Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Кир Булычев - Конец Атлантиды

Скачать Кир Булычев - Конец Атлантиды


                           3. ПЛЕННИКИ АТЛАНТОВ

     Алиса с Пашкой оказались в обширном зале с низким каменным потолком.
     Под  потолком  тянулся  ряд  позеленевших   бронзовых   светильников.
Некоторые горели, некоторые погасли, и оттого часть пещеры была  погружена
в полумрак.
     Старик подошел к стене возле двери в колодец, повернул медный  рычаг,
и дверь медленно, со скрипом, закрылась.
     Что-то в старике удивляло. Но что?
     Во-первых, скафандр. Он  был  непрозрачный,  темно-синий,  с  золотым
поясом и золотыми манжетами, на  плечах  -  небольшие  крылышки,  тоже  из
золота, одно, правда, обломано. Потом Алиса  разглядела  и  шлем  старика,
который лежал на широкой каменной тумбе у стены пещеры. Шлем  был  украшен
продольным золотым гребнем, словно шлем древнегреческого воина.
     А лицо старика? Странное лицо.  Очень  бледное,  почти  голубое,  без
морщин, с глубоко запавшими темными глазами.  Длинные  седые  волосы  были
собраны в пучок на затылке. Бороды не было, но жидкие  усы,  свисающие  от
углов рта, придавали лицу грустное  выражение,  какое  бывает  у  голодной
собаки.
     Старик сказал:
     - Можно снять шлемы.
     Ребята отстегнули крепления и откинули шлемы на спины.
     Потом спросил:
     - Следили?
     - За кем? - Пашка сделал большие глаза.
     - Следили,  следили,  -  проворчал  старик.  -  Ходят  тут,   следят,
подглядывают...
     - Мы сначала не следили, - сказала Алиса. - Но  потом  на  нас  напал
морской змей.
     - Какой такой змей? - Старик глядел на них рассеянно, будто  думал  о
другом.
     - Морской змей! - сказал Пашка. - Редчайшее животное. Мы уже сто  лет
его ищем.
     - Змей? Эмпидоклюс, что ли? - спросил старик.  -  Он  играл.  Молодой
еще.
     - Он у вас прирученный? - догадался Пашка. - И откликается на имя?  А
мы испугались, что он на вас напал.
     - Значит, вы увидали, побежали, в колодец полезли - меня спасали?
     Старик поморгал и глубоко вздохнул.
     Какое-то шуршание послышалось неподалеку.
     Алиса обернулась -  в  полутьме,  в  дальнем  конце  зала,  мелькнула
розовая фигура.
     Старик тоже обернулся. И сразу сжался, понурился.
     - Пошли, - сказал он, - пошли, чего уж там. Я вас не знаю, вы меня не
знаете, залезли куда не просили, теперь плохо будет.
     И он, волоча ноги, побрел к низкой металлической  двери.  Дверь  была
обита золотыми полосками. Старик повернул массивную изогнутую ручку.
     Пашка толкнул Алису.
     - Сто против одного, - шепнул он, - это самая настоящая Атлантида!
     Старик отворил дверь, и они  увидели  уходящий  наклонно  вниз  узкий
коридор. Видно, старик услышал слова Пашки, потому что,  не  оборачиваясь,
проворчал:
     - Атлантида! Мы уж забыли, а они ищут. Была Атлантида, да потонула...
     Под потолком тянулась цепочка светильников. Теперь  Алиса  смогла  их
разглядеть. Каждый светильник представлял собой разинутую  пасть  змеи,  в
которую,  подобно  белому  яйцу,  была   вставлена   лампа.   Лампы   были
электрическими, некоторые разбиты или перегорели. Стены коридора  выложены
камнем, но тщательно обтесанным.
     Вдруг Пашка, который шел спереди, ахнул и отшатнулся.
     Он больно ударил Алису откинутым на спину шлемом.
     - Ты что? - спросила Алиса и тут же увидела, что его испугало.
     В неглубокой нише стояла позолоченная человеческая  фигура  с  шестью
руками. Страшные тонкие губы  были  растянуты  в  улыбке,  на  шее  висело
ожерелье из белых черепов.
     - Не бойтесь, дети, - раздался голос старика. - Это бог  не  вредный.
Только пугает.
     - Ну и боги у вас, - проворчал Пашка, который не любил, чтобы  кто-то
замечал его слабости.
     Старик не ответил.
     Коридор расширился. Вдоль стен потянулись длинные  низкие  скамьи  со
спинками  в  виде  переплетенных  змей.  Скамьи  были  каменными,  змеи  -
бронзовыми.
