Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Андре Нортон - Серая магия

Скачать Андре Нортон - Серая магия


Меч

     Грег  чувствовал себя  очень  одиноко  в каменной  пустоши  гор.  Когда
прозвенели колокольчики, он замер и поднял голову вверх. Полоса гор тянулась
далеко впереди и ни одна из  этих странных колонн не оканчивалась звонницей.
Ленивые струйки дыма поднимались из обуглившихся  головней костра  и  больше
ничего видно не было.
     Колонны! Пока  колокольчики еще звенели,  Грег вернулся к  колонне,  на
которую опирался. На взгляд  она выглядела как грубый каменный столб.  Но на
ощупь это было что-то совершенно другое.
     Еще раз Грег  протянул  руку и  дотронулся кончиками пальцев, но не  до
камня, а до гладкого металла  и мягкой кожи. Снова он отдернул  руку. Отчего
камень был на ощупь похож на чешуйчатые рыцарские доспехи и кожу? Почему его
глаза говорили ему одно, а руки другое?
     --  Здесь... здесь есть  кто-нибудь?  --  он  думал,  что его зов будет
громче  колокольчиков,  но с его губ сорвался еле  слышный  шепот.  Каменный
столб в его глазах оставался каменным столбом. Ничто не двинулось. Но теперь
звук колокольчиков не  звучал по всему плато, а сосредоточился в одной точке
позади  затухающего огня. Дым  поднимался сильнее  из пепла,  хотя  никто не
подбрасывал дров.
     -- Кто здесь? -- снова выкрикнул Грег.
     -- Нет необходимости кричать, господин эсквайр.
     У Грега отвисла челюсть.  Только что место с другой стороны костра было
пустым, а сейчас там кто-то стоял. На  секунду он подумал,  что  это Мерлин,
потому  что фигура  была  одета в точно такое  же  длинное одеяние, какое он
видел  на  колдуне.  Затем, видимо из-за  того,  что страх  сделал его более
внимательным,  Грег  заметил  разницу. Серая  ткань  Мерлина  была  украшена
красными узорами, и имела серебристый оттенок лезвия меча.
     Одежда же  пришельца, как и  его капюшон, были  темно-серого цвета, как
зимние  штормовые облака,  и  узор был черным,  как и пояс.  Грег  испытывал
благоговейный  трепет  перед  Мерлином,  а  этот  незнакомец  внушал  страх.
Инстинктивно Грег поднял вилку-копье и направил зубья на незнакомца.
     Незнакомец  весело  рассмеялся. Белые  руки откинули  капюшон  и  перед
Грегом оказалась  женщина. Ее волосы высвободились из капюшона и рассыпались
по плечам, доставая ниже пояса. Волосы  были ни темные, ни светлые,  а цвета
серебряного  лезвия, которое  им показывал  Хуон. Казалось,  в них  сверкали
искорки света, так же как нож притягивал и отражал солнечные лучи.
     Она  собрала  в  ладонь  пучок волос  и рассыпала  его  по  руке, затем
выдернула один длинный  волос, потом второй,  третий. Она  стояла, улыбалась
ему и наматывала их между большим и указательным пальцами.
     -- Зачем вы  пришли сюда, господин эсквайр? -- спросила она мягко. -- И
похоже, вам не нравятся  прямые дороги, раз  вы  подкрались ко мне окольными
путями,  --  она  разговаривала тоном, которым взрослые  укоряют  шаловливых
детей. Но такой тон Грег  не раз  слышал  в  прошлом, и не устыдился. В этом
ведьма допустила  первую ошибку, потому  что он не  замешкался и  не потерял
бдительности.
     --  Я пришел дорогой,  указанной мне, --  ответил Грег,  не зная точно,
почему он выбрал именно эти слова, но зная, что они не понравились ведьме.
     --  О! И кто направил  вас  на  этот путь?  --  резко  и  требовательно
спросила она.
     И вновь Грег нашел слова, незнакомые ему.
     -- Тот, кто светит сквозь камень -- камень тела, камень души:
     -- Значит,  ты из тех!  -- ее глаза сверкнули  зеленым  огнем, и пальцы
быстро  зашевелились,  сплетая три  волоса в  сеть.  --  Тогда  иди к  своим
приятелям!
     Она бросила на него сеть и та выросла в воздухе над головешками костра,
пытаясь  поглотить его целиком. Грег ткнул  ее копьем.  Зубья зацепились  за
сеть,  намотав  ее  на копье.  Одна нить крепко обернулась  вокруг  запястья
Грега.
