Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Гарм Видар - Чужое небо Энферна

Скачать Гарм Видар - Чужое небо Энферна



                                  ЭПИЛОГ

     - Ну как?
     - Что как?
     - Шарф, естественно,  -  О'Хара  победно  зыркнул  на  Боа  Этуаля  и
пригубил свою рюмку.
     -  Шарф,  как  шарф,  -  рассеянно  сказал  Боа   Этуаль,   задумчиво
разглядывая свое искаженное отражение на стенке рюмки.
     - Между прочим -  я  сам  вязал,  -  обиделся  О'Хара.  -  Из  шерсти
волосатых марсианских огурцов. Мне семена в прошлом году прислал один  мой
очень хороший знакомый - Одиссей.
     - Это тот, что работает где-то на конюшне?  -  отрешенно  осведомился
Боа, всецело поглощенный процессом самосозерцания.
     -  Нет,  тот  -  Геракл,   а   этот   -   Одиссей.   Этот   -   агент
трансгалактического союза... бывший.
     На слове "бывший" О'Хара слегка споткнулся, и Боа  искоса  глянул  на
инспектора... Бывшего инспектора.
     - А хочешь, я тебе носки свяжу? - поспешно сказал О'Хара. - Шерсть  в
этом году на огурцах уродилась отменная!
     - Спасибо.
     -  Кстати,  вино,  что  ты  пьешь  -  это  тоже  из  огурцов!   -   с
подозрительным энтузиазмом объявил О'Хара.
     - Каких огурцов? - с отсутствующим видом спросил Боа.
     - Вестимо каких - марсианских!
     - Да, вот тебе и конкретная польза, - вздохнул Боа.
     - Ты это о чем? - подозрительно спросил О'Хара.
     -  Да  так,  подумываю  о  новом  романе,  который   наверное   будет
называться:  "Из  частной  жизни...  огурцов".  Тьфу,  черт!  Не  огурцов,
конечно, а этих, как их, энфернцев! - Боа  обвел  рассеянным  взором  поля
вокруг ранчо О'Хары, сплошь засаженные огурцами. Шерсть на них  и  вправду
была отменная.
     - А говорят, что твой предыдущий роман,  "Чужое  небо  Энферна",  был
встречен достаточно прохладно? - осторожно спросил О'Хара.
     -  Что  делать,  основная  масса  читателей  еще  не  готова  принять
литературу такого класса.
     -  А  некоторые  наверняка  все  еще  продолжают   считать   ЭТО   не
литературой...
     - Ты о чем? - рассеянно спросил Боа.
     - Да так, о личностном восприятии некоторых аспектов бытия, в связи с
особенностями психологии взаимоотношений...
     "Во излагает!" - вяло восхитился Боа.
     - Нет, ты лучше посмотри, какие у меня  огурцы!!!  Красавцы!  один  в
один! - встрепенулся О'Хара.
     -  Д-а-а-а!!!  -  безразлично  протянул  Боа   и   неожиданно   хитро
прищурился. - А знаешь, кого я  встретил  на  прошлой  неделе  у  себя  на
Фикусе?
     -  Опять  какого-нибудь  энфернца?  -  безразличным  голосом  спросил
О'Хара, не спеша прихлебывая огурцовое вино.
     - Почти!
     - Что значит почти? Какую-то часть, что ли?
     - Нет зачем же часть? Целого! Только не совсем энфернца,  а  блудного
героя космодесантника Юла Элбрайна, собственной персоной!
     - Да ну? А как же?..
     - Говорит: не сошлись характерами. Да и вообще, говорит, небо  там  -
зеленого цвета. Вроде должно  успокаивать,  ан  нет  -  раздражает!  Чужое
небо... Ностальгия, одним словом.
     - Кстати, я в той истории с энфернцами, кроме всей ерунды,  связанной
с непрогнозируемым поведением отдельных персонажей, когда в логику событий
вмешивались так называемые чувства...
     - Почему  не  прогнозируемого?  Очень  даже  прогнозируемого.  Просто
чувства не подпадают под юрисдикцию следователей.
     - ...не понял одной детали...
     Боа скептически ухмыльнулся, но О'Хара невозмутимо гнул свое:
     - ...одной единственной: где находится Энферн и, собственно, как туда
попадают, ну и самое главное - как попадают оттуда?
