Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт Хайнлайн - Бездна

Скачать Роберт Хайнлайн - Бездна


     Следующая сдача:
     Болдуин ответил:
         ХЭТОХ
         ВОВСЕ
         ХХХНЕ
         ТЮРМА
         ХХХХХ
         ХХХХХ
         ТРЕПЛ
         ЕШЬСЯ
         ДРУГХ
         ХХХХХ
         ХХЭТО
         ОТЕЛЬ
         НОВАЯ
         ХХЭРА
         ХХХХХ
     Пока  он  снова  перетасовывал   карты,  Гилеад  обдумывал   эту  новую
информацию. Он готов был поверить в то, что его прячут где-то в отеле "Новая
Эра". В  самом деле, предположение, что его противники допустили, чтобы  два
обыкновенных  фараона  убрали  его  в  нормальную городскую  каталажку, было
совершенно  неправдоподобным,  если  только  эта  каталажка  у  них  не  под
контролем, как и  весь отель,  вероятно. Тем  не  менее,  этот факт пока  не
доказан. Что  до  Болдуина,  то он  вполне мог  держать сторону  Гилеада; но
наиболее вероятно,  что его  подсадили  как  агента-провокатора, а может, он
просто работает сам на себя.
     Перестановки создавали шесть ситуаций,  только  одна из  которых делала
приемлемой  помощь Болдуина в  побеге  из  заключения,  причем  как  раз эта
ситуация была наименее вероятна.
     Тем не менее, хотя он считал Болдуина  лжецом  и  опасался ловушки,  он
решил  в порядке эксперимента согласиться.  Статичная ситуация не давала ему
никаких  возможностей, динамичная  же -  любая  динамичная  ситуация - может
повернуться так, что он будет в выигрыше. Но нужны еще факты.
     - Эти  карты прилипчивые, как леденцы,  - пожаловался он. - Ты дашь еще
своим денежкам побегать туда-сюда?
     - Идет.
     Снова выложил карты Гилеад:
         ХХХХХ
         ПОЧМУ
         ХХЯХХ
         ХТУТХ
         ХХХХХ
     - Чертовски тебе везет, - покачал головой Болдуин и ответил:
         ФИЛМЫ
         УШЛИХ
         ХДОХХ
         КАКТЫ
         ПАЛСЯ
     Гилеад собрал карты и был готов "сдавать", когда Болдуин сказал:
     - Ну, ну, урок окончен.  - В коридоре послышались  шаги.  - Удачи тебе,
парень, - добавил Болдуин.
     Болдуин знает  о микрофильмах, но не использовал ни одного  из десятков
способов дать понять, что он принадлежит  к организации Гилеада. Стало быть,
он подсажен сюда противником или же относится к какой-то третьей стороне.
     Что еще  важнее, тот  факт, что Болдуину известно о фильмах, доказывает
истинность его утверждения: тут не тюрьма. А это, как ни  горько осознавать,
означало, что у него  нет  шанса уйти отсюда  живым. Шаги, приближающиеся  к
камере, могут отстукивать последние секунды его жизни.
     Он  понял  теперь,  что  необходимо  было  найти способ сообщить,  куда
отправлены  фильмы, прежде  чем  войти в "Новую Эру".  Но  Шалтай-Болтай уже
свалился  со стены, энтропия  всегда  увеличивается - а  пленки должны  быть
доставлены.
     Шаги звучат уже совсем рядом.
     Болдуин, возможно, выйдет отсюда живым.
     Но кто такой Болдуин?
     Тем временем Гилеад "перетасовал" карты.  Все  это -  еще не конец;  он
должен найти  такой ход, который будет содержать в себе сообщение. С потолка
спустился  паук  и уселся  на  руку Болдуину. Вместо того чтобы  смахнуть  и
раздавить его, тот с крайней осторожностью протянул руку к стене, дотронулся
до нее и заставил паука спуститься на пол.
     - Уйди-ка ты лучше с дороги, коротышка, - сказал он ласково, - а то еще
один из больших мальчиков на тебя наступит.
     Этот инцидент, казалось бы, мелкий, укрепил  решение Гилеада  и изменил
судьбу планеты. Он встал и вручил колоду Болдуину.
     - Я тебе должен десять шестьдесят, - заявил  он. - Запомни хорошенько -
а я погляжу, кто такие наши посетители.
