Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Кир Булычев - Конец Атлантиды

Скачать Кир Булычев - Конец Атлантиды


     - Откуда у вас столько игрушек? - спросила Алиса.
     - Это все игрушки сверху, - сказала  наследница.  -  Когда  папа  был
молодой, он специально их искал. Больше всего собрал с утонувших кораблей.
Меня все так баловали, так  любили,  даже  больше,  чем  сейчас.  Когда  я
маленькая была, Посейдон устроил у себя в узле связи пункт наблюдения. Как
только ловили сигнал SOS, сразу посылали туда субмарину.  Корабль  еще  не
успеет до дна спуститься, а дядя Посейдон с  папой  уже  идут  по  каютам:
ищут, ищут, собирают кукол, чтобы меня порадовать...
     Афродита захохотала, но тут же закручинилась и добавила:
     - А когда субмарина сломалась, больше кукол не стало... Правда, жаль?
Ведь столько тонет детей, куклы им не нужны, а мне ничего не достается.
     Алиса поежилась. Она все больше убеждалась, что наследница не  совсем
нормальная. В бабушки годится, а всерьез думает, что осталась девочкой.
     - А где ваша мама? - спросила Алиса.
     - Ее камеусы сожрали,  -  сказала  наследница,  -  но  давно,  я  еще
маленькая была. Только я тебе не скажу, сколько лет назад.
     - Почему?
     - Чтобы ты не догадалась, что мне пятьдесят лет. Или сорок. А  может,
двадцать.
     Афродита отбросила куклу в сторону, та ударилась  головой  в  высокий
железный  подсвечник  без  свечей,  отлетела  к   погнутому,   ободранному
игрушечному паровозу и замерла.
     "Где сейчас Пашка? - подумала Алиса. - Столько времени  прошло,  а  я
так ничего и не узнала".
     - Возьми эту куклу, она больная, за ней  надо  ухаживать,  -  сказала
наследница и протянула Алисе лысую куклу, которая долго пробыла в воде.  -
Качай ее и утешай, а я сделаю нам с тобой постельку.
     - Зачем? - спросила Алиса. - Я не хочу спать.
     - Ты будешь теперь спать со мной, - сказала наследница. -  Ты  всегда
будешь спать со мной, или я тебя убью. Качай ребенка!
     Алиса принялась покачивать куклу.
     - Афродита, - попросила она, - расскажите мне про вас.
     - Нельзя. Чужим рассказывать про нас нельзя.
     - Закон не разрешает?
     - Еще чего не хватало! - закричала наследница. - Знать не хочу  этого
отвратительного закона!
     - Но Госпожа Гера главнее всех?
     - Ой, какая ты вредная девочка! - изумилась наследница. - Ты меня все
время обижаешь. Не буду с тобой дружить! Ты  лишена  моей  милости.  Отдай
куклу!
     Алиса протянула ей куклу.
     Наследница взяла куклу за  ногу  и  остановилась  посреди  комнаты  в
задумчивости.
     - Очень  странно,  -  сказала  она.   -   Оказывается,   мне   нечего
рассказывать.
     - Расскажи, кто вы такие, откуда сюда попали...
     - Но я не знаю, откуда мы сюда попали.  Мы  здесь  всегда!  Это  наша
Атлантида. Она всегда была и всегда будет. Самая великая страна в мире.  И
я в ней самая главная!
     - А почему вас раньше было много и даже был театр, а теперь мало?
     - Театр был... было светло. Много света. Была субмарина, и папа  брал
меня на ней кататься. Мы поднимались  наверх,  и  я  видела  звезды...  Ты
видела звезды?
     - Я живу наверху.
     - Жила, - поправила ее наследница. - Отсюда еще никто не уходил.
     Она всхлипнула и закашлялась.
     - Были люди, - повторила она, - много. И мне  давали  конфеты.  И  мы
делали музей... А где все это? Почему этого нет? Не знаю...
     Афродита стояла посреди комнаты, раскачивая за ногу  облезлую  куклу.
Потом уронила ее на пол.
     Алиса стала размышлять, как лучше сбежать от  наследницы  и  заняться
поисками Пашки, но тут события приняли неожиданный оборот.
     В детскую вошел, задыхаясь от быстрой ходьбы, толстяк Меркурий.
