Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Андре Нортон - Серая магия

Скачать Андре Нортон - Серая магия



Холодное железо

     --  То,  что  вы прошли через  наши  ворота  целыми  и  невредимыми,  -
продолжал  Хуон, --  означает, что  вы не были  посланы или вызваны ими,  --
быстрым движением он поднял руку и сделал знак, который дети не поняли.
     --  Ими?  --  спросила Сара  перед  тем  как  откусить  бутерброд. Этот
разговор о  воротах  придавал  уверенности,  потому  что  теперь  они  могли
вернуться той же дорогой, какой пришли.
     --  Врагами,  -- откликнулся Хуон, --  теми силами тьмы, которые  воюют
против всего хорошего, справедливого и  правильного. Черные колдуны, ведьмы,
ведуны,  оборотни, вампиры, людоеды  -- у  врага  так же  много имен, как  у
самого  Авалона -- множество обличий и способов скрыться, некоторые приятные
на вид, но в основном отвратительные. Они -- тени тьмы, они долго стремились
захватить Авалон, а  затем одержать победу над  другими мирами,  и над вашим
тоже. Подумайте о  том, что  вам более всего ненавистно, и это  будет только
часть этих врагов и Темных Сил.
     --  Мы   здесь  подвергаемся   опасности,  потому  что  заклинаниями  и
предательством они отняли у нас три талисмана: Экскалибур, кольцо Мерлина, и
рог  -- все  в течение трех  дней. А если мы пойдем на битву  без них... ах,
ах..., -- Хуон покачал головой, --  мы будем как воины, закованные в тяжелые
цепи по рукам и ногам.
     Затем он внезапно спросил:
     -- Обладаете ли вы привилегией холодного железа?
     Они  смотрели на  него с недоумением,  а он указал  на один из ножей  в
корзине.
     -- Из какого металла это выковано?
     --  Из нержавеющей  стали,  --  ответил Грег.  -- Но  какое  это  имеет
отношение к... ?
     -- Нержавеющая  сталь,  --  перебил  Хуон.  --  Но у  вас  нет железа -
холодного  железа, выплавленного смертным  в  мире  смертных? Или  вам также
нужно серебро?
     --  У нас  действительно есть  немного серебра,  --  вступила Сара.  Из
нагрудного кармана рубашки она вытащила свернутый носовой  платок, в котором
лежала оставшаяся часть ее карманных денег на неделю, десять и двадцать пять
центов.
     -- При чем здесь железо и серебро? -- захотел узнать Эрик.
     -- Это,  -- Хуан вынул  нож из ножен. В тени ивы лезвие блестело так же
ярко, словно его держали на прямом солнечном свете. И когда он его повернул,
металл сверкнул блестками огня, как будто искры разлетелись от горящих дров.
-- Это серебро ковали гномы -- это  не холодное железо.  Потому что тем, кто
родом из Авалона нельзя  держать в руках  железное лезвие,  иначе  он сгорит
дотла.
     Грег поднял вверх ложку, которой ковырял землю.
     -- Сталь -- это железо, но я не сгораю.
     -- А, -- Хуон улыбнулся. -- Но ведь вы родом не из Авалона.  Так же как
и я, также как и  Артур. Когда-то я воевал железным мечом и ходил на битву в
железной   кольчуге.  Но   здесь,  в  Авалоне,  я   спрятал  все   все   это
обмундирование,  чтобы не  повредить тем,  кто идет за мной. Поэтому  я ношу
серебряный клинок и серебряные  доспехи, как и Артур. Для рода эльфов железо
нарушает хорошие заклинания, это яд,  дающий глубокие незаживающие  раны. Во
всем  Авалоне  раньше  было только  два  предмета, сделанные  из  настоящего
железа. А теперь их у нас отняли --  возможно, на нашу погибель. Он покрутил
сверкающий нож между пальцев, так что искры ослепительно брызнули.
