Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Генрик Ибсен - Дикая утка

Скачать Генрик Ибсен - Дикая утка


        "ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ"

     Ателье Ялмара Экдала. Просторное  помещение,  видимо,  переделанное  из
чердака. Направо идущий косым наклоном потолок с большими оконными стеклами;
они наполовину задернуты синими  занавесками.  В  правом  углу,  в  глубине,
входная дверь, впереди же направо дверь в жилые комнаты. В левой стене  тоже
двое дверей, в простенке между ними железная печка. В средней стене  широкие
раздвижные двери. Обстановка скромная, но  уютная.  Между  дверями  направо,
несколько поодаль от простенка, диван, стол и несколько  стульев.  На  столе
горит лампа под абажуром, лежат фотографии и разная мелочь, вроде  кисточек,
бумаги, карандашей и прочего. В углу  у  печки  старое  кресло.  Там  и  сям
расставлены и разложены фотографические аппараты и принадлежности. У средней
стены, налево от раздвижных дверей, полки, на которых несколько книг,  ящики
и бутылки с химическими жидкостями, разные инструменты и прочее.
     Гина Экдал сидит за шитьем на стуле у стола. Xедвиг на диване, заслонив
глаза ладонями от лампы и заткнув уши пальцами, читает книгу.

     Гина (поглядывает на дочь со скрытой тревогой, потом говорит). Хедвиг!

     Хедвиг не слышит.