     "Что же меня так настораживает?" - думала Алиса.
     И поняла: пустота и тишина.
     Они шли уже несколько минут, но никого не встретили, ни с кем  старик
не разговаривал, словно он один жил в этом подводном царстве. Как  капитан
Немо в "Наутилусе".
     Старик открыл еще одну дверь и сказал:
     - Здесь будете сидеть. Ждите, пока Госпожа скажет, что с вами делать.
     - Какая госпожа? - спросила Алиса.
     - Мы люди маленькие, - ответил старик, глядя  куда-то  мимо  Алисы  в
стену. - Ходим, чиним. Все течет, все капает, все прохудилось. Все кричат:
"Где Гермес? Почему капает?" А я вам скажу, - старик  перешел  на  громкий
шепот, - потому капает, что сверху вода.
     С этими словами старик вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
     Алиса обернулась и поняла, что изнутри в двери нет ручки.
     - Подождите! - крикнула она, бросаясь к двери.
     Алиса несколько раз ударила кулаком в дверь.
     - Не суетись, Алиска, - сказал Пашка. - Ты мешаешь мне думать.
     Алиса обернулась.
     Ее друг стоял  у  длинного  низкого  стола  и  разглядывал  предметы,
лежавшие на нем. Там было множество вещей, сваленных без  всякой  системы.
Банки  из-под  пива,  кучка  ржавых  гвоздей,  карманные  старинные  часы,
обросшие кораллами, кусок доски с  надписью  "SANTA  MARIA",  человеческий
череп, сабля с обломанным клинком, почти целая фарфоровая  тарелка,  мятая
канистра, медный чайник с отломанным носиком, скелет рыбы...
     Пашка  извлек  из-под   расколотого   блюда   несколько   потемневших
серебряных монет.
     - Талеры, - сказал он. - Им лет пятьсот.
     Он стал разглядывать, что написано на талере.
     - Как ты думаешь, - спросила Алиса, - куда мы попали?  Может,  это  в
самом деле... подводные археологи?
     - Археологи? - Пашка фыркнул.  Алисины  слова  рассмешили  его.  -  И
сколько же лет они вырубали в базальте свою базу, забыв сообщить об этом в
видеогазеты? Неужели тебе все еще непонятно?
     - Сейчас ты опять скажешь: Атлантида!
     - Этот старик - последний атлант. А пещеры - осколки некогда  великой
и могучей империи.
     - Но ведь Атлантида была в Атлантическом океане, а это Тихий.
     - Удивительный народ - скептики, - ответил снисходительно Пашка. - Ты
что, веришь старику Платону, который  записал  туманные  слова  египетских
жрецов. А откуда знали про Атлантиду египетские жрецы? От моряков. А  куда
плавали египетские моряки? В Индию и Китай.  Ну  и  конечно,  в  настоящую
Атлантиду, которая была расположена на островах.
     - А как ты объяснишь, что он разговаривал с нами по-русски?
     - Зачем  объяснять?  -  нашелся  Пашка.  -  Скажи,  на  каком   языке
разговаривали между собой атланты?
     - Не знаю, - растерялась Алиса.
     - А я вот читал в старом журнале, что русский язык  в  античном  мире
был очень распространен. Кто были этруски?
     - Они жили в Италии еще до римлян.
     - Вот именно. Этруски - это  таинственный  народ,  язык  которого  до
конца так и  не  удалось  разгадать,  даже  с  помощью  самых  современных
компьютеров. Но кое-что известно. Этруски приплыли в Италию из-за  моря  в
древние времена и построили там много городов, даже Рим. Но потом  римляне
их победили. И этруски куда-то делись. Один  очень  образованный  человек,
кандидат химических наук, еще сто лет назад написал статью, что этруски  -
это предки русских. Слышишь: эт-руски! И  говорили  они  по-русски.  Разве
исключено, что они спаслись из Атлантиды, когда она утонула? И  тогда  все
становится на свои места: атланты - это этруски, этруски - это русские,  и
мы с тобой по-своему атланты.
     - Трудно поверить, - сказала Алиса.
     - К сожалению, даже сто лет назад тому открывателю никто не  поверил.
И знаешь, почему?
     - Почему?
     - Из зависти. Каждому хочется сделать великое  открытие.  А  если  не
удалось, он начинает завидовать тому, кто сделал.
     - Мне трудно с тобой согласиться, Пашка, - сказала Алиса, - даже если
это атланты, да к тому же этруски, неужели они столько тысяч  лет  говорят
на современном русском языке. А мне даже стихи Ломоносова трудно читать  -
так язык изменился.