     - Ну, как раз это достаточно просто, - самодовольно хихикнул  Боа.  -
Наше пространство, отделенно от пространства, где находится родная планета
энфернцев, границей, искривленной  в  четвертом  измерении,  причем  таким
образом, что пространство Энферна образует с  нашим  пространством  единое
пространство в темпорально-пространственном...
     - Стоп! - О'Хара мрачно зыркнул на удивленно  умолкшего  Боа.  -  Для
меня это слишком сложно: два пространства, разделенные границей,  образуют
в итоге единое пространство... По-моему, здесь сокрыт какой-то парадокс.
     - Хоть  жизнь  и  полна  как  скрытых,  так  и  бесстыдно  обнаженных
парадоксов, но в данном случае все просто...
     - Достаточно! Я сформулирую вопрос несколько  иначе.  Энфернцы  могут
снова попасть на Фикус?
     - Конечно. Они же многомерные, и передвижение  в  четвертом  линейном
измерении для них так же естественно, как для нас в трех первых.
     - Ясно!
     - Вот видишь, я же говорил, что все просто.  А  вот  почему  энфернцы
проникли к нам только один-единственный раз, или как  получилось,  что  Юл
Элбрайн...
     - Ну, это все... литература, - О'Хара  лениво  откинулся  в  плетеном
кресле и хозяйским взглядом окинул свои  владения.  Кресла  и  столик,  за
которым  сидели  приятели  стояли  на   веранде   и   окрестности   хорошо
просматривались. Вдали, на краю огурцового поля, стоял ракетный катер,  на
котором прилетел Боа.
     - Наш спор так и остался открытым, - Боа невесело  усмехнулся.  -  Ты
все по-прежнему считаешь, что литература к жизни  не  имеет  ни  малейшего
отношения?
     - Большинство шедевров, которые ты причисляешь к литературе, страдают
алогичностью, особенно в мотивации поведения персонажей.  А  в  жизни  все
проще и банальней.
     - По-моему, я где-то уже это слышал, - Боа  пристально  посмотрел  на
О'Хару, но тот демонстративно зевнул и невозмутимо закончил:
     - В общем, протокол или, на худой  конец,  научная  статья  -  это  я
понимаю. А вся прочая романтическая шелуха, которую вы стыдливо  называете
искусством... Короче, во всем должна проглядывать конкретная польза.
     "Вот упрямый О'Сел! - восхищенно подумал Боа. - И случай с энфернцами
его ничему не научил."
     - Но ведь миром правят чувства!
     - И это - Самый Большой его Недостаток, - хмыкнул О'Хара.
     Боа с сомнением покачал головой и встал:
     - Спасибо за гостеприимство. Огурцы у тебя и правда достойные,  но  у
меня всю жизнь были другие интересы. И, надеюсь, они мне не изменят, как и
я им.
     - Каждый в конце концов находит ту экологическую  нишу,  которую  ему
уготовила судьба. Если успеет, конечно, или,  если  он  энфернец  и  время
поиска у него практически не ограничено, то - если захочет.
     -  Удивительная  смесь  фатализма,  оптимизма,  энферизма  и   голого
практицизма, то бишь материализма. А ты  сам-то  уверен,  что  нашел  Свою
Нишу?
     - Вполне! - спокойно сказал О'Хара, с заметным наслаждением  созерцая
бескрайнее поле, засаженное огурцами.
     - А Элбрайн завербовался добровольцем в экспедицию на "Мечту Идиота",
ну  помнишь,  на  которую  не  смогли  высадиться  три  подряд  экспедиции
трансгалактического союза.
     - Вольному воля, или, как сказал  бы  мифический  папа  Шила  Шайена,
каждый роет себе могилку  по  росту  и  по  другим,  одному  ему  ведомым,
морально-этическим соображениям.
     - А ты сам  не  жалеешь?  Тайны?  Расследования?  Бластеры?  Герои  и
негодяи? Жизнь!!!
     - А я, по-твоему, не живу, что ли? Вон у меня огурцов сколько! Только
крутись, поворачивайся. Поливай, подстригай,  удобряй.  Тут  волей-неволей
живой  будешь!  Захочешь,  не  помрешь.  Одного  навоза,  знаешь,  сколько
разбросать надо?!
     -  Да-да,  конечно!  -  Боа  стал  поспешно  прощаться,  стараясь  не
встречаться взглядом с О'Харой. - До свидания, Юджин!