     (Громче.) Хедвиг!
     Хедвиг (отнимая пальцы от ушей). Что, мама?
     Гина. Милая Хедвиг, нельзя тебе больше читать.
     Хедвиг. Ах, мама, ну еще немножко! Чуточку!
     Гина. Нет, нет, отложи книгу. Отец этого не любит. Он и сам никогда  не
читает по вечерам.
     Хедвиг (закрывая книгу). Да, папа не очень-то любит читать.
     Гина (откладывает шитье и берет со стола карандаш и  тетрадку).  Ты  не
помнишь, сколько мы сегодня заплатили за масло?
     Хедвиг. Крону шестьдесят пять эре.
     (*657) Гина. Верно. (Записывает.) Ужасти, сколько у нас масла  выходит.
Да еще колбаса и сыр. Постой-ка...  (Записывает.)  И  ветчина  еще...  гм...
(Сводит счет.) Вот уж выходит...
     Xедвиг. А пиво-то еще?
     Гина. Да, само собой. (Записывает.) Становится в копеечку. А все надо.
     Xедвиг. Зато нам с тобой не нужно было сегодня горячего  к  обеду,  раз
папа ушел.
     Гина. Да, это кстати вышло. Да еще я получила восемь крон пятьдесят эре
за карточки.
     Xедвиг. Неужто столько?
     Гина. Аккурат восемь крон пятьдесят!
     Молчание. Гина опять принимается за  шитье.  Хедвиг  берет  карандаш  и
бумагу и что-то рисует, заслоняя глаза левой рукой.
     Хедвиг. А ведь забавно подумать, что  папа  сегодня  на  таком  большом
обеде у коммерсанта Верле!
     Гина. Нельзя сказать, что у коммерсанта. Это ведь сын прислал  за  ним.
(Немного погодя.) С коммерсантом у нас нет никаких делов.
     Хедвиг. Вот будет хорошо, когда папа придет. Он  обещал  попросить  для
меня у фру Сербю чего-нибудь вкусного.
     Гина. Да, в этом доме найдется немало вкусных вещей, не сомневаюсь.
     Хедвиг (продолжая рисовать). А я как будто и проголодалась немножко.
     Старик Экдал  с  бумагами  под  мышкой  и  свертком  в  кармане  пальто
появляется из входной двери.
     Гина. Как дедушка поздно сегодня!
     Экдал. Контору заперли. Пришлось  ждать  у  Гроберга.  И  потом  пройти
через... гм... Хедвиг. Дали новую переписку, дедушка?
     Экдал. Целую кипу. Погляди-ка. Гина. Славно.
     Хедвиг. И в кармане тоже у тебя сверток.
     Экдал. Что? Глупости! Ничего там нет. (Ставит  палку  в  угол.)  Работы
надолго хватит, Гина. (Отодвигает одну  (*658)  половинку  дверей  в  задней
стене.) Тсс! (Заглядывает в глубину  и  снова  осторожно  задвигает  дверь.)
Хе-хе! Все прикорнули. А она забралась в корзинку. Xe-xe!
     Xедвиг. А ей, наверно, не холодно в корзинке, дедушка?..
     Экдал. Еще что выдумала! Холодно!.. Столько соломы!  (Идет  к  двери  в
глубине налево.) У меня там есть спички?
     Гина. Спички на комоде.
     Экдал уходит к себе.
     Xедвиг. Вот славно-то, что дедушка опять с перепиской!
     Гина. Да, бедный старик, теперь хоть карманными деньгами запасется.
     Xедвиг. И не станет сидеть по целым утрам в этом трактире  у  противной
мадам Эриксен!
     Гина. Да, и это тоже хорошо.
     Небольшая пауза.
     Xедвиг. Как ты думаешь, они все еще за столом сидят?
     Гина. А бог их знает. Пожалуй.
     Хедвиг. Подумай, каким вкусным обедом угощают там  папу!  Он,  наверно,
придет веселый. Правда, мама?
     Гина. Да. А если бы мы еще могли порадовать его, что комната сдана!
     Хедвиг. Ну, это необязательно сегодня.
     Гина. Пригодилось бы. Стоит ведь без всякой пользы.
     Хедвиг. Нет, я хотела сказать, что сегодня это не обязательно.  Папа  и
так сегодня будет в духе. Лучше, если удастся порадовать его этим  в  другой
раз.
     Гина (глядит на нее). А ты любишь радовать папу по  вечерам  чем-нибудь
таким хорошим?
     Хедвиг. Да. Тогда сразу как-то веселее становится.
     Гина (задумываясь). Да, да, пожалуй, так.
     Старик Экдал выходит из своей комнаты и  направляется  к  первой  двери
налево.
     (*659) (Поворачивается к нему.) Что-нибудь надо в кухне, дедушка?
     Экдал. Да, надо. А ты сиди себе. (Проходит в кухню.)
     Гина. Не затеял бы с угольями  возиться.  (Выжидает.)  Хедвиг,  поди-ка
погляди, чего он там...
     Экдал выходит из кухни с кружкой кипятку, от которого идет пар.
     Хедвиг. Ты за кипятком ходил, дедушка?
     Экдал. Да. Нужно. Писать хочу, а чернила густые, как каша... Гм!..
     Гина. Вы бы, дедушка, поужинали сначала. Там приготовлено ведь.
     Экдал. Бог с ним, с ужином, Гина. Я ужасно занят, говорю тебе. И  пусть
никто ко мне не входит. Никто... Гм!.. (Уходит к себе.)
     Гина и Хедвиг переглядываются.
     Гина (тихо). Как ты думаешь, откуда он раздобыл денег?
     Хедвиг. Верно, от Гроберга получил.
     Гина. Что ты! Гроберг всегда присылает деньги мне.
     Хедвиг. Так, пожалуй, в долг взял где-нибудь бутылочку.
     Гина. Бедный дедушка, вряд ли ему дают в долг.

     Ялмар Экдал входит в пальто и серой пуховой шляпе. Гина бросает шитье и
встает.