     Шаги  остановились  у  самой  двери камеры. Их  было  двое,  одетых  не
полицейскими и не стражниками:  маскарад закончился. Один благоразумно стоял
позади, прикрывая маневр "маркхеймом", второй отпер дверь.
     - К стене, Жирный, - приказал он. - Гилеад,  выходи. И чтоб без шуток у
меня, не то после того, как мы тебя заморозим, я  тебе  зубы вышибу - просто
для забавы.
     Болдуин  прижался  к  стене,  Гилеад  медленно  вышел.  Он  готов   был
воспользоваться малейшей  возможностью, но  тот,  который  командовал, сразу
отступил, чтобы стоять между пленником и человеком с "маркхеймом".
     - Пойдешь вперед - и медленно, - приказал он.
     Гилеад подчинился, беспомощный при всех  этих предосторожностях; нельзя
было ни бежать, ни драться.
     Когда все ушли, Болдуин вернулся на скамью. Он начал сдавать карты, как
если бы собирался  играть в одиночку. Вскоре он снова собрал их точно в  том
же порядке, в каком оставил их Гилеад, и положил в карман.
     Он прочитал:
         СОБЩИХХФБСБХХХДОЛГУХХЧИК
     [ФБСБ - федеральное бюро службы безопасности.]

     Двое охранников  привели Гилеада  в какую-то комнату  и заперли  за ним
дверь, а  сами остались  снаружи. Он  оказался у большого окна, выходящего в
город, и ему  видна была  река;  симметрично  этому пейзажу, слева на стене,
висело   изображение  лунной  местности.  Перед   Гилеадом   стоял  богатый,
рассчитанный на то, чтобы производить впечатление, начальственный письменный
стол.  Эти  детали  он воспринимал  краешком  своего сознания:  его внимание
сконцентрировалось исключительно на той особе, которая сидела за столом. Она
была  старая,  но не  дряхлая, хрупкая, но не беспомощная.  Глаза  -  крайне
живые, выражение лица -  безмятежное.  Полупрозрачные, хорошо ухоженные руки
заняты вышиванием на пяльцах.
     На столе перед ней лежали два цилиндрика для пневматической почты, пара
туфель и остатки одежды и пластика от чемодана.
     Она  подняла голову и спросила высоким приятным сопрано, подходящим для
пения гимнов:
     - Как поживаете, капитан Гилеад?
     Гилеад поклонился.
     - Хорошо, благодарю вас. А вы, миссис Кейтли?
     - Я вижу, вы меня знаете.
     - Мадам могла бы прославится уже одними благотворительными делами.
     -  Вы так любезны!  Капитан, я не стану отнимать у вас много времени. Я
надеялась,  что мы  освободим вас не поднимая шума, но... - Она показала  на
два цилиндрика,  лежащих перед ней. -  ...Вы сами видите, что мы еще  должны
получить от вас кое-какие сведения.
     - Ах, так?
     - Полно, полно, капитан. Вы  же отправили три кассеты. Эти две - только
для отвода глаз, а третья  еще не дошла до места назначения. Возможно, адрес
был написан небрежно, и ее забраковали сортировочные машины. Если так, мы ее
получим через должное  время. Но более  вероятным кажется предположение, что
вы нашли какой-то способ изменить адрес - практически, мы в этом убеждены.
     - Или, возможно, я подкупил вашего служителя.
     Она слегка покачала головой.
     - Мы его тщательно проверили прежде чем...
     - Прежде чем он умер?
     - Пожалуйста, капитан,  не  будем отвлекаться от  темы. Я должна знать,
куда  вы  отправили  третью кассету.  Вас нельзя загипнотизировать  обычными
средствами: у вас благоприобретенный иммунитет к гипнотизирующим наркотикам.
Ваша терпимость к боли простирается за порог бессознательного состояния. Все
это  на вас уже испытывалось раньше,  иначе вы не выполняли бы  той  работы,
которую вам поручают;  и я  не стану  затруднять никого из  нас, обращаясь к
этим методам снова. И все же - мне нужна та кассета. Какова ваша цена?
     - Вы допускаете, что у меня есть цена?
