Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Кир Булычев - Конец Атлантиды

Скачать Кир Булычев - Конец Атлантиды


     Его фигурка в блестящем скафандре исчезла. Алиса последовала за ним.
     Но оказалось, что Пашка  ошибся,  это  лишь  маленькая  глубоководная
медуза сверкнула в луче фонаря.
     - Ну где же, где же эти пузыри? - бормотал Пашка.
     - Может, они кончились? - спросила Алиса.
     Они остановились, стараясь сообразить, куда идти дальше.
     Алиса взобралась на большой округлый камень, чтобы оглядеться.
     Перед ней торчали головы и спины скал, виднелись черные провалы между
ними, а дальше - темнота.
     Вдруг Алиса замерла. По  ущелью  медленно  двигался  огонек.  Сначала
Алисе показалось,  что  это  какая-то  глубоководная  рыба  с  собственным
фонарем, но огонек был куда ярче, чем положено иметь животному. К тому  же
он двигался, покачиваясь в такт шагам.
     Алиса сказала:
     - Паша, мы не одни.
     Она сказала это так тихо, почти шепотом, что Пашка  не  сразу  понял.
Было страшно, что Тот, кто идет, их услышит. Хотя этот страх был глупым  -
ведь Пашка с Алисой переговаривались по радио.
     - Что ты говоришь? -  спросил  Пашка,  который  где-то  у  ног  Алисы
пробирался по узкому проходу между скал.
     - Тихо!
     Пашка замер.  По  тону  Алисы  он  сообразил,  что  произошло  что-то
особенное.
     - Что там? - прошептал он.
     - Он идет, - сказала Алиса. - Я его вижу.
     - Кто?
     - Не знаю.
     - Тогда выключи фонарь, - приказал Пашка. - Я влезу к тебе!
     Алиса послушно выключила фонарь. На нее сразу навалилась  темнота.  И
лишь далеко впереди покачивался, медленно приближаясь, огонек.
     К  тому  времени,  когда  Пашка  оказался  рядом  с  Алисой,   огонек
приблизился настолько, что стало ясно - это фонарь, укрепленный  на  шлеме
человека.
     - Кто это? - спросил Пашка.
     Алиса не ответила. Она отодвинулась немного назад,  чтобы  спрятаться
за выступом скалы.
     - Может быть, нас ищут со станции? - спросил Пашка.
     - Они бы услышали, как мы переговариваемся.
     - А может, это другая экспедиция? Мало  ли  кто  опускается  на  дно?
Геологи, вулканологи, зоологи.
     Неизвестный остановился метрах в двадцати от Пашки с Алисой  и  начал
крутить головой, светя вокруг.
     Он что-то искал.
     Вдруг в свете его фонаря  засверкали  пузырьки  воздуха.  Неизвестный
увидел их и подошел к тому месту, откуда они поднимались. Он опустился  на
корточки и начал разгребать ил. Облако ила просвечивало изнутри.
     Алиса переключила шлемофон на внешний  прием  и  стали  слышны  звуки
океана. Человек ударял чем-то по металлу, потом раздался удар  погромче  и
вдруг внизу вырвался фонтан пузырей.
     Удары по металлу возобновились.
     - Ты понимаешь? - прошептал Пашка, наклоняясь к шлему Алисы.
     - Понимаю. И очень удивляюсь.
     Любой бы удивился,  увидев  на  дне  неизвестного  человека,  который
занимается ремонтом.
     Не надо было быть  гением,  чтобы  сообразить:  здесь,  под  ущельем,
расположена какая-то полость,  наполненная  воздухом.  И  в  этой  полости
находятся люди.
     Если бы это была научная база или лаборатория, Алиса с Пашкой  узнали
бы о ней еще на  острове  Яп,  когда  собирали  материалы.  Значит,  здесь
Секретная база.
