Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Владимир Михановский - Повести

Скачать Владимир Михановский - Повести


    Находку нашу мы, конечно, не оставили в тайне.  Текст,  записанный
на таинственных листках, обсуждал  форум  виднейших  ученых  Солнечной
системы. Однако ясность достигнута не была. Мнения разделились.
    Высказана была масса предположений, но больше всего меня  поразило
выступление молодого киберолога с Венеры. Быстрой походкой  взошел  он
на кафедру и внимательно оглядел битком набитый амфитеатр,  щурясь  от
яркого света юпитеров.
    - Есть  у  вас  на  линга-центре   моделирующие   машины,   Ельена
Викторовна? - вдруг обратился он к Лене,  сидевшей  рядом  со  мной  в
первом ряду, - она выступала как раз перед ним.
    - Нет, - покачала головой удивленная Лена.
    Киберолог был, казалось, разочарован ее ответом.
    - И не было? - спросил он.
    - Когда-то была.
    Лицо киберолога просияло.
    - Я  так  и  думал!  -  воскликнул  он.  -  Кольеги!   -   чуточку
торжественно произнес киберолог (по-моему, он сильно  волновался,  что
усиливало его акцент, характерный для коренных венериан).  Я  убежден,
что  события,  о  которых  нам  только  что  поведал   дешифратор,   в
действительности не имели места.
    Зал загудел.
    - Что же это, по-вашему? Выдумка?
    - Сказка?
    - Фантастика?
    Киберолог подождал, пока град вопросов утихнет.
    - Сказка? Не совсем, - покачал он головой. - Мне кажется, что  это
древняя  моделирующая   машина   попыталась   сконструировать   модель
будущего.
    - Модель будущего? - переспросил я.
    - Ну да, один из возможных вариантов.
    - При чем тут модель будущего? - возразил кто-то. - Ведь  то,  что
мы слушали, - это художественное  произведение.  Маленькая  повесть  о
двух людях...
    - Так что же? - не сдавался киберолог. - Машина могла облечь  свой
прогноз в художественную форму.
    - Зачем?
    - Возможно,  она  начиталась  произведений   научной   фантастики,
которыми был так богат XX век, и решила подражать этим  произведениям,
- сказал киберолог.
    - А язык? Откуда взяла машина этот странный, ни на что не  похожий
язык? - не отставал оппонент.
    - Моделирующая машина могла изобрести особый язык  специально  для
этого случая. Кстати, не этим ли объясняется, что машины  линга-центра
так быстро расшифровали листки? Ведь эти машины - дальние потомки той,
моделирующей. Ну а электронные машины, как известно, на память никогда
не жаловались... - Киберолог сделал паузу.
    - Значит,  этот  рассказ  -  несбывшееся  пророчество?  -   сказал
председатель форума.
    - Вот именно. Мрачный прогноз, к  счастью,  оставшийся  только  на
бумаге, - ответил ученый с Венеры.
    - На пластике, - уточнила Лена с места.
    - Но мне бы очень хотелось послушать окончание истории о  юноше  и
старике, - так закончил молодой киберолог свое выступление.
    До глубокой ночи кипел форум, между тем  как  химики  и  астрономы
Земли напряженно трудились, чтобы поставить в  общем  споре  последнюю
точку.
    На следующий день зал начал заполняться  задолго  до  назначенного
часа. Волнение ученых было понятным: каждый в глубине  души  надеялся,
что именно  его  теория  сегодня  подтвердится,  именно  его  гипотеза
окажется правильной.
    Мы с Леной пришли за полтора  часа  до  открытия,  и  нам  удалось
занять два местечка в одном из первых рядов.
    Все двери, ведущие в зал, были распахнуты, и  из  каждой  вливался
поток. Мы здоровались со знакомыми, перекидывались с  ними  отдельными
фразами.
    Подле нас остановился киберолог с  Венеры,  с  которым  мы  успели
познакомиться.
    - Ваша гипотеза, Андрьюша, доживает последние минуты, - сказал  он
мне с улыбкой.
    - Вы  считаете,  что  события,  о  которых  нам  поведали  листки,
развивались не на Земле? - спросил я.
    - Нигдье не развивались, - загорячился киберолог, - таково  мнение
группы ученых, которую я представляю... Ни на Земле, ни на Венере,  ни
на Аларди. Весь  рассказ,  начало  которого  мы  вчера  прослушали,  -
выдумка моделирующей машины...
    - Виртуальная модель. Одна из возможных, - уточнила Лена.
    - Благодарю, Ельена Викторовна, - церемонно поклонился  киберолог.
- Именно модель, которая осталась нереализованной. Другими  словами  -
сказкой.
    - Однако эта сказка задела вас за живое, - заметила Лена.
    Киберолог сощурился.
    - Почему вы так думаете? - спросил он.
    - Потому что вчера, заканчивая сообщение, вы сказали, что очень бы
хотели послушать окончание истории о юноше  и  старике,  -  произнесла
Лена.
    - О! - поднял палец киберолог. - Вы не только  очаровательная,  вы
еще и проницательная  девушка.  Вам  повезло,  друг  мой  Андрьюша,  -
повернулся он в мою сторону.
    Лена покраснела.
    - Не думаю, что рассказ, записанный на листках, машинная  выдумка,
- возразил я.
    - Доказательства?
    - Доказательства сейчас будут, - ответил я. -  Вы  услышите  их  с
этой трибуны, из уст химиков и астрономов. Но я убежден, что  рассказ,
прослушанный нами, не выдумка. Все описано настолько выпукло, зримо...
