Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Генрик Ибсен - Дикая утка

Скачать Генрик Ибсен - Дикая утка


     (Прерывая игру, протягивает жене левую  руку  и  говорит  растроганно.)
Пусть кров наш убог и тесен, Гина. Все же это  наш  собственный  угол.  И  я
говорю: хорошо у нас здесь! (Снова начинает играть, но тотчас  же  раздается
стук во входную дверь.)
     Гина (вставая). Тсс... Экдал, кажется, пришел кто-то.
     Ялмар (кладет флейту на полку). Ну вот, опять!  Гина  идет  и  отворяет
дверь.
     Грегерс Верле (за дверью). Извините...
     Гина (отступая). Ах!
     Грегерс. Здесь живет фотограф Экдал?
     Гина. Тут.
     Ялмар (идя к дверям). Грегерс! Ты все-таки... Ну, так входи же.
     Грегерс (входит). Я ведь сказал, что хочу побывать у тебя.
     Ялмар. Да, но сегодня?.. Ты бросил гостей?
     Грегерс. И гостей и родной дом. Здравствуйте, фру Экдал. Узнаете ли  вы
меня?
     (*666) Гина. Как же. Не так трудно узнать молодого господина Верле.
     Грегерс. Да, я похож на мать, а ее вы, конечно, хорошо помните.
     Ялмар. Ты бросил родной дом, говоришь?
     Грегерс. Перебрался пока в гостиницу.
     Ялмар. Вот как! Ну, раз ты пришел, то раздевайся и будь гостем.
     Грегерс. Благодарю. (Снимает пальто. Он уже успел переодеться в простой
серый костюм деревенского покроя.)
     Ялмар. Сюда, на диван. Усаживайся поудобней.

     Грегерс садится на диван, Ялмар на стул у стола.

     Грегерс (озираясь). Так вот твоя пристань, Ялмар. Вот ты где живешь.
     Ялмар. Это, собственно, ателье, как видишь...
     Гина. Здесь попросторнее, мы тут все больше и сидим.
     Ялмар. Прежде у нас было помещение получше.  Но  эта  квартира  удобнее
тем, что есть лишние углы...
     Гина. У нас есть еще комнатка за колидором, с отдельным  ходом.  Ее  мы
сдаем.
     Грегерс (Ялмару). Вот как, и у тебя жильцы?
     Ялмар. Пока еще нет. Дело не так-то скоро делается, видишь.  Приходится
хлопотать. (Хедвиг.) Так что же с пивом?
     Хедвиг кивает головой и уходит в кухню.
     Грегерс. Так это твоя дочь?
     Ялмар. Да, это Хедвиг.
     Грегерс. Одна-единственная?
     Ялмар. Единственная. В ней вся наша радость и (понижая голос) в ней  же
и глубочайшее наше горе, Грегерс!
     Грегерс. Что такое ты говоришь?
     Ялмар. Да видишь ли, ей грозит беда - ослепнуть!
     Грегерс. Ослепнуть!
     Ялмар. Да. Пока налицо лишь первые  симптомы.  И  еще  некоторое  время
может пройти благополучно. Но доктор предупредил нас. Это неотвратимо.
     Грегерс. Какое ужасное несчастье! С чего это у нее?
     Ялмар (со вздохом). Наследственное, вероятно.
     (*667) Грегерс (пораженный). Наследственное?
     Гина. У матери Экдала тоже были слабые глаза.
     Ялмар. Да, отец говорит. Я ее не помню.
     Грегерс. Бедная девочка! А как она относится к этому?
     Ялмар. Да ты понимаешь, у нас духу не хватает открыть ей это. Она и  не
подозревает опасности. Веселая, беззаботная, щебеча как  птичка,  летит  она
навстречу вечному мраку. (Совсем подавленный.) Ах, это прямо  убивает  меня,
Грегерс.

     Хедвиг приносит поднос с бутылкой и стаканами, который ставит на стол.