     А это чепуха. К концу двадцать первого века на Земле уже не  было  не
только тайных или секретных баз, но даже армий, бомб и пушек. Мысль о том,
что можно убивать друг друга, чтобы отнять землю  и  города  или  навязать
другим свой образ жизни, была людям двадцать первого  века  отвратительна.
Самое главное правило: человек должен жить так, как он хочет,  дружить,  с
кем хочет, ходить и ездить, куда хочет. Человек должен быть свободен.  При
одном условии: его свобода не должна  наносить  вреда  другим  людям.  Вот
этому научиться оказалось труднее всего. Но когда  люди  этому  научились,
оказалось, что число счастливых людей увеличилось в тысячу раз.
     Конечно, не все люди через  сто  лет  будут  счастливыми.  Такого  не
бывает. Останутся и обиды, и неразделенная любовь, и ссоры, и  даже  такие
чувства, как зависть, ненависть и злоба. Не могут же все быть добрыми.  Но
если общество, в котором ты живешь, действует по правилам добра,  то  твоя
злоба остается твоим личным делом. Твоя глупость -  это  твоя  беда,  твоя
зависть - это твоя тревога. Мы станем терпимыми, и обязательным  для  всех
будет чувство юмора. Улыбнитесь,  будут  говорить  через  сто  лет  врачи.
Улыбнитесь, и вам станет  легче.  Такое  лекарство  поможет  лучше  любого
аспирина.
     - Надо его выследить, - сказал Пашка.
     - Нет, - сказала Алиса. - Мы поднимемся наверх и сообщим о встрече на
ферме. Пускай решают взрослые.
     - Сингха нет. Дороти нам не поверит.
     - Мы позвоним в Сидней.
     - Постой, - возразил Пашка, - мы же еще ничего не знаем. А вдруг  это
кладоискатель? Такой же, как я. Он тоже выловил бутылку и нашел  подводную
пещеру. А в ней сокровища атлантов.
     Тем временем загадочный человек кончил трудиться, закрыл  сумку,  что
висела на боку его скафандра, и,  постояв  немного,  чтобы  проверить,  не
поднимаются ли пузырьки, побрел прочь.
     - За ним! - прошептал Пашка, и не успела Алиса ответить, как  он  уже
соскользнул со скалы.
     Алиса съехала вниз за ним и поняла,  что  не  знает,  куда  идти.  Ил
поднялся со дна, застилая расплывчатое пятно удаляющегося фонаря.
     Ничего не видно. Ровным счетом ничего. Только  в  ушах  неразборчивое
ворчание Пашки, который  наткнулся  на  скалу  и  не  может  выбраться  на
открытое место.
     Конечно, надо было включить фонари, но тогда тот человек их наверняка
увидит.
     - В какую сторону идти, понимаешь? - спросил Пашка.
     - Дай руку.
     Алиса  двинулась  вперед  и  через  два  шага  пальцы   ее   перчаток
натолкнулись на гладкую грудь Пашкиного скафандра. Оказывается, Пашка  шел
ей навстречу.
     Алиса развернула Пашку.
     - Видишь? - Алиса показала на пятно света впереди.
     - Вижу.
     И в этот момент свет погас.
     - Наверное, он куда-то свернул, - сказал Пашка. - Скорее.
     - Или спустился вниз. Может быть, там у него люк.
     Преодолевая сопротивление воды, они поспешили вперед по ущелью и лишь
тут поняли, что свет исчез не потому, что неизвестный человек  скрылся,  -
его перекрыло громадное черное тело.
     Алиса успела включить шлемовый фонарь -  на  нее  надвигался  сгусток
тьмы, который издавал низкий, утробный, почти неслышный звук.
     Включить-то свет Алиса успела, но бежать  было  поздно:  черная  туша
навалилась на нее, черная сверкающая кожа отразила свет  фонаря,  сверкнул
яркий черный глаз... невероятная тяжесть подмяла Алису, закрутила, прижала
к камням.
