Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Константин Леонтьев - Чужие чувства

Скачать Константин Леонтьев - Чужие чувства


     Линни:
     Я недавно заметила, что двух одинаково интересных людей не бывает, зато
есть множество одинаково скучных.  И почему-то все молодые люди говорят одно
и то же: что любят так, как никто никого никогда не любил.
     Эльза Дагмар:
     Любовь к романтике  - это болезнь молодых девушек. До конца она никогда
не излечивается, но постепенно ее вытесняют проблемы с лишним весом и лишним
возрастом. Когда я в детстве прочла, что в среднем каждые пять минут человек
попадает  под машину,  мне стало  так жалко  этого человека!  А  теперь даже
приятно представить некоторых на его месте... Кстати, ты бы не обижала Тилли
слишком   сильно.   Видишь,   мальчик  страдает,  надрывается,  хочет   тебе
понравиться...
     Линни:
     Мне его очень  жалко, он такой смешной: не пьет, не курит, даже в шашки
не играет, а врет только из-за врожденного гуманизма. Но почему люди никогда
не бывают такими,  какими хочешь их  видеть?  Он  так смешно  мечется, когда
напуган.
     Эльза Дагмар:
     Только не поддавайся  жалости! Жалость - бездонна, в эту пропасть можно
падать  бесконечно.  К тому же мужчины слишком плохо ведут себя, повзрослев,
чтобы стоило слишком щадить их в молодости.
     Линни:
     Тилли мне пока ничего плохого не сделал.
     Эльза Дагмар:
     Нельзя быть такой эгоисткой! Надо мстить мужчинам не только за себя, но
и  за всех других женщин, которых они обманули, обманывают  или когда-нибудь
обманут.  Мужчины заслуживают  только того, чтобы быть  утопленными. Но ведь
мы,  слабые женщины, так чувствительны  и мягкосердечны. Поэтому  не следует
топить  их  в холодной воде.  Воду  обязательно  нужно подогревать. Впрочем,
чтобы  сделать  очень  больно  влюбленному  мужчине,  достаточно  просто  не
обращать на него  внимания. Но если  любовь с его стороны прошла, приходится
помучиться над  обдумыванием  иных способов  мести.  Иногда  даже приходится
прощать, если не можешь отомстить!
     Линни:
     Не беспокойся,  я  умею быть  букой-бякой. Знаешь,  как говорит в таких
случаях одна моя подруга: я не капризная, я - стильная!
     Эльза Дагмар:
     Это правильно. Чтобы не выглядеть смешной во всем, что касается чувств,
надо очень внимательно следить за модой. Хотя подруги - это теперь совсем не
модно, ведь они только  портят нам настроение своими неинтересными сплетнями
и огорчают нас своим неумением  носить красивые вещи. У одной моей подруги -
ты ее не  знаешь - есть такая красивая  шляпка, что если бы не ее лицо, я бы
себе тоже такую сделала. Все-таки как это несправедливо, что женщина, чем-то
похожая на лошадь, никогда  не бывает такой же красивой, как лошадь,  чем-то
похожая на женщину. Ну да ладно. Есть  прекрасное правило: не надо объяснять
злым умыслом все то, что вполне объяснимо простым  идиотизмом. Так что давай
пока простим наших подруг.
     Линни:
     Всех?
     Эльза Дагмар:
     Всех.
     Линни:
     Тогда, надеюсь, не надолго?
     Эльза Дагмар:
     Минут на пять.
     Линни:
     Ой, какие же мы все-таки добрые!
     Эльза Дагмар:
     И как это подходит к нашим прическам. Ну а как ты относишься к Тилли?
