Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Кир Булычев - Конец Атлантиды

Скачать Кир Булычев - Конец Атлантиды


                       8. КАМЕУСЫ ВЫХОДЯТ НА ОХОТУ

     Посейдон начал последовательно, один за другим, включать мониторы.
     Вот зал музея. Пусто. Вот театр, там никого.  Вот  покои  наследницы.
Наследница спит, обняв лысую куклу. Вот  берег  подземного  озера.  Сирены
сидят у пустых кормушек и заунывно поют...
     - Почему у вас такие странные имена? - спросила Алиса.
     - Мы взяли их из древних земных мифов.  Так  велит  Закон.  Никто  не
должен догадаться, что мы - пришельцы.
     - А ваше настоящее имя?
     Ответить Посейдон не успел.
     На экране монитора возник зал перед ангаром  Атлантиды.  Все  в  зале
изменилось.
     Зал был залит водой, которая хлестала из отверстия в перегородке.
     По пояс в воде металась маленькая фигурка.
     - Пашка! - закричала Алиса. - Что с ним? Почему он не уходит?
     - Проклятие! - воскликнул Посейдон. - Она нас обманула! Она добралась
до него раньше нас!
     Вспыхнул еще один монитор.
     Алиса увидела, что, отделенная от  ангара  стеклянным  иллюминатором,
глядит на Пашкины мучения розовая Госпожа. Она улыбается и  гладит  Пашкин
шлем, прижимая его к груди.
     - Она отняла у него шлем!
     - Вижу, - сказал Посейдон.
     - Скорее, бежим ему на помощь!
     - Мы не успеем, - ответил старик.
     - Не спорьте!
     - Но это безнадежно.
     - Пожалуйста! Я же не знаю дороги!
     Посейдон кинул последний взгляд на мониторы.
     Вот Пашка. Вода уже достигает ему до груди. Пашка старается стащить с
себя скафандр, который тянет его ко дну.
     Розовая женщина удовлетворенно кивает головой, кидает на пол  шлем  и
быстро уходит...
     Алиса первой выбежала из лаборатории Посейдона.
     Старик возился с ключами, он волновался, никак не мог попасть  ключом
в скважину.
     - Никто не тронет вашей лаборатории! - сердилась Алиса. - Не  тратьте
времени.
     - Надо запереть. Нужен порядок. Закон запрещает...
     - Хоть скажите, куда мне бежать!
     - Иду, иду...
     Посейдон широкими шагами пошел по коридору. Алиса хотела схватить его
за,руку и тащить за собой, но она понимала, что он не может идти быстрее.
     - Какое изуверство! - бормотал  Посейдон.  -  Докатиться  до  низкого
преступления!
     Алиса  не  слушала  старика.  Она  представляла  себе,  как  вода   в
подземелье поднимается к потолку и  там,  стараясь  удержаться  на  плаву,
бьется Пашка, но силы его оставляют.
     - Долго еще?
     - Скоро, - задыхаясь, произнес старик. - Скоро... Я не могу!
     Мелькали  светильники.  Странные  статуи  улыбались  Алисе  в  залах,
летучие собаки проносились черными тенями...
     - Здесь, - сказал наконец Посейдон.
     Ход раздваивался перед ними: лестница вверх и лестница вниз.
     - Там. - Посейдон показал на нижнюю лестницу. - Вход в ангар.
     И поспешил по второй лестнице наверх.
     - Вы куда?
     Посейдон уже стоял перед дверью.
     - Мы должны перекрыть воду. А это можно сделать только отсюда.
     Он распахнул дверь и с опаской заглянул внутрь.
     Алиса поняла: он боится, не поджидает ли их Гера.
     Маленькая комната. Пульт управления.  Один  иллюминатор,  глядящий  в
ангар. Комната пуста.
     Посейдон протянул руку к пульту. Алиса  кинулась  к  иллюминатору.  И
замерла от удивления.
     В зале не было воды!
     Пол был мокрым, на полу  валялись  клочки  водорослей,  расплескалась
пятном слизи медуза... Но Пашки и след простыл.
     - Где он? Где? - Алиса обернулась к Посейдону, будто он был  во  всем
виноват.