     Но через несколько мгновений запутавшиеся в  зубьях нити потеряли  свой
серебристый  отблеск,  почернели и упали на землю  безвредным прахом. Бешено
зазвенели колокольчики и женщина отступила на два шага, прижав руку ко рту и
не сводя глаз с Грега.
     -- Железо --  властитель  железа!  --  провыла она. --  Кто ты, который
осмелился принести  холодное железо в  Каменную  Пустыню,  и которому оно не
причиняет вреда? Кому ты служишь?
     -- Меня послал Мерлин.
     -- Мерлин! --  она  произнесла  имя  со  змеиным шипением.  --  Мерлин,
который стоит  между мирами, и поэтому может  прикасаться к  железу,  и этот
глупый мальчишка Хуон,  который был рожден смертным, и  поэтому может махать
железным  мечом  и  рядиться  в  железные  доспехи,  и  этот  Артур,  глупый
здоровяк-король, который притащил с собой в Авалон  железо,  чтобы отравлять
тех, которые выше его настолько, что он  не может себе этого представить. Да
сгинут  они  и пропадут, да  обратится  железо  против них и  сорвет плоть с
корявых костей, да поедят  их демоны ночи! А ты, -- она уставилась на Грега,
-- ты не Мерлин, хоть он и  мастер менять обличия. Но  кольцо пропало с  его
руки, -- она грубо захохотала, -  он не сможет принять такой облик,  который
скроет  его  от  меня.  И ты не  Хуон, и  конечно  же  не  Артур! Поэтому  я
приказываю  тебе,  мальчишка, скажи мне свое  настоящее  имя! --  она  снова
улыбалась, и ее голос опять стал мягким.
     -- Грегори Лоури, -- ответил он, сам того не желая.
     Но похоже этот ответ нисколько ее не обрадовал. Она повторила имя, а ее
руки проделывали  сложные движения, как  тогда, когда  она  сплетала сеть из
волос. Затем она подняла их вверх, выражая нетерпение и желчь поражения.
     --  Ты держишь железо,  против которого у  меня нет заклинания. Хорошо,
что тебе от меня нужно?
     -- То, что скрыто, -- в  третий раз Грег произнес слова, которые кто-то
или что-то вложило в его уста.
     Она громко рассмеялась.
     -- Этого ты  не получишь! Посмотри вокруг себя,  глупый ребенок. Где ты
найдешь то, что скрыто? Если  ты  будешь искать  здесь  сорок дней  и  сорок
ночей, все равно это останется спрятанным для меня!
     Трехзубое копье зашевелилось  в руках Грега  так  же внезапно, как  оно
двигалось, что увлечь  его на башню в заброшенной  деревне.  Медленно острия
двинулись в  противоположную сторону, направляясь к земле. У Грега мелькнуло
воспоминание  -- люди ищут воду раздвоенной палочкой, которая поворачивается
к  земле там,  где  можно копать  колодец  --  он об этом  читал.  Могла  ли
вилка-копье направить его к тому, что нужно было найти? Надо попробовать.
     Но  ему не пришлось далеко ходить в  поисках, потому что оружие чуть не
выпрыгнуло  у  него  из  рук  как только  он  подошел к  костру, воткнувшись
остриями  в  кучу  горелых  головешек  и пепла.  Грег,  отпинывая в  стороны
недогоревшие поленья, начал копать.
     Колокольчики  больше не  звонили  серебром, а резко  грохотали у него в
ушах. Он оглох от грохота и у него кружилась голова. А ведьма бегала кругами
вокруг кострища, хотя держалась вне  пределов досягаемости копья, выкрикивая
странные слова и выписывая руками фигуры в воздухе.
     Страшная  чешуйчатая  тварь,  не змея,  не крокодил, а смесь  их  обоих
подползла близко и угрожающе  вытянула когти. Грег повернул копье, провел им
по  когтям и тварь исчезла. Ужасные существа собирались, чтобы окружить его,
но   Грег,  чувствуя  безопасность  под  защитой  железа,  даже  не  пытался
избавиться от них.  Он продолжал отбрасывать вилкой землю с того  места, где
горел огонь.
     Работа шла медленно, потому что вилка была не так удобна, как лопата, а
отложить ее и копать руками он боялся. В конце концов он присел, держа вилку
в  одной руке,  и  выгребая  разрыхленную  землю другой.  Затем  его  пальцы
потянули за что-то.
