду и пошел  в
ванную.  Через двадцать  минут,  как  следует выбритый,  насыщенный  влагой,
освеженный душем, бодрый от бивших  в  него струй, оттертый от грязи от ушей
до  кончиков пальцев  ног,  надушенный,  напудренный и  чувствующий себя  на
десять лет моложе,  он  вышел оттуда. Его одежда исчезла. Чемодан  стоял  на
прежнем месте, Гилеад осмотрел его. Кажется, и сам чемодан, и его содержимое
были  в  порядке.  Количество кассет с  микропленками -  то же что  и  было,
вообще-то  это не имело значения. Важны были  только три кассеты, а они  уже
передаются  по  почте. Куча остальных  - записи  его  собственных  публичных
лекций. Тем  не  менее,  он  стал изучать одну из  них,  вытащив  пленку  на
несколько кадров.
     Да,  это действительно была  его  лекция - но вовсе не та,  которую  он
захватил  с собой, а одна из записей, какую можно  раздобыть в любом большом
книжном магазине.
     - Чудеса какие-то,  - буркнул он и сунул пленку обратно. Такое внимание
к деталям было просто восхитительно.
     - Местное обслуживание?
     Панель обслуживания осветилась:
     - Да, сэр!
     - У меня пропала одежда. Верните ее мне.
     - Ее взял лакей, сэр.
     - Я не просил лакея меня обслуживать. Верните одежду.
     После некоторой паузы девушку на экране сменил мужчина:
     - Нет необходимости просить лакея обслужить вас, сэр. Гость "Новой Эры"
получает все самое лучшее.
     -  О'кей,  верните  мне  все  - да пошевеливайтесь! У  меня свидание  с
царицей Савской.
     -  Прекрасно,  сэр.  -  Изображение  растаяло. Криво усмехаясь,  Гилеад
обдумывал ситуацию.  Он уже сделал самую роковую ошибку,  какую только мог -
теперь  это понятно,  - недооценив  противника, воплотившегося в неприметной
личности  недоростка. Он  допустил,  чтобы  его провели:  да  ему  следовало
остановиться где  угодно,  только  не в "Новой Эре", даже  в  добром  старом
"Савое", хотя уж тот-то  отель известен  как постоянное  прибежище  капитана
Гилеада, и вероятнее  всего, там сейчас  устроена такая же  прочная ловушка,
как и в этом великолепном притоне.
     Можно  не  сомневаться, что  жить  ему  осталось недолго. И  он  должен
использовать  оставшиеся  минуты,  чтобы  сообщить боссу куда  отправлены те
важные кассеты с микрофильмами. Затем, если  он все-таки останется в  живых,
ему  необходимо  пополнить кошелек,  чтобы иметь  возможность действовать  -
денег в  его  бумажнике, даже если бы оный и вернули, было недостаточно  для
какого-то крупного  акта.  В-третьих, он должен послать донесение, завершить
настоящее  задание,  и  пусть  тогда враги  рассматривают его  как отдельный
случай, не связанный с микрофильмами.
     Он вовсе не собирался бросать  Недоростка и Компанию, даже  если бы это
не имело значения  для выполнения задания. Ничего  себе артисты  - хотят его
поймать  на  таком  простом  трюке,  как  похищение  штанов!  Этим  они  ему
понравились,  и  захотелось  увидеть  еще  кого-нибудь  из  компании,  чтобы
схватиться с ним посерьезнее.
     Когда изображение на панели  комнатного  обслуживания  погасло,  Гилеад
начал колотить по клавишам  на доске комнатного  коммуникатора.  Возможно  -
определенно возможно, - что тот код, который он использует, будет передан по
всему  отелю и  предполагаемая интимность,  достигаемая  его  употреблением,
таким образом  нарушится. Неважно: он добьется того, что босс разъединится и
вызовет его другим шифром с противоположного конца.  Вообще-то,  конечно, та
станция, к которой  он  прорывается, таким образом будет  раскрыта, но стоит
пожертвовать одной станцией связи ради того, чтобы передать сообщение.
     Он стал  вызывать  - не Новый  Вашингтон, но  ту  самую станцию  связи,
которую он выбрал. На экране возникло лицо девушки.
     - Служба "Новой Эры", сэр. Вы пытались с кем-то связаться?
     - Да.
     - О-очень извиня-аюсь, сэр. Линия зашифрованной  связи ремонтируется. Я
могу передать сообщение по главному каналу.
     - Нет, благодарю вас. Я позвоню, открытым кодом.
     - О-очень извиня-аюсь, сэр...
     Существовал только  один открытый код, которым он мог воспользоваться -
только в случае полного провала. Это и был полный провал. Ладно...
