Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Чингиз Айтматов - Пегий пес, бегущий краем моря

Скачать Чингиз Айтматов - Пегий пес, бегущий краем моря


     Перед этим,  перед  тем,  как  сказать  себе,  что  приближается вечер,
Эмрайин наконец  решил,  что  пора  им испить  воды.  Он  видел,  как  тяжко
дожидался этого Кириск, и  понимал, чего стоило сыну терпеть жажду и  голод,
пересиливая себя, не  проронив ни звука. Гибель  Мылгуна на долгое время как
бы приглушила мысль  о воде. Но постепенно жажда брала  свое  и  теперь  уже
разгоралась с удвоенной силой, жестоко возмещая невольную отсрочку мучений.
     С  чрезвычайной  осторожностью,  чтобы  не пролить  напрасно  ни единой
капли, нацедил он протухшей воды сначала Кириску. Мальчик схватил ковш и тут
же  проглотил  свою  долю  как  одержимый.  Затем  Эмрайин  налил для  себя,
обнаружив, что  воды  в  бочонке после этого осталось, собственно,  на  дне.
Кириск  тоже понял  это,  судя  по наклону бочонка  в  руках  отца.  Эмрайин
помертвел, пораженный этим,  хотя и предполагал, что так  оно и должно  было
быть. Теперь Эмрайин не  спешил выпить свою воду. Он задумчиво держал в руке
ковш, потрясенный грянувшей  вдруг  мыслью,  с  появлением  которой утоление
жажды уже ничего не значило.
     - На, подержи,-  передал он ковш сыну, хотя не следовало  этого делать.
Для мальчика это было равносильно пытке  -  держать  ковш с водой и не сметь
выпить. Освободив руки, Эмрайин плотно вогнал  пробку  и поставил опустевший
почти до дна бочонок на свое место.
     - Выпей,- предложил он сыну.
     - А ты? - удивился Кириск.
     - А я потом. Ты не думай ничего, выпей,- спокойно сказал отец.
     И  Кириск  снова без промедления проглотил  и эту  порцию вонючей воды.
Жажда  не утолилась,  как хотелось  бы, но все  же он почувствовал  какое-то
небольшое облегчение.
     - Ну, как? - спросил отец.
     - Немножко лучше,- благодарно прошептал мальчик.
     - Ты не бойся. И запомни, даже  совсем  без  капли воды во  рту человек
может протянуть два-три дня. И что бы то ни было, ничего не бойся...
     -  Потому  ты  не  выпил? - перебил  его  Кириск.  Эмрайин  растерялся,
застигнутый врасплох этим вопросом.
     И, подумав, сказал коротко: - Да.
     - А без еды сколько? Мы уже не едим давно.
     - Лишь бы вода была. Но ты не думай об этом. Давай-ка мы лучше поплывем
немного. Я хочу с тобой поговорить.
     Эмрайин заскрипел веслами,  и они медленно потащились в тумане по морю,
точно не могли поговорить на том месте, где они находились.  Отцу предстояло
собраться  с  духом. Ему  казалось,  что  так  будет легче  сосредоточиться,
подготовить себя  к  тому  разговору,  при одной мысли  о  котором  тягостно
холодело  внутри. Не только сам нагребал, но  и сыну велел сесть  за  весла.
Необходимости  в  этом  никакой  не было,  так же как  не было необходимости
куда-то плыть. Мальчик с трудом ворочал непомерно большими для него морскими
веслами. С одним он бы еще мог управиться, а для пары пока не подрос. К тому
же чувствовалось,  мальчишка заметно ослаб, как и сам он слабел час от часу.
Это-то и вынуждало отца торопить события. Время уходило, время истекало.
     Кириск молчал и не оглядывался, невпопад проворачивая тяжелые весла. Но
не это терзало Эмрайина. Глядя на сына  со  спины,  на эту согбенную  и, как
теперь  он заметил, все еще по-детски щуплую, беззащитную фигурку, он  кусал
себе губы,  и  сердце  его, он  это  явственно ощутил,  обливалось кровью  -
горячим, пульсирующим потоком боли. Но начать разговор он не смел, хотя и не
было иного выхода...
     Постепенно видимость в недрах тумана  снижалась,  а Эмрайин все плыл  в
тяжком раздумье, и  времени у него  оставалось  действительно  мало.  Как ни
крепился  он,  каким  бы ни  был могучим  от  природы, жажда и  голод быстро