     Предмет  вышел из земли, и оказался таким тяжелым, что ему  было трудно
отряхнуть с него грязь. Но он держал в руке меч!
     Грег видел такие в музее, и  еще тогда подумал, как же хватит  человеку
сил им махать,  потому что  его широкий  клинок и  тяжелая рукоятка в  форме
креста оттягивали ему руку. Меч -- украденный талисман -- Экскалибур!
     Он  просунул  копье  между  ног для  большей  безопасности, и  отряхнул
глиняную  пыль с рукоятки и блестящего  клинка.  Он был  очень  простой, без
драгоценных камней и  богатой золотой отделки, но он  был уверен, что именно
за ним его и послали. Грег плотно прижал его к себе левой  рукой и посмотрел
на ведьму.
     Она  больше не  бегала, выкрикивая заклинания,  а  стояла  спокойно,  и
прищурившись смотрела на него.  Когда Грег отходил от  ямы,  у него возникло
чувство,  что, хотя она  потеряла меч,  у нее все равно  оставался  шанс  на
победу. Случайно ли  или под влиянием дальнобойной магии Мерлина, он раскрыл
часть ее тайного замысла.
     Когда он отходил,  то сильно ударил мечом по одному из столбов. В ответ
раздался сдавленный крик!
     На  месте столба стоял,  вернее  не  стоял, а  покачивался,  мужчина  с
закрытыми глазами и очень бледным лицом. На нем были доспехи, похожие на те,
которые носили рыцари-эльфы Хуона, только его плащ был белый, с нарисованным
красным драконом. Он застонал и открыл глаза.
     -- Берегись ведьмы!
     В воздух взлетела волосяная сеть. Грег поймал ее копьем прежде чем  она
коснулась мужчины, и она рассыпалась.
     Ведьма  взвизгнула  нечеловеческим  голосом.  На  ее  месте   появилась
огромная серая птица, которая раскрыла крылья и набросилась на Грега, широко
раскрыв клюв.
     Мальчик повернул копье, а тварь уклонилась, пробежала  несколько футов,
взмыла  вверх и исчезла за горами. Наступила полная тишина, потому  что даже
колокольчики перестали звонить.
     -- Меч!
     Мужчина, которой был столбом, стоял на коленях,  его счастливые, широко
раскрытые глаза рассматривали клинок, который держал Грег.
     --  Сэр, я  умоляю Вас, освободите этих  людей. А потом  надо быстро  и
долго  ехать. Потому  что меч Артура должен быть в  его  руке, пока враги не
поразили самое сердце Авалона. Время уходит быстро!
     Один за другим Грег прикасался к столбам  на плато, а затем  к  большим
валунам, которые  лежали  меж ними, пока  отряд воинов  с  символом Красного
Дракона, и их лошади,  снова  не стали  живыми  существами.  Они двинулись в
путь, двое солдат ехали вместе, чтобы дать одну лошадь Грегу.
     Дорога  была  слишком  плохой, чтобы ехать быстро, но  рыцарь, которого
Грег  освободил  первым, подгонял их своим быстрым шагом. Они объехали склон
холма до перекрестка  с горной  дорогой,  и опять  перед их  глазами  встала
долина с заброшенной деревней. Оставалось немного времени до захода  солнца,
и  нежелание  Грега  проводить  ночь  в этом проклятом месте росло с  каждым
метром их  продвижения. Он  попытался уговорить своих спутников переночевать
там, где они стояли, но они не соглашались.
     -- Ты не понимаешь, юноша. Теперь, когда  они  потеряли меч, они больше
не будут колебаться, напасть ли  на нас. Нам нужно двигаться, чтобы успеть к
Артуру, или мы потерпим поражение -- у них ведь все равно есть рог и кольцо,
чтобы бороться  с нами.  Если они  нападут прежде, чем мы вернем  Экскалибур
королю, у них будет шанс на победу, потому что только он может идти с ним на
битву. Нам нужно ехать день и ночь, чтобы у них не осталось никаких шансов.
     -- У Хуона есть  крылатые  лошади. Если  бы они были у  нас... - сказал
Грег.
     --  Хранителю  Запада  служат  Горные  Лошади. Но они  малочисленны,  и
отвечают  только на призыв Зеленого Дракона, но  не  Красного.  Как  бы  мне
хотелось, чтобы они были с нами в этот час!