     - Я сам ничего не понимаю, - ответил старик. - Кто-то перекрыл  воду,
включил насосы и выпустил твоего друга... Это загадка.
     - Побежали обратно, - сказала Алиса. - Мы включим мониторы  и  найдем
Пашку.
     - Если я пробегу еще десять метров, - простонал старик, - я умру.
     Он сказал это так искренне, что Алисе стало стыдно. Ведь в триста лет
нелегко бегать по коридорам и слушать упреки  какой-то  девочки.  Посейдон
нарушил из-за нее Закон, теперь ему  пощады  не  будет.  И  поэтому  Алиса
сказала:
     - Не бойтесь, я с вами. Я вас не оставлю. Мы возьмем  вас  наверх,  и
никакая Гера до вас не доберется.
     Голубые губы Посейдона тронула слабая улыбка.
     - Спасибо, девочка, - произнес он.
     Он с трудом поднялся и медленно пошел к выходу.
     Алиса кинула последний взгляд на батискат, который мирно  покоился  в
зеленой воде, такой близкий и такой недостижимый. И вдруг ахнула: батискат
медленно начал двигаться.
     - Посейдон! - воскликнула она. - Смотрите!
     Батискат, набирая скорость, удалялся  от  стеклянной  стены.  Вот  он
включил носовой прожектор, и конус света разрезал зеленую мглу.
     - Этого не может быть! - произнес Посейдон. - Он не мог.
     - Это Пашка! - радовалась Алиса.
     - Но как? Никто не мог вывести его отсюда. Его шлем отняла Гера.
     Алиса оглянулась. Шлема нигде не было.
     - Пойми же, - упрямо повторял Посейдон, - у толстяка и наследницы ума
не хватило бы... да и не нужен им батискат, они хотят править  Атлантидой.
Старик Гермес давно в маразме... Неужели Гера?
     - Конечно, - с иронией сказала Алиса. - Она сначала  его  утопила,  а
потом отнесла на батискат.
     - Ничего не понимаю, - развел руками Посейдон.
     - Все хорошо кончилось, - сказала Алиса, глядя, как светлым пятнышком
исчезает в глубине океана батискат. - Сейчас Пашка вызывает по рации ферму
на острове Яп. Через час здесь уже будут  катера  спасательной  службы.  И
власть вашей Геры кончится...
     - Мне страшно, - сказал старик. -  Я  прожил  всю  жизнь  здесь,  под
водой.
     - Не бойтесь, - сказала Алиса. - У нас хорошие врачи.
     Посейдон покачал головой...
     - Врачи не всегда могут помочь, - вздохнул он.
     - Пошли, - сказала Алиса.
     - Куда?
     - Вам надо подготовиться. Кто-то должен все объяснить нашим.
     - Погиб Закон, погибла Атлантида, - сказал Посейдон. - Тебе этого  не
понять.
     - Честное слово, всем будет лучше!
     Настроение у Алисы исправилось. Как хорошо, что  раз  в  жизни  Пашка
оказался сознательным человеком и,  вместо  того  чтобы  самому  совершать
подвиги, догадался отправиться за помощью.
     Если бы Алиса знала в тот момент, как она далека от  истины,  она  бы
так не радовалась...
     Алиса с Посейдоном осторожно шли по коридору. Старик впереди. У  него
был замечательный  слух,  выработанный  за  многие  годы  жизни  в  тишине
подводного мира. Он шел медленно, опасаясь каверз Госпожи Геры...
     Вдруг он остановился.
     - Слышишь? - прошептал он.
     - Ничего не слышу.
     - Сегодня полнолуние, -  сказал  Посейдон.  -  Сейчас  там,  наверху,
взошла луна...
     - И что же?
     - Камеусы вышли на охоту.
     - Я ничего не понимаю.
     - Скорее,  Алиса,  -  сказал  Посейдон.  -  Надо  спрятаться  в  моей
лаборатории. Туда они не проникнут...
     Над головой послышался шорох, потом громкий голос  Геры  прозвучал  в
динамике:
     - Внимание. Камеусы вышли на охоту. Всем запереться в помещениях. Кто
успеет, спешите в зал Совета.