одолевали,  быстро съедали его  силы.  Надо  было  успеть подготовить сына к
тому,  что  он обдумывал  в тот час, надо было сделать это, пока  сам был  в
состоянии держаться и проявлять волю.
     Он понимал,  что и  ему предстоит  вслед за Органом и Мылгуном покинуть
лодку,  что  это единственная  возможность  если не  сохранить,  то  хотя бы
продлить  жизнь сына  настолько,  насколько оставалось на  дне  бочонка  той
немногой  воды. Он не  мог сказать себе, развеется  ли  туман этой ночью или
следующим днем, и уж вовсе не мог  сказать себе, что предстоит сыну впереди,
если  даже  наладится рано или поздно погода, как, каким образом,  оставшись
один в море, смог бы он выжить и  спастись. На  это  ответа не существовало.
Единственная надежда, маловероятная, а то и вовсе  несбыточная, в которой он
пытался уверить самого себя, состояла в том, что, если откроется  море, быть
может, случайно встретится большая лодка белых людей. По слухам он знал, что
белые люди иной раз появлялись в этих водах - проплывали океаном, вдалеке от
их  берегов, плыли  по  каким-то своим делам  из  каких-то  далеких  стран в
какие-то  другие далекие страны. Сам он никогда  не встречался  с  ними,  но
рассказывали об  этом купцы, которые все  на свете знают, а иные из них сами
якобы  плавали на этих огромных, как горы, лодках белых  людей. Только такое
чудо, если
     разгуляется  погода,  если  совпадут  пути,  если  заметят  белые  люди
маленький  каяк-долбленку в океане, только это могло  быть надеждой, слабой,
невероятной, почти невозможной, но все-таки какой-то надеждой.
     Об этом и собирался  поведать Эмрайин сыну перед тем, как покинуть его.
Необходимо было еще убедить Кириска, строго-настрого  наказать ему, чтобы он
оставался в лодке до самого последнего дыхания, пока сознание будет при нем.
И  если суждено  ему  умереть, когда  кончится вода, то умереть  он должен в
лодке, а не выбрасываться в море, как вынуждены были поступить старик Орган,
Мылгун  и  как  поступит  он,  его  отец.  Никакого  иного  выхода не  было.
Требовалось  повиноваться,  примириться с  жестокостью  судьбы... Однако при
мысли, что одиннадцатилетний мальчик останется в  лодке один на один со всем
светом, в беспроглядном тумане, в безбрежном море, медленно умирая от  жажды
и голода, Эмрайина охватывала оторопь.  С этим невозможно  было примириться,
то было выше всяких сил.  И  тогда  он  ловил  себя  на мысли, что не сможет
оставить сына одного, лучше умереть вместе с ним...
     Вскоре  стало  совсем темно.  Опять  воцарилась в  море  черная чернота
туманной  ночи. Если  бессмысленно  плыть  куда-либо днем по туману,  то тем
более  бессмысленно это ночью. Лодка  тихо покачивалась  на  месте.  И опять
никаких признаков того, что погода изменится. Море лежало бездыханное.
     Отец с сыном примостились на ночь на дне лодки, тесно прижавшись друг к
другу.  Не спали ни тот,  ни другой. Каждый думал, мучимый жаждой и голодом,
что ожидает их впереди...
     Лежа рядом с отцом, Кириск остро ощутил, как здорово  исхудал и извелся
отец за эти дни, как уменьшился телом и обессилел. Только и осталась  борода
- по-прежнему жесткая и упругая. Прижимаясь к отцу, тихо  сглатывая слезы от
жалости  к   нему,  мальчик  постиг  той  ночью   неведомые  прежде  чувства
изначальной  сыновней  привязанности.  Он  не  смог бы  выразить эти чувства
словами -  они таились в душе, в крови, в сердцебиении его. Прежде он всегда
гордился, что  похож  на отца, подражал ему и мечтал быть таким, как отеи, а
теперь он приходил  к пониманию, что отец - это он сам, это его начало, а он
продолжение отца. И потому ему было болы о и жалко отца, как самого себя. Он
воистину заклинал синюю мышку, чтобы она принесла им воды - и ему и отцу:

