Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Константин Михайлович Станюкович - Василий Иванович

Скачать Константин Михайлович Станюкович - Василий Иванович



        "XI"

     После вчерашнего "толчка природе" Василий Иванович проснулся поздно и с
головной болью.  Доктора уже не было.  Он уехал на клипер осматривать своего
единственного больного.
     Несколько озабоченный своим долгим пребыванием на  берегу (хотя капитан
вчера снова повторил,  что пробудет весь день на клипере),  Василий Иванович
торопливо оделся,  выпил сельтерской воды,  заплатил по счету и отправился в
лавки  искать  платок с  птицами для  Антонова.  Обойдя несколько лавок,  он
спешил на пристань, не сделав даже обещанного визита миссис Эмми.
     Когда, наконец, после полудня он отвалил от пристани и увидал красивый,
стройный,  с  чуть-чуть  подавшимися назад  мачтами  клипер,  покоившийся на
зеркальной глади вод во  всем своем великолепии,  Василия Ивановича охватило
радостно-спокойное чувство человека,  увидавшего любимый дом  после  долгого
отсутствия.  Шутка ли:  он  не  ночевал на  клипере!  В  течение двухлетнего
плавания это была, кажется, третья ночь, проведенная им на берегу. Он сжился
с  клипером и  любил его  тою странною любовью,  которою любят свои плавучие
дома  страстные моряки  и  свои  тюремные кельи  -  узники,  давно  забывшие
свободу.  Он так привык,  просыпаясь,  видеть полированные, гладкие, светлые
"переборки"  (стены)  своей   каюты,   освещенной  скудным  светом  круглого
иллюминатора,  и  затем -  белобрысую голову Антонова,  выглядывающего из-за
дверей,  чтобы доложить, что команда встает, он так привык, наскоро одевшись
и  прочитав свое  обычное  "Отче  наш"  перед  маленьким образом  спасителя,
носиться с утра по клиперу,  наблюдая за уборкой,  к восьми часам появляться
на  мостике  с  рапортом и  затем  хлопотать до  вечера,  живя  по  судовому
расписанию,  -  что  всякое отступление от  подобного образа жизни  являлось
каким-то диссонансом.  И теперь, подъезжая к клиперу, ему казалось, будто он
давно не был на нем,  и без него,  чего доброго,  что-нибудь недоглядели,  и
клипер не прибран как следует.
     Зорким  любовным глазом  страстного любителя своего  дела  оглядывал он
клипер снаружи и не нашел ничего,  что бы могло оскорбить его требовательный
морской взгляд. Все в порядке. Ни сучка, ни задоринки!
     И  он  бойко  выскочил  на  палубу  и  приостановился,   поглядывая  на
фалгребных ласковым взглядом, словно бы давно не видал их и обрадовался, что
увидел.
     Приложив  руку  к  козырьку,  встретил его  у  входа  Непенин.  Василия
Ивановича точно  кольнуло что-то  в  сердце.  Он  вдруг  вспомнил вчерашнее,
смутился, неловко протянул руку и торопливо пошел по шканцам.
     - Сегодня  утром  почтовый пароход  пришел  из  Сан-Франциско,  Василий
Иванович!  Есть новости...  В Японию идем!  -  говорил Непенин, спеша первым
сообщить старшему офицеру эти известия.
     Василий  Иванович  остановился  и   взглянул  на  Юлку.   Он  был,   по
обыкновению, свежий, чистенький, щеголевато одетый, и приветливая, несколько
заискивающая улыбка играла на его лице.  Василий Иванович вдруг почувствовал
желание оборвать своего бывшего любимца.  Но  вместо "обрыва" он проговорил,
глядя в сторону:
     - Кто едет с командой на берег?
     - Лесовой и Кошкин!
     - Разве не ваша очередь-с? - вдруг строго спросил Василий Иванович.
     - Нет-с.   Я  в  Нагасаки  ездил!   -  почтительно  отвечал,  несколько
удивленный этим тоном, Непенин.
     И Василий Иванович снова смутился, на этот раз от стыда, что, увлекшись
личным чувством, допустил служебную несправедливость.
     - Виноват-с!  Я  думал,  что  ваша,  Непенин!  -  мягко  проговорил он,
торопливо спускаясь вниз.