     (Гладит ее по голове.) Спасибо, спасибо, Хедвиг.
     Хедвиг обвивает рукой его шею и шепчет ему что-то на ухо.
     Нет. Бутербродов не надо. (Оглядываясь.) Впрочем, может  быть,  Грегерс
скушает что-нибудь?
     Грегерс (делая отрицательный жест рукой). Нет, нет, благодарю.
     Ялмар (в том же грустном тоне). Ну да подай  все-таки...  Хорошо,  кабы
нашлась горбушка. Только намажь хорошенько маслом, не забудь.
     Хедвиг весело кивает и уходит опять в кухню.
     Грегерс (следивший за ней глазами). А  с  виду  она  довольно  крепкая,
здоровая, мне кажется.
     Гина. Да, ни на что больше, слава богу, пожаловаться нельзя.
     Грегерс. Она, верно, будет  со  временем  похожа  на  вас,  фру  Экдал.
Сколько ей лет?
     Гина. Скоро аккурат четырнадцать. Послезавтра ее рождение.
     Грегерс. Высокая для своих лет.
     Гина. Да, она страсть вытянулась за последний год.
     Грегерс. По таким вот подросткам лучше всего и  можно  проследить,  как
сам старишься... Сколько же лет вы женаты?
     Гина. Да вот... да, скоро пятнаднать.
     Грегерс. Скажите! Уже столько?
     (*668) Гина (настораживаясь, смотрит на него). Да, разумеется, так.
     Ялмар. Так, так. Пятнадцать лет без малого. (Переходя  в  другой  тон.)
Медленно, должно быть, тянулись для тебя эти годы там, на заводе, Грегерс?
     Грегерс. Тянулись медленно, пока я тянул там лямку. Теперь же просто  и
не знаю, куда они девались.
     Старик Экдал выходит из своей комнаты, без трубки, но в старой  военной
фуражке. Поступь нетвердая.
     Экдал. Ну вот, Ялмар, теперь сядем и  потолкуем...  Гм!..  О  чем  бишь
это?..
     Ялмар (идя ему навстречу). Отец, у нас гость, Грегерс Верле... Не знаю,
помнишь ли ты его.
     Экдал (смотрит на Грегерса, который встает). Верле? Это  сын,  что  ли?
Чего ж ему от меня надо?
     Ялмар. Ничего. Он ко мне пришел.
     Экдал. Ну, значит, ничего такого нет?
     Ялмар. Нет, разумеется, ничего.
     Экдал (размахивая руками). Не потому, видишь ли... Я не боюсь, а...
     Грегерс (подходит к нему). Я привез вам  поклон  от  старых  охотничьих
угодий, лейтенант Экдал.
     Экдал. От охотничьих угодий?
     Грегерс. Да, от тех, что раскинулись около завода в Горной долине.
     Экдал. Ах, вот что. Да, я когда-то хорошо знавал эти места.
     Грегерс. В те времена вы были лихим охотником.
     Экдал.  Был,  был.  Как  же.  Вы  смотрите  на  фуражку?  Я  никого  не
спрашиваюсь - ношу дома. На улицу в ней не выхожу - и довольно.

     Xедвиг приносит тарелку с бутербродами и ставит на стол.

     Ялмар.  Присаживайся,  отец,  и  выпей  стаканчик  пивца.   Пожалуйста,
Грегерс.
     Экдал что-то бормочет  и  нетвердой  походкой  направляется  к  дивану.
Грегерс садится на стул ближе к нему, Ялмар  рядом  с  Грегерсом  по  другую
сторону. Гина сидит немного поодаль за шитьем. Хедвиг стоит возле Ялмара.
     (*669) Грегерс. Помните вы, лейтенант Экдал, как мы с Ялмаром приезжали
к вам туда на каникулы - летом и на рождестве?
     Экдал. И вы? Нет, нет, не помню. Но, смею сказать, я был лихой охотник.