     Грег уже  различал дома  в  деревне, горбатый  мост.  Они  подъехали  к
границе полей, где дорога  проходила между живой изгородью и где  он  прошел
сквозь  строй зверей. Какова была  цель  этого сборища?  Где теперь были эти
волки и все остальные?
     Он  не видел, как из  кустов выскочило существо. Грег осознал опасность
только тогда, когда лошадь встала  на дыбы, и чуть не сбросила  его с седла.
Грег не был наездником, и все, что он мог сделать -- это  уцепиться за седло
рукой, а другой держать драгоценный меч, а его вилка-копье упала на землю.
     То,  что  стояло посреди  дороги  перед его  лошадью, было  размером не
больше маленькой  собачки,  но оно быстро  превращалось в чешуйчатую  тварь,
которую  ведьма  вызывала  на  плато.  Его  когтистая  лапа  вознеслась  над
всадником и лошадью, и как молния опустилась.
     Грег отпустил луку седла. Обеими руками он поднял меч, тот был  слишком
тяжелым, чтобы махать им. Тварь ударила лапой и проколола ее. Она завопила и
попыталась отпрянуть назад,  Грега вырвало из седла. Он упал  и, несмотря на
все  усилия,  выпустил  меч из рук. Беззащитный, он оказался лицом  к лицу с
рассерженной, похожей на дракона тварью.
     Лошадь понесла, расшвыривая  людей,  которые  пытались  успокоить страх
своих собственных лошадей. Грег увидел, как рыцарь, который вел их, пытается
пробиться к нему.
     Экскалибур! Где же  меч? Он  вывалился  из поврежденной  лапы и лежал в
дорожной  пыли между  Грегом  и монстром. Раненая конечность ящерицы  висела
сморщенная и безжизненная и, возможно, что клинок между Грегом и драконом не
давал ему напасть  еще раз.  Грег попытался поискать взглядом  свое копье  и
наблюдать за монстром одновременно.  Внезапно из  живой изгороди  выпрыгнула
серая тень, и вцепилась в чешуйчатый хвост, а Грег услышал воинственный клич
волка. Когда сплюснутая голова твари как  молния повернулась в сторону новой
неприятности, Грег схватил копье.
     Еще один волчий клич  разорвал  воздух, но в  нем  слышался гнев,  а не
испуг.  За   дорогой   поднялась  стена  животных,   маленьких   и  больших,
направляющихся  в сторону драконообразной  твари,  сверкая зубами  на  ходу.
Монстр затопал ногами, замахал хвостом, покраснел от злости.
     Потом он высоко подпрыгнул, перескочив через меч и навис над Грегом. Но
несмотря на горячку сражения, он опасался зубьев копья. Грег сделал выпад, и
монстр отпрянул, совершив смертельную ошибку, потому что на этот раз он всей
своей тушей упал на меч.
     Его голова треснула и он завыл, извиваясь, но не имея сил сойти с  того
места, как будто клинок, на котором он растянулся, был ловушкой. Контуры его
тела поплыли, уменьшились. Грег  увидел, что  это больше не дракон, а  серая
ведьма с плато. Она  дрожала и  тряслась,  но ее  ноги как будто прилипли  к
клинку Экскалибура, и он ее не отпускал.
     Черные  линии на  ее  одежде пузырились и  бежали,  волосы  шевелились,
словно  каждый  из  них  жил своей  жизнью. Потом была  вспышка,  и  женщина
исчезла. Столб дыма, расплываясь, опускался  ниже и ниже. Дорога была пуста,
оставался лишь меч.
     Но лишь на  один  миг.  Из зарослей и с полей послышался  шум и голоса,
возгласы  удивления  и благодарности.  Там,  где собирались  животные, чтобы
помочь  Грегу в  битве, двигались мужчины  и женщины, озадаченно разглядывая
свои руки и  ноги,  ощупывая  себя  и разглядывая друг  друга с удивлением и
радостью.
     Рыцарь,  успокоив лошадь,  подъехал  с тяжелым стуком. На его лице было
воодушевление.
     -- Горная Ведьма  мертва! -- прокричал он. --  Слушайте,  правительница
Каменной Пустыни  исчезла  из Авалона, и  с  ней  пропало  зло, которое  она
совершила.  Один  из  врагов разбит.  Возрадуйтесь, люди,  освобожденные  от
колдовства темноты!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0414 сек.