Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Андре Нортон - Серая магия

Скачать Андре Нортон - Серая магия


Кольцо.

     Перед  Сарой  лежал  лесной  мир. Она бежала в сторону  паутинной стены
Лесного  Замка, новые, незнакомые запахи, которые  щекотали ее  кошачий нос,
поднимались  от  земли под лапами и наполняли воздух. Она никогда раньше  не
догадывалась, что значит по- настоящему ощущать запах! Человеческими глазами
они видела сумерки, блеклые цвета, удлиняющиеся  и темнеющие тени. Но теперь
она могла видеть сквозь эту темноту, и поэтому нисколько ее не боялась.
     Но хотя она была поглощена своим новым обличьем и очень довольна им, ее
беспокойство  отчасти  усиливалось  с приближением к  дьявольски  святящимся
паутинам. Не доходя несколько футов, она положила нож, поставила на него для
безопасности обе  передние  лапы  и вытянула  голову повыше,  чтобы  получше
рассмотреть мертвый лес.
     Ей вовсе не хотелось прикасаться  к паутине. Она надеялась найти место,
в котором ее кошачье тело сможет перепрыгнуть через липкую  стену. Но  нигде
не  было видно участка, на котором крайние деревья не были бы  опутаны  этой
дрянью от земли до нижних веток.
     Нужно использовать нож  -- но где? Прирожденная осторожность животного,
в чьем теле она  находилась, пришла ей  на помощь. Она  начала пробираться в
высокой траве, снова держа нож в зубах.
     Опасаясь стражи, Сара не дерзнула проделать большую  и заметную  дыру в
стене.  Поэтому ей  пришлось искать,  пока она не обнаружила  место, где два
мощных  корня  дерева наполовину торчали из земли.  Нити  паутины  закрывали
проход между ними, но проход был маленький. Она прижалась  к земле, и пастью
и лапами  направила  нож. Это было  очень  неудобно,  и  она гораздо быстрее
сделала бы все руками. Но паутина рассыпалась и впереди лежал проход в лес.
     Когда она заползла внутрь, распластавшись между корнями, то обнаружила,
что может  достаточно хорошо видеть. К счастью паутина висела  только в один
ряд, и впереди виднелись пятна зеленовато-желтого света.
     Пятнами  оказались грибы-трутовики,  растущие  на гнилых деревьях. Сара
сломала  один  лапой и воздух  сразу же наполнился пляшущими пылинками.  Она
чихнула и закрыла  нос передними лапами. Когда она чихала, то уронила нож, а
это было опасно. Она быстро подняла его.
     Листья,  которые падали с  деревьев,  давно превратились  в пыль, земля
была  голая и черная, скользкая  и неприятная, поэтому Сара  старалась,  где
возможно, проходить по торчащим корням или стволам упавших деревьев.
     Человек без  компаса  легко  потерялся бы  в этом лабиринте, где каждое
дерево было  похоже  на  следующее,  а  зеленый свет грибов мешал видеть. Но
кошачий инстинкт Сары безошибочно  вел  ее в  самое  сердце этого проклятого
места.
     Она  не встретила ни животных, ни птиц, ни  насекомых. Но  у  нее  было
странное ощущение  что что-то притаившись поджидает ее там, куда не достигал
взгляд, бесшумно, осторожно. Это Саре совсем не нравилось.
     В  одном  месте ей пришлось  обойти озеро, вода в котором была черная и
пенистая. Пузыри медленно поднимались на поверхность и лопались.  Потом Сара
увидела первое живое  существо,  бледную, как  будто отбеленную, ящерицу, на
скользком камне, наблюдавшую за ней блестящими недобрыми глазами.
     На  другой  стороне  озера  Сара  встретила  слабые  следы  тропинки  и
повернула на нее. Ей не терпелось поскорее добраться до цели.
     Но  она  не  забыла об  осторожности,  и с  мгновенной  реакцией  кошки
остановилась, услышав слабый звук. Не кралась ли за ней ящерица?