     И тут Алиса тоже услышала то, что так испугало старика.
     Из недр подземелья доносился шорох, будто тысяча  маленьких  коготков
скребли по камням. Этот шорох, хоть тихий и далекий, таил  в  себе  что-то
зловещее...
     Старик побежал. Алиса даже не думала, что у него  остались  силы  так
бежать.
     Она бежала рядом, думая, как подхватить старика, если он упадет.
     Через несколько метров они достигли двери в центр наблюдения.
     Старик дрожащей рукой сунул ключ в скважину.
     И тут Алиса увидела загадочных камеусов.
     В дальнем конце коридора показалась серая масса. Непонятно  было,  из
чего она  состоит:  смутно  мелькали  ноги,  покачивались  спины  каких-то
существ. Все громче был слышен шорох.
     Старик открыл дверь.
     - Скорее! - Он почти упал внутрь. - Запри. У меня нет сил.
     Алиса взяла у него ключ и, когда запирала дверь,  почувствовала,  как
что-то ткнулось в нее. Потом еще удар...
     Алиса повернула ключ.
     Старик сидел на полу, прислонившись к стене.
     - Все в порядке, - сказала она.
     - Я сейчас, - простонал старик. - Сил не осталось...
     - Давайте я вам помогу. - Алиса попыталась поднять Посейдона, он  был
худой и казался легким, но на самом деле поднять его было трудно...
     От потерял сознание, и Алиса, задыхаясь от напряжения, приволокла его
во внутреннюю комнату центра наблюдения, где был диван, - не оставлять  же
старика на каменном полу.
     К счастью, диван был низким. Алиса опустилась в ногах у старика.
     Отдышавшись, она подошла к пульту.
     Вот театр. Что-то темное проскочило в поле зрения монитора. Еще  одна
тень... Но не разберешь, что это такое.
     Алиса стала смотреть на следующий  экран.  На  нем  был  виден  берег
подземного озера.
     И тут она увидела первого камеуса.
     Это был большой серый краб, размером с собаку. Тонкие,  длинные  ноги
делали его похожим  на  паука-сенокосца,  только  очень  большого.  Но,  в
отличие от безвредного сенокосца, у краба были длинные  массивные  клешни,
которые он раскрывал и сводил, будто угрожал.
     Не успела Алиса разглядеть первого камеуса,  как  следом  за  ним  на
берег подземного озера  выскочили  другие.  Они  разбежались  вдоль  воды,
вынюхивая что-то, словно собаки. Алиса увидела, как  из  озера  показалось
испуганное лицо сирены и сразу исчезло, как только она заметила камеуса.
     Один из камеусов увидел свет в лаборатории над озером. Он скользнул в
ее дверь. И принялся пробовать клешнями приборы, может,  искал  что-нибудь
съедобное. Алиса услышала звон и хруст стекла.
     Она обернулась, глядя на Посейдона. Но тот все еще лежал с  закрытыми
глазами и часто дышал.
     Алиса хотела заглянуть в другие залы Атлантиды, но  не  знала,  какие
надо кнопки нажимать.
     Включились все новые экраны.
     На одном было видно море. Солнце склонялось к воде.  Алиса  взглянула
на часы: седьмой час. На базе уже волнуются. Нет,  успокоились.  Ведь  там
знают, что случилось.
     Включился еще один экран. На  нем  был  виден  небольшой  городок  на
берегу моря. Белый мирный городок, несколько корабликов и глиссеров  стоят
у причала,  над  улицей  медленно  плывет  флаер...  Почему  этот  городок
заинтересовал Посейдона? Надо будет спросить.
     Шорох со стороны двери отвлек Алису.
     Она поняла, что это скребутся крабы.
     Посейдон открыл глаза.
     - Вам плохо? - спросила Алиса. - У вас есть лекарство?
     - Там, - тихо сказал Посейдон. - Синий пузырек. Видишь?
     Алиса достала лекарство. Протянула старику.
     Он прислушивался.
     - Они скребутся в дверь? - спросил он. - Это стучит смерть.
     - Вы о крабах? - спросила Алиса.