Я до сих пор вижу перед собой Румо, Грено...
    Киберолог покачал головой. Затем посмотрел на часы  и  заторопился
на свое место.
    - Сейчас  увидите,  кто  из  нас  прав!  -  крикнул  нам  издалека
венерианин.
    Зал к этому времени был полон и гудел,  как  растревоженный  улей.
Однако  все  стихло,  едва  на  трибуну  поднялся  человек.   Осмотрев
замеревшие  ряды,  которые  возвышались  амфитеатром  перед  нами,  он
вытащил из кармана записную книжку и принялся неспешно листать ее.
    - Представитель химического центра, - еле склонившись, шепнула мне
Лена.
    - Мы произвели тщательный анализ  вещества,  из  которого  состоят
пластинки с текстом, - сказал химик. - Результаты таковы:  пластик  не
числился ни в одном из  каталогов  веществ,  которые  были  когда-либо
синтезированы на Земле и вообще в пределах Солнечной системы...
    В зале поднялся невообразимый шум. Химик еще что-то говорил, но мы
видели только его шевелящиеся губы.
    Когда гул немного утих, я услышал заключительные слова химика:
    - Таким образом, мы считаем, что пластинки принадлежат не  земной,
а инопланетной цивилизации.
    Сейчас бурно  выражали  свою  радость  те,  чья  точка  зрения  на
пластинки только что подтвердилась.  Однако  противники  и  не  думали
признавать свое поражение.
    - Каталог не может охватывать все вещества! - выкрикнул кто-то  из
задних рядов.
    Химик покачал головой.
    - Электронная память нашего центра хранит все, что в нее ввели  за
последние двести лет, - сказал он. - А компьютер в отличие от человека
не забывает ничего.
    - Компьютер хранит в памяти только то,  что  ему  сообщили,  -  не
сдавались задние ряды. - А если я изобрел вещество и забыл сообщить об
этом машине? - Запальчивый  выкрик  был  покрыт  аплодисментами  части
присутствующих.
    - Остроумно,  -  сказал  химик  без  улыбки,   -   но   не   очень
доказательно. Любое мало-мальски сложное вещество, полученное в  любой
лаборатории любой из Содружества Свободных  планет,  регистрируется  у
нас в обязательном порядке. А пластик, о  котором  сейчас  идет  речь,
исключительно сложен по структуре... Не попасть в каталог он не мог.
    - И все-таки это еще не доказательство инопланетного происхождения
листков, - прозвучал в зале одинокий голос киберолога с Венеры.
    - Согласен, - неожиданно согласился химик, пряча в карман записную
книжку. - Послушаем, что скажет астроном.
    Он сошел с трибуны, покинул сцену и примостился в первом ряду.
    Астроном сразу же, что называется, взял быка за рога.
    - Листок с математическими символами оказался необычайно ценным по
заключенной в нем информации, - прогудел он, нависнув над кафедрой.  -
На астрономическом центре удалось установить, что в тексте идет речь о
планете,  принадлежащей,  по  всей  вероятности,  к  системе  Сириуса.
Параметры светила,  которые  приводятся  и  которые  мы  расшифровали,
относятся именно к этой звезде...
    - Ну, вот и конец красивым догадкам, - вздохнула  Лена,  когда  мы
вышли из зала.
    Я взял ее за руку.
    - Тебе жаль? - спросил я.
    - Немного, - призналась Лена. - Сириус так далеко от Земли.
    Мы медленно шли вниз по  приморскому  бульвару.  Заходящее  солнце
осветило волосы Лены.
    Наша излюбленная скамейка под раскидистым вязом оказалась занятой.
    - Пойдем к морю, - предложила Лена.
    Мы забрались на огромный валун, по пояс вросший  в  песок.  Теперь
все помыслы наши были связаны с морем. И хотя создана была специальная
комиссия по прочесыванию морского дна в районе  мыса,  где  я  впервые
обнаружил листки, хотя сотни добровольцев решили  попытать  счастья  в
поисках недостающих пластиковых прямоугольников,  мы  с  Леной  решили
продолжать поиск самостоятельно.
    - А я вас ищу, - раздался сзади негромкий голос.
    Мы одновременно обернулись и увидели венерианина.
    - Прощу, - сказал я и протянул ему руку. Киберолог легко взобрался
на валун и сел рядом со мной. Его кожа, синеватая, как у всех  жителей
жаркой планеты, обитающих  там  постоянно,  в  косых  солнечных  лучах
приобрела какой-то фиолетовый оттенок.  Впрочем,  венерианин,  похоже,
чувствовал себя в земных условиях совсем неплохо.
    - Значит, поиск в море будет  продолжаться,  -  сказал  он,  глядя
вдаль. - Это хорошо. Надеюсь,  будут  найдены  новые  данные,  которые
подтвердят мою теорию.
    Лена удивленно воззрилась на него.
    - Вашу теорию? Но ведь вы только что слышали доказательства химика
и астронома, которые...
    Венерианин махнул рукой и рассмеялся.
    - Что с того? - сказал он беспечно. - Ничто в мире не абсолютно, в
том числе и доказательства. Отыщутся новые листки,  и  все  повернется
по-новому... Вы согласны со мной, Льеночка?
    Лена  улыбнулась,  ничего  не  ответив.  Меня  несколько   уколола
"Льеночка".
    Солнце наполовину  погрузилось  в  море.  Переходные  камеры  мыса
работали с полной нагрузкой, через них непрерывно  шли  два  встречных
потока: одни спешили домой, на поверхность, другие - домой, в море...
    Долго потом мы с Леной вспоминали этот вечер.


