Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Артур Хейли, Джон Кэсл - Взлетно-посадочная полоса ноль-восемь

Скачать Артур Хейли, Джон Кэсл - Взлетно-посадочная полоса ноль-восемь


     С этими словами Бэйрд достал из кармана бумажник, а  из  него  -  две
багажные квитанции, и протянул их Дану.
     - Там два саквояжа, командир. Мне нужен тот, что поменьше. Там не так
много лекарств - буквально чуть-чуть - которые я всегда вожу с  собой,  но
они должны помочь.
     Он едва закончил говорить, как самолет резко накренился. Обоих мужчин
швырнуло к стене. Громко и настойчиво  зажужжал  зуммер.  Командир  первым
вскочил на ноги и бросился к переговорному устройству:
     - Командир слушает, - прорычал он в трубку. - Что случилось, Пит?
     Второй пилот говорил с трудом, голос его прерывался от боли.
     - Я... мне очень плохо... быстрее... возвращайтесь.
     - Вы пойдете со мной, - бросил Дан доктору, и они выскочили из кухни.
     - Прошу прощения за толчок, - говорил  он  пассажирам,  смотревшим  с
удивлением на них с доктором, пока они шли по проходу. - Воздушная яма.
     Ворвавшись в кабину, они поняли, что второму пилоту очень плохо; лицо
его было покрыто потом,  он  сполз  с  кресла,  из  последних  сил  сжимая
штурвал.
     - Давайте освободим его, - сказал Дан. Бэйрд и Джанет,  вбежавшая  за
ними в кабину, вытащили пилота из кресла, а Дан сел на свое место  и  взял
управление на себя.
     - Там свободное место радиста, посадите его туда, - распорядился он.
     Пока они помогали Питу перебраться на свободное кресло, его  вырвало.
Общими усилиями пилота усадили,  привалив  к  стенке.  Бэйрд  ослабил  ему
галстук, расстегнул воротник и постарался  устроить  поудобнее,  насколько
позволяли условия. Приступы изнуряющей рвоты следовали один за другим.
     - Доктор,  -  позвал  командир  дрожащим  голосом.  -  Что  это?  Что
происходит?
     - Я не совсем уверен, - мрачно ответил Бэйрд. -  Но  у  этих  случаев
одна причина. Должно быть, так. И, скорее всего, это пища. Что у нас  было
на обед?
     - У нас были мясо и рыба, - ответила Джанет.  -  Может,  вы  помните,
доктор, вы ели...
     - Мясо! - перебил ее доктор. - Это было - так-так -  около  двух-трех
часов назад. А что он ел? - Кивнул он на второго пилота.
     На лице Джанет появилось тревожное выражение.
     - Рыбу, - ответила она почти шепотом.
     - А вы не помните, что ели те пассажиры, которым плохо?
     - Нет... нет, не припоминаю...
     - Быстренько идите и уточните, пожалуйста, хорошо?
     Стюардесса бегом бросилась в  салон,  бледность  покрывала  ее  лицо.
Бэйрд опустился на колени рядом с Питом, который сидел с закрытыми глазами
- его раскачивало в такт покачиваниям самолета.
     - Постарайтесь расслабиться, - спокойно сказал доктор. - Сейчас я дам
вам лекарство, оно снимет боль. Ага. - Он потянулся и снял с полки плед. -
Вам будет лучше, если вы укроетесь и согреетесь.
     Пит приоткрыл глаза и облизал пересохшие губы.
     - Вы - доктор? - спросил он. Бэйрд  в  ответ  кивнул.  Пит  попытался
улыбнуться.
     - Прошу прощения за причиненные неприятности. Мне казалось, что я уже
умираю.
     - Не разговаривайте, - перебил его Бэйрд. - Постарайтесь отдохнуть.
     - Передайте командиру, что я...
     - Я сказал, прекратите разговаривать! Отдохните и вам станет лучше!
     Вернулась запыхавшаяся Джанет.
     - Доктор, - быстро заговорила она, едва успевая подбирать слова. -  Я
спросила обоих - они ели рыбу. Еще у троих пассажиров  начались  боли.  Вы
можете подойти?
     - Конечно. Но сначала мне нужен мой саквояж.
     Дан бросил через плечо:
     - Доктор, вы видите, мне не отойти. Джанет, возьмите эти квитанции  и
кого-нибудь из пассажиров себе в  помощь.  Отыщите  в  багажном  отделении
меньший из двух саквояжей доктора, хорошо?
     Джанет взяла квитанции и повернулась к доктору, чтобы договорить,  но
Дан продолжил:
     - Я собираюсь связаться с диспетчером и передать, что  случилось.  Вы
что-нибудь хотите еще добавить?