     Он  набрал открытый код, подождал. Через некоторое время появилось лицо
той же самой девицы.
     - О-очень сожалею, сэр, номер не отвечает. Могу я вам помочь?
     - Вы могли бы отправить, почтового голубя.
     Он отключил экран.
     Теперь ощущение холодка  на загривке у Гилеада усилилось; он решил, что
сделает все, что в  его силах, чтобы пока помешать  убить себя. Порывшись  в
памяти, он попытался вызвать "Звездные времена".
     Никакого ответа.
     Он попробовал "Горн" - снова не получил ответа.
     Нет смысла биться головой об стенку; ему не  дадут поговорить  ни с кем
за пределами  отеля. Гилеад нажал  кнопку  вызова  лакея,  уселся в  кресло,
включил   его   на  "легкий   массаж"   и   блаженно   наслаждался   нежными
прикосновениями.  Да,  вне  всякого  сомнения,  в  "Новой Эре" действительно
лучшее механическое  обслуживание в городе -  ванная была  великолепна,  это
кресло  - одно  удовольствие.  Недавний  аскетизм Лунной Колонии и  сознание
того,  что   это,  возможно,   последний  массаж  в  его   жизни,  усиливали
наслаждение.
     Дверь распахнулась, вошел  служащий, - Гилеад отметил, что  он примерно
его роста. Брови вошедшего приподнялись почти на  дюйм, когда он увидел, что
Гилеад обнажен, точно устрица, лишенная раковины.
     - Вам нужна компания?
     Гилеад вскочил и двинулся к нему.
     -  Нет,  милый,  - ответил он,  улыбаясь.  - Мне нужен ты,  - и с этими
словами ткнул его тремя вытянутыми пальцами в солнечное сплетение.
     Когда человек со стоном рухнул на пол, Гилеад стукнул его по шее ребром
ладони.
     Пиджак оказался узковат в  плечах,  а ботинки великоваты, тем не менее,
через две минуты "капитан Гилеад" последовал  за  "Джоэлом Абнером" по тропе
забвения,  а  из  номера  бодро  вышел человек свободной профессии  временно
работающий  в гостинице, Джо, сожалеющий о том, что не смог  оставить чаевые
своему предшественнику.
     Он неторопливо прошел мимо  пассажирских лифтов,  уверенно  направил по
ложному пути какого-то постояльца, который его остановил, и отыскал грузовой
лифт. Рядом была дверь с надписью: "Быстрый  спуск". Он открыл ее, потянулся
и ухватился за ремень  блока, висевший  наготове;  не задерживаясь для того,
чтобы пристегнуться, он удовольствовался тем, что повис на  нем, и ступил на
край. Прошло куда меньше времени, чем потребовалось бы для спуска в шахту на
парашюте,  а  он  уже  поднимался с мягкого  амортизатора  в подвале  отеля,
размышляя о том, что лунная гравитация черт-те что творит с мускулами ног.
     Он покинул помещение,  в котором приземлился, и двинулся в произвольном
направлении, но при этом  шел с таким видом, будто идет по делу  и находится
именно там,  где ему следует  быть  -  любой  выход для  него сгодится, а уж
какой-нибудь он со временем отыщет.
     Так он и бродил  взад и  вперед  по громадному подсобному  помещению, а
потом нашел дверь, через которую в кладовую подавались продукты.
     Когда  же  он подошел на  тридцать футов к  двери, она  захлопнулась  и
раздался сигнал тревоги. Пришлось повернуть назад.
     В одном  из многих коридоров под гигантским  отелем  он натолкнулся  на
двух полисменов и попытался проскользнуть мимо них. Один из них вылупился на
него, потом вдруг схватил его за руку:
     - Капитан Гилеад...
     Гилеад попытался улизнуть, но попытка не удалась.
     - В чем дело?
     - Вы капитан Гилеад.
     - А ты моя тетушка Сэди. Отпусти мою руку, фараон.
     Полисмен пошарил в кармане  свободной  рукой,  вытащил записную книжку.
Гилеад  заметил,  что другой офицер отодвинулся на  безопасное  расстояние в
десять футов и нацелил на него пистолет Маркхейма.
     -  Капитан  Гилеад,  - прогудел  первый  офицер,  - вы  обвиняетесь  на
основании   жалобы   свидетеля   в   том,   что   воспользовались  фальшивым
пятиплутоновьхм банкнотом около тринадцати часов сегодня в драгсторе Главной
улицы  этого  города. Мы предупреждаем вас - не оказывайте  сопротивления, и
советуем все это время не произносить ни слова. Следуйте за нами.