     Потом она увидела врага, не позади, а справа от себя. В свете грибов он
предстал  во всей своей ужасной красе. Она хотела закричать, но из кошачьего
горла послышалось только шипение.
     Тварь молнией пробежала по стволу упавшего дерева и остановилась. Когда
она стояла на месте, ее почти невозможно было отличить от скопления  грибов.
Сара  запустила  когти  в землю,  разминая  их. Она внимательно  осмотрелась
вокруг, разглядывая грибы, которые могли оказаться вовсе не грибами.
     Ее тревога  росла.  Три или четыре гигантских паука приближались к ней.
Если бы не неосторожность первого, они могли бы окружить  ее прежде, чем она
сообразила  в чем дело. Она могла напасть на одного, но  с целой кучей ей не
справиться.
     В воздухе  повисла ленивая нить  паутины.  Она  опустилась на  мохнатую
спину Сары. Потом еще одна и еще! Вокруг нее свивалась сеть. Но в тот момент
она боялась  самих пауков  больше, чем  их ремесла и она отчаянно обдумывала
план действий. Нужно дать им себя поймать. Потом, когда они в этом убедятся,
она воспользуется ножом и убежит.
     Очень трудно было ждать, пока  плывущие в воздухе нити обовьются вокруг
нее.  Но  Сара  прижалась  к  земле, втянула  под себя  лапы, между которыми
наготове лежал нож. Она вздрогнула, когда ковер из нитей зацепился ей за уши
и быстро закрыла глаза.
     Как только  сеть  покрыла  Саре  спину и голову, она  оказалась  крепко
привязанной к земле.  Теперь правильные действия зависели от носа и ушей. По
ее скрученному телу пробегали  ноги,  и она опять  вздрогнула,  когда  ткачи
начали проверять крепость своих шелковистых нитей.
     А  вдруг  ее  сейчас  ужалит паук,  и  бросит  здесь,  парализованной и
беспомощной?  Она чувствовала  их мерзкий  запах, слышала шорох  их ног. Они
бегали кругами, наращивая кокон вокруг нее.
     Последний  раз они  испробовали прочность  опутывающей  ее сети.  Потом
сильный запах тварей начал улетучиваться. Она напрягала слух и  зрение. Если
они  оставили охранника,  то не больше, чем одного. С одним она вполне могла
справиться.  Двигая лапами,  Сара протолкнула  вперед  нож и прикоснулась  к
сети.
     Раз! Ее правая лапа освободилась! Волшебство  железа  опять  сработало.
Она поднялась и распрямилась, а кокон упал и рассыпался. Она открыла глаза.
     Напротив нее, на всех своих восьми ногах, стоял  готовый напасть  паук.
Он покачнулся вперед-назад и прыгнул. Сара ударила передней лапой и сбросила
тварь на землю, потом махнула ножом. Она не была уверена в словах Хуона -- о
том, что железо здесь ядовито. Она могла только надеяться на это.
     Паук подобрал  под  себя ноги, став  похожим  на бело-желтый шар.  Сара
взяла рукоятку ножа в  пасть и прыгнула,  проведя  лезвием поперек  круглого
туловища насекомого. Паук забился в судороге, его ноги подкосились, но потом
он  опять  поднялся.  Сара  ткнула  его ножом, не  желая прикасаться  к нему
лапами. Когда он перестал  шевелиться, она  положила нож на землю, поставила
на него одну лапу и языком слизала остатки паутины со своей шерсти.
     Затем, неся нож,  она обошла мертвого паука и пошла дальше. Но она была
начеку, опасаясь  еще одной  встречи с  этими  тварями  и разглядывая каждый
ближний гриб  с подозрением. В мертвом лесу было очень  тихо, потому  что не
было шелестящих  листьев,  только  влажная  земля  под ногами.  Потом  земля
уступила место  плоским камням,  которые  могли  быть  старой-старой мощеной
дорогой. Дорога спускалась вниз, и  заросшие деревьями обочины  нависали над
ней.  Сара держалась посередине дороги, потому что между деревьев  виднелись
толстые паутины.