     Он закричал что-то с порога и, не умолкая, кинулся к Афродите.  Алису
он не заметил, видно, принял ее за одну из кукол.
     Но,  толкнув  ее,  сообразил,  что  наследница  не  одна,  испугался,
схватился за сердце.
     - Почему ты здесь? - спросил он у Алисы.
     - Ваша дочь привела меня сюда.
     - Тогда я спрашиваю, почему вы не заперли дверь? Вы что, забыли,  что
сегодня полнолуние и камеусы выходят из своих нор?
     - Я ничего не знаю про камеусов, - сказала Алиса.
     - Когда узнаешь, будет поздно, - сказал толстяк.
     Он прошел к двери, которая вела в театральный  зал,  и  запер  ее  на
засов. Потом вернулся к той дверце, сквозь которую вошел. Запер ее тоже.
     - Скажите, пожалуйста, что  такое  камеус?  -  спросила  Алиса.  -  Я
волнуюсь за Пашку. Он пошел искать наш батискат. Он  же  ничего  здесь  не
знает.
     Толстый Меркурий не ответил. Он попытался погладить  по  голове  свою
дочку, но пальцы запутались в ее волосах, и он с трудом выдрал их оттуда.
     - Ты мне голову оторвешь! - взвизгнула наследница.
     - Я пошла, - сказала  Алиса.  -  Только  объясните,  где  искать  наш
батискат?
     - Не знаю, -  сказал  толстяк.  -  Уходи  скорее.  Мне  надо  утешить
ребенка.
     Он отворил дверь за занавеской и подождал, пока Алиса выйдет.
     И тут же Алиса услышала, как щелкнул засов.
     Алиса  совершенно  не  представляла  себе,  куда  идти.  Поэтому  она
потеряла полчаса, блуждая по коридорам, пока не попала еще в один обширный
зал.
     Зал был похож... ни на что он не был похож!
     Если это была свалка, то зачем свозить сюда целые и даже ценные вещи?
В  полутьме  вырисовывались  контуры  неожиданных  в   подводном   царстве
предметов. Настолько неожиданных, что порой Алиса даже не  сразу  узнавала
их. Что это за длинный стеклянный ящик с перегородками и черным  квадратом
на внутренней стенке? Да это старинная телефонная  будка!  А  это?  Словно
плавник гигантской  акулы?  Хвост  самолета  столетней  давности.  А  это?
Контрабас. А это? Спортивная штанга. А  это?  Ну  что?  Такое  знакомое...
Башня танка? Склад? Или музей?
     Конечно же, догадалась Алиса, много лет атланты собирали в морях  то,
что утонуло вместе с кораблями. А  корабли,  как  известно,  перевозят  по
морям все, что делают люди.
     ...Нечто  громоздкое,  темное,  необъятное   нависало   над   Алисой,
перегораживая путь. Алиса подняла глаза и встретилась взглядом со страшной
мертвой  головой  существа,  которое  висело,  прибитое  спиной   к   этой
громадине.
     Алиса ахнула и метнулась назад.
     И тогда  сообразила:  перед  ней  стоял,  подпертый  бревнами,  целый
парусник, на носу  которого  под  бушпритом  была  прикреплена  деревянная
фигура, как было принято делать на парусниках в давние времена.
     Борта парусника поднимались на высоту трехэтажного дома. И в темноте,
уходя к невидимому потолку, тянулись мачты с  обвисшими  серыми  парусами.
Как попал сюда такой большой корабль?
     - Как ты сюда попал? - спросила Алиса вслух, обращаясь  к  деревянной
фигуре. Та не ответила.
     Но эхо подхватило негромкий вопрос и  начало  таскать,  искажая,  эти
звуки по залу музея.
     Зашуршали ткани, заскрипели доски, зазвенели медные котлы.  Казалось,
что вещи  ожили,  зашевелились,  зашептались:  здесь  чужая,  здесь  живая
девочка в мире умерших вещей...
     И казалось, они начали сдвигаться все  ближе,  ближе,  тянуть  к  ней
невидимые лапы, чтобы не выпустить, навсегда оставить в  этом  промозглом,
захламленном мире.
     Алиса замерла, стараясь подавить  ужас,  который  поднимался  в  ней.