     --  А  что  это  за  два  железных  предмета,  которые  вы  потеряли? -
поинтересовалась Сара.
     -- Вы слышали про меч Экскалибур?
     -- Меч  Артура -- тот, который  он вытащил из скалы, -- сообщил  Грег и
заметил, что Хуон мягко посмеивается над ним.
     -- Но ведь Артур  всего лишь сказание,  не так ли ты говорил?  Хотя мне
кажется, что ты знаешь сказание достаточно полно.
     --  Конечно, -- нетерпеливо  сказал  Грег, -- всем известно  про Короля
Артура и его меч. Э-э, я  об  этом  читал,  когда был  еще  совсем маленьким
ребенком.  Но  от этого  оно не становится правдой,  -  закончил он  немного
воинственно.
     -- И Экскалибур был одним из того, что вы потеряли, - настаивала Сара.
     --  Не потеряли.  Я уже  говорил,  что он был у нас украден при  помощи
одного заклинания,  и  спрятан при помощи другого, которое Мерлин  не  может
расколдовать. Экскалибур исчез, и кольцо Мерлина, которое тоже было  сделано
из железа и  обладало огромной  силой, потому что  тот, кто его носит, может
командовать зверями и птицами, деревьями и землей. Меч, кольцо и рог...
     -- Он был тоже железный?
     -- Нет. Но это был волшебный предмет, его дал мне король эльфов Оберон,
который когда-то  был верховным  властителем этой страны. Он может помочь, а
может и уничтожить. Один  раз он чуть меня  не убил, и много раз он приходил
мне на помощь. Но теперь у меня нет Рога, и большая часть моей силы пропала,
и это плохо, очень плохо для Авалона!
     -- Кто их украл? -- спросил Эрик.
     --  Враги,  кто  же  еще?  Теперь  они  собирают все  свои  силы, чтобы
навалиться  на  нас, и своим  колдовством  разнести  по  кусочкам  все  наши
ценности.  В Начале Всего  Авалону было предначертано  стоять  стеной  между
тьмой и вашим смертным миром. Когда мы  отбрасываем тьму назад и  держим  ее
под контролем,  в вашем мире царит мир.  Но  если тьма  прорвется, одерживая
победы, тогда вы в свою очередь испытываете лишения, войны, зло.
     -- Авалон  и  ваш  мир  --  зеркальное отражение друг  друга, но  таким
образом, что  даже  Мерлин Амбросиус не может понять этого,  а  ему известно
сердце Авалона, и он  самый великий из всех рожденных  от смертной женщины и
короля эльфов. То, что случается с нами, потом  произойдет и с вами. А нынче
зло  поднимает голову.  Сначала  оно  неслышно  проникало  почти  незаметным
ручейком, а теперь оно имеет дерзость вызывать  нас  на открытый бой.  А наш
талисман пропал, и кто  из людей или  даже колдунов сможет  предвидеть,  что
случится с Авалоном и его миром-побратимом?
     -- А почему вам хотелось  узнать,  можем ли мы обращаться с железом? --
спросил Грег.
     Мгновение Хуон  колебался, а его взгляд  блуждал по мальчишкам и  Саре.
Затем он глубоко вздохнул, как будто собирался нырнуть в омут.
     -- Когда  кто-нибудь проходит  через ворота, это  значит,  что  он  был
призван, и здесь его ждет  судьба. Только самая великая магия  может открыть
ему путь обратно из Авалона. А холодное железо -  это ваша магия, так же как
у нас есть другое волшебство.
     Эрик вскочил на ноги.
     --  Я  в это не верю! Это все придумано, и  мы  сейчас  же возвращаемся
туда, откуда пришли. Идем. Грег! Сара, идем!
     Грег медленно  встал. Сара  вовсе не пошевелилась. Эрик дернул брата за
руку.
     -- Ты  ведь сделал зарубки  по пути к  воротам, так?  - закричал он. --
Покажи мне, где. Идем, Сара!