И медведей бил. Целых девять штук уложил.
     Грегерс (с участием глядя на него). А теперь больше уж не охотитесь?
     Экдал. Не говорите, старина. Иногда еще охочусь.  Конечно,  не  на  тот
манер. Потому что лес, видите ли... лес - лес!.. (Пьет.) Он там все такой же
красивый?
     Грегерс. Не такой уж, как в ваше время. Чертовски много повырублено.
     Экдал. Повырублено? (Понизив голос, как бы  со  страхом.)  Опасная  это
штука. Даром не проходит. Лес мстит.
     Ялмар (подливает ему в стакан). Пей на здоровье, отец. Еще немножко.
     Грегерс. Как такой человек, как вы... привыкший  к  простору,  вольному
воздуху... может уживаться в душном городе, вечно в четырех стенах?
     Экдал (посмеивается и поглядывает на Ялмара). Ну, здесь не так уж худо.
Совсем не так худо.
     Грегерс. Да где же здесь все  то,  с  чем  вы  сроднились?  Где  свежее
дыхание ветра, вольная жизнь на лоне природы, среди зверей и птиц...
     Экдал (улыбаясь). Ялмар, показать ему, что ли?
     Ялмар (быстро и смущенно). Нет, нет, отец. Не сегодня.
     Грегерс. Что такое хочет он мне показать?
     Ялмар. Так, пустяки. В другой раз посмотришь.
     Грегерс (продолжая свой разговор со стариком). Да, так вот что я  хотел
сказать вам, лейтенант Экдал: поедемте со мной на  завод.  Я,  должно  быть,
скоро опять уеду. Переписка для вас и там, верно, нашлась бы. А тут  ведь  у
вас ничего такого нет, что могло бы скрашивать, оживлять вашу жизнь.
     Экдал (с удивлением глядит на него). У меня нет ничего, что могло бы...
     (*670) Грегерс. Ну, конечно, у вас есть  Ялмар,  но  у  него  уже  своя
семья. А такой человек, как вы,  которого  всегда  так  тянуло  на  простор,
поближе к природе...
     Экдал (ударяя рукой о стол). Ялмар, теперь он должен взглянуть!
     Ялмар. Да стоит ли, отец? Темно уже...
     Экдал. Вздор. Луна светит. (Встает.) Теперь он должен  увидеть,  говорю
я. Пропустите-ка меня. Да иди пособить, Ялмар!
     Xедвиг. Да, да, папа!
     Ялмар (встает). Ну, ладно.
     Грегерс (Гине). Что у них там такое?
     Гина. Вы не думайте, не бог весть что.
     Экдал с Ялмаром идут в глубину комнаты и раздвигают двери - каждый свою
половину; Хедвиг помогает старику. Грегерс стоит около дивана. Гина спокойно
продолжает шить. В широкое  дверное  отверстие  виден  просторный,  длинный,
неправильной формы чердак, с закоулками и печными трубами. В крыше несколько
слуховых окошек, сквозь которые  проникает  яркий  лунный  свет,  освещающий
некоторые углы чердака, остальное тонет во мраке.
     Экдал (Грегерсу). Вам надо подойти сюда поближе.
     Грегерс (идет к ним). Да что же тут у вас такое, собственно?
     Экдал. А вы поглядите. Гм...
     Ялмар (несколько смущенно). Тут владения отца, понимаешь?
     Грегерс (у дверей заглядывает на чердак).  Вы  держите  кур,  лейтенант
Экдал!
     Экдал. Полагаю - держим кур. Теперь все сидят на нашестах. А  поглядели
бы вы их днем, этих кур-то!
     Хедвиг. А потом еще...
     Экдал. Тсс!.. Ни слова пока.
     Грегерс. И голуби у вас есть, как вижу.
     Экдал. О да. И голуби у нас найдутся! Для них под самой крышей и  ящики
прилажены, для кладки яиц. Голуби, знаете, любят гнездиться повыше.