     Боа побрел к катеру, тихо ворча себе под нос:
     - Совсем сдал старик. А ведь сколько всего еще осталось непонятного и
таинственного... Эти энфернцы, будь они неладны! Неужели они  и  на  самом
деле такие, какими их  можно  вообразить  по  слухам?  И  живут  вечно?  И
регенерируют? Хотя нет. Ор-Кар-Рау-то вроде не регенерировал.  А  Элбрайн,
старый черт, молчит, будто  воды  в  рот  набрал  и  проглотить  боится  -
удовольствие растягивает. И что за формулировка: не  сошлись  характерами?
Что у них там произошло, на самом-то деле? А где этот, как его...  Скримл,
кажется? Хотя... Есть у  меня  одна  нестандартная  идейка...  Только  вот
достаточно ли она безумна, чтобы быть верной? А может... В последний  раз?
Даже не раз, а так, разочек. А?
     О'Хара, мудро и многозначительно улыбаясь, смотрел вслед удаляющемуся
Боа Этуалю и кивал головой, словно больной  слон,  которому  вместо  ведра
отрубей вдруг предложили ведро шампанского.
     Когда ракетный катер Боа стартовал, О'Хара тут же прекратил улыбаться
и поспешно вошел в дом.
     Одну из стен в доме занимал огромный пульт трансгалактической связи.
     О'Хара набрал свой личный код, и  тотчас  на  экране  появилось  лицо
дежурного полицейского на Фикусе.
     - Я О'Хара, - интригующе сообщил О'Хара и подождал результата, но  не
дождался - полицейский был невозмутим, как сама богиня правосудия.
     - Я - О'Хара! - повторил огурцевод несколько более настойчиво.
     - Какой О'Хара?  -  наконец  откликнулся  полицейский,  непринужденно
почесываясь.
     - Что значит какой? - начиная "закипать", просопел О'Хара. - Вы  что,
новенький?
     - В каком смысле? - не сдавался полицейский.
     - В таком самом: что недавно начали, но вам уже надоело!!!
     - Что надоело?
     - Это место работы, черт возьми! Я О'Хара!!!
     - Какой?..
     - Тот самый!!! - прорычал О'Хара, чуть не упершись лбом в экран.
     - Тот самый?!! - с  неподдельным  ужасом  переспросил  полицейский  и
заметно побледнел.
     - Доложите инспектору Лару, что Юл Элбрайн  снова  на  Фикусе  и  уже
завербовался в экспедицию к "Мечте Идиота".
     - Чьей мечте? - пролепетал полицейский.
     - Твоей!!! - окончательно взбеленился О'Хара.  -  Немедленно  соедини
меня с инспектором Ларом!
     Полицейский  позеленел,  но,  может,  это  был  какой-нибудь   дефект
трансгалактической связи, а потом на экране возник инспектор Лар, во  всей
красе, скаля великолепные лошадиные зубы.
     "Везет же некоторым", - мрачно подумал  О'Хара,  подергивая  себя  за
роскошный, похожий на сизую грушу, нос.
     - Здравствуй, Юджин! - сказал Лар, не переставая улыбаться.
     - Привет. Я вот по какому поводу...
     - Знаю-знаю. На Фикусе объявился Юл Элбрайн. С ним уже беседовал  наш
сотрудник.
     - И?
     - И ничего.
     - Как ничего?
     - Совсем.
     - А кольцо у него есть?
     - Многогранное такое?
     - Да. С буковками F на гранях.
     - Есть.
     -  Вот  видишь!  А  ты  говоришь:  совсем  ничего,  -  удовлетворенно
пробурчал О'Хара. - А чем он объясняет свое возвращение?
     - А ничем.
     - Опять ничем?!!
     - Ну не то чтобы уж совсем ничем... Говорит,  в  общем,  что  это  не
наше... э... дело. А еще говорит, что не сошлись, мол, характерами.
     - Ну это не мотив, - хмыкнул О'Хара.
     - Не знаю, не знаю, - с сомнением покачал седеющей головой кентавр. -
Тебе, Юджин, как человеку холостому, этого не понять. А вот я думаю...
     - Можешь своими мыслями по этому поводу поделиться с Боа Этуалем: это
по его части, а к делу это отношения не имеет.
     - Как знать, - ухмыльнулся инспектор Лар.
     - Короче, на Фикусе сейчас формируется экспедиция к "Мечте Идиота"...
     - Куда? - осторожно уточнил уточнил инспектор Лар.