     Она улыбнулась:
     -  Если  старая  поговорка  в  иных  случаях  неверна,  история  их  не
регистрирует.  Будьте  же  разумны,  капитан.  Несмотря  на  ваш  признанный
иммунитет к обычным формам допроса, есть способы разрушить -- или изменить -
человеческий характер  настолько,  что человек станет  сговорчивым; способы,
которым  мы научились у комиссаров. Но они  требуют времени, а женщина моего
возраста не может долго ждать.
     Гилеад с убежденным видом солгал:
     - Дело вовсе не в вашем возрасте,  мадам,  а в факте: вы же знаете, что
должны иметь эту кассету немедленно или вы не получите ее никогда.
     Он надеялся - более того, он страстно желал, - чтобы у Болдуина хватило
соображения посмотреть в карты и  обнаружить  его записку...  и  действовать
согласно  ей. Если  у Болдуина  ничего  не получится  и  он,  Гилеад, умрет,
кассета  застрянет в отделе невостребованных  писем на почте и в свое  время
будет уничтожена.
     - Вероятно, вы правы.  Тем не менее, капитан,  я прибегну к действующей
на сознание  технике,  если вы на этом настаиваете. Что вы скажете на десять
миллионов плутонов?
     Гилеад поверил  ей  насчет техники. Он перебрал в уме  те средства, при
помощи  которых  связанный  по рукам и ногам  человек  может без посторонней
помощи покончить с собой.
     - Десять миллионов плутонов - и нож мне в спину? - ответил он вопросом.
- Будем же практичными.
     - Вам будут даны убедительные гарантии до того, как вы заговорите.
     - Даже если так, это  не  моя цена.  В конце концов, вы-то  стоите,  по
крайней мере, пятьсот миллионов плутонов.
     Она наклонилась вперед:
     -  Вы мне  нравитесь,  капитан.  Вы  человек  силы.  Я  старая женщина,
наследников у  меня нет.  А  что, если  вам  стать  моим  партнером  -  моим
преемником?
     - Журавль в небе!
     -  Нет,  нет! Я  в  самом деле имею  это в виду. Мой  возраст и пол  не
позволяют мне активно обслуживать себя самой, я должна полагаться на других.
Капитан,  я так  устала от  неэффективных  инструментов, от  людей,  которые
допускают,  что  нужное  ускользает у  них из-под  самого  носа!  Вообразите
только! - Она  сделала короткий  злобный жест, сжав  руку, как бы захватывая
что-то когтями. -  Мы с  вами вместе могли бы многого добиться,  капитан. Вы
мне нужны!
     - Но вы-то мне не нужны, мадам. И я ваше предложение не принимаю.
     Она ничего не ответила  и  нажала кнопку у себя на  столе. Дверь  слева
открылась,  вошли  двое мужчин  и  девушка.  Гилеад  узнал  официанточку  из
драгстора  на Главной улице. Ее раздели догола, что показалось ему излишним:
ведь под ее рабочей формой совершенно невозможно было спрятать оружие.
     Как только девушка оказалась в комнате, она  начала энергично  выражать
протест  на  самых  доступных  ей  высоких  нотах,  употребляя лексикон,  не
свойственный ни ее возрасту, ни  ее полу  - это было истерическое  стихийное
извержение, подобное вулканическому.
     - Тихо, детка!
     Взглянув на  миссис Кейтли, девушка прервала поток  ругани, застыла  на
месте, стала  выглядеть еще более  юной и задним  числом вдруг осознала свою
наготу.  Она покрылась  гусиной кожей,  слезинка  покатилась, оставляя белый
след на ее перепачканном лице, и остановилась на губе. Девушка слизнула ее и
всхлипнула.
     - Однажды  вы оказались  вне нашего  наблюдения, - обратилась к Гилеаду
миссис Кейтли, - и в течение короткого промежутка времени эта особа дважды с
вами виделась. Поэтому мы допросим ее.
     - Она знает не больше, чем птичка небесная, - покачал головой Гилеад. -
Но действуйте - пять минут гипноза вас убедят.
     - Ну уж нет,  капитан! Гипноз не всегда  бывает надежным: если она член
вашей группы, гипноз безусловно не подействует. - Она сделала знак одному из
мужчин, сопровождающих  девушку,  он подошел  к  шкафу и  открыл  его.  -  Я
старомодна,  -  продолжала  пожилая  женщина, -  и  больше  доверяю  простым
механическим способам, чем этим новейшим клиническим процедурам.