     - Ничего  удивительного,  -  упорствовал  Пашка.  -  Они  следили  за
событиями. Выныривали и подслушивали.
     Алиса поняла,  что  Пашку  не  переспоришь.  Она  отстегнула  шлем  и
положила его на круглый табурет. Сиденье табурета было выточено из черного
дерева, а ножки - из розового коралла.
     Пашка с увлечением разбирал старые монеты. Но  Алисе  было  тревожно.
Зачем надо было их запирать? Куда исчез этот  старик?  Странный  атлант  -
говорит по-русски, живет под  водой,  дрессирует  морского  змея...  Алиса
стояла возле стола  с  трофеями  и  разглядывала  вещи,  надеясь  отыскать
какой-нибудь ключик к этой тайне. И вдруг  она  увидела  бутылку.  Пузатую
зеленую бутылку.
     - Пашка! - сказала она. - Что  ты  на  это  скажешь?  -  Она  подняла
бутылку и показала ему.
     - Точно! - воскликнул Пашка.  -  Как  бы  сказал  Шерлок  Холмс:  это
последняя точка в цепочке тайн. Преступник найден! Этот старик вызывал нас
на помощь! Это он кинул бутылку с запиской. Все ясно!
     - Ничего  не  ясно,  -  сказала  Алиса.  -  Если  кинул,  почему   не
обрадовался, когда мы пришли?
     - А что, если кинул не он? - Глаза Пашки загорелись. -  А  что,  если
здесь  есть  тюрьма?  И  он  держит  в  ней   тех,   кто   потонул   после
кораблекрушения? Алиса, слушай, когда он придет, о записке  ни  слова!  Мы
объединимся с его жертвами и поднимем восстание.
     Алиса только вздохнула. Пашка - хороший человек, умеет  так  увлечься
собственной идеей, что начинает верить: это не глупая идея, а единственная
и окончательная правда.
     Она почувствовала, что устала. Ведь с раннего утра на ногах, подумать
только, сколько всего вместилось в этот  день  -  от  находки  бутылки  до
подводного плена. А день еще только перевалил за половину.
     Пашка закончил изучение монет и занялся детективной работой.
     Алиса  сидела  устало  на  скамейке  и  смотрела,  как  он  тщательно
простукивает стены и пол.
     - Камень, - говорил он деловито и  делал  шаг  дальше.  -  Камень,  -
повторял он.
     Алисе было холодно. И душно. Такое неприятное  сочетание  -  извечный
каменный холод и духота. Снять скафандр? Станет еще холоднее.  "Глупая,  -
сказала она сама себе, - ведь в скафандре должно  быть  отопление!"  Алиса
отыскала кнопку обогрева.
     - Перегородка! - торжественно объявил Пашка. - Я же говорил!
     В той стороне комнаты,  где  он  выстукивал  стену,  было  полутемно.
Поэтому Алиса и не заметила небольшую дверь, покрашенную под камень.
     Внезапно эта дверь медленно отворилась.
     Пашка от неожиданности отпрыгнул.
     В дверях стояла странная фигура.
     Это была очень толстая,  невысокого  роста  женщина  с  длинными,  до
пояса, черными спутанными волосами. На голове у нее сверкал золотой обруч,
в который спереди был вставлен большой красный камень. Женщина была  одета
в зеленое, до земли, платье, расшитое золотыми рыбами и змеями. На груди в
несколько рядов висели ожерелья из драгоценных камней и маленьких раковин.
     Алиса не сразу  разглядела  ее  лицо,  потому  что  оно  было  скрыто
волосами. На нее в упор  глядели  маленькие  черные  пронзительные  глаза,
близко посаженные к крючковатому острому носу. Губы были тонкие, голубые.
     - Это вас Гермес поймал? - спросила женщина пронзительным голосом.
     "Ага, - подумала Алиса, - значит, старик  здесь  не  один.  Атлантида
населена. И все знают русский язык".
     - Здравствуйте, - сказал Пашка. - Скажите, почему нас заперли?
     - Потому что к нам нельзя! Это нарушение закона.
     - Нам ваши законы неизвестны, - сказал Пашка. - А по  нашим  -  людей
запирать нельзя.
     - А разве мы вас звали?
     - Звали, - сказал Пашка.
     - Я не звала. Значит, никто не звал.
     - А кто вы такая, что за всех отвечаете?
     - Я - наследница Афродита. Скоро Госпожа Гера умрет, и я буду править
Атлантидой. Я вам нравлюсь?
     - Не очень, - честно признался Пашка.
     - Тогда вас придется казнить. Я здесь  единственный  ребенок.  Больше
нам детей не нужно. Тем более таких грубых.