     Ялмар. Это все не простые голуби.
     Экдал. Простые! Я думаю! У нас турманы! И зобастые  есть  тоже.  А  вот
подите-ка сюда! Видите ящик там у стены?
     (*671) Грегерс. Да. Для чего же он вам служит?
     Экдал. Там спят ночью кролики, старина.
     Грегерс. Так у вас и кролики есть?
     Экдал. Да, как видите, черт  возьми,  и  кролики!  Слышишь,  Ялмар?  Он
спрашивает, есть ли у нас кролики. Гм... А вот теперь самое главное. Сейчас.
Отодвинься, Хедвиг. А вы станьте тут. Вот так. И глядите сюда... Видите  вон
там корзинку с соломой?
     Грегерс. Да. И в ней вижу какую-то птицу.
     Экдал. Гм... "птицу"!..
     Грегерс. Утка, что ли?
     Экдал (шокированный). Ну, понятно, утка.
     Ялмар. Да какая утка, как ты думаешь?
     Хедвиг. Это не простая утка...
     Экдал. Тсс!..
     Грегерс. Ну и не турецкая же...
     Экдал. Нет, господин... Верле. Это не турецкая утка. Это дикая утка.
     Грегерс. Да неужели? Дикая?
     Экдал. Именно! Эта "птица", как вы изволили ее назвать, -  дикая  утка.
Наша дикая утка, старина.
     Хедвиг. Моя дикая утка, потому что она мне принадлежит.
     Грегерс. И она может жить тут, на чердаке? Прижилась?
     Экдал. Да вы же понимаете, у нее целое корыто с водой,  где  она  может
плескаться вволю.
     Ялмар. Воду через день меняем.
     Гина (обращаясь к Ялмару). Но,  милый  Ялмар,  вы  такого  холоду  сюда
напустили!
     Экдал. Гм... так закроем. Да и не надо их тревожить на ночлеге. Берись,
Хедвиг.
     Ялмар и Хедвиг сдвигают вместе обе половинки двери.
     В другой раз рассмотрите ее хорошенько. (Садится в кресло у печки.) Они
такие удивительные, эти дикие утки.
     Грегерс. Да как же вы ее поймали, лейтенант Экдал?
     Экдал. Я не ловил. Мы обязаны ею некоему господину здесь в городе.
     (*672) Грегерс (несколько пораженный). Уж не отцу ли моему?
     Экдал. Именно. Как раз вашему отцу. Гм...
     Ялмар. Вот забавно - как ты это отгадал, Грегерс?
     Грегерс. Ты недавно рассказывал, скольким ты обязан отцу... ну вот, я и
подумал...
     Гина. Да, но мы не от самого же коммерсанта получили ее.
     Экдал. Все равно, Гина. Мы ею обязаны  Хокону  Верле.  (Грегерсу.)  Он,
видите ли, катался в лодке и подстрелил ее. Видит-то он плохо...  гм...  Ну,
вот только и подстрелил.
     Грегерс. А-а! Всадил ей, значит, несколько дробинок в тело.
     Ялмар. Да, две-три дробинки.
     Xедвиг. Под самое крыло. И она не могла улететь.
     Грегерс. И, верно, нырнула?
     Экдал (сонным заплетающимся языком). Известно... дикие утки всегда так.
Нырнут на дно... в самую глубь, старина... вцепятся в траву, водоросли...  и
во всякую чертовщину там внизу... и уж наверх больше не всплывают.
     Грегерс. Но ведь ваша утка всплыла, лейтенант Экдал?
     Экдал. У вашего отца такая лютая собака. Нырнула и вытащила утку.
     Грегерс (Ялмару). И она попала к вам?
     Ялмар. Не сразу. Сначала-то она попала к твоему отцу.  Но  там  она  не
прижилась, стала хиреть, и Петтерсену велели ее прикончить...