Замерли и вещи. Они подстерегали ее движение.
     Алиса не знала, в какую сторону  идти  дальше.  Она  стала  осторожно
оглядываться, чтобы отыскать проход в лабиринте.
     И тут она услышала осторожные шаги.
     Кто-то медленно, крадучись, приближался к ней.
     Алиса сделала осторожный шаг. Еще один.
     Остановилась.
     Тот, кто преследовал ее, тоже остановился. Прислушивался.
     Звук в этом зале распространялся  так  причудливо,  что  нельзя  было
угадать, с какой стороны приближаются шаги.
     Скрипнула доска под чьей-то ногой.
     И снова нависла тишина, которая казалась более  зловещей,  чем  любой
звук.
     Стоять на месте и ждать, когда тебя поймают, было еще  страшнее,  чем
куда-то идти.
     Алиса разглядела проход между кораблем и  грудой  ящиков  и  вошла  в
него. Единственный светильник, горевший как бы в воздухе, над  парусником,
рождал длинные черные тени.
     Алиса шла все быстрее, стараясь  ступать  на  носки,  но  даже  самое
слабое шуршание подошв разносилось, усиливаясь, по музею.
     Наверное, ей теперь никогда не выйти  отсюда.  Надо  закричать.  Надо
позвать...
     Алиса все ускоряла шаги...
     И вдруг, впереди, она уловила быстрое движение.  Кто-то,  увидев  ее,
спрятался за ящик.
     Может, показалось?
     Алиса бросилась назад. Только не оборачиваться...
     Сзади шаги. Ее догоняют.
     И тогда Алиса стремглав, спотыкаясь, помчалась вперед.  Куда  угодно,
только убежать!
     Но преследователь не отставал. Сквозь бешеные  удары  сердца,  сквозь
шум собственного частого дыхания Алиса слышала шаги.
     Впереди показался яркий свет.
     Скорее туда!
     Но на пути Алисы возникла высокая черная фигура.
     Алиса попыталась остановиться, нырнуть куда-нибудь в сторону.
     Но не успела.
     Человек, который подстерегал ее, быстро  протянул  длинную  костлявую
руку и схватил Алису за плечо.
     - Стой! - сказал он.
     Алиса забилась, как птенец, попавший в силки. Но  человек  держал  ее
крепко.
     - Уходи, - сказал он громко кому-то. - Уходи и  не  навлекай  на  нас
позора.
     Алиса с трудом различала эти слова, голова  кружилась  от  страха,  и
удары собственного сердца были как удары грома.
     - Не бойся, девочка, - сказал тот же голос. - Ты в безопасности.
     Алисе было так страшно, что она не сразу поняла смысл этих слов.  Она
замерла, словно окоченела, глядя назад.
     И  увидела,  как  розовое  платье  мелькнуло  рядом  с   кораблем   и
растворилось в темноте. И оттуда из темноты  вылетела  серебряная  молния.
Человек, что держал Алису, дернул ее в сторону и пригнулся сам.
     Раздался удар и звон.
     Острый загнутый нож с золотой рукоятью ударился  острием  о  радиатор
старинного автомобиля и упал на каменный пол.
     - Как грустно, - произнес человек, державший Алису, - как стыдно...
     Сначала Алиса узнала голос, а подняв голову - и человека.
     Это был Посейдон.
     - Пойдем, девочка, - сказал он. - Она не вернется.
     - Это была Госпожа Гера? - спросила Алиса.
     - Да, - ответил Посейдон. - И она хотела тебя убить.
     Посейдон вывел Алису из музея.
     Он шел быстро, держа Алису за руку. Алиса еле поспевала за ним,  ноги
были как ватные. В жизни так не пугалась.
     - Куда мы идем? - спросила она.
     - Ко мне.
     Посейдон достал из кармана  серого  плаща  большой  ключ,  схожий  со
штопором, и вставил его в почти  невидимое  отверстие  в  стене  коридора.
Раздался щелчок, и часть стены провалилась в пол.
     - Это самое тайное место Атлантиды, - сказал он. - Мы рассчитывали на
то, что даже если люди проникнут сюда, они не найдут этой двери.