     - Камеусы... - Старик  открыл  пузырек,  по  комнате  распространился
странный острый  аромат.  Старик  поднес  пузырек  к  носу,  понюхал...  -
Последний, - сказал он в ответ на взгляд Алисы. - У  нас  была  аптека,  с
Крины.
     Камеусы продолжали царапаться в дверь.
     - Откуда они? - спросила Алиса. - Из моря?
     Старику стало легче. Он опустил ноги на пол.
     - Спасибо, - сказал он. - Не представляю себе, как ты меня  дотащила.
Отважная девочка.
     Посейдон встал и подошел к мониторам.
     Он увеличил изображение на мониторе, что глядел на  берег  подземного
озера, и показал Алисе крупным планом краба,  который  методично  рвал  на
клочки белый халат, забытый в лаборатории.
     - Они жили здесь всегда, - сказал старик. - Правда,  судя  по  всему,
раньше  они  были  куда  меньше   и   совсем   безвредными.   Их   ловили,
исследовали... Это особый род пещерных крабов. Они таятся в трещинах  скал
и питаются тварями, что живут  в  пещерах,  -  улитками,  мокрицами,  если
повезет, летучими собаками, даже грибами, что вырастают в  темноте.  Когда
много тысяч лет назад эти подземелья обжили атланты, крабы стали  пожирать
объедки, научились ловко воровать пищу, забираться в склады...
     - Но ведь Атлантида утонула, - сказала Алиса,  не  в  силах  оторвать
взгляда от краба, который рвал белый халат. В движениях его  клешней  и  в
выражении белых, на стебельках, глаз была холодная жестокость.
     - Камеусы мечут икру и затем обволакивают  ее  плотной  оболочкой.  В
глубинах трещин икринки прожили несколько лет, пока мы не откачали  отсюда
воду. А затем камеусы приспособились жить рядом с нами.  Мы  старались  их
извести, травили ядами.  Многие  крабы  погибали,  но  те,  что  остались,
перестали бояться ядов. Мы  придумали  новые  способы  истребления.  Крабы
учились  с  ними  бороться.  Мы  запаковывали  органические   продукты   в
специальные контейнеры, камеусы стали прогрызать металл. Пока  на  станции
было много людей, крабы отсиживались в своих трещинах и каменных норах. Но
теперь, поняв, что мы бессильны, камеусы перешли в  наступление.  На  наше
счастье, крабы становятся агрессивны лишь раз в месяц, когда  над  океаном
поднимается полная луна. В эту ночь они впадают в бешенство. В такие  ночи
мы собираемся в зале Совета за  двойными  стальными  дверьми,  потому  что
обычная дверь теперь не преграда для них... Но  никогда  еще  я  не  видел
такого нашествия...
     - Что же делать? - спросила Алиса.
     - Остается  только  одно:  ждать.  Как  только  зайдет  луна,   крабы
исчезнут, спрячутся в своих щелях.
     - Скоро прибудут спасатели, а они ничего не знают о крабах.
     - Крабы, к счастью, не умеют плавать.
     "Странно,  -  подумала  Алиса,  -  я  спешила,  бежала  -   и   вдруг
остановилась. Я сижу в осажденной крепости и жду спасения. Рядом  со  мной
очень старый человек, пришелец с другой планеты, который сотни лет  жил  в
подводной тюрьме и не смел ее покинуть. И даже сейчас боится. А я  к  нему
уже привыкла. Лицо у него приятное, очень усталое, но не злое".
     Алиса поглядела на мониторы.
     - А почему у вас некоторые мониторы показывают наш  мир?  -  спросила
она. - Вот этот показывает море, а тот - какой-то городок.
     - Привычка, - сказал Посейдон. - Я  ведь  не  только  наблюдатель.  Я
занимаюсь  тектоникой,  изучаю  строение  Земли.  Я  прихожу  сюда,   веду
наблюдения,  регистрирую  процессы,  которые  происходят  в  недрах  вашей
планеты. Работа меня спасает... Хоть она и никому не нужна.
     - Теперь все будет иначе, - возразила Алиса. - Вы же  знаете  многое,
что неизвестно наверху. Наверху вас обязательно  сделают  академиком,  вот
увидете.
