Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Попов - Мама Белла

Скачать Александр Попов - Мама Белла


ДОБРЫЙ ДОМ
     Один молодой человек, горожанин, много лет ходил в тайгу.  Он любовался
росным,  туманным восходом  солнца  над сопками, любознательно  заглядывал в
черную бурлящую пасть ущелья, и его сердце застывало от восхищения и страха,
выслеживал  одинокого божка  сибирских  лесов --  сохатого, легко и величаво
несущего тучу  своих рогов,  --  и очарованно жил  до другой встречи,  дышал
сладковатой прелью косматых  ведьмовских болот, утробно и загадочно урчащих,
разводил  возле них  или  ручьев  ночные  костры  и  слушал, подремывая  или
пошвыркивая горячим  травным чаем, страшные,  лукавые и всегда  неторопливые
россказни  охотных  мужиков, выходил из чащобника на берег Байкала и  ухом и
сердцем  слушал  плескучий  говорок  водяного  великана,  лизавшего его лицо
своими холодными языками ветров.
     С  годами  молодой  человек  с  грустью  понял,  что  не  все  способны
любоваться деревом или  волной, камнем  или  зверем, что много  рядом с  ним
таких  --  обиженных  ли,  обделенных ли,  злосчастных  ли,  --  для которых
любование -- смешное, пустое занятие, а свою жизнь они обустроили так: отнял
у леса,  у озера  --  у  природы,  еще раз  хапнул, потом -- еще  и  еще,  а
отдавать, а восстанавливать, а поправлять, а извиняться -- какие сантименты!
Шел  к ним молодой человек с проповедью сердца -- не понимали, притворялись,
усмехались и даже ругались. Пришел он к детям -- они хотели понять его, и он
остался с  ними. Сейчас он  уже немолодой, но молоды его дела и  шаги. Он --
Наумов Валерий Михайлович.  Вы  о  нем  слышали? Слышали,  слышали, хотя  бы
немножко!
     Он  ведет детей  в  природу, как  в добрый дом.  Не просто  в лес или к
озеру,  в горы  или к  реке. Он сначала направляет  юные сердца  к духовному
сожительству  с  деревом,   скалой,  небом,  волной,  муравьем,   закатом  и
восходом... Но  ребенок  не до  конца поймет вас,  если вы будете его только
призывать  или  заставлять:  люби  природу, береги ее. Истинная на всю жизнь
спайка  непременно образуется в поступке. От любования  --  к  поступку,  от
поступка -- к любованию.
     Чаще  Валерий Михайлович начинает с ребятами так: "Давайте-ка, поможем,
-- говорит он, -- речке!" И они очищают берега  Ушаковки или Иркута от хлама
человеческой  мерзости. Это традиционное  дело  в  наумовских  отрядах  юных
экологов.
     Но  всю нашу обиженную, загаженную землю  детскими руками не вычистишь.
Страна живет по несовершенным экологическим законам, по  нередко дурацким --
или дураков? --  распоряжениям. Убиваем лес, воздух, себя.  Придумываем одну
отраву   изощреннее   другой,  ввинчиваем  в  нежное   тело  небес   высокие
железобетонные трубы заводов.  Если раньше особо настойчивых,  несговорчивых
природозащитников  могли  запихнуть  в  психиатрическую  клинику, то  теперь
демократично и культурно поступают, по принципу: а Васька слушает да сметану
ест.
     Как быть?
     Честный, порядочный человек  знает --  все  равно нужно  выбрасывать на
ветры жизни флаги действия. Например, поступать так, как в  отрядах Наумова:
на опушке леса за Иркутском его дети как-то обнаружили незаконную свалку. По
бумажкам из кучи выяснили -- с такого-то завода мусор.
     -- Что, опять самим убирать?
     -- Нетушки! Давайте-ка взрослых повоспитываем!
     Звонят на завод директору: так  и так, что же,  уважаемый,  загаживаете
лес?  Возмущается  директор:  зачем наговариваете?  Быть  такого  не  может!
Отстаньте! Не отстают: приезжайте, взгляните на вещественные доказательства.
     Один день, два прошло -- и, как говорится,  ухом не ведет благочестивый
директор. Звонят ему:  так  и  так, дяденька,  составили на  вас  экспертное
заключение  за  подписью  многих свидетелей --  в  административную комиссию
города. Прилетает, голубчик. Извиняется, уговаривает.
     -- Что ж, даем два дня.
     Приходят на третий -- чисто. Даже чужой мусор убрал.
     Как  нам  порой  не  хватает поддерживаемого разумными  федеральными  и
региональными законами жесткого обращения со всей этой бессовестностью!