     - Да. Передайте, что на борту три серьезных случая, предположительно,
пищевого отравления и, скорее всего, будут еще. Вы можете передать, что мы
не вполне уверены, но подозреваем отравление  рыбой.  Лучше  всего  будет,
если они наложат запрет на все продукты, полученные из того же  источника,
что и у нас, - по крайней мере, до тех  пор,  пока  мы  не  выясним  точно
причину отравления.
     - Я вспомнил, точно! - воскликнул Дан. - Эти продукты получены не  от
постоянных поставщиков, снабжающих авиалинии.  Наши  люди  были  вынуждены
закупить у них продукты, потому что мы опоздали в Виннипег.
     - Это тоже передайте, - согласился Бэйрд. - Они должны это знать.
     - Доктор, пожалуйста, - умоляюще сказала Джанет. - Я хочу,  чтобы  вы
пошли со мной и посмотрели миссис  Чилдер.  Кажется,  она  опять  потеряла
сознание!
     Бэйрд двинулся к двери. Морщины на его лице углубились, но  глаза,  в
которых Джанет черпала поддержку, выражали уверенность.
     -   Смотрите,   чтобы   пассажиры   ничего    не    заподозрили,    -
проинструктировал он ее. - Мы полностью зависим от вас. Ну так, если вы  в
состоянии отыскать мой саквояж, то я пойду, посмотрю миссис Чилдер.
     Он открыл ей дверь,  но  вдруг  остановился,  пораженный  неожиданной
догадкой.
     - Кстати, а что вы ели на обед?
     - Я ела мясо, - успокоила его девушка.
     - Ну, тогда слава Богу!
     Джанет улыбнулась и собралась идти, но доктор вдруг резко схватил  ее
за руку.
     - Я надеюсь, что командир тоже ел мясо?
     Она смотрела на него, как-будто пыталась вспомнить и  ухватить  смысл
того, о чем он ее спрашивал.
     Потом, внезапно, она все осознала. Она почти  упала  на  доктора,  ее
глаза расширились от безотчетного непреодолимого страха.



                              01.45 - 02.20

     Бэйрд внимательно смотрел на  стюардессу.  Прежде,  чем  восстановить
уверенность в своих серо-голубых глазах, его мозг быстро оценил  ситуацию,
взвешивая, по выработанной годами привычке, одну ситуацию за другой.
     Он отпустил руку Джанет.
     - Ну-ну, не будем торопиться с выводами, - сказал он больше для себя.
Затем оживился: - Ищите мой саквояж, и  как  можно  быстрее.  Прежде,  чем
посмотреть миссис Чилдер, я должен сказать еще пару слов командиру.
     Он  вернулся  в  кабину.  Самолет  набрал  нужную  высоту,  и  тряска
прекратилась.  Поверх  плеча  командира  холодным  светом  блестела  луна,
превращая сугробы облаков в безграничный снежный ландшафт, то там то здесь
пронзенный ледяными шпилями. Эффект был фантастический.  Все  походило  на
сказочную страну.
     - Командир, - окликнул  его  Бэйрд,  наклоняясь  над  пустым  креслом
второго пилота.  Дан  оглянулся,  его  лицо  было  бесцветным  и  казалось
нарисованным в лунном свете. - Командир, надо торопиться. Людям  в  салоне
очень плохо, им нужна моя помощь.
     Дан быстро кивнул:
     - Да, доктор. Что еще у вас?
     - Я полагаю, вы ели после второго пилота?
     - Точно так.
     - Не можете сказать, насколько позже?
     Дан прищурился:
     - Я думаю, с полчаса. Может быть чуть больше, но ненамного.
     Смысл вопроса, наконец, дошел до  него.  Он  судорожно  выпрямился  в
кресле и схватился рукой за штурвал.
     - Черт, а ведь верно! Я тоже ел рыбу!
     - Как вы себя чувствуете?
     - Да-да, все о'кэй.
     - Ладно! - в голосе Бэйрда почувствовалось облегчение. -  Как  только
мне принесут мой саквояж, я дам вам рвотное.
     - А это поможет?
     - Я полагаю, да. Вы не успели еще это  переварить.  В  конце  концов,
совсем не обязательно, чтобы все, кто ели рыбу, обязательно бы  отравились
- логика в подобных случаях не действует.  Вы  можете  быть  единственным,
избежавшим беды.
     - Хотелось бы, - пробормотал Дан, вглядываясь в холодный лунный блеск
впереди.
     - Теперь послушайте меня, - сказал  Бэйрд.  -  Есть  ли  какой-нибудь
способ управлять этими приборами и самолетом без пилота?
     - Конечно есть! - ответил Дан. - У  нас  есть  автопилот.  Но  он  не
сможет посадить машину...