     Линни:
     Не знаю. Кажется, раньше  он не был  мне противен, может  быть, потому,
что был незаметен. А теперь мне почему-то неприятны встречи с ним.
     Эльза Дагмар:
     Как  я тебя понимаю! Мы с мужем уже почти двадцать лет вместе,  но я  к
нему испытываю точно такие же чувства - причем  с  каждым днем все сильнее и
сильнее. Представляешь, как мне тяжело?
     Линни:
     Представляю...
     Эльза Дагмар:
     А ведь он все еще не спешит сделать меня вдовой! Представляешь, как это
жестоко  с его стороны? Теперь женщины стараются как можно  чаще становиться
вдовами - это сейчас очень модно. Но на мужчин ни в чем нельзя положиться...
     Линни:
     Сочувствую.
     Эльза Дагмар:
     А что Тилли ...
     Линни:
     (перебивает) Да ну его! Посмотри  лучше, какое синее  небо, какие белые
облака: синее - белое, синее - белое. Такое небо рисуют только на открытках.
Как прекрасен мир  и как легко быть счастливой! Мечты порхают,  как  пестрые
бабочки. И  вода плещется,  как  мое любимое платье.  Вернее то,  которое  я
раньше  так любила. Как хорошо быть одной, быть спокойной, никому  ничем  не
обязанной, никуда не спешить и слышать  только  шепот  ветра и шорох листвы,
шепот  и  шорох... Как  хочется,  чтобы  ничего  не изменялось  и  ничего не
происходило. И не надо было ни о чем думать. И ни о ком.
     Эльза Дагмар:
     И никаких мужчин! У меня на них вообще аллергия!  А  эти вечные мужские
причитания? Как они утомляют! Все-таки мужчина -  это изуродованная женщина.
Недаром   говорят,  что  вдова,  которая  выходит  замуж  снова,  недостойна
выпавшего ей счастья. Хотя если женщина  не поддается соблазнам, значит, это
не соблазны.
     Линни:
     Ах, какие мы романтичные!
     Эльза Дагмар:
     И как нам это идет! Интересно, существует ли где-нибудь идеальный мир -
без старых мужчин и зубной боли? Тот мир, в котором женщины говорят все, что
хотят, а мужчины делают  все,  что  им говорят женщины.  Нормальные семейные
отношения:  женщина  говорит  -  мужчина  слушает  и  слушается.  Мужья  под
каблучком, морщины только на пятках -  вот как должна выглядеть справедливая
вселенная.  Где  он, этот мир,  который  показывают в фильмах,  где жена всю
жизнь изменяет мужу, а муж перед своей смертью умоляет его простить,  потому
что  понимает, что  это он  сам во  всем  виноват?  Где такие  мужчины?  Где
подвиги? Где серенады? И почему морщинки появляются где угодно, только не на
пятках?
     Линни:
     Как это  грустно:  лет через двадцать мы с тобой станем  старше лет  на
пять, а все наши знакомые мужчины постареют лет на сорок.
     Эльза Дагмар:
     А Эдварда  вообще  ничего  не  волнует, кроме  собственного радикулита.
Хороший супруг напоминает о  том, что на его месте мог бы быть идеальный,  а
это раздражает.  Впрочем,  я так долго живу со своим  мужем, что не могу уже
смотреть на других мужчин без сочувствия. Как говорят опытные людоеды,  даже
к врагам нужно  относиться не с ненавистью, а  с аппетитом. Пойдем, попудрим
носики перед обедом. В конце концов, взгляд в зеркало всегда помогает что-то
улучшить: в молодости - настроение, в старости - макияж.
     Линни:
     Какие мы умные!
     Эльза Дагмар:
     И как нам это идет!