     Экдал (в полусне). Гм... да, да... Петтерсен - болван.
     Ялмар (понижая голос). Вот таким-то образом  она  досталась  нам.  Отец
немножко знаком с Петтерсеном, узнал  от  него  насчет  этой  дикой  утки  и
устроил так, что ее уступили нам.
     Грегерс. И тут у вас на чердаке ей живется отлично.
     Ялмар. Удивительно! Даже разжирела. Да, положим, она здесь уже  столько
времени, что успела забыть настоящую волю. А в э_т_о_м-т_о все и дело.
     (*673) Грегерс. Пожалуй, ты прав, Ялмар. Пусть только не видит  никогда
неба и моря... Но я не смею дольше засиживаться, отец твой, кажется, заснул?
     Ялмар. Ну, из-за этого-то...
     Грегерс. Кстати, ты говорил, вы сдаете комнату? И она сейчас не занята?
     Ялмар. Да, а что? Ты кого-нибудь знаешь?..
     Грегерс. Могу я снять эту комнату?
     Ялмар. Ты?
     Гина. Нет, что вы, господин Верле!..
     Грегерс. Отдадите вы ее мне? Тогда я завтра же утром перееду.
     Ялмар. Да с величайшим удовольствием.
     Гина. Нет,  господин  Верле,  она  для  вас  окончательно  не  годится,
неподходящая.
     Ялмар. Да что ты, Гина? Как ты можешь говорить так?
     Гина. Да как же? И тесна, и свету мало, и...
     Грегерс. Это все не беда, фру Экдал.
     Ялмар. По-моему, вполне приличная комната. И обставлена недурно.
     Гина. Да ты вспомни, кто живет внизу... Эти двое...
     Грегерс. Кто эти двое?
     Гина. Да один прежде был домашним учителем...
     Ялмар. Кандидат Молвик.
     Гина. А еще один доктор, Реллинг по фамилии.
     Грегерс. Реллинг? Его я немножко знаю.  Он  практиковал  одно  время  в
Горной долине.
     Гина. Это такие несуразные  господа!  Часто  кутят  по  вечерам,  домой
приходят поздней ночью и не всегда в своем...
     Грегерс. К этому скоро можно привыкнуть. Надеюсь, что и  я,  как  дикая
утка...
     Гина. Гм... я думаю,  вам  лучше  отложить  до  завтра...  Утро  вечера
мудренее.
     Грегерс. Вам что-то очень не хочется пускать меня к  себе  в  дом,  фру
Экдал.
     Гина. Бог с вами! Что вы!
     (*674) Ялмар. Да, это в самом  деле  странно  с  твоей  стороны,  Гина.
(Грегерсу.) А скажи мне, ты,  значит,  рассчитываешь  остаться  на  время  в
городе?
     Грегерс (надевая пальто). Да, теперь рассчитываю.
     Ялмар. Но не дома, у отца? Что же ты намерен предпринять?
     Грегерс. Да, знай я только это... тогда бы еще было с полгоря. Но когда
имеешь несчастье зваться Грегерсом... Грегерс... да еще Верле...  Слыхал  ли
что-нибудь хуже?
     Ялмар. Я совсем не нахожу...
     Грегерс. Брр! Я бы плюнул на другого молодчика с таким именем.  Но  раз
самому выпал на долю крест быть Грегерсом Верле, как вот мне...
     Ялмар (смеясь). Ха-ха-ха! А чем же хотел бы ты быть, если не  Грегерсом
Верле?
     Грегерс. Если бы я мог выбирать, я бы лучше  всего  хотел  быть  ловкой
собакой.
     Гина. Собакой!
     Xедвиг (невольно). Да нет же?!
     Грегерс. Да. Настоящей, умной, ловкой собакой, из таких, которые ныряют
на дно за дикими утками, когда те идут ко дну, вцепляются там в водоросли  и
зарываются в тине.
     Ялмар. Нет, знаешь, Грегерс, я не понимаю  из  всего  этого  ни  одного
слова.