     Синяя мышка, дай нам воды!
     Синяя мышка, дай нам воды!

     Отец же о воде  для себя уже не думал, хотя с каждым часом  все тяжелей
переносил страдания неутоленной, все возрастающей, уже физически невыносимой
жажды.  Внутри  все  горело, пересыхало  и сжималось  железной,  необратимой
спазмой. В голове поднимался гул. Теперь он понимал последние муки
     Мылгуна.  И,  однако,  не о том  была  его  дума. Думать о воде, желать
напиться досыта теперь  для него уже не имело смысла. И уже давно бы прервал
он  эти безысходные мучения,  если бы не сын, если бы он мог  принудить себя
оставить сына, примостившегося у него под боком этой темной последней ночью.
Ради сына, пусть не имеющего никаких надежд на спасение и все-таки и вопреки
этому  оберегаемого  им  до  наипоследней  возможности,  ради   того,  чтобы
сколько-нибудь  продлить ему жизнь,  и в том  теперь заключалась безотчетная
борьба и надежда отца,  в том  теперь он видел свою последнюю волю и деяние,
ради  всего этого он должен был  поскорее  покинуть лодку.  Но  именно из-за
него, из-за сына, он не мог на то решиться, не смея бросить его  на произвол
судьбы. Но  и  медлить,  тянуть дальше  тоже  становилось  опасно  - уходили
последние силы, необходимые, чтобы собраться с духом...
     Время.жить у отца истекало...
     Как, какими словами объяснить это сыну? Как сказать ему, что он оставит
его ради него?..
     Время жить у отца истекало...
     -  Отец! - прошептал вдруг Кириск, будто бы отгадывая его  мысли, и еще
крепче прижался к отцу, заклиная свою синюю мышку:

     Синяя мышка, дай нам воды!
     Синяя мышка, дай нам воды!

     Эмрайин, стискивая зубы, застонал от  горя и не  посмел ничего сказать.
Мысленно он прощался с  сыном,  и,  чем дольше  прощался,  тем труднее,  тем
мучительнее  было  подняться  на  последний шаг.  Этой ночью он понял,  что,
оказывается, вся его предыдущая жизнь была предтечей нынешней его ночи.  Для
того он и родился и для того он умирал, чтобы из последних сил продлить себя
в сыне. Об этом он думал в тот час, молча прощаясь с сыном. Эмрайин совершал
для  себя открытие - всю жизнь он  был тем, кто он есть, чтобы до последнего
вздоха продлить  себя в сыне. И  если  он не  думал об этом  раньше, то лишь
потому, что не было на то причин.
     И  тут  он  вспомнил,  что  были  и  прежде  случаи,  когда  мысль  эта
проскальзывала в сознании,  как молния по  небу. Он вспомнил и  понял теперь
то,  что  произошло с ним однажды, когда они с  покойным Мылгуном и  другими
соплеменниками рубили  великое дерево в лесу. Дерево стало валиться, а он по
чистой случайности  оказался в тот момент на той стороне, куда заваливалось,
сокрушая все вокруг, это поверженное дерево-гигант. Все закричали в голос:
     - Берегись!
     Эмрайин оцепенел от неожиданности, и было уже  поздно:  треща, громыхая
рвущейся кроной, обрушивая и  опрокидывая само  небо, вырывая кусок зеленого
лесного потолка вверху,
     дерево медленно и неумолимо падало на него. И он подумал в то мгновение
лишь  об одном, что Кириск - тогда он был  малышом и единственным  ребенком,
Псулк еще не родилась,- он  подумал тогда, в те считанные секунды, на пороге
неминуемой смерти, подумал только об этом,  и ни о  чем другом он  не  успел
подумать, что сын - это то, что будет им после него. Дерево рухнуло рядом, с
грозным  гулом, обдав  его  волной  листьев и  пыли.  И  тут все  облегченно
вскричали. Жив остался, жив и невредим Эмрайин!
     Теперь,  вспомнив об этом случае,  он понял, что именно  появление сына
сделало его таким, какой он есть, и что ничего  лучшего  и более сильного он
не  испытывал в жизни, нежели отцовские чувства.  За  это он  был благодарен
детям и прежде всего сыну, Кириску. Эмрайину хотелось рассказать Кириску  об
этом, но он не стал его тревожить. Мальчику и без того было худо...
     Время жить у отца истекало...

     Синяя мышка, дай нам воды!
     Синяя мышка, дай нам воды!