     Гилеад  увидел  приспособления,  которые  мужчина доставал из  шкафа, и
кинулся к нему.
     - Прекратите! - потребовал он. - Вы же не можете...
     Он только сильно расшиб нос.
     Мужчина не обратил на него никакого внимания. Миссис Кейтли сказала:
     -  Простите  меня,  капитан. Я должна была вас предупредить, что тут не
одна  комната,  а  две.  Она разделена всего-навсего стеклом, но это  особое
стекло, и  я пользуюсь этими комнатами для  трудных переговоров.  Нет  нужды
наносить себе повреждения, пытаясь пробиться к нам.
     - Минутку!
     - Да, капитан?
     - Ваше время истекает. Освободите  эту девушку и меня сейчас  же. Вы не
понимаете, что  город уже обшаривают несколько сот человек, разыскивая меня,
и они не остановятся, пока не разберут на части панель за панелью!
     - Не думаю. Человек,  отвечающий описанию вашей внешности  до последней
подробности, занял место в ракете, отлетающей в Южную Африку, через двадцать
минут после того, как вы зарегистрировались в отеле "Новая Эра". У него были
все ваши удостоверения. Он не прибудет в Южную Африку, но обстоятельства его
исчезновения  будут  указывать скорее  на  дезертирство,  чем  на несчастный
случай или самоубийство.
     Гидеад оставил эту тему.
     - Чего  вы собираетесь достичь надругательствами над этим  ребенком?  У
вас есть  все известные ей сведения; безусловно, вы не можете считать, будто
мы способны доверять таким, как она!
     Миссис Кейтли поджала губы.
     - Если откровенно,  то я и не собираюсь ничего  узнавать  у нее. Я хочу
узнать кое-что у вас.
     - Понятно.
     Старший из мужчин вопросительно взглянул на начальницу, она сделала ему
знак  начинать.  Девушка  вылупилась  на  него  бессмысленно, совершенно  не
понимая того оборудования, которое  он  устанавливал.  Он со своим партнером
приступил к делу.
     Вскоре девушка  вскрикнула и продолжала  кричать  в  течение нескольких
мгновений. Затем все прекратилось, потому что она потеряла сознание.
     Ее привели в чувство: снова поставили  на ноги. Она стояла, покачиваясь
и тупо уставившись на  свои бедные руки, навсегда изуродованные, непригодные
более  для  выполнения  даже  тех  ничтожных  дел,   которыми  они  привыкли
заниматься. Кровь  струилась с ее запястий и стекала на пластиковый брезент,
который предусмотрительно постелил на пол второй мужчина.
     Гилеад ничего  не делал и ничего не говорил. Он хорошо  понимал, что та
кассета,  которую  он  отстаивал, содержит  материалы, касающиеся  миллионов
человеческих жизней, и  по сравнению с этим вопрос о данной девушке  даже не
стоял.  Он тревожил глубинную часть его сознания, но Гилеад почти машинально
отключил эту часть и некоторое время жил передними долями мозга.
     Он  намеренно  запоминал  лица,  строение черепов  и  фигуры  мужчин  и
классифицировал  эти  данные  как  "для личного пользования", затем  перенес
внимание  на пейзаж за окном. Он уже отметил  его во время интервью,  но ему
хотелось   совершенно   точно   определить   этот  вид   из   окна.   Гилеад
откорректировал то,  что  видел,  представив себе, что он  смотрит прямо  из
окна, и  решил,  что  находится на девяносто первом  этаже отеля "Новая Эра"
приблизительно в  ста  тридцати метрах от  северной его  оконечности. Это он
классифицировал как "для служебного пользования".
     Когда  девушка  скончалась, миссис  Кейтли покинула  комнату, не сказав
Гилеаду  ни  слова.  Мужчины  собрали  все,  что  осталось  на  брезенте,  и
последовали за  ней. Вскоре  двое охранников вернулись и,  пользуясь прежним
безотказным методом, отвели его в камеру.
     Как только они ушли и Котелок Болдуин смог оставить свою позицию спиной
к стене, он подошел и потрепал Гилеада по плечу.
     - Эй, друг!  Уж как я рад  тебя видеть - я-то уже струхнул, считал  - с
тобой все. Как оно было? Тяжко?