     Понижающаяся дорога привела ее  к ручью. Это было не пенистое озерко, а
коричневая бегущая вода, двумя рукавами огибающая остров.
     По  периметру острова  стояла  каменная  стена, такая старая и заросшая
высохшим диким виноградом  и  мхом настолько, что  почти  не  отличалась  от
естественных  скал.  Должно  быть, когда-то был мост, соединяющий  остров  с
дорогой, а теперь осталась только цепочка торчащих из воды камней.
     Сара  походила по  берегу взад-вперед,  с сомнением разглядывая  камни.
Хотя  ей  ничего  не  говорили, она была уверена, что остров  лежит в центре
леса,  и  на нем  находится  то что она  искала,  но добраться  до него было
проблемой.  Она  видела,  как  неприятного вида  водяные твари  плавают  или
ползают туда-сюда по  дну, и ей  не хотелось  с ними воевать. Можно ли  было
перепрыгнуть с одного камня на другой и не поскользнуться?
     Она изогнулась, балансируя ножом в пасти,  и прыгнула на первый камень.
Он  был скользкий,  но она уцепилась  крепко. Второй  камень  был  положе  и
удобнее. На нем  она  села, положив  нож под  передние лапы, и  разглядывала
третий,  потому  что  он был  закругленным и  зеленым  от  водорослей.  Хотя
четвертый опять был  плоский. Можно ли  до него допрыгнуть отсюда? Она опять
выгнулась, напряглась и прыгнула.
     Задние  лапы оказались в воде, а  передними  она пыталась за что-нибудь
зацепиться.  Острая боль пронзила  ей хвост,  она дернулась и  выскочила  из
воды.  В  кончик  хвоста  ей  вцепилась  какая-то когтистая  тварь,  и  Сара
зарычала, махнула хвостом и подставила тварь под нож. Та мешком откатилась в
реку.
     Мокрая шерсть причиняла большие неудобства, но времени останавливаться,
чтобы насухо себя вылизать, у нее не было. Теперь нужно было прыгнуть далеко
и высоко, чтобы запрыгнуть на стену. Мокрая шерсть на спине  стояла торчком,
уши были прижаты к голове, а хвост мотался из  стороны в сторону,  когда она
на  затекших  лапах стояла  и смотрела вниз на то,  что охраняла эта древняя
стена.
     Пауки в лесу были мерзкие, и она  их сразу возненавидела, но здесь было
что-то  похуже -- жаба в три  раза больше, чем ее теперешний кошачий размер.
Она неподвижно сидела в  самой середине открытого пространства, но ее желтые
глаза  неподвижно  таращились  на Сару, и  Сара  испугалась ее  больше,  чем
пауков.
     Она  дрожала, но совсем не от холодной  воды. Эти глаза... они делались
больше, больше, заполняя  весь мир! Они  были открытыми колодцами, в которые
можно упасть!
     Сара  моргнула. Было темно, наступила ночь. Но желтые  жабьи глаза были
настолько  яркими,  что могли  осветить  весь  остров.  Под ними раскрывался
широкий рот.
     Она постаралась сжаться насколько возможно, держа нож  в зубах. Но жаба
была  такая огромная и сила ее  взгляда  держала на месте. Черный кнут языка
промелькнул  между громадными  губами, пытаясь затащить ее в жадный  рот. Но
она прикоснулась к ножу и отпрянула.
     Жаба задрожала,  ее туша затряслась, рот закрылся. Потом  у нее изо рта
выпал круглый, сверкающий драгоценный  камень, который откатился  к подножью
стены,  на  которой сидела  Сара. Камень был  прозрачный,  как стекло,  и  в
середине его Сара увидела кольцо из темного металла.
     Кольцо! В этот момент  ей пришлось решать. Она не могла нести  кольцо и
нож вместе.  Если  она  возьмет в  пасть талисман,  то  придется бросить  ее
единственное оружие.