     Обвинение  может  быть  основательным   или  безосновательным,  подумал
Гйлеад, он же  не проверил как  следует,  что  за деньги  были  в  подменном
бумажнике. Он не возражал, чтобы его зацапали, поскольку микрофильма при нем
нет;  что  ж,  обыкновенный полицейский участок, где  не  будет ничего более
зловещего, чем жуликоватые фараоны и  молчаливые дежурные сержанты, все-таки
меньшее зло по сравнению со встречей с Недоростком и Компанией.
     С  другой стороны,  ситуация  вполне благоприятна  только в том случае,
если полиция, выслеживая  его, не обнаружила раздетого  служащего гостиницы,
не услышала его рассказа и не начала розыск.
     Второй  полисмен  не  приблизился ни на шаг и  не опустил пистолет. Это
обстоятельство делало все рассуждения чисто теоретическими.
     - О'кей, пойду. - Он запротестовал: - Нечего мне руку выкручивать.
     Они поднялись  на уровень земли и вышли на улицу - и второй полисмен ни
на секунду  не опустил пистолет. Гилеад расслабился  и  выжидал. У поребрика
стояла полицейская машина.
     - Я прогуляюсь, - заявил Гилеад. - Ближайшее отделение за углом.  Хочу,
чтобы мне предъявили обвинение в моем участке.
     Он ощутил ломящий зубы холод, когда его стукнули рукояткой "маркхейма",
покачнулся и упал лицом вниз.
     Он  начал приходить в  себя, но  еще не мог координировать движения.  В
этот  момент  его  вытаскивали  из  машины.  Пока  его  наполовину  вели,  а
наполовину  несли по  длинному коридору, Гилеад почти пришел  в себя,  но  в
памяти был провал. Его впихнули в какую-то  комнату, дверь  захлопнулась  за
ним. Он выпрямился и огляделся.
     - Привет, дружище, - обратился к нему звучный  голос. - Подвинь-ка свое
кресло к огню.
     Гилеад  моргнул, неторопливо опустился  на стул и глубоко вздохнул. Его
здоровое тело перебороло удар "маркхейма", он опять стал самим собой.
     Комната  оказалась камерой -  старомодной, почти  примитивной. Передняя
стена и  дверь  из стальной сетки, остальные  стены - бетонные. Единственную
мебель,   длинную  деревянную  скамью,   занимал  человек,  который   с  ним
разговаривал. Ему было лет пятьдесят, сложение массивное, тяжелые черты лица
застыли  в  проницательном доброжелательном выражении.  Он лежал на спине на
скамье,  подложив  под  голову  вместо  подушки  руки,  с  непринужденностью
отдыхающего животного. Гилеад видел его раньше.
     - Привет, доктор Болдуин.
     Человек уселся с крайней экономией движений, так чтобы как можно меньше
двигать туловище.
     - Я  не доктор Болдуин - я вообще не доктор, хотя мое имя  - Болдуин. -
Он уставился на Гилеада. - Но я вас знаю - видел кое-какие из ваших лекций.
     Гилеад поднял бровь:
     -  Человек, появившийся в обществе Теоретической Физики без  докторской
степени, показался бы голым, а вы присутствовали на последнем собрании.
     Болдуин радостно хмыкнул:
     - Все  понятно - должно быть, там присутствовал мой  кузен  с отцовской
стороны, Хартли М.  -  надутый гражданин Хартли.  Попытаюсь  оправдать  свою
фамилию  теперь,  когда  я  с  вами  познакомился, капитан.  -  Он  протянул
громадную руку:  - Грегори  Болдуин, для друзей Котелок Болдуин. Новые марки
вертолетов и  их  использование  - вот  единственное,  что меня  сближает  с
теоретической физикой. Котелок  Болдуин, Король Геликоптеров  -  вы,  должно
быть, видели мои афиши.
     - Теперь, когда вы об этом сказали, припоминаю, что видел.
     Болдуин вытащил визитную карточку.
     - Вот. Если понадобится,  я  тебе сделаю десятипроцентную скидку за то,
что  ты  знаком  со  стариной  Хартли.  В  самом  деле я могу тебе  устроить
"кертисс", всего только прошлого года, семейная машина без единой царапины.
     Гилеад взял карточку и снова сел.
     - Не сейчас, спасибо. Странная же у вас контора, мистер Болдуин.
     Тот снова хмыкнул:
     - В течение долгой жизни подобные вещи случаются, капитан. Я же тебя не
спрашиваю, почему  ты здесь или что ты делаешь в этом обезьяньем костюмчике.
Называй меня Котелком.
     - О'кей.
     Гилеад  поднялся  и подошел к  двери. Напротив камеры - голая стена без
окон и дверей, поблизости никого не было видно. Он посвистел, потом покричал
- никакого ответа.