     - Нет, мне ничего не сделали, только задали несколько вопросов.
     - Ты  счастливчик. Иные  из этих чокнутых фараонов в  такие жуткие игры
начинают  играть,  когда  остаются  с  тобой  наедине в  задней  комнате.  А
разрешили они тебе пригласить адвоката?
     - Нет.
     - Значит, они с тобой еще не закончили. Вот увидишь, парень.
     Гилеад сел на скамью.
     - А ну их к дьяволу! Хочешь, еще перекинемся в картишки?
     - Не возражаю. Чувствую, что мне повезет.
     Болдуин вытащил двойную колоду, провел  пальцем по обрезу.  Гилеад взял
карты и сделал то же самое. Отлично! Они лежали в том же порядке, в каком он
их  оставил. Он снова провел большим пальцем по  обрезу  - так и есть,  даже
черные,  в  той же последовательности; очевидно,  Котелок просто  сунул их в
карман, не  глядя,  не  подозревая,  что  там  написано  последнее пожелание
Гилеада.  Он  был убежден, что Болдуин не  оставил бы записку в том же виде,
если бы  он ее  прочел.  Так  как  Гилеад  остался в  живых,  он  с  большим
облегчением позволил себе так считать.
     Перетасовав карты, он разложил их.
     Первая комбинация гласила:
         ХХХХХ
         БЕЖАТ
         СЕЧАС
         ХХХХХ
         ХЖЕХХ
     - Вот это да! - воскликнул Болдуин.
     - Делай ставку.
         ХХТЫХ
         ХХЧТО
         ХХХХХ
         РАСКО
         ЛОЛСЯ
     - Проедем, - объявил Гилеад и выложил:
         ХХНЕТ
         ХХНОХ
         ХХХХХ
         ДАВАЙ
         БЕЖИМ
     - Слишком уж  тебе  везет,  -  досадовал Болдуин. - Слушай  -  давай-ка
удвоим  ставки и назначим двойной выигрыш. Надо же мне получить шанс вернуть
мои денежки.
     Затем он выложил:
         ХХХХХ
         ТОГДА
         ХХТЫХ
         ХХХХХ
         ХХИМХ
         НУЖЕН
         ЖИВЫМ
         ДЕРЖС
     - Не  очень-то это тебе прибавило, да? - откомментировал Гилеад и начал
собирать карты.
     - Есть что-то ужасно забавное в человеке, который все время выигрывает,
- проворчал Болдуин. Он пристально разглядывал Гилеада. И  вдруг схватил его
за запястье. - Так я и знал! - заорал он. - Ах ты дошлый картежник...
     Гилеад вырвал руку:
     - Ты что, бесстыжая ты жирная скотина!
     - Поймал тебя! Поймал! - Котелок схватил то снова, они начали бороться,
покатились по полу.
     Гилеад  обнаружил  две  вещи:  этот  неуклюжий  нескладный  человек был
чрезвычайно  искусен  в  любом  виде  нечестной  борьбы  и  при   этом  умел
убедительно симулировать борьбу, ничуть не вредя  своему партнеру. Когда  он
захватывал нерв, рука его сжимала плоть в дюйме от нервного  сплетения;  его
удары коленом приходились в мышцы бедра, а не в пах.
     Болдуин  сделал   вид,  что  душит  противника.  Гилеад  дал   ему  это
изобразить. Великан ударил его открытой ладонью в подбородок, а не в адамово
яблоко, и продолжал "душить".
     В коридоре послышались быстрые шаги.
     Гилеад бросил взгляд  на охранников,  когда  они подбежали к двери. Они
остановились:  ствол  "маркхейма" был слишком  велик, чтобы  пользоваться им
сквозь  стальные  ячейки сетки; пуля  не пройдет через  отверстие. Очевидно,
умиротворяющих  бомб  при  них  не было, потому что  они  колебались.  Затем
старший быстро отпер дверь, в то время как вооруженный "маркхеймом" отступил
назад, чтобы занять позицию прикрытия.
     Болдуин игнорировал  их и не прекращал потока ругательств и оскорблений
по  адресу  Гилеада. Он  дал первому  охраннику подойти  к ним  чуть  ли  не
вплотную и внезапно шепнул Гилеаду на ухо:
     - Глаза закрой!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1029 сек.