     - Я с вами не согласна, - сказала Алиса. - Я  думаю,  что  нас  лучше
отпустить, и вы останетесь одна.
     Наследница Афродита задумалась. Она грызла ноготь и сопела.
     Наконец она додумалась.
     - Нет, - сказала она. - Если вы обещаете, что не  будете  драться  со
мной за трон, я вас оставлю здесь. Мне совсем не с кем играть.  А  у  меня
есть тысяча кукол. Мне папа дарит.
     - Я не играю в куклы, - сказала Алиса.
     - Значит, ты хочешь отнять мой трон?
     И тут наследница уселась на пол и начала громко рыдать.
     В дверь вбежал лысый толстяк в красной тоге. В руке у него был кинжал
с хищно загнутым лезвием.
     - Убийцы! - закричал он. - Не смейте обижать ребенка!
     Он погрозил Пашке  кинжалом,  но  тут  же  забыл  о  нем,  кинулся  к
наследнице, присел рядом с ней на каменную скамью и принялся ее утешать.
     Алиса не поняла, что он говорит, но по тому, как лысый толстяк гладил
длинные спутанные волосы наследницы, было ясно, что он ее  очень  любит  и
расстраивается из-за ее несчастий.
     Афродита, всхлипывая, опустила голову на грудь толстяку.
     Пашка с Алисой молча смотрели на эту  сцену,  не  решаясь  что-нибудь
сказать.
     Через несколько минут наследница стала всхлипывать все тише и тише, а
потом вдруг захрапела. Да так громко, что Пашка не выдержал и  прыснул  от
смеха.
     Толстяк  зашипел  на  него,   как   змея.   Пашка   осекся.   Толстяк
поднатужился, подхватил наследницу под  коленки,  обнял  другой  рукой  за
плечи, поднял и, покачиваясь от натуги, унес из комнаты.
     - Пашка, - сказала Алиса уверенно, - мне тут не нравится.
     - А мне, -  ответил  упрямо  Пашка,  -  даже  очень  нравится.  Таких
приключений у меня давно не было.
     - Боюсь, - сказала Алиса, - что они только начинаются.
     В этот момент большая  дверь  медленно  отворилась  и  вошел  старик,
который взял их в плен.
     - Скучали? - спросил он.
     Старик говорил ровным голосом, будто ему все равно, скучали  они  или
нет, хотят сидеть в каменном мешке  или  не  хотят.  Надо  говорить  -  он
говорит А может и не говорить.
     - Мы не скучали! - ответил Пашка. - У нас были гости.
     - Кто? - спросил старик.
     Его голова медленно поворачивалась, будто ему легче было поворачивать
всю голову, чем двигать глазами.  Наконец  он  заметил  открытую  дверь  в
глубине комнаты.
     - А я забыл, - сказал он, - что тут есть вторая дверь.  Госпожа  Гера
будет сердиться. Как же ты, Гермес, скажет она, забыл, что там есть вторая
дверь? Вот мне и конец придет. Вы ведь сбежать могли.
     Алиса и Пашка заметили, что старик переоделся в  длинную,  до  земли,
темно-зеленую тогу. На ней была вышита серебряная змея, которая  несколько
раз  обвивала  старика,  а  ее  разинутая  пасть  оказалась  у  него   под
подбородком. Казалось, еще секунда - и змея цапнет Гермеса за нос.
     Рукав тоги был разорван и кое-как сшит серыми нитками.
     Старик пересек комнату, заглянул в маленькую дверь. Там было тихо.
     - Эй! - крикнул он в темноту. - На совет, на совет! Госпожа сердится.
     - Жалко, что у нас нет оружия, - сказал Пашка. - Не представляю себе,
как буду тебя защищать.
     Старик обернулся к ним и долго смотрел, словно не узнавал.
     - Вы что здесь делаете? - спросил он наконец. - Здесь чужим нельзя.
     - Мы сразу уйдем, - сказала Алиса. - Только покажите нам дорогу.
     - А! - вспомнил старик. - Вы за  Эмпедоклюсом  гонялись.  Теперь  вас
судить будем. Наверное, засудим, правда?
     - Учтите, - строго сказал Пашка, - нас будут искать. И когда  найдут,
преступников настигнет заслуженная кара.
     Алиса поняла, что Пашка вспомнил какой-то приключенческий роман.
     - Настигнет - постигнет, - ответил старик.  -  А  сверху  все  течет.
Скоро протечет совсем, вот нам и крышка. Пошли, что ли?





 
 
Страница сгенерировалась за 0.097 сек.