     - Я прошу  вас  сейчас  же  включить  его  или  как  там  это  у  вас
называется. Если вы почувствуете себя плохо, немедленно зовите меня. Я  не
уверен, что смогу много сделать  для  вас,  но,  если  вы  отравились,  то
симптомы проявятся очень быстро.
     Костяшки пальцев Дана побелели - так сильно он вцепился в штурвал.
     - О'кэй! - перевел дыхание Дан. - А как мисс Бенсон, стюардесса?
     - С ней все в порядке - она ела мясо.
     - Это уже кое-что. Ради всего святого, ищите побыстрее  свое  рвотное
средство. Я не могу полагаться на случай, управляя самолетом.
     - Мисс Бенсон уже ищет. Если я не ошибаюсь, там,  сзади,  по  крайней
мере, уже два человека, находятся в глубоком обмороке. Да, еще! - Бэйрд  в
упор посмотрел на командира. - Вы абсолютно уверены, что у нас нет другого
выхода, кроме как продолжать полет?
     - Конечно, - быстро ответил Дан, - Я  все  проверил  и  перепроверил.
Плотная облачность и низкий туман вплоть до самых гор. Калгари,  Эдмонтон,
Лисбридж - все аэропорты закрыты. Это - обычное дело при нулевой видимости
на земле. В другой ситуации это нас бы не волновало.
     - Да, но сейчас это касается и нас.
     Доктор уже повернулся, чтобы выйти, но Дан его придержал:
     - Минуту, доктор! В моих руках судьба пассажиров и машины и я  должен
знать правду. Выкладывайте все! Сколько шансов за  то,  что  со  мной  все
будет в порядке?
     Бэйрд сердито  покачал  головой,  его  хладнокровие  моментально  его
покинуло.
     - Я не знаю, - ответил он жестко. - В таких случаях  никакие  правила
не действуют. - И собрался выйти.
     Но командир еще раз остановил его:
     - Доктор...
     - Да?
     - Какое счастье, что вы оказались на борту!
     Бэйрд молча вышел. Дан глубоко вздохнул, думая о том, что  услышал  и
перебирая в уме возможные варианты действий. Не в первый раз в его  летной
практике его охватывало сильное чувство опасности, но  сейчас  к  ощущению
ответственности  за  безопасность  огромной   сложной   машины   и   почти
шестидесяти человеческих  жизней  примешивалось  острое  ледяное  ощущение
беды. Что это было за чувство? Старшие пилоты, те, кто принимал участие  в
воздушных боях во время войны, утверждали, что  если  упорно  гоняться  за
дичью, то она, в конце концов,  тебе  достанется.  Как  случилось,  что  в
течение получаса нормальный, обычный ежедневный рейс,  заполненный  толпой
счастливых футбольных "фанов", мог превратиться в кошмар на  высоте  около
четырех миль над землей? И эта история может появиться на первых страницах
сотен газет!
     С чувством внутреннего негодования он отбросил эти мысли.  Его  ждала
работа, требующая предельной концентрации.
     Дотянувшись правой  рукой  до  панели,  он  щелчком  включил  тумблер
автопилота, выжидая пока все приборы установятся, и можно будет перейти  к
следующему этапу.
     Во-первых, необходимо скорректировать положение элеронов и  перевести
их полностью под контроль автоматики; затем киль и рули высоты  необходимо
установить так, чтобы все четыре сигнальные  лампочки  на  верхней  панели
прекратили  мигать  и   перешли   бы   в   режим   постоянного   свечения.
Удовлетворенный, Дан окинул взглядом все приборы, убрал руки со  штурвала.
Откинувшись в кресле, он внимательно оглядел кабину, не мешая машине самой
управлять полетом. Для неопытного  наблюдателя  вид  кабины  показался  бы
сверхъестественным. Как будто два невидимых пилота управляли  самолетом  -
оба  штурвала  тихо  двигались   взад-вперед,   взад-вперед,   компенсируя
воздушные потоки, раскачивающие самолет:  рычаг  управления  килем  плавно
двигался,  как  будто  по  собственному   желанию.   На   широкой   панели
показывающих приборов десятки стрелок регистрировали малейшие изменения.
     Закончив осмотр приборов, он потянулся к микрофону, висящему на своем
обычном месте за головой. Быстро надев его на себя, Дан закрепил наушники.
Энергично выдохнув сквозь усы, он подумал про себя: - Ну что же, вперед!
     Переключатель  был  на  передаче,  и  его  голос  звучал  спокойно  и
неторопливо:
     - Хелло, Ванкувер. Говорит "Мэйпл  Лиф  Чартер",  рейс  714.  Срочное
сообщение, срочное сообщение.