     Алиса услышала, как вскрикнул Пашка.
     К счастью, скафандр рассчитан на большое давление, его  не  повредить
даже кашалоту. Но разве об этом думаешь, когда в полной  темноте  на  тебя
наваливается абсолютно черный слон, а может, кто-то в десять  раз  тяжелее
слона?
     Давление ослабло - чудовище проплыло или проползло дальше.
     Алиса хотела было подняться, но сделать это было трудно,  потому  что
удар,  поваливший  ее,  был  таким  сильным  и  неожиданным,  что  у   нее
перехватило дыхание...
     Она  повернула  голову,  стараясь  нащупать  лучом  фонаря  Пашку,  и
увидела, что он неподвижно лежит в облаке ила.
     Но помочь Пашке Алиса не смогла: чудовище  возвращалось.  Его  пасть,
усеянная длинными острыми зубами, потянулась к Алисе. Алиса подняла  руку,
защищаясь. Она со страхом подумала: неизвестно, выдержит ли скафандр  удар
таких острых зубов?
     И в тот момент, когда Алиса поняла, что спасения  нет,  она  услышала
громкий свист. При этом звуке чудовище замерло,  подняло  голову...  Затем
отступило.
     И Алиса потеряла сознание.
     Алисе еще не приходилось терять сознания. А тут потеряла, да  еще  от
страха. Поэтому Алиса никогда никому в этом не признается.
     Она была без сознания совсем недолго, может быть, минуту.
     Но за это время Пашка, который ничего не  видел,  потому  что  лежал,
зарывшись шлемом в ил, смог подняться, включить фонарь и  отыскать  Алису.
Увидев, что ее глаза закрыты, он перепугался и принялся ее звать. От звука
Пашкиного голоса она очнулась. Голова кружилась.
     - Ничего, - сказала она слабым голосом, - ничего страшного.
     В носу свербило, но  когда  на  тебе  скафандр,  невозможно  почесать
переносицу... Алиса громко чихнула, и Пашку это успокоило.
     Он осмелел и был полон энергии.
     - Ты видела? - воскликнул он. - Это был морской змей! Понимаешь,  тот
самый морской змей, которого видел капитан "Рочестера"! Мы с тобой сделали
великое открытие. Скорее вставай, мы должны найти его логово.
     - Пашка, - Алиса села, но встать не смогла - ноги не держали,  -  ты,
кажется, забыл, что тут был человек.
     - При чем тут человек! - завопил  Пашка,  но  тут  же  спохватился  и
замолчал. Молчал он недолго. Ровно столько, чтобы Алиса  смогла  подняться
на ноги. - Пошли  скорей!  -  наконец  сообразил  Пашка.  -  Разве  ты  не
понимаешь, что теперь морской змей  погнался  за  тем  человеком.  Он  его
догонит и сожрет!
     - Нет, - сказала Алиса.
     - Почему нет?
     - Потому что тот человек умеет командовать морским змеем.
     - А ты откуда знаешь?
     - Я слышала, как он приказал змею оставить нас.
     - А почему я не слышал?
     - Не знаю.
     - Тебе не показалось?
     - Нет. Я слышала свист.
     - Значит, это он отправил бутылку, - заявил Пашка. - Он живет здесь в
плену у морского змея... Мы должны его спасти.
     - Пашенька, - сказала Алиса устало, - не сходи с ума.  Лучше  сначала
подумай.
     - Может, я и погорячился, - сказал Пашка. - Но главное -  мы  обязаны
его найти. Если устала, возвращайся в батискат. И жди меня.
     - Давай оба вернемся в батискат.
     - И потеряем драгоценное время?
     И Пашка пошел по ущелью вслед за морским змеем. Алисе стало ясно, что
Пашку не остановить. Пришлось идти следом.
     Голова у нее разболелась, ноги были как ватные. Ей казалось, что  они
идут уже три часа, хотя в самом деле прошло минут десять. Ущелье  тянулось
прямо, впереди никого не было - ни змея, ни человека.