     Время жить у отца истекало...
     Осталось еще два-три  дорогих воспоминания, с которыми трудно  было ему
расставаться. И он не хотел уходить туда, не подумав об этом, хотя время уже
поджимало.  Теперь он прощался с воспоминаниями,  постоянно  помня, что пора
покидать лодку...
     Он любил жену с первых  дней. Удивительное  было в том, что, находясь в
море, он думал,  оказывается, о том же,  о чем думала  она дома.  Так было с
первых дней. Она  знала, о чем он думал, находясь в плавании, так же, как он
знал о  ее  мыслях... Это узнавание на расстоянии  было их  тайной  и никому
неведомым счастьем близости.
     Когда Кириск еще не  родился,  но появились  первые  признаки,  которые
могли подтвердиться и не подтвердиться, он сразу сказал, вернувшись, жене:
     - У нас будет мальчик?
     -  Тише,  кинры  услышат!  -  перепугалась она,  и  глаза  ее  налились
радостью.- Откуда ты знаешь?
     - Ты думала об этом сегодня. Ты этого очень хочешь.
     - А ты?
     - Ты же знаешь, что я знаю, о чем ты думала, и я думал об этом же.
     - А я думала потому, что ты думал об этом и очень хотел этого...
     Так оно и  случилось. Сбылось  их предчувствие. Кириска еще не было, но
он должен был вскоре появиться. И тот срок постепенно  приближался. В те дни
жена    .ходила    в   его   старых   кожаных    штанах,   видавших    виды,
латаных-перелатаных. Это для того,  объясняла она,  чтобы присутствовал  его
мужской дух, когда он уходит на промысел, а не то плохо будет расти тот, кто
должен появиться. В те  дни жена в его  старых  кожаных  штанах  была  самой
красивой и желанной. Самой красивой и самой желанной! :
     Славные, тревожные и радостные были те дни, когда они думали о том, кто
должен был сделать их отцом и матерью...
     То был Кириск...
     С ним и  со всем, что было связано с ним, предстояло теперь разлучиться
навеки.
     И  еще,  когда  Кириск уже подрос, мать как-то, рассердившись, сказала,
что, когда его не было, ей было гораздо лучше без него.
     Мальчика это очень обидело.
     - А где  я  был, когда меня  не было? - пристал он к  отцу,  когда  тот
вернулся с моря.
     Вот  смеху-то... Смеялись они с  женой молча, лишь глазами. Особенно ей
доставляло удовольствие,  что  он  никак не мог ответить и не  знал, как ему
быть, как объяснить мальчику, где он был, когда его не было.
     Теперь бы отец ему  сказал,  что он  был  в нем,  когда его не было  на
свете,  что  он  был в его крови, в  его пояснице, откуда он  истек в  чрево
матери  и возник,  повторяя его, и что  теперь, когда  он  сам  исчезнет, он
останется в сыне, чтобы повторяться в детях его детей...
     Да, так бы ему и сказал  и был бы счастлив сказать перед смертью именно
так, но теперь всему приходил конец. Его роду приходил конец. Самое большее,
жизнь  Кириска могла  продлиться еще  на день, два, но не дольше,  отец  это
хорошо понимал. И  в том заключалась для него непримиримая беда и несчастье,
а не в том, что приходилось покидать лодку ради сына...
     И   еще  хотелось  Эмрайину  внушить  напоследок   сыну,  чтоБьР  он  с
благодарностью  думал  в  оставшееся  для  него  время  о  старике Органе  и
аки-Мылгуне. Людей этих уже нет, им все равно,  вспоминает ли о них  кто или
не  вспоминает,  но  думать так  следует  для самого себя. Даже за мгновение
перед смертью надо думать об этом для самого себя. Умирать надо,  думая  для
себя о таких людях.
     Но потом он решил, что, быть может, сын сам догадается об этом...