     В лицо Алисе ударил яркий свет. Ей показалось, будто в мгновение  ока
она  перенеслась  из  Атлантиды  в  обыкновенную   комнату   обыкновенного
института на Земле.
     И если бы не длинная, до земли, серая тога,  Посейдон  был  бы  самым
обыкновенным  земным  профессором,  который  пригласил  Алису  к  себе   в
лабораторию.
     Посейдон снял серый  колпак,  поправил  ладонью  неровно  остриженные
седые волосы и сказал:
     - Сюда, в мое хозяйство, я никого не допускаю.
     Он провел Алису в следующую комнату. Это был  пункт  связи.  В  линию
вдоль стены на  низком  столе  тянулись  телевизионные  экраны.  Они  были
окружены овальными золотыми рамами в виде змей.
     - Сколько здесь змей! - сказала Алиса. - Почему?
     - Традиция,  -  ответил  Посейдон.  -  Наследие  Атлантиды.   Атланты
поклонялись Великому змею.
     - Зачем эти экраны? - спросила Алиса.
     - Это мониторы, - ответил старик. Он  уселся  в  удобное  вращающееся
кресло и указал Алисе на соседнее.  -  Садись,  у  тебя,  наверное,  много
вопросов.
     - Да, - сказала Алиса. - У  меня  тысяча  вопросов,  но  сейчас  меня
больше всего беспокоит, где Пашка. Он побежал искать  батискат  и  пропал.
Раньше я не так боялась, а теперь очень за него волнуюсь.
     - Сейчас проверим, - сказал Посейдон.
     Он протянул руку и включил один из мониторов.
     По  экрану  побежали  зеленые  полосы,  и  Посейдону  пришлось  долго
настраивать его, прежде чем картинка стала нормальной.
     - Все в небрежении, - вздохнул Посейдон, - остался один  механик,  но
ты же видела, в каком он состоянии.
     - Вы имеете в виду Гермеса?
     - У него очень плохо с памятью. И  ослаб  он  сильно.  Его  только  и
хватает на то, чтобы латать щели.
     На экране монитора был виден большой, плохо освещенный зал.  Три  его
стены были каменными, а четвертая, блестящая, гладкая,  -  стеклянной.  За
ней плескалась вода.
     - Это  ангар,  -  сказал  Посейдон.  -  Там,  за  перегородкой,  наша
сломанная субмарина и ваш батискат. Сейчас ты увидишь.
     Посейдон нажал кнопку на пульте, и яркие прожектора загорелись в  том
зале, пронзая толщу воды. Алиса увидела, что за перегородкой находятся два
корабля. Один из них незнакомый, похожий на акулу. Второй - батискат.
     - Как видишь, - сказал Посейдон, - ваш корабль цел и в безопасности.
     - А где Пашка? - спросила Алиса.
     - Он должен будет сюда прийти, - сказал Посейдон. - Он уже час бродит
по нашему городу.
     - Вы его видели?
     - Еще недавно он был в музее.
     Посейдон набрал комбинацию из цифр на пульте, и на соседнем  мониторе
появился длинный коридор.
     - Ой! - воскликнула Алиса. - Это же Пашка!
     И в самом деле по коридору шагал Пашка.  Он  был  в  скафандре,  шлем
откинут за спину, вид серьезный и целеустремленный.
     - Он идет правильно, - сказал Посейдон. - Скоро будет  у  ангара.  Не
беспокойся.
     - Пойдемте к нему!
     - Не спеши. Ему сейчас ничто не угрожает.
     - А Гера его не найдет? - спросила Алиса.
     - Не  беспокойся,  мы  его  не  выпустим  из  виду.  А  когда  нужно,
придумаем, как ему помочь.
     - А сейчас нельзя помочь?
     - Сейчас еще нельзя.
     - Почему?
     - У нас с тобой есть более важное дело, - сказал Посейдон.
     - Спасти Пашку - самое важное дело.
     - Ты ничего не знаешь!
     - Я еще мало знаю, - сказала Алиса, - но уже начинаю что-то понимать.
     - Что?