     - Туда, куда я сказал, - жестко отрезал О'Хара. - К той самой планете
у созвездия "Девушка с веслом", галактики С-16, к той  самой  планете,  на
которую не смогли высадиться  три  подряд  экспедиции  трансгалактического
союза.   Ну,   если   помнишь,   что-то   там   произошло,   связанное   с
рассинхронизацией        темпоральных        корпускул         окружающего
пространственно-временного континуума  и  мгновений  существования  самого
мира Мечты Идиота, или с антипсихополями  аборигенов,  аннигилирующих  при
соприкосновении с обычными психополями. Правда, по другой теории, все дело
в эффекте Бутылки Клейна в пространственно-временном континууме, вроде как
у Фикуса с Энферном, только не внутри, а  снаружи,  э-э-э...  Короче,  мне
необходимы две вакансии в списочном составе.
     - Организуем, - ухмыльнулся Лар. - А для кого, собственно?
     - Собственно, для меня.
     - Но...
     -  Заявишь  меня,  как  советника  по  упорядочению  интеллектуальных
контактов от трансгалактического союза.
     - Понятно. А вторая?
     - Есть тут один гуманитарий-любитель. Специалист по психо...
     - Ты имеешь в виду Боа Этуаля?
     - Его-его, болезного. Я  думаю,  он  сам  будет  добиваться  места  в
экспедиции. Ты просто поспособствуй его романтическим порывам,  чтобы  они
не угасли под безжалостным холодным ветром  реальной  действительности.  В
конце концов, как сказал бы по такому случаю  папа  Шила  Шайена:  история
нас, конечно, рассудит, но  помочь  ей  это  сделать  наша  первоочередная
задача, ибо белые и иные пятна не столько украшают автобиографию  народных
героев, сколько заставляет задуматься об их  прошлом,  с  соответствующими
оргвыводами в настоящем. В общем, пора уже в этой  истории  поставить  все
точки, пока она не успела это сделать на нас!
     - Здорово! - восхищенно крякнул инспектор Лар. - Мне иногда  кажется,
что легендарный папа Шайена - это ты, Юджин.
     -  Есть  вопрос,  по  которому  нас  можно  легко  различить   -   по
кардинальному расхождению взглядов на жизнь. И я докажу,  что  практика  -
это критерий истины, а все прочее - романтические мыльные пузыри. Все  эти
загадки и тайны - это всего лишь вопросы, на которые нужно найти ответы. И
я их найду!
     - Вполне возможно, - задумчиво прищурился инспектор Лар, - только вот
стоит ли лишать мир тайн и загадок?
     - Высылай за мной катер! - решительно рыкнул О'Хара. - Чужое там небо
у Энферна или что ни на есть родимое? Разберемся! Лично у  меня  уже  есть
пара вполне логичных гипотез по  этому  поводу.  Да!  Не  забудь  прислать
человека, который будет ухаживать за огурцами во время моего отсутствия.
     - Слушаюсь, комиссар! - отчеканил инспектор Лар, и  О'Хара  явственно
услышал, как лязгнули подкованные копыта. - Катер будет через час!


     А в это время катер Боа Этуаля швартовался в космопорте  Фикуса.  Сам
Боа, перепоручив столь ответственнейшее дело автопилоту, думал, безучастно
глядя в пространство:
     "Это последняя авантюра, в которую я позволю себе влипнуть.  Раскручу
Элбрайна, напишу еще один роман и,  как  бы  сказал  папа  Шила:  пора  бы
подумать о душе и о белых тапочках, да плюнуть потом на  все.  Может,  как
раз в этом и будет долгожданная для некоторых конкретная польза!!!"


     Ну, а косвенный виновник всей этой истории Юл Элбрайн ни о чем  таком
особенном не думал. Он готовился в полет к Мечте Идиота, и  лишь  изредка,
прищурившись, поглядывал  на  блеклое  голубое  небо  Фикуса  и  улыбался,
спокойно, но тем не менее очень загадочно.
     И лишь по ночам Юлу Элбрайну снилось чужое небо Энферна. И  тогда  Юл
был готов бежать куда угодно, хоть к Мечте Идиота. Но разве от себя далеко
убежишь...
     Ну, а днем непоказное небо Фикуса приносило временное  успокоение,  и
Элбрайн снова улыбался.
     К тому же  впереди  его  ждала  любимая  робота,  а,  значит,  старый
космический волк  был  еще  нужен  и  не  сброшен  окончательно  с  хребта
норовистой кобылицы по кличке "Жизнь".
     В общем, жизнь продолжалась. Какая-никакая, а все-таки Жизнь.
     Нет, правда?!
     Клянусь своим хвостом!!!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0436 сек.