     - Паш, - сказала наконец Алиса, когда поняла, что сил больше  нет,  -
давай вернемся.
     - Сейчас.
     Пашка остановился.  Алиса  подумала,  что  он  согласен  вернуться  к
батискату, но  вместо  этого  Пашка  присел  на  корточки  и  торжествующе
произнес:
     - Попались, голубчики!
     Алиса подошла поближе.
     Пашка склонился над крышкой люка.
     Люк был круглым, каменным. Ила на нем не было,  значит,  его  недавно
открывали.
     Пашка  вытащил  нож  и  постарался  всунуть  его  в  щель.  Это  было
неразумно, но у Алисы не было сил спорить. Пашка надавил  на  нож,  и  его
стальное лезвие благополучно обломилось.
     В отчаянии Пашка начал стучать о крышку люка кулаком. Но камень гасил
звук. С таким же успехом можно было стучать по скале.
     - Я придумал, - сказал Пашка. - Мы пригоним сюда батискат и  взломаем
люк манипулятором.
     - Погоди, - возразила Алиса. - Мы не знаем, кто там таится. И они нас
в гости не звали. Тебе бы понравилось, если бы кто-нибудь у  тебя  взломал
дверь?
     - Не понравилось, - согласился Пашка. - А что ты предлагаешь?
     - Вернуться наверх.
     - Я вернусь на остров, и мое великое открытие сделают  другие.  Лучше
уж я попаду в плен, а ты будешь меня спасать.
     Конечно, Пашка шутил, но ясно было, что вытащить его из ущелья  можно
только подъемным краном.
     Луч фонаря упал на небольшой  камешек.  Пашка  со  злостью  пнул  его
ногой, камешек не шевельнулся. Пашка рассердился и еще раз ударил по нему.
И вдруг камешек отъехал в сторону,  а  люк,  как  бы  подчиняясь  движению
камешка, медленно откинулся.
     - Видишь, а ты говорила, что мне его не открыть, - сказал Пашка.
     - Ты ногу не ушиб?
     - Потерплю.  Давай  спустимся,  поглядим  -  и  сразу   обратно.   Не
отказываться же от такого приключения.
     И чтобы  не  слышать  Алисиных  возражений,  Пашка  быстро  ступил  в
отверстие, и через несколько секунд его голова скрылась внутри.
     - Стой наверху, - услышала Алиса  голос  друга.  -  И  подстраховывай
меня.
     Но Алиса не послушалась. Оставлять Пашку одного ей не хотелось, да  и
стоять одной в черном ущелье, где плавают морские змеи, не очень приятно.
     Алиса заглянула в шахту, далеко внизу вода  светиласть  от  Пашкиного
фонаря.
     - Пашка, ты что делаешь? - спросила она.
     - Опускаюсь, - сказал Пашка. И через секунду добавил: - Опустился.
     Тогда Алиса последовала за ним. Вот и дно  колодца...  Совсем  близко
закругляется каменная стена...
     Она посветила фонарем вверх и вдруг увидела, что крышка люка медленно
закрывается.
     - Пашка, смотри!
     - Ничего, - ответил Пашка храбрым голосом. -  Выпутаемся.  Главное  -
идти вперед.
     Идти было некуда. Они были заперты, как жуки в узкой, высокой банке.
     У ног в стене колодца открылось забранное решеткой отверстие и  вода,
урча, хлынула туда.
     - Это переходник, - сказал Пашка спокойно. - Сейчас вода уйдет, и  мы
выйдем.
     - Куда? - спросила Алиса.
     Как только вода ушла из колодца, в его стене  со  скрипом  отворилась
железная дверь. За ней было светло.
     Там стоял старый человек в скафандре, но без  шлема.  Лицо  его  было
бледным и усталым.
     - Выходите, дети, - сказал он по-русски.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0956 сек.