     Ах, ты уж вернулся, Экдал!
     Хедвиг (одновременно, вскакивая). Подумать, папа уже пришел!
     Ялмар (откладывая шляпу). Да, теперь, верно, и все почти разошлись.
     Хедвиг. Так рано?
     Ялмар. Да ведь званы были к обеду. (Хочет снять с себя пальто.)
     Гина. Постой, я тебе помогу.
     Хедвиг. И я.
     Снимают с него пальто, которое Гина затем вешает на стену.  Много  было
гостей, папа?
     (*660)   Ялмар.   Нет,   немного.   Нас   было   за    столом    персон
двенадцать-четырнадцать.
     Гина. И ты со всеми с ними разговаривал?
     Ялмар. Да, немножко. Грегерс совсем завладел мною.
     Гина. Что он, все такой же неказистый?
     Ялмар. Да, не слишком хорош собой... А старик не вернулся?
     Xедвиг. Как же. Сидит у себя и пишет.
     Ялмар. Рассказывал что-нибудь?
     Гина. Нет, что ему рассказывать?
     Ялмар. Не упоминал?.. Говорили, кажется,  что  он  был  у  Гроберга.  Я
загляну к нему.
     Гина. Нет, нет, не стоит.
     Ялмар. Почему? Он разве сказал, что не хочет пускать меня?..
     Гина. Ему, видно, не хочется никого пускать к себе сегодня.
     Хедвиг (делая знаки). Гм!.. гм!..
     Гина (не замечая). Ходил в кухню за кипятком.
     Ялмар. А-а! И сидит теперь и...
     Гина. Да уж наверно.
     Ялмар. Господи боже! Мой бедный, седовласый отец!.. Ну, пусть его сидит
и наслаждается.
     Старик Экдал в домашнем сюртуке и с раскуренной трубкой в руках выходит
из своей комнаты.
     Экдал. Вернулся? Я и то слушаю - как будто твой голос.
     Ялмар. Только что пришел.
     Экдал . Ты, сдается, меня не видал?
     Ялмар. Нет. Но там говорили, что ты прошел  через...  Я  и  хотел  тебя
догнать...
     Экдал. Гм... Очень мило с твоей стороны!.. А что за люди были там?
     Ялмар. О, разные. Камергер Флор, камергер  Балле,  камергер  Касперсон,
камергер такой-то и такой-то... не знаю всех.
     Экдал (кивая). Слышишь, Гина! Все с одними камергерами сидел.
     (*661) Гина. Да, видно, там теперь страсть как важно стало в доме.
     Хедвиг. Что ж они, пели эти камергеры? Или читали что-нибудь вслух?
     Ялмар.  Нет,  только  вздор  мололи.   Хотели   было   меня   заставить
декламировать, да не тут-то было.
     Экдал. Не тут-то было, а?
     Гина. А ты ведь отлично мог бы.
     Ялмар. Нет, не следует быть к услугам всех и  каждого.  (Расхаживая  по
комнате.) Во всяком случае, я не из таковских.
     Экдал. Нет, нет, Ялмар не из таковских.
     Ялмар. Не знаю, с чего бы это непременно мне занимать  гостей,  если  я
редкий раз покажусь в  обществе.  Пусть  другие  потрудятся.  Эти  молодчики
только и делают, что переходят из дома в дом - поесть да попить. Пусть они и
расплачиваются за угощение.
     Гина. Но, верно, ты там этого не сказал?
     Ялмар (напевая). Хо-хо-хо! Пришлось-таки и им кое-что скушать.
     Экдал. Самим камергерам!
     Ялмар. Не без того. (Вскользь.) Потом у нас еще  вышел  маленький  спор
насчет токайского.
     Экдал. Токайское? Тонкое вино!
     Ялмар (останавливаясь). Бывает и тонкое.  Но,  я  скажу  тебе,  не  все