     Наумов хорошо понимает, сожительство с миром природы человеку не пойдет
на пользу,  если мы не будем знать, понимать, чувствовать ее законы. Природа
--  капризный для человека сожитель. В наумовских  отрядах серьезно  изучают
биологию,   химию,   географию.   Воспитанники    корпят   над    маленькими
самостоятельными научными исследованиями по проблемам  восстановления лесов,
очистки  водоемов,  тушения  таежных  пожаров.   Подготовленные,   изучившие
природные явления вживе, с рюкзаками на плечах, и  по книгам в библиотеках и
дома,  дети составляют экологические  паспорта местностей и  идут с  ними  к
чиновным людям: вот здесь,  говорят  они, чтобы не  пересыхала  река,  нужно
срочно сделать то-то и  то-то, вот эти болота ни в коем разе нельзя осушать,
на  таком-то  массиве лучше прекратить вырубку леса,  а  вот там -- можно. С
научными выкладками,  с  экспериментальными выводами доказывают  современные
пионеры  природы.  Их   слушают  --  серьезные  ребята!  Правда,   выполнять
рекомендации не очень-то спешат, но -- слава  Богу, что  хотя бы слушают, не
запугивают, бровями сердито не двигают.
     Вот так помногу лет ходят дети по хитро и умно сконструированному кругу
наумовской  педагогики, в которой  отправная  точка --  любование,  потом --
поступок,  за  ним --  научный поиск  и  проектирование,  и снова, снова  --
любование. А может,  это уже не просто педагогика, а личностная эволюционная
спираль, по которой дети поднимаются все выше и выше в духовном, физическом,
умственном развитии?
     Учитель  часто  улыбается, но  уставшие  глаза  выдают,  что редко  ему
весело.  И невольно подумаешь: какая непонятная штука  человеческое счастье.
Наумов  разгадывает  ее  с  детьми в тайге, у  берега холодного  прекрасного
озера, на круто берущих ввысь сопках, -- удач вам, идущие впереди нас!

РОЖИЦА КРИВАЯ
     Если мыслить образно,  то развитие школы можно представить примерно так
же, как развитие  живого существа, человека:  родившись,  он должен получить
необходимое  питание как духовного, так и  материального свойства. Чем же мы
должны вос-питывать, на-питывать, наполнять школу, чтобы ребенок уже от нее,
повзрослевшей  и   сформировавшейся,  получал   то,   что  ему  помогало  бы
определяться в жизни, без долгих блужданий найти свой единственный путь?
     Немало примеров неэффективного, дисгармоничного  развития школ найдется
в Иркутской области, тех школ,  которые словно бы  с самого своего "детства"
нацелены  на  подготовку  ребенка   как  лишнего,  неприспособленного  члена
общества.  Анализ  деятельности таких школ  подводит  нас  к выводу, что без
основы на  научную  концепцию  определялось  в них  генеральное,  стержневое
направление  развития, без учета требований  НОТ.  Вживление того или  иного
явления  в  школе   начиналось  либо  по   требованию,  распоряжению  отдела
образования, либо  идея  заносилась в школу спонтанно, случайно и на чуждой,
"не  удобренной" почве  она нередко произрастала сорняком или же умирала, не
поддержанная, не развитая педагогами. Еще  хуже,  когда  программа  развития
школы разрабатывается без  опоры на диагностические исследования,  когда она
составляется,  что  называется, на  глазок.  "Не знаешь  брода  -- не лезь в
воду", -- говорит  старина. Педколлектив, не зная с  точки зрения науки, что
такое его школа, каковы  ее особенности, берется за  первые попавшиеся идеи,
"лезет в  воду"  и "топит"  идею. Реформа  школы оборачивается антиреформой,
топтанием  на  месте.  Благо,  если  внедрение  идеи или  идей  пройдет  без
скандалов, пошлого  выяснения  отношений,  раскола коллектива на "красных" и
"белых", на "болото"  и "кочки" на этом "болоте". Хорошо, если без серьезных
потерь и тряски люди откажутся от чуждого их школе внедренческого материала.
Но ведь  нередко так называемое развитие  оборачивается  расколом, трениями,
дисгармонией   в  межличностных  отношениях,  снижением  качества   учебного
процесса.
     Встречаются, однако,  и другие ситуации  в  драмах  неверного развития.