     В наушниках немедленно затрещало:
     - "Мэйпл Лиф Чартер", рейс 714, слушаю вас!
     - Ванкувер, говорит рейс 714. Слушайте меня  внимательно.  У  нас  на
борту три серьезных случая, предположительно, пищевого отравления, включая
второго пилота.  Возможны  еще  случаи  отравления.  При  приземлении  нам
необходима срочная медицинская помощь. Пожалуйста, подготовьте больницы  в
районе аэропорта. Мы не совсем уверены, но  предполагаем,  что  отравление
вызвано рыбой, подававшейся на обед. Лучше всего наложить  запрет  на  все
продукты, полученные из того  же  источника,  пока  не  будет  установлена
истинная причина заболевания. Нам известно, что в связи с нашим опозданием
в  Виннипег  продукты  были  закуплены  не   у   постоянных   поставщиков.
Пожалуйста, проверьте. Вы меня поняли?
     Он выслушал в ответ благодарность и стал  пристально  вглядываться  в
замерзшее  море  облаков,  раскинувшееся   вокруг.   Голос   ванкуверского
диспетчера  звучал  как  всегда,  четко  и  безлично,  но  он   мог   себе
представить, какой переполох начался на далеком западном побережье и какой
взрыв активности вызвало его сообщение.
     В  изнеможении  он  закончил  передачу  и  вытянулся  в  кресле.   Он
чувствовал усталость и необыкновенную тяжесть, как будто во все его  члены
налили свинец. Шкалы приборов,  пока  он  автоматически  скользил  по  ним
взглядом, казалось, удаляются далеко-далеко. Он почувствовал, как холодный
пот стекает по спине, и внезапно  его  заколотил  сильный  озноб.  Однако,
рассердившись на измену собственного тела в такой  кризисный  момент,  он,
усилием воли, взял себя  в  руки  и  сосредоточился  на  проверке  графика
полета, расчетного времени прибытия, анализе боковых  ветров  над  горами;
особого внимания требовал план взлетно-посадочной полосы в  Ванкувере.  Он
достал бортовой журнал, открыл его и посмотрел на наручные часы. С тупой и
болезненной медлительностью его мозг, как будто совершая один из  подвигов
Геракла, пытался зафиксировать хронологию событий этой ночи.
     А сзади, в пассажирском салоне, доктор Бэйрд укутывал сухими одеялами
безвольное  тело  миссис  Чилдер  и  метался  по  проходу  между  больными
пассажирами. Женщина лежала, беспомощно откинувшись, с закрытыми  глазами;
пересохшие губы дрожали, она тихо постанывала. Верх  ее  платья  был  весь
мокрый от пота.  Пока  Бэйрд  осматривал  ее,  она  скорчилась  от  нового
приступа боли. Доктор инструктировал ее мужа.
     - Постоянно вытирайте ее, и как можно суше. И тепло. Ей  должно  быть
тепло!
     Чилдер схватил доктора за руку.
     - Ради бога, доктор, что случилось? - Голос его дрожал.  -  Ей  очень
плохо?
     Бэйрд снова посмотрел  на  женщину  -  она  дышала  быстро,  часто  и
неглубоко.
     - Да, - ответил он, - ей очень плохо.
     - Доктор, сделайте же что-нибудь, дайте ей лекарство!
     Бэйрд отрицательно покачал головой.
     - Ей нужны антибиотики, а у нас их нет. Мы ничего не сможем  сделать,
кроме как постоянно держать ее в тепле.
     - Но, может быть, немного воды...
     - Нет. Ваша жена без сознания, Чилдер! Поддерживайте это состояние  -
это природная анестезия. Не беспокойтесь, все будет хорошо. Ваша задача  -
смотреть за ней и согревать ее. Даже когда она без сознания, она  пытается
бороться с болезнью. Я скоро вернусь.
     Бэйрд подошел  к  следующему  ряду  кресел.  Мужчина  средних  лет  -
воротник поднят и руками схватился за живот - почти сполз с кресла, голова
откинулась назад и раскачивалась из стороны в сторону,  лицо  блестело  от
пота. Он посмотрел на доктора, лицо перекосилось от боли.
     - Ужасно, - пробормотал он, - я никогда не чувствовал себя так плохо.
     Бэйрд вытащил из кармана карандаш и поднес его к лицу больного.
     - Послушайте, - произнес он, - попробуйте взять карандаш.
     Пассажир поднял руку,  пытаясь  это  сделать.  Он  шевелил  пальцами,
хватал карандаш, но  он  постоянно  выскальзывал  у  него  из  рук.  Бэйрд
прищурился. Он приподнял  больного,  устроил  его  поудобнее  и  заботливо
укутал пледом.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0409 сек.