выпуски одинаковы. Все дело в том, много ли солнца попало на виноград.
     Гина. Все-то ты знаешь, Экдал!
     Экдал. А они спорить стали?
     Ялмар. Пытались было. Зато и узнали, что  и  камергеры  недалеко  ушли.
Тоже не все выпуски одинаковы. Одни получше, другие поплоше!
     Гина. Нет, чего только ты не придумаешь!
     Экдал. Хе-хе! Ты так им и преподнес?
     Ялмар. Ха, что называется, не в бровь, а прямо в глаз!
     Экдал. Слышишь, Гина? Самим камергерам! Прямо в глаз!
     Гина. Да неужто! Прямо в глаз?
     (*662) Ялмар. Да,  только  нечего  об  этом  болтать.  Таких  вещей  не
рассказывают. Притом весь разговор велся в самом дружеском,  шутливом  тоне,
разумеется. Люди, в сущности,  все  такие  милые,  славные;  зачем  было  их
обижать? Не-ет!
     Экдал. А все-таки - прямо в глаз!
     Хедвиг (ласкаясь). Как интересно, что ты во фраке. Ужасно к тебе  идет,
папа!
     Ялмар. Правда? Он в самом деле сидит очень недурно. Почти как  на  меня
сшит... Разве чуточку  режет  под  мышками...  Помоги-ка,  Хедвиг.  (Снимает
фрак.) Лучше надеть пиджак. Ты куда девала пиджак, Гина?
     Гина. Сейчас. (Приносит пиджак и помогает Ялмару надеть его.)
     Ялмар. Вот так. Не забудь только вернуть Молвику фрак завтра же  утром,
пораньше.
     Гина (откладывая фрак). Да уж не забуду.
     Ялмар  (потягиваясь).  А-а!  Оно  все-таки  удобнее  так.  Да  и  такое
свободное домашнее платье больше подходит ко всему  моему  внешнему  облику.
Что скажешь, Хедвиг?
     Хедвиг. Да, папа!
     Ялмар. А если еще растрепать галстук вот так - концами врозь...  Гляди!
Что?
     Хедвиг. Да, это очень идет к твоим усам и к длинным курчавым волосам.
     Ялмар. Я бы не сказал - курчавым, а скорее волнистым.
     Хедвиг. Да ведь они сильно курчавятся.
     Ялмар. Скорее вьются.
     Хедвиг (немного погодя дергает его за рукав). Папа!
     Ялмар. Ну что?
     Хедвиг. Ты сам знаешь.
     Ялмар. Вот уж нет.
     Хедвиг (смеясь и хныча). Ну, папа! Довольно мучить меня!
     Ялмар. Да что такое?
     Хедвиг (тормоша его). Ну, полно, полно, давай же, папа! Ты ведь  обещал
мне принести что-нибудь вкусное!
     (*663) Ялмар. Вот тебе раз, забыл!
     Хедвиг. Неправда, неправда! Ты нарочно дразнишь меня! Стыдно!  Куда  ты
запрятал?
     Ялмар. Да, по правде скажу, в самом деле забыл. Постой! Кое-что у  меня
все-таки есть для тебя. (Идет и роется в карманах фрака.)
     Хедвиг (прыгая и хлопая в ладоши). Мама, мама!
     Гина. Вот видишь... Дай только срок и...
     Ялмар (с листком в руках). Вот оно.
     Хедвиг. Это?.. Бумажка?..
     Ялмар. Это список блюд, всех блюд, какие подавались. Видишь,  написано:
"Menu". Это и значит список блюд.
     Xедвиг. А другого разве ничего не принес?
     Ялмар. Говорят же тебе - забыл. Да  и  поверь  мне  -  вредны  все  эти
сласти. Присядь там у стола и читай кушанья  по  порядку,  а  я  тебе  потом
опишу, каковы они были на вкус. На вот.
     Хедвиг (глотая слезы). Спасибо. (Садится, но не читает.)