     Грегерс. Да, пожалуй, тут и понимать-то особенно нечего. Ну, так завтра
утром я перееду к вам. (Гине.) Я не доставлю вам особых хлопот, я сам привык
все делать. (Ялмару.) Об остальном поговорим  завтра.  Спокойной  ночи,  фру
Экдал. (Кивая Хедвиг.) Спокойной ночи.
     Гина. Спокойной ночи, господин Верле.
     Хедвиг. Спокойной ночи.
     Ялмар (зажигая свечку).  Постой,  надо  посветить  тебе,  на  лестнице,
верно, темно. (Провожает Грегерса.)
     Гина (задумчиво, сложив шитье на коленях).  Что  он  тут  нагородил,  -
хотел бы быть собакой?
     Хедвиг. Знаешь, что я скажу тебе, мама, мне кажется, у него было на уме
совсем другое.
     Гина. Да что же?
     (*675) Хедвиг. Я не знаю. Но он все время как  будто  говорит  одно,  а
думает совсем другое.
     Гина. Ты думаешь? Чудно!
     Ялмар (возвращается). Лампа еще горела там. (Тушит свечу и ставит ее на
стол.) Ну, наконец-то можно пропустить  кусочек  в  горло.  (Принимается  за
бутерброды.) Вот видишь, Гина, стоит только постараться, и...
     Гина. Как так - постараться?
     Ялмар. Да ведь это все-таки кстати, что мы наконец сдали ту комнату. Да
еще кому - Грегерсу, старому хорошему другу.
     Гина. Уж и не знаю, что тебе сказать.
     Хедвиг. Ах, мама, увидишь, как весело будет!
     Ялмар. Тебя не разберешь. То  у  тебя  только  и  думы,  как  бы  сдать
комнату, а теперь тебе это не по вкусу...
     Гина. Да, если бы кому другому, Экдал... А то - что, ты думаешь, скажет
на это коммерсант?
     Ялмар. Старик Верле? Ему-то какое дело?
     Гина. Да ведь понятно, у них что-нибудь опять вышло, если молодой  ушел
из дому. Ты же знаешь, как они друг к дружке-то...
     Ялмар. Все это, конечно, очень может быть, но...
     Гина. А теперь, пожалуй, коммерсант подумает, что это все твои штуки...
     Ялмар. Ну и пусть его! Верле очень много сделал для меня. Помилуйте!  Я
это признаю. Но не могу же я из-за этого быть в вечной зависимости от него.
     Гина. Но, милый Экдал,  как  бы  это  не  отозвалось  на  дедушке.  Вот
возьмут, да и отнимут у него этот маленький заработок в конторе.
     Ялмар. А!.. Я чуть было не сказал - и пусть! Разве не  унизительно  для
такого человека, как я,  что  его  седовласый  старик  отец  ходит  каким-то
побирушкой? Но теперь, я думаю, уж близок час!.. (Берет еще бутерброд.)  Раз
на меня возложена такая задача в жизни, я ее и выполню.
     Хедвиг. Да, да, папа! Непременно!
     Гина. Тсс! Не разбуди его!
     Ялмар (тише). Я ее и в_ы_п_о_л_н_ю, говорю я. Настанет день, когда... И
потому хорошо,  что  мы  сдали  комнату.  Я  буду  несколько  менее  стеснен
материально. А это очень (*676) важно для человека, у которого  есть  особая
задача в жизни. (Останавливаясь  у  кресла,  растроганно.)  Бедный,  старый,
убеленный сединами отец! Положись на своего Ялмара! У него широкие  плечи...
сильные, во всяком случае. В один прекрасный день ты проснешься и... (Гине.)
Ты, пожалуй, не веришь?
     Гина (вставая). Конечно, верю. Но давай сперва уложим его в постель.
     Ялмар. Хорошо, давай.

     Осторожно поднимают старика.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1495 сек.