Например, в  школе все  же  проведена  серьезная диагностика, на  ее  основе
определены  пути  развития,  намечены  конкретные  мероприятия, они  успешно
выполняются.  Но  проходит какое-то время, два-три года, и для  постороннего
глаза  становится  очевидным, что в  этом учебном  заведении затормаживается
развитие,  что повторяются  удачные  ходы,  которые в  новых условиях, когда
педколлектив уже находится  на  принципиально иной высоте  своего  развития,
дают просто-напросто холостые  обороты, не обогащают процесс развития школы,
и  педагогическая   жизнь  по  существу   топчется  на  месте.  И   учителя,
администраторы,  ослепленные прошлогодними успехами,  не понимают, что идея,
на  которой  строилась   программа  развития  их  школы,  требует  подпитки,
подкормки,  переосмысления. Чаще  всего неподновленная, необогащенная  извне
идея отмирает сама собой и исчезает  из поля зрения педагогов. Но случается,
что она, умершая, гниет и отравляет  то, что должно на ее месте развиваться,
-- коллективам таких школ уготованы деградация, развал.
     Но  тысячекратно грешно,  когда  учителя,  администраторы  окунаются  с
головой в  модные  педагогические  течения,  нахватаются блестящих  верхушек
различных инновационных идей,  нарядят  ими,  как новогоднюю елку игрушками,
учебный  и воспитательный процесс  своих  школ  и  самодовольно  взирают  на
"елку",  -- можно даже  и  песенки запеть!  Но сути  дела ясно не  понимают.
Конечно,   сейчас   господствует   свобода  в  выборе  педагогических  идей,
инноваций, направлений, но  надо же, господа хорошие, думать.  Думать!  Надо
вникнуть,  вгрызться  в  твердоту  идеи, которая  вам понравилась. У  нас же
нередко получается вот  так:  например, весьма модно сейчас  учить  детей  в
начальной школе по методическим  системам  Эльконина, Давыдова, Занкова. Это
методики  развивающего обучения, учитывающие интеллектуальное  и психическое
развитие  младшего школьника,  нацелены  на привитие  элементов  творческого
мышления. Мы знаем много педагогов своеобразно, но толково вживляющих в свой
опыт развивающую методику. Но порой встречаешься просто с бестолковщиной.
     В одной сельской школе проходит эксперимент: внедряют, как они говорят,
Занкова. Дирекция никого не пускает на урок к учителям-внедренцам, оберегает
их от  сглаза и всюду  трезвонит:  эксперимент,  эксперимент!  Да так громко
возвещает о столь великих делах, что не слышно робких и неуверенных  голосов
критики  со  стороны  родителей,  которые  проверяют  знания  своих  детей и
обнаруживают -- ни в том, ни в другом бедные  дети не разбираются.  Дирекция
озабоченных и особо настойчивых мам и пап успокаивает:
     -- Через  два  года все будет  прекрасно.  Ваши  дети будут творческими
людьми...
     Одна родительница не выдержала, забрала своего ребенка из этой школы, в
другую  пристроила,  в  которой  тоже Занков,  но, как  выяснилось,  другой:
ученики  с реальными знаниями,  позволяющими им успешно обучаться в  среднем
звене.  Учительница  проверила навыки  и  умения новичка  и  ахнула:  умный,
способный мальчик, а к третьему классу  толком писать,  считать и  читать не
умеет.  Сходила в ту  школу, в которой учился ее новенький, -- не пустили на
уроки  и  объявили ей, что она не понимает Занкова, что развивающее обучение
-- это прежде всего развитие творческих задатков ребенка.
     -- Так как  же, милые, вы собираетесь развивать без знаний и умений? --
спросила у них наивная учительница.
     -- Это дело наживное, -- ответили ярые занковцы.
     Таких  историй немало. Наблюдаемое сейчас  снижение  качества  знаний у
школьников, падение интереса к учебе происходит,  уверены, не только потому,
что рухнул, как взорванная  скала,  престиж  образования, что  вольнее стали
нравы и шиворот-навыворот обернулись традиции российского жизнеустройства, а
еще и потому, что  слепо  мы беремся за многое новое, будь то педагогика или
экономика, не отмеряем семь раз, а сразу режем, глубоко не осваиваем старое,
нажитое десятилетиями,  гноим его в амбарах головотяпства, и частенько кроме
конфуза  и потехи на весь мир ничегошеньки не выходит. А точнее, выходит то,
о чем поют дети в известной веселой песне:
     Точка, точка, запятая --
     Вышла рожица кривая...
     Так порой  и у  нас,  взрослых, с  нашими  художествами:  криводелие да
кривомыслие  рождаем  мы  своим  тщеславным  педагогическим  модничаньем.  А
страдает ребенок.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1041 сек.