     Она упаковывала корзину.
     -- Хорошо. Иди вперед.
     Эрик повернулся и побежал.  Сара посмотрела  прямо в карие глаза Хуона.
-- Ворота  на  самом деле закрыты, так? -- спросила она. -- Мы не можем уйти
пока ваше волшебство не  выпустит нас, правильно?  -- Сара не знала, как она
об этом догадалась, но была уверена, что говорит правду.
     --  От меня это никак не зависит, -- голос Хуона был печальным. -- Хотя
у меня  есть кое-какая  сила, но ворота не в моей власти. Я уверен, что даже
Мерлин не сможет вам их открыть, если  вас призвали...  только когда вы сами
сделаете выбор...
     Грег подвинулся ближе.
     -- Какой выбор? Вы хотите сказать, что нам придется здесь оставаться до
тех пор, пока мы чего-то не сделаем. Чего? Может вернуть Экскалибур, или это
кольцо, или рог?
     Хуон пожал плечами.
     --  Не мне  об  этом говорить. Мы сможем узнать истину  только  в  Каэр
Сидди, или Замке Четырех Углов.
     -- А это далеко отсюда? -- поинтересовалась Сара.
     -- Если  идти пешком, может быть. А  для  Горной Лошади  это  вовсе  не
расстояние.
     Хуон  вышел из  тени  ивы на  открытый  солнцу  берег ручья. Он засунул
пальцы в рот и пронзительно свистнул.
     Ему  ответили  с неба над головой. Сара смотрела выпученными глазами, а
Грег  закричал.  Послышался всплеск,  когда  вода вспенилась вокруг копыт, и
хлопанье  огромных  крыльев.  В  мелкой  речушке стояли две вороные  лошади,
холодная  вода омывала их ноги. Но  какие лошади! Перепончатые крылья  как у
летучих  мышей  были  сложены  на  могучих плечах,  а  они мотали головами и
приветствовали человека,  который  их позвал. На них  не  было  ни седел, ни
уздечек, но было ясно, что они появились, чтобы служить Хуону.
     Одна  из них наклонила  голову, чтобы попить, фыркая  в воду,  и  вновь
поднимая морду, с которой летели капли. Другая трусцой выбежала на  берег, и
вытянула  голову в  сторону  Грега,  рассматривая  мальчика  с  определенным
интересом.
     --  Это Кем,  а это  Ситта, -- как  только Хуон  произнес их имена, обе
лошади поклонились и негромко заржали. -- Им также хорошо известны воздушные
пути, как и земные  дороги.  И они доставят  нас в  Каэр Сидди еще до захода
солнца.
     -- Грег! Сара!  -- это кричал Эрик, выбегая из чащи. -- Ворота пропали,
Я прошел по зарубкам обратно -- ворот нет, только плотно стоящие деревья!
     -- Разве я не говорил, что время для возвращения еще не пришло? -- Хуон
кивнул. -- Для этого вам нужно найти правильный ключ.
     Сара крепко обхватила корзинку.  Она в это верила  с самого  начала. Но
когда это произнес Эрик, это подействовало отрезвляюще.
     --  Хорошо,  -- Грег  повернулся лицом  к  крылатым  лошадям.  -- Тогда
поехали. Я хочу узнать про ключ, и про то, когда мы снова попадем домой.
     Эрик пошел в ногу рядом с Сарой, похлопывая рукой по корзине.
     -- Зачем тебе с ней таскаться? Оставь ее здесь.
     Хуон пришел ей на помощь.
     -- Девушка  права,  Эрик.  Потому что в Авалоне существует еще один вид
чар: те, кто едят его пищу  и пьют его вино и  воду, не могут легко покинуть
Авалона,  если  они  не изменятся самым серьезным образом. Берегите  остатки
вашей еды и питья, и добавляйте ее к нашей, когда будете принимать завтрак.