     (Уходят).



     3
     КАРТИНА ТРЕТЬЯ
     "ОЖИДАНИЕ"



     Эдвард Дагмар:
     Вот здесь мы и подождем  обеда или Ганса Циннеркнока - в зависимости от
того, кто из них подоспеет раньше.
     Тилли:
     Вы ведь, кажется, с ним старые друзья?
     Эдвард Дагмар:
     Друзья! А чем в наше время друзья отличаются от врагов? Только тем, что
гораздо  больше радуются,  когда делают  нам гадости. Когда-то мы все вместе
учились. Вы же знаете, школа и другие несчастья очень сближают. Он даже чуть
не увел у  меня мою Эльзу, когда она еще  не была моей невестой. Но ему, как
всегда, повезло - она предпочла меня. Ему всегда везет.
     Тилли:
     Вы его недолюбливаете?
     Эдвард Дагмар:
     Я  эгоист  и поэтому встречи с другими эгоистами  не  доставляют мне ни
малейшего удовольствия.  А  теперь  он вбил себе  в  голову, что  с  ним моя
супруга  была бы гораздо менее несчастна, чем со мной. Наверное, он не может
мне простить, что она  выбрала меня, а я  не могу  ему простить, что она  не
выбрала его. На самом деле, мы оба любим ее и ненавидим меня...
     Тилли:
     Говорят, он очень богат?
     Эдвард Дагмар:
     Ничего  удивительного:  в детстве он  хорошо  учился, в молодости много
работал, а потом неожиданно умерли его богатые родственники...
     Тилли:
     Этого не может быть: богатые родственники бессмертны!
     Эдвард Дагмар:
     Тем  не менее, вопреки всем  законам  природы  он очень удачно  получил
наследство. Разбогател благодаря  необыкновенному  стечению  обстоятельств -
бездетности богатых родственников и отсутствию у них эгоистичного стремления
к  неуемному  долгожительству. До  этого,  помню,  его  попытки  разбогатеть
напоминали приставания к девушкам: постоянные и безрезультатные. Зато теперь
он  так  богат, что  даже  журналисты  научились  правильно произносить  его
фамилию.
     Тилли:
     Невероятно! Это похоже на сказку о чистильщике обуви, который за долгие
годы трудов и лишений скопил пару монет,  а потом  купил лотерейный билет  и
выиграл несколько миллионов. Помню, в  детстве я читал  об этом  в  какой-то
большой красивой книжке.
     (входит мистер Циннеркнок, встревает в разговор)
     Циннеркнок:
     Книжки? Все  книжки  делятся  на  два  вида: чековые  и ненужные.  Хотя
искусство  - это  прекрасно. Я тоже очень увлекаюсь искусством, в основном -
искусством   делать  деньги.  Придерживаюсь  реалистического  направления  -
предпочитаю  только то,  за  что  реально хорошо  платят.  Как  сказал  один
творческий деятель: "Я пришел в искусство за деньгами и  без денег я из него
никуда  не уйду!"  Рисовать картины,  писать книги -  это  еще не искусство.
Писать так, чтобы суметь продать, - вот это искусство.
     Тилли:
     А талант?
     Циннеркнок:
     Талантом  много  не  заработаешь.   Талант  должен  с  детства  учиться
голодать. Искусство - все то, что можно продать в несколько раз дороже,  чем
стоят израсходованные бумага и  краски.  Если за это хорошо платят - это  не
всегда означает, что это хорошее  искусство, но  это всегда означает, что за
это хорошо платят...
     Эдвард Дагмар:
     Вот, Тилли, этот скромный человек и есть тот самый Ганс Циннеркнок...
     Циннеркнок:
     (перебивает) Тот самый Ганс Циннеркнок, который обо всех говорит только
гадости и о  котором  все говорят только гадости. Эдвард еще  не говорил Вам
обо мне: "С такими людьми хорошо встречаться только на их похоронах"?
     Тилли:
     Нет.
     Циннеркнок:
     И  Эльза при Вас не повторяла (передразнивает): "Ах, Мистер  Циннеркнок
настолько  универсален, что как его ни  оскорбляй  - все к  нему  подходит"?
Неужели даже Линни не говорила  (кривляется):  "Дядюшка  Ганс? Видеть бы его
пореже - цены бы ему не было"?
     Тилли:
     Пока нет.
     Циннеркнок:
     Странно. Значит, стали  забывать. Только отвернулся - и уже похоронили.
Забыли, что я бессмертен.
     Тилли:
     Так Вы - дьявол?
     Циннеркнок:
     Ну  что Вы, бедный дьявол  безнадежно устарел.  Теперь  время ангелов -
деловитых и озлобленных.
     Эдвард Дагмар:
     Не слушайте его, Тилли, он не ангел...
     Циннеркнок:
     (опять  перебивает) Да, я не ангел, зато я  банкир. Это  гораздо  более
важная  профессия. Особенно  если  судить по доходам... Есть  люди,  которые
имеют деньги, и есть люди, которым деньги нужны. Надо помочь им встретиться.
     Тилли:
     Так значит, Вы помогаете людям встретиться с деньгами?
     Циннеркнок:
     Скорее -  расстаться.  Банкир - это такой  фокусник,  который  играет с
чужими деньгами до тех пор, пока не превратит их в свои. Вы же знаете, у нас
такой климат: не захочешь, а украдешь! Просто богатый человек - это тот, кто
успевает  украсть  больше,  чем успевают  украсть  у  него. Без  денег  жить
нельзя...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1161 сек.