     Сара  двигалась  быстро,  потому  что  боялась,  что  если долго  будет
раздумывать,  то  ей  вообще  ничего не удастся. Она бросила нож  на жабу, и
увидела,  как  он  шлепнулся  на широкую  спину  твари. Тварь закрутилась  и
задергалась, а потом опала, как мешок, из которого вышел воздух.
     Сара  прыгнула  со  стены  и  схватила  драгоценный  камень.  Он  плохо
помещался в пасти, но она крепко держала его.
     -- Кар-р-р..., -- черная птица, такая же как те, что следили за Сарой и
лисом, спикировала  вниз, выкрикивая боевой  клич. Со страху  Сара неслась с
ужасной  скоростью,  в  несколько  прыжков  преодолев  камни  через  реку  и
заскочила в укрытие мертвого леса. Там  она  остановилась, пытаясь придумать
какой-то план и боясь идти по кишащей пауками тропе без ножа.
     Она  положила  голову между передних  лап, и только  тут вспомнила, что
кольцо  само по себе было  железное, и могло ее защитить.  Но сначала  нужно
было разбить стеклянную скорлупу.
     Она бросила ее  на камень, но та не разбилась. Она встала  на него всем
своим весом, но он лишь вдавился в землю и не сломался.
     -- Кар-р-р..., -- одна из птиц прыгала на ветке прямо у нее над головой
и ей  ответили с воздуха. Сара опять схватила  кольцо в пасть и побежала изо
всех  сил.  На бегу она  кусала свою ношу, надеясь, что острые кошачьи  зубы
прокусят скорлупу.
     Одним прыжком  она проскочила  через  мертвого  паука-охранника  на том
месте,  где ее поймали. Может ей удастся  выбраться, если она будет  вот так
быстро  бежать? Но  в  воздухе захлопали крылья и  она почувствовала боль  в
одном ухе. Сара подползла к стволу дерева,  где куча  сухих  веток  скрыла и
защитила  ее от птиц. Нужно было сломать эту скорлупу, иначе  она никогда не
выберется из леса, в этом она была уверена.
     Носом и передними лапами она положила шар на торчащий из земли камень и
затем, найдя еще один камень, изо всей  силы  навалилась, слегка двигая его,
так что  скорлупа стиралась между двух камней. Она уже теряла надежду, когда
с легким хлопком  скорлупа  исчезла. Лишь кучка пыли блестела на земле возле
кольца.
     Сара взяла  кольцо в  пасть  и  приготовилась бежать.  Наверху раздался
крик.  Птицы поднимались в воздух и улетали. Уверенная в  том, что  теперь у
нее есть  шанс, Сара  побежала, вначале  не осознавая того,  что  происходит
вокруг. Потому что она бежала и все вокруг менялось.
     Шарообразные  грибы  уменьшались  и рассыпались. Поднимался  прохладный
ветер,  шелестел  в хрупких  ветвях, неся с собой сладостную свежесть. Когда
она пробегала мимо озера, где лежала  ящерица, вода не была больше темной  и
пенистой.  Она  сверкала  и  пузырилась,  движимая  заглохшим  долгое  время
родником.
     Когда  Сара добежала до места, где она пролезла под  стеной из паутины,
она больше не встретила ничего  похожего на эту мутную дрянь. Паутина висела
лохмотьями, и ветер рвал ее на куски и уносил.  Она легко выбежала на лунный
свет и забралась по склону, где ее ждал лис.
     Наверху она  остановилась и оглянулась. Все засохшие  деревья сгибались
на  ветру.  Почти  вся  паутина  исчезла.  Сильные  порывы  ветра  как будто
разметали все зло, которое там пряталось, снова подготавливая его для жизни.
Она увидела, как при  свете луны поднялась  стая  птиц. Они летели  кругами,
издавая грубые крики.
     Сара  повернулась и побежала  изо всех сил.  Возможно,  лес  был теперь
свободен от зла, но казалось, что у черных птиц еще остались силы охотиться.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1333 сек.