     В  кают-компании только что отобедали.  На не убранном еще столе лежали
газеты,  несколько журналов и  конверты от  писем,  только что полученных из
России.  Большинство офицеров было  занято  чтением.  При  появлении Василия
Ивановича все  так радостно приветствовали его,  так торопились сообщить ему
новости,  полученные с  почтой,  что неприятное впечатление первой встречи с
Непениным,  после вчерашнего, потеряло свою остроту. По тону приветствий, по
взглядам,  он чувствовал,  что все к нему расположены,  что все ему искренне
рады.  Это  сознание общего расположения подействовало на  Василия Ивановича
сегодня особенно приятно,  и  он  с  какою-то  непонятною для  других нежною
ласковостью пожимал всем руки, отвечая на приветствия.
     - В Хакодате идем, Василий Иваныч!
     - От адмирала получено предписание... Говорят, соберется вся эскадра...
     - Кажется, через три дня уйдем, Василий Иваныч!..
     - Карл  Карлыч  от  фрейлейн Амалии  письмо получил!  Читает теперь!  -
заметил кто-то смеясь.
     - Да ведь вы не обедали, Василий Иваныч?
     - Нет... вот сейчас пойду переоденусь...
     - Эй!  Подавать обедать  старшему офицеру!  -  крикнул  вестовым второй
лейтенант, содержатель кают-компании. - Сегодня, Василий Иваныч, ваш любимый
суп с фрикадельками и отличный ростбиф...
     Довольный этим  общим  ласковым вниманием и  в  то  же  время несколько
озабоченный  новостями  и  близким  адмиральским смотром,  Василий  Иванович
скрывается в каюту, чтобы, переодевшись, явиться к капитану.
     Антонов  уже  ждет  Василия  Ивановича  в  каюте.  Веда  в  рукомойнике
приготовлена.  Свежая,  безукоризненная сорочка  и  белый  китель  аккуратно
разложены на постели.
     - Здравствуй,  Антонов!..  Ну,  вот тебе,  братец,  платок,  -  говорит
Василий Иванович, отдавая вестовому сверток. - Не знаю, понравится ли?
     - Очень форсистый,  ваше благородие!  -  говорит Антонов,  с  восторгом
рассматривая большой шелковый платок с  павлином на красном фоне...  -  Поди
два долларя стоит, ваше благородие?!
     - Два доллара?!  Ты ничего не понимаешь, Антонов... Всего полдоллара! -
весело врет Василий Иванович, заплативший за платок целых четыре.
     - Очень сходно купили,  ваше благородие... Не прикажете ли окатиться?..
В колодце* отлично... Господа окачивались...
     ______________
     * Так называется пространство, куда поднимается винт (Прим. автора.)

     - Некогда...  некогда!..  -  торопится Василий Иваныч и, приведя себя в
надлежащий порядок, идет в капитанскую каюту.
     - Честь имею явиться!
     - Что так рано? Мало погуляли, Василий Иванович! - радушно приветствует
капитан,  усаживая Василия Ивановича рядом  с  собою  на  диван  и  подвигая
папиросы.
     - Делать нечего на берегу, Павел Николаич! И то долго пробыл...
     - Соскучились?  -  улыбнулся капитан.  -  Скоро придется уходить... Уж,
верно, слышали?.. Я говорил ревизору, чтоб был готов.
     - Как же, слышал.
     - Адмирал торопит идти на соединение с  эскадрой.  Рандеву -  Хакодате.
Оттуда клипер получит особое назначение, но какое - предписание умалчивает.
     - Уж не пойдет ли он с  нами куда-нибудь?  -  испуганно спросил Василий
Иванович.
     - Все может быть...  Вы ведь знаете:  адмирал любит делать сюрпризы!  -
проговорил капитан с улыбкой.  - Помните, как в прошлом году мы рассчитывали
идти в Австралию, а попали на Ситху?.. Да вот прочтите предписание!
     Василий Иванович пробежал предписание...
     - Там  сказано,   Павел  Николаич:   "немедленно  идти",  -  озабоченно
проговорил Василий  Иванович,  чувствуя какой-то  благоговейный страх  перед
бумагами начальства.
     - "Немедленно идти  по  готовности"...  Мы  дадим команде освежиться на
берегу,  вытянем такелаж и  пойдем...  Дня  в  три  справимся ведь,  Василий
Иваныч?