     Грег и Эрик вскарабкались на Ситту, Эрик плотно обхватил брата за пояс,
а  руки Грега  вцепились в гриву  лошади.  Хуон посадил Сару перед собой  на
Кема. Лошади поскакали,  затем перешли в галоп и их крылья раскрылись. Потом
они начали  набирать  высоту над залитой солнцем  водой  и зеленым  кружевом
деревьев.
     Кем описал круг  и  направился  на юго-запад, Ситта  шла рядом  крыло к
крылу. Стая больших черных птиц поднялась  с поля и некоторое время летела с
ними, крича надтреснутыми резкими голосами, пока лошади их не обогнали.
     Сначала Сара боялась смотреть  вниз на землю. На самом деле она  плотно
закрыла  глаза, радуясь тому, что  рука  Хуона крепко обнимала  ее, а  сзади
чувствовалась  каменная стена  его  тела.  У нее  начинала кружиться голова,
когда она думала о том,  что лежит внизу, а потом... Она услышала, как  Хуон
рассмеялся.
     -- Ну, леди Сара, вовсе  не  плохо  вот так путешествовать. Люди  давно
завидовали  птицам из-за  их  крыльев, а  вот так смертный человек находится
ближе  всего к их полету, конечно, если они не заколдованы, и  больше уже не
люди.  Я  бы  никогда  не позволил тебе выпрыгнуть как  жеребенок с небесных
пастбищ. Но  Кем надежный конь, и не будет шутить с  нами. Так ли  это, отец
Быстрых Бегунов?
     Лошадь заржала и Сара осмелилась  открыть глаза. На самом деле  было не
так  уж страшно  наблюдать,  как  внизу  проплывает  зеленая  равнина. Потом
впереди  сверкнула вспышка света,  очень похожая  на  искры  от ножа  Хуона,
только  гораздо, гораздо  больше.  Это солнце  отражалось  от  крыш  четырех
высоких башен, замкнутых в прямоугольник стенами из серо-зеленого камня.
     --  Это  Каэр  Сидди,  Замок  Четырех  Углов,   который  стал  западным
укреплением Авалона, так же, как Камелот на востоке.  Эй,  Кем,  приземляйся
поосторожнее, там за стенами общий сбор!
     Они  описали круг  далеко за  пределами четырех внешних  башен,  и Сара
посмотрела  вниз. Внизу  двигались  люди.  На самой высокой  башне трепетало
знамя, зеленое знамя такого же цвета, как жилет Хуона, и по нему золотом был
вышит дракон.
     Вокруг  них  выросли высокие стены,  и Сара снова быстро закрыла глаза.
Потом рука Хуона напряглась,  а Кем  уже скакал, а  не  летел.  Они были  на
земле.
     Вокруг  столпились люди, так  много  людей,  что Сара  вначале заметила
только  их необычные одеяния. Она стояла на брусчатке,  и была рада, когда к
ней присоединились Грег и Эрик.
     -- Вот это да! Ну и ездим же мы! -- не выдержал Эрик.
     -- Спорим, что их даже реактивный самолет не обгонит!
     Грег больше интересовался тем, что было сейчас вокруг них.
     -- Лучники! Нет, ты посмотри на их луки!
     Сара посмотрела в сторону,  куда показывал  брат.  Лучники  были  одеты
одинаково,  очень похоже  на Хуона. Но  на них еще были рубахи из  множества
серебряных  колечек, соединенных  вместе,  и  поверх них - серые балахоны  с
зелеными  и  золотыми  драконами на груди.  Их серебряные шлемы  сидели  так
глубоко, что трудно было различить  черты лица.  У каждого был лук высотой с
него самого, а через плечо висел наполненный стрелами колчан.
     За шеренгой лучников была толпа людей. На них тоже были рубахи из колец
и балахоны  с  вышивкой драконов. Но у них вокруг  шеи были завязаны длинные
капюшоны, а вместо  луков на поясах висели  мечи, и на шлеме у  каждого было
небольшое украшение из перьев.