     - Вы здесь как мастодонты, как вымершие динозавры. Я не знаю, сколько
лет вы уже живете под водой, но, наверное, вас раньше было много, а теперь
почти никого не осталось. Даже ваша девочка уже старуха. Вы меня извините,
пожалуйста, что я так с вами разговариваю, но  мне  кажется,  что  вы  все
немного ненормальные. Почему вы не  поднялись  наверх?  Вас  очень  хорошо
встретят. У нас хорошая жизнь. Вы будете лечиться в  санатории  и,  может,
даже писать воспоминания. Представляете, как интересно-Записки  последнего
атланта! И по телевизору будете выступать. Я думаю, что вы много знаете, а
если вы умрете от старости или ваш потолок  рухнет,  то  все  ваши  знания
пропадут.
     Посейдон слушал серьезно, склонив голову, и чуть кивал, соглашаясь со
словами Алисы.
     - Наша последняя субмарина, - произнес он, - вышла из строя пятьдесят
лет назад. Мы заточены здесь. Мы пленники Атлантиды.
     - Но теперь же все изменилось! Мы поднимемся в нашем батискате!
     Посейдон отрицательно покачал головой.
     - Но почему же? - воскликнула Алиса. - Не так важно,  кто  живет  под
водой, а кто на суше. Это наша общая Земля, и вы должны  чувствовать  себя
патриотами!
     - Милая, наивная девочка! - вздохнул Посейдон. - Ты так ничего  и  не
поняла.
     - Чего я не поняла?
     - Если я тебе раскрою тайну, меня ждет смерть. Это самый главный  наш
закон. И я не могу его преступить.
     - А если не раскрывать тайну? - спросила Алиса.
     - Если не раскрывать, то мы останемся здесь  и  не  сможем  отпустить
вас. И мы умрем, скоро умрем, потому что надежды  не  осталось.  Но  и  вы
умрете с нами.
     - Что за глупая тайна! Что за глупый жестокий  закон!  -  воскликнула
Алиса. - Не может быть закона, который обрекает людей на смерть ни за что.
     - Твоими устами говорит разум, - печально ответил Посейдон.  -  Но  я
воспитан в почтении к закону. И тот, кто правит нами,  ставит  закон  выше
жизни.
     - Розовая Госпожа?
     - Да, Гера.
     - А какое она имеет  право  губить  вашу  жизнь?  Я  разговаривала  с
Меркурием. Он так переживает за свою дочку. И в самом  деле,  вы  слышали,
как она кашляет? Ей обязательно нужно на свежий воздух, ее надо лечить,  а
она сидит здесь.
     - Меркурий выжил из ума, - сказал Посейдон. - Мы как маленькая стайка
старых скорпионов...
     Посейдон включил третий монитор. И они увидели зал Совета Атлантиды.
     На троне-кобре сидела Гера. В руке она держала черную шкатулку.
     - Так я и знал! - воскликнул Посейдон. - Она нас ищет!
     Он ударил ладонью по  ряду  кнопок,  и  возник  страшный  шум,  будто
невпопад, без нот заиграл духовой оркестр.
     Алиса зажала уши.
     Посейдон поманил Алису за собой в небольшую нишу,  там  жестом  велел
сесть на стул. Потом выключил свет. Лишь  огоньки  на  пульте  да  зеленые
экраны мониторов чуть освещали его лицо.
     Голова Посейдона наклонилась к Алисе.
     - Я не могу рисковать, - прошептал он ей на  ухо.  -  Она  не  должна
услышать.
     Голова Алисы раскалывалась от шума.
     - Я боюсь ее, - продолжал Посейдон. -  Она  убила  многих.  Тех,  кто
хотел  подняться  к  людям,  тех,  кто  отказался  ей   подчиниться.   Она
безжалостна, в ней не осталось ничего человеческого.
     Губы Посейдона дрожали, голос срывался.
     - Я открою тебе тайну, потому что  хочу,  чтобы  ты  ушла  отсюда,  -
продолжал он. - Иначе Гера скоро уничтожит нашу станцию. Есть такой  пункт
в Законе: если спасти  станцию  нельзя  и  угроза  раскрытия  неотвратима,
начальник станции обязан ее уничтожить. Как только Гера решит, что надежды
нет, она это сделает. Поэтому ты должна знать правду.
     И в темной нише, при неверном свете экранов, под грозную,  нестройную
музыку, Алиса услышала историю Атлантиды.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1017 сек.