     Василий Иванович выговорил еще  денек про  запас.  Порешили идти  через
четыре дня.
     Василий Иванович вышел от  капитана с  той  смущенной озабоченностью на
лице,  которая всегда бывала у  Василия Ивановича при ожидании адмиральского
посещения и  при каких-нибудь работах на клипере.  Зато в  серьезные минуты,
когда  приходилось выдерживать шторм  или  требовалась быстрая находчивость,
Василий Иванович, напротив, удивлял своим спокойствием.
     Тем не  менее у  него сегодня был отличный аппетит.  Он ел все,  что ни
подавали,  и похваливал,  к крайнему удовольствию содержателя кают-компании,
принимавшего  чуть  ли  не  за  личное  оскорбление  всякое  неодобрительное
замечание насчет блюд.
     - Когда снимаемся, Василий Иваныч? - спрашивали его со всех сторон.
     - Через четыре дня.
     - Это верно, что идем в Японию?
     - Верно...
     - А оттуда куда, Василий Иваныч?
     - А этого не знаю...
     - Говорят, Василий Иваныч, в Камчатку...
     - За  бобрами,  что ли?..  -  смеется Фома Фомич.  -  Я  бы  купил себе
бобрика.
     - "Говорят"?  - усмехнулся Василий Иванович. - Я по крайней мере ничего
не слышал. А впрочем, что ж?.. Пошлют в Камчатку - пойдем в Камчатку!
     Об  "особом  назначении" старший офицер  умолчал,  так  как  капитан не
уполномочивал его  об  этом говорить.  В  случае надобности Василий Иванович
умел быть нем как рыба.
     - А не слышно ли, Василий Иваныч, скоро ли вернется в Россию адмирал? -
допрашивают мичмана.
     - И  этого не слыхал...  Вы лучше спросите у самого адмирала!  -  шутит
Василий Иванович. - Скоро его увидите.
     Входит рассыльный и докладывает,  что команда готова ехать на берег,  и
Василий Иванович, выпив стакан портерку, идет наверх.
     - Смотри,  братцы,  не  очень  налегай на  вино!..  Чтобы  в  лежку  не
привозили!  Да друг от дружки не отбивайся...  По кучкам гуляй, - наставляет
Василий Иванович, обходя по фронту.
     - Слушаем, ваше благородие!..
     - Сажайте людей на баркас!
     - Пошел на баркас! - раздается команда.
     Матросы,  один  за  одним,  бегут вприпрыжку к  выходу и  спускаются по
трапу.
     - Завтра,  брат Щукин, будем такелаж тянуть... Так уж ты, пожалуйста...
- тихо говорит Василий Иванович, любуясь расфранченным старым боцманом.
     - Постараюсь,  ваше  благородие!  -  тоже  тихо  отвечает  боцман  и  с
сознанием  собственного  достоинства  направляется  к  выходу,   расталкивая
матросов.
     Василий Иванович смотрит с  мостика,  как  люди садятся.  Теснясь,  как
сельди в  бочонке,  матросы занимают места  при  сдержанном говоре и  смехе,
перекидываясь шутками, и скоро баркас полон белыми рубашками.
     - В котором часу прикажете отваливать с берега? - спрашивает, подходя к
старшему офицеру своей медленной походкой, Лесовой.
     - Здравствуйте,   Федор  Петрович!  Мы  с  вами  сегодня,  кажется,  не
видались!  -  как-то  особенно ласково  говорит  Василий  Иванович,  называя
Лесового, против обыкновения, по имени и отчеству, и крепко жмет ему руку.
     Лесовой,  после такого внимания со стороны старшего офицера, становится
еще серьезнее и повторяет свой вопрос еще более официальным тоном:  "Я, мол,
с тобой пришел не лясы точить!"
     - В  котором часу?  -  переспрашивает Василий Иванович и  вместо ответа
смотрит на Мечтателя так приветливо и сердечно,  что тот несколько удивлен и
снова замечает.
     - Баркас с людьми ждет, Василий Иваныч!
     - Ах, виноват... виноват! В девять отвалите!
     - Есть!
     "Экий славный какой этот парень!"  -  думает про себя Василий Иванович,
провожая глазами отваливший от  борта баркас с  сидящим на  руле Лесовым,  и
невольно сравнивает с ним Непенина.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1007 сек.