     Позади вооруженных мечами мужчин стояли дамы. Саре стало ужасно неловко
за свои джинсы и  рубашку, которая утром была чистой, а сейчас стала грязной
и рваной. Ничего удивительного в том,  что Хуон принял ее за мальчишку, если
женщины в  Авалоне одевались так! У  большинства из них были длинные  косы с
вплетенными  в  них  сверкающими   нитями.  Длинные  цветастые  платья  были
перехвачены пояском на талии, а длинные рукава свисали, иногда, до земли.
     Одна  из  дам, с  темными  курчавыми  волосами,  обрамляющими  лицо,  в
сине-зеленом платье, которое шелестело когда  она  двигалась, подошла к ним.
На голове у  нее была  золотая диадема  с  жемчужиной, и  другие уступали ей
дорогу как королеве.
     --  Властительница Авалона, -- Хуон  подошел  ближе к ней. --  Эти трое
вошли через Ворота Лиса,  свободно и беспрепятственно. Это леди  Сара,  и ее
братья Грег и Эрик.  А это -- леди Кларамонд, моя жена, и поэтому  Верховная
Властительница Авалона.
     Просто  сказать "здравствуйте"  почему-то  показалось  неудобным.  Сара
нерешительно улыбнулась, и дама  ответила на ее улыбку. Затем дама  положила
руки Саре на плече и потому, что она была маленького роста, ей пришлось лишь
слегка нагнуться, чтобы поцеловать девочку в лоб.
     -- Добро пожаловать, трижды добро пожаловать, -- леди  Кларамонд  снова
улыбнулась и  повернулась  к  Эрику,  который  ужасно  смутился,  когда  она
приветствовала его таким  же поцелуем, а потом повернулась к Грегу. -- Желаю
вам хорошего отдыха в этих стенах. Да будет мир вам.
     -- Спасибо, -- выдавил Эрик.  Но к  удивлению Сары,  Грег отвесил самый
настоящий поклон, и казался весьма доволен собой.
     Потом их  приветствовала  еще  одна фигура.  Толпа рыцарей  и  лучников
открыла ему дорогу, так же, как дамы расступились перед Кларамонд. Только на
этот раз к ним  вышел не воин, а высокий человек в простом сером  наряде, на
котором красные линии переплетались и перекручивались в странном узоре.  Его
волосы  были седые, цвета его одежды,  и  лежали на  плечах густыми прядями,
которые на груди спутывались с широкой бородой. Сара никогда не видела таких
ясных  глаз -- эти глаза заставляли  верить в то, что  он смотрел тебе прямо
внутрь, и видел там все, и плохое и хорошее.
     Вместо пояса у  него была лента  такого же темно-красного цвета, что  и
узор  на его  одеянии. И если рассматривать ее внимательно, то казалось, что
она движется, как будто живет своей собственной жизнью.
     -- Итак, в конце концов вы пришли, -- он  обозрел Лоури немного строгим
взглядом.
     Вначале Сара почувствовала себя  неудобно,  но когда  эти  темные глаза
посмотрели прямо на нее,  страх пропал, остался только благоговейный трепет.
Она никогда  не видела  никого похожего на этого человека,  но была уверена,
что он не  замышлял против  нее  зла.  На самом деле вовсе  наоборот, что-то
исходило  от  него  и  придавало ей  уверенности,  снимая  почти  незаметное
ощущение неудобства, которое она испытывала с тех самых пор как прошла через
ворота.
     -- Да, Мерлин, они пришли. И не зря, будем надеяться, не зря.
     Голос  Хуона был приглушенным,  и Сара подумал что он,  несмотря на все
свои  королевские  полномочия,  смотрел  на  Мерлина  как  на кого-то  более
великого и более мудрого, чем он сам.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0469 сек.