     Гина делает ей знаки. Ялмар замечает это.

     Ялмар (расхаживая по комнате). О чем  только  не  приходится  думать  и
помнить отцу семейства! И стоит забыть самую безделицу - сейчас кислые мины.
Что ж, и к этому не привыкать стать. (Останавливаясь около печки, где  сидит
старик.) Ты заглядывал туда вечером, отец?
     Экдал. Еще бы! Она уселась в корзинку.
     Ялмар. Неужели? Уселась-таки? Значит, привыкать начинает.
     Экдал. Да. А я что говорил? Теперь только приладить кое-какие штучки...
     Ялмар. Некоторые усовершенствования, да.
     Экдал. Непременно надо.
     Ялмар. Да, потолкуем-ка насчет этого. Иди сюда, сядем на диван.
     Экдал. Ладно! Гм... Постой, я сперва набью трубку... да  и  прочистить,
кстати. Гм... (Уходит в свою комнату.)
     Гина (с улыбкой Ялмару). Трубку прочистить, слышишь?
     (*664) Ялмар. Ох, да, да, Гина. Пусть его. Бедный, потерпевший крушение
старец... Да вот эти усовершенствования... Самое лучшее завтра же отделаться
от них...
     Гина. Завтра тебе некогда, Экдал.
     Xедвиг (быстро). Что ты, мама!
     Гина. Не забудь, надо ведь отретушировать  те  карточки.  За  ними  уже
сколько раз присылали.
     Ялмар. Ну так! Опять эти карточки! Да успеется. А может быть,  и  новые
заказы были?
     Гина. Нет, к сожалению. На завтра у меня только и есть те два портрета,
ты знаешь.
     Ялмар. Только-то? Да, если не стараться, то...
     Гина. Да что же я поделаю? Я и то уж публикую в газетах, сколько  могу,
кажется.
     Ялмар. Газеты, газеты! Сама видишь, много от этого  толку.  И  комнату,
конечно, тоже никто не приходил смотреть?
     Гина. Нет еще.
     Ялмар. Так и надо было ожидать. Если не хлопотать!..  Надо  взяться  за
дело посерьезнее, Гина!
     Xедвиг (подходя к нему). Не принести ли тебе флейту, папа?
     Ялмар. Никакой флейты мне не надо. Не до  развлечений  мне.  (Ходит  по
комнате.) Да, буду работать завтра. За этим дело не станет.  Буду  работать,
пока сил хватит...
     Гина. Но, милый мой, я совсем не то хотела...
     Хедвиг. Папа, не принести ли тебе пива?
     Ялмар. Не нужно. Ничего мне не нужно. (Останавлисаясь.) Пива?  Ты  пива
предлагала?
     Хедвиг (живо). Да, папа. Чудесное, свежее...
     Ялмар. Ну... если уж тебе непременно хочется... принеси бутылочку.
     Гина. Да, да! Вот и хорошо будет.
     Хедвиг бежит в кухню.
     Ялмар (стоящий около печки, останавливает Хедвиг, смотрит на нее, берет
за голову и прижимает к себе). Хедвиг! Хедвиг!
     Хедвиг (со слезами радости). Милый папочка!
     (*665) Ялмар. Нет, не называй меня так.  Сидел,  угощался  там  всякими
яствами за столом богача... сидел и плавал в изобилии... и все же мог...
     Гина (сидя у стола). Ах, пустяки какие, Экдал.
     Ялмар. Да! Вы уж не должны обращать внимания на всякую  мелочь  с  моей
стороны. Вы ведь знаете, я все-таки люблю вас.
     Хедвиг (обвивая его руками). И мы тебя ужасно любим, папа!
     Ялмар. А если я иной раз что и не так сделаю... то, господи боже мой...
помните, что меня одолевают заботы. Ну! (Отирает  глаза.)  Не  надо  пива  в
такую минуту. Давай флейту.

     Хедвиг бежит к полкам и приносит отцу флейту.

     Спасибо!.. Вот так. С флейтой в руках, в кругу моих дорогих... О-о!

     Хедвиг  присаживается  к  матери.  Ялмар,  прохаживаясь   по   комнате,
старательно и чувствительно начинает выводить  на  флейте  народный  чешский
плясовой мотив в самом медленном элегическом темпе.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0983 сек.