     - Что тебя гложет, капитан? - мягко спросил Болдуин.
     Гилеад  повернулся.  Его  сокамерник  спокойно  раскладывал  на  скамье
пасьянс.
     - Хочу вызвать надзирателя и потребовать адвоката.
     -  Не трудись понапрасну.  Давай-ка сыграем в  картишки. - Он пошарил в
кармане. - У меня еще вторая колода есть - как насчет русского банка?
     - Нет уж, спасибо. Мне нужно отсюда выбраться.
     Гилеад снова закричал - и опять никакого ответа.
     - Да не трать ты задаром свои легкие, капитан, - посоветовал Болдуин. -
Они придут тогда,  когда  им  заблагорассудится, и ни секундой  раньше. Я-то
знаю. Давай, сыграем, так время быстрее идет.
     Болдуин, кажется, смешал обе колоды вместе. Гилеад видел, как он  начал
их перетасовывать.  Эта хитрость  его  заинтересовала,  он решил  сыграть  -
поскольку очевидна была правота Болдуина.
     - Если тебе  русский банк не по нраву, - продолжал Котелок, - вот  тебе
игра, я научился ей,  когда  пацаненком был.  - Он сделал  паузу и уставился
прямо в глаза  Гилеаду. - Она и  поучительна,  и развлекательна, и при  этом
достаточно проста,  если  только ухватишь суть.  - Он начал сдавать карты. -
Двумя колодами  лучше  играть,  потому что черные масти значения  не  имеют.
Считаются  только двадцать шесть красных карт из  каждой колоды, вперед идут
черви.  Каждая  карта соответствует  своему  положению  в  колоде  следующим
образом:  туз  червей - единица, а  король червей - тринадцать,  туз бубен -
четырнадцать, и так далее. Усек?
     - Да.
     - А черные не считаются. Просто пустые места... промежутки. Сыграем?
     - А правила-то какие?
     - Первый кон просто так сыграем, ты все моментально поймешь.  А  после,
как  усечешь,  на полставки  сыграем,  по  десять  монет  на  ставку.  -  Он
перетасовал  карты и  быстро  стал  выкладывать  их рядком,  по пять карт  в
каждом. Помолчал, закончив:  - Вот  моя  сдача, а  ты соображай.  Гляди, что
получается.
     Было  очевидно,  что  подобная   сдача  расположила  красные   карты  в
определенные  группы, но  не  было пока видно  смысла  данных  комбинаций, а
ставка  была ни  достаточно высокой,  ни низкой. Гилеад воззрился  на карты,
пытаясь угадать, в чем тут дело. Жульничество  казалось слишком явным, чтобы
Болдуин мог что-то из него извлечь.
     Вдруг Гилеада осенило, карты отчетливо заговорили с ним. Он прочел:
         ХОНИХ
         МОГУТ
         ХНАСХ
         ВИДЕТ
         ХСЛЫШ
     То обстоятельство, что  в ряду было всего пять красных карт,  влияло на
правописание, но смысл был ясен. Гилеад потянулся к картам.
     -  Попробую.  Я могу их  побить.  -  Он достал  мелочь,  принадлежавшую
владельцу костюма. - Вот десять монет.
     Болдуин  смешал карты. Гилеад перетасовал, еще меньше прикидываясь, чем
Болдуин. Он выложил:
         ВХЧЕМ
         ХХХХХ
         ХТВОЯ
         ИГРАХ
         ХХХХХ
     Болдуин протянул ему деньги и сделал новую ставку.
     - О'кей, моя очередь отыгрываться.
     Он выложил:
         ЯХХХХ
         ХНАХХ
         ТВОЕЙ
         СТРНЕ
         ХХХХХ
     - Опять я в выигрыше, - весело объявил Гилеад. - Делай ставку.
     Он сгреб карты и повозился с ними:
         ХХХХХ
         ХТЫХХ
         ДОКЖИ
         ХХЭТО
         ХХХХХ
     Болдуин прочел и сказал:
     - Слишком уж  ты  для меня проворный. Давай карты.  Он положил еще одну
мелкую монетку и снова разложил карты:
         ХХЯХХ
         ПОМГУ
         ХТЕБЕ
         ВЫЙТИ
         ОТСДА
     - Надо было мне сначала снять, - посетовал Гилеад, подталкивая монетку.
- Давай-ка ставки удвоим.
     Болдуин хмыкнул. Гилеад разложил:
         ЧЕПХА
         ХХМНЕ
         ТЮРМЕ
         ЛУЧШЕ
         ХХХХХ
     -  Ну,  больше  тебе не  везет! - выдохнул Болдуин.  - Давай еще ставки
удвоим!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1258 сек.