     Когда Кириск проснулся, он  удивился,  что  спалось ему  теплее, чем  в
предыдущие ночи.  Он  был укрыт  отцовской кухлянкой. Мальчик открыл  глаза,
поднял голову - отца в лодке не было. Он рванулся, шаря по лодке, и закричал
жутким  воплем,  горестно огласившим  безмолвную  пустыню  туманного моря. И
долго не  смолкал его одинокий,  полный  отчаяния  и  боли вопль. Он  плакал
страшно, до изнеможения, а потом упал на дно лодки, хрипя, и бился головой о
борт. То была его плата отцам, его любовь, его горе и причитание по ним...
     Мальчик лежал на дне лодки, не  поднимая головы, не  открывая глаз. Ему
некуда было смотреть и некуда  было  деваться. Кругом все так же расстилался
белесый туман, и лишь море в этот раз нерешительно пошевеливалось, покачивая
и кружа лодку на месте.
     Кириск плакал, сокрушаясь  и упрекая себя в том, что уснул, что если бы
он не уснул, то никогда и ни за  что не пустил бы отца, вцепился бы руками и
зубами и не  отпустил бы его, пусть бы  они погибли вместе, пусть бы  скорее
умерли от  жажды  и голода,  но только бы  не оставаться  одному  в полном и
страшном одиночестве. Ругал и  упрекал  себя,  плача, что  не проснулся,  не
вскочил  и  не  закричал,  когда  ночью вдруг он  почувствовал,  как  сильно
дернулась и  закачалась лодка от резкого толчка.  Разве он допустил бы, чтоб
отец выбросился  в море! Разве он не  кинулся бы с ним вместе  в эту  черную
пучину!
     Потом он  забылся  постепенно, плача  и трясясь  всем  телом.  И  через
некоторое время с новой силой, как бы возмещая свое отступление перед горем,
начался  приступ жажды. Он даже во сне чувствовал,  как изнывал и страдал от
безводья.  Жажда одолевала,  жажда терзала  и  душила его.  Тогда  он  почти
вслепую  дополз  до бочонка  и обнаружил,  что пробка  слегка при-ослаблена,
чтобы легче было ее вытащить, и ковш  был  рядом. Он налил себе воды и, ни о
чем не думая,  напился, разнимая  тем слипшиеся губы  и спазмы глотки. Хотел
еще  налить  и еще  выпить,  но  раздумал,  сумел  остановить  себя.  Водицы
оставалось еще раза на два попить...
     Потом он сидел уныло и думал о том, почему отец ушел, не сказав ничего.
Ведь вместе с отцом ему было бы легче утонуть, чем теперь, когда одиночество
и страх сковали его руки и ноги и когда он так страшится переступить за борт
лодки. Он решил, что сделает это, как только соберется с силами...
     Был  уже  полдень,  а  может  быть, чуть больше  полдня.  Так  казалось
Кириску, судя  по  светлеющим  тонам  тумана. Значит, солнце сияло  где-то в
зените. Однако солнечные лучи не пробивали пока толщу Великого тумана в  его
великом оцепенении над  океаном. Туман становился жиже, голубоватым, как дым
от  усохших  дров. И все  равно далее  двадцати-тридцати саженей  ничего  не
различить было, кроме темной, колышущейся воды вокруг.
     Плыть было  некуда,  да  он и  не справился бы теперь с  веслами. Он  с
грустью посмотрел на отцовские и мылгуновскис весла,  аккуратно заставленные
по бортам.  Лодка  дрейфовала  теперь  сама  по себе,  двигаясь в  тумане  в
неизвестном направлении. И со всех сторон обступало  мальчика одиночество, и
кругом царил безысходный страх, холодящий душу.
     Позднее, к вечеру, ему  опять нестерпимо захотелось пить. И  голова шла
кругом  от  голода и слабости. Ему не  хотелось ни  двигаться, ни глядеть по
сторонам.  Да и некуда и  не  на  что было  смотреть.  И даже  трудно  стало
добраться  до  бочонка.  Он  пополз на  коленях и остановился  от усталости.
Кириск понимал,  что  скоро не сможет и двигаться. Он  поднес к лицу руку  и
ужаснулся: рука его утончилась, уменьшилась, как ссохшаяся шкура бурундучка.
     В этот раз он напился больше, чем следовало бы. Теперь воды осталось на
самом дне,  еще на один раз, и на том питью наступал конец. Ни капли. Но ему
теперь  все стало  безразлично. Все равно хотелось пить, ненасытно  хотелось
пить.  Острота  голода притупилась, и в желудке  засела неутихающая, тяжкая,
ноющая боль.
     Он несколько раз впадал в беспамятство, потом снова приходил в  себя. А
лодка   дрейфовала  сама  по  себе,  плыла  в  тумане,  увлекаемая  ожившими
течениями.
     В какой-то момент он всерьез решил броситься в море. Но сил не хватило.
Поднявшись  на колени, повис на краю  борта. И так висел, выпростав  руки за
борт,  но  не  в  силах  выкинуть  тело  свое  из лодки. Потом он  обессилел
настолько, что даже' не пытался допить остаток воды в бочонке.
     Он лежал на дне лодки и тихо плакал, призывая свою мышку-поилицу:

     Синяя мышка, дай нам воды!

     Но синяя  мышка  не  появлялась,  и  только еще больше хотелось пить. И
опять припоминалось ему то лето, когда он голышом купался в ручье. Ведь было
ему тогда лет семь, не больше. Лето стояло в тот  год жаркое. На опушке леса
здорово припекало. Там они собирали  ягоду. А потом купались. Мать и  сестра
ее  тоже купались. Они  не очень-то стыдились его.  Разделись обе и,  смугло
поблескивая  бедрами, прижимая ладони к  грудям, боязливо  вошли в  ручей. И
странно вскрикивали, визжали, плескаясь в воде. А когда он бегал вдоль ручья
и прыгал  с бережка в воду,  они потешались над ним до упаду, особенно мать.
"Посмотри, посмотри,- говорила она сестре,- как он похож на него, в точности
как сам!"  И  еще что-то  они  говорили,  озорно  перешептываясь  и  задорно
смеясь... А вода  текла в ручье нескончаемым потоком, и  ее можно  было пить
досыта и купаться в ней сколько угодно...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0471 сек.