     - Наивно, девочка. Кому  нужен  выживший  из  ума  старик?  Все  наши
открытия безнадежно устарели. Еще сто лет назад мы знали о вашей планете в
тысячу раз больше, чем сами земляне. Но ваша  наука  развивалась  с  такой
скоростью, что теперь мне впору у вас учиться.
     - Как жалко, что Закон запрещал вам выйти к людям раньше!  -  сказала
Алиса. - Вы бы нам сильно помогли.
     - Мы изучили морское дно. Мы знаем, где под океаном  находятся  очаги
магмы, где - запасы  полезных  ископаемых.  Мы  знаем,  как  предсказывать
извержения вулканов и землетрясения... Вот видишь этот  гавайский  городок
Колау? Он спокойно спит, не подозревая, что в шесть утра на него обрушится
землетрясение. И не будет больше этого городка - разлетятся на  куски  его
дома, провалится под землю эта церковь, волна цунами смоет в море порт...
     - Какой ужас! - воскликнула Алиса.  -  И  вы  так  спокойно  об  этом
говорите? Даже муравейник жалко, если он попадет в лесной пожар, а  вы  же
говорите о целом городе, о людях, которые в нем живут!
     - Это закон природы, - сказал Посейдон. - Мы не вмешиваемся.
     - Вы не вмешивались, вы жили, как подземные кроты! Поглядите, до чего
вы докатились! Нельзя быть только наблюдателями. Люди должны помогать друг
другу. Знаете, кто вы? Вы преступники. И сами себя наказали! - возмутилась
Алиса.
     - Если бы мы открылись вам, то ваша судьба бы изменилась. Я не  знаю,
была ли бы сейчас Земля лучше или хуже, - возразил Посейдон.
     - Я говорю не о том, чтобы вмешиваться или не вмешиваться! -  сказала
Алиса. - А о том, чтобы спасти людей, если им грозит  опасность!  Если  бы
опасность грозила вашей планете или даже вашей станции, мы пришли бы к вам
на помощь!
     - Для  того  чтобы  стать  такими,  вы  должны  были   сами   прожить
собственную историю. Сами совершить свои ошибки и сами их исправить.
     - Но какую же ошибку совершили люди  того  города,  который  спит?  И
которые погибнут на рассвете?
     - Я надеюсь, что ваши  сейсмологи  уже  догадались,  что  надвигается
землетрясение.
     - Нет, не догадались.  Это  ясно.  Вы  же  видите,  до  землетрясения
осталось несколько часов, а в городе спокойно, никакой эвакуации.  Значит,
о землетрясении никто не подозревает.
     - Я ничего не могу сделать, - сказал Посейдон.
     - Неужели у вас нет рации?
     - Она давно уже вышла из строя. Да и зачем нам связь с Землей?
     - Скорей бы спускались спасатели, - сказала Алиса. - Тогда мы  успеем
предупредить этот городок...
     Она была сердита на Посейдона и на всех этих  кринян.  Вроде  бы  они
говорят правильно, логично, разумно. Но все равно они не правы.
     Алиса с надеждой смотрела на монитор, на  котором  был  виден  ангар.
Скорей бы...
     Но там было спокойно. Только  один  камеус  выскочил  в  зал,  быстро
переставляя серые ноги,  боком  пробежал  через  него,  остановился  перед
стеклянной стеной, вглядываясь в толщу воды. Потом побежал прочь.
     Посейдон уселся в  кресло  перед  монитором  и  сказал  тихо,  словно
чувствовал себя виноватым:
     - Надо проверить, как остальные...
     Но  он  не  успел  этого  сделать.  На  мониторе,  который  показывал
подземное озеро, в толпе крабов, суетившихся на  берегу,  жадно  глядя  на
перепуганных сирен и  морских  змеенышей,  вдруг  возникла  паника.  Крабы
бросились наверх, подальше от воды.
     Вода в середине озера расступилась, и  из  нее  показался  прозрачный
купол. На поверхность поднимался батискат.
     Еще несколько секунд - и батискат, вынырнув  из  воды,  замер.  Можно
было различить, что под куполом два человека.
     Яркий свет прожектора ударил по берегу. Купол откинулся. В  батискате
стоял Пашка.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.064 сек.