    ...Я давно уже работаю на линга-центре. Инженеру здесь  тоже  есть
где приложить руку. После работы мы с Леной спускаемся  к  морю.  Чаще
всего отправляемся на мыс. Камеры перехода работают, как и повсюду  на
побережье, круглые сутки. Облачившись  в  подводную  амуницию,  быстро
пройдя несложную процедуру, мы ныряем в морские глубины.
    Днем в верхних слоях воды достаточно светло. Но по мере погружения
зеленоватое солнце меркнет, и мы включаем свет.
    В море чудо как хорошо! Оно никогда  не  может  надоесть.  Медузы,
попавшие под луч, кажутся таинственными  космическими  пришельцами.  А
может, и в самом деле?..
    Море, море! На каком-то витке спирали, по которой развивается наша
цивилизация, человечество снова вернулось к тебе - колыбели  жизни  на
Земле. Сделав рывок в космос, люди одновременно  шагнули  в  океанские
глубины, чтобы обрести там новые запасы энергии, полезных  ископаемых,
благородных металлов...
    Я шел рядом с Леной, отдаваясь привычному течению мыслей.
    Жить в море можно, как и на суше. Канули в прошлое времена,  когда
аквалангисты устанавливали и  побивали  рекорды  на  продолжительность
пребывания под водой. Теперь любой человек  может  пробыть  под  водой
столько, сколько ему нужно. Для этого ему  достаточно  отправиться  на
ближайший причал и получить  там  необходимую  экипировку.  С  помощью
простого аппарата "искусственные жабры" под водой можно дышать так  же
легко, как на высокогорном швейцарском или кавказском  курорте.  Лена,
правда, со мной не согласна. Она считает, что под водой дышится легче,
чем на суше. Кто прав - сказать трудно.  По-моему,  дело  в  привычке.
Лена родилась в подводном городе: там же провела детство. Поэтому море
для нее - родная стихия.
    Мы медленно идем по дну. Внимательно смотрим под ноги. Каждый день
дно кажется мне иным. Может быть, в этом  повинно  глубинное  течение,
которое проходит неподалеку.
    Юркие рыбки вьются вокруг легкими стаями. Мне кажется  они  к  нам
уже привыкли.
    Но не рыбы интересуют нас, не водоросли, не кораллы и не раковины.
Мы ищем листки, на которых  странные  письмена  начертаны  несмываемой
краской.
    И верим, что найдем!

______________________________________________________________________

 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0528 сек.