Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Смейз Р. - Не упусти свой шанс

Скачать Смейз Р. - Не упусти свой шанс


   Глава 3
 
   После моего возвращения в Делрэй-Бич, жизнь вошла в обычное русло.  Гарри
Моулз позвонил на следующий же день, позвонил первым  и  пригласил  меня  на
покер, так, будто между нами ничего не произошло. Я согласился  и  дважды  в
неделю, как обычно, бывал у него, проводя несколько часов за картами.
   Позвонила и Джулия, и с  ней  мы  часто  проводили  время,  но  никто  не
вспоминал о происшедшем. Единственное, что было нового в моем образе  жизни,
это то, что я чуть  ли  не  ежедневно  звонил  в  госпиталь  Св.  Антония  и
справлялся о здоровье Элис, да за месяц дважды ездил ее навестить. Казалось,
что известие о моей женитьбе придало ей новые силы, и  она  стала  выглядеть
даже несколько лучше, но доктор Стейли не обольщался на этот счет.
   На субботу, тот роковой для меня вечер, был назначен званый вечер у мэра,
мистера Артура Роджерса, и в числе приглашенных был и я, а сегодняшний вечер
мы проводили с Джулией в бунгало на берегу моря. Сегодня была среда, и  пока
ничего не предвещало мне неприятностей.
   Джулия лениво курила лежа, но было видно, что  что-то  беспокоит  ее.  Ее
настроение было не таким, как обычно.
   Я смешал два коктейля и протянул один стакан Джулии.
   - Что случилось, Джулия? - спросил я.
   Она взяла стакан, повернула ко мне лицо, изучая меня внимательно, а потом
отвела глаза и тихо ответила:
   - Ничего, Сид... Ничего...
   Однако и голос ее звучал как-то необычно.
   Я прикурил сигарету, сделал большой глоток из  стакана,  присел  на  край
кровати и тихо погладил ее шелковистые волосы.
   - Джулия, я же вижу, что что-то случилось... Или мы больше не друзья?
   - В субботу приезжают миссис Стелла Хоук и сопровождающие ее  лица,  -  с
каким-то презрением ответила она.
   - И это тебя так волнует?! - удивился я. - Неужели приезд сестры тебе  не
в радость? Неужели такая мелочь может нарушить твой покой?
   Она одним глотком опорожнила свой стакан, отшвырнула его на ковер и резко
села на кровати, не стыдясь своей наготы. Глаза ее блестели.
   - Конечно,  какое  это  может  иметь  для  меня  значение!  -  Она  почти
выкрикивала  слова.  -  А  что  ты  вообще  обо  мне  знаешь?   Молоденькая,
взбалмошная, немного циничная, умеренно развратная красивая девчонка...  Что
еще? Ах, да, ты знаешь, что я, даже любя  тебя,  не  захотела  расстаться  с
наследством отца... - Она даже не заметила, как вырвались  эти  слова  "любя
тебя", но для меня это было приятное открытие.
   Я мягко обнял ее за плечи.
   - Успокойся, милая... Ты же знаешь, что и ты мне не безразлична, иначе  я
бы не прошел через унижения  твоего  отца.  Расскажи,  может  быть  я  смогу
чем-нибудь помочь.
   Она как-то несколько обмякла, бросила недокуренную сигарету в пепельницу,
натянула на себя простыню и сказала:
   - А может быть ты и прав... Что ж, расскажу... Только, Сид,  прикури  мне
сигарету.
   Я прикурил сигарету и вставил в ее пухлые губки.
   - Да, Сид, - начала она, - у меня много пороков, но я хоть  немного  знаю
то, чего хочу. 1. Я занимаюсь журналистикой и не без  успеха  сотрудничаю  с
некоторыми издательствами...
   - Ты? - удивленно вырвалось у меня.
   - А ты  думал,  что  я  разбираюсь  только  в  мужчинах,  да  нарядах,  -
усмехнулась она. - Вы все видите только внешнюю оболочку... Да и  зачем  вам
видеть большее? - Она  затянулась  сигаретой.  -  А  ведь  я  еще  что-то  и
чувствую, и думаю... Да, я не  хочу  выходить  за  тебя  замуж  против  воли
отца... - Она сделала паузу. - Да, мне жаль и наследства, но жаль и его... И
потом, я не хочу, чтобы все  деньги  достались  этой  банде,  когда  отец  в
припадке бешенства лишит меня всего...
   - Это так ты называешь свою сестру Стеллу? - удивился я.
   - Да, ее и окружающих  ее  людишек,  и  поверь,  что  это  слишком  мягко
сказано... Стелла мягкая, скромная, умная, но это хищник, настоящий  хищник.
Мне до нее слишком далеко. Она получает все, что хочет. Это она выбрала себе
Арчи и женила его на себе. Это она крутит всеми его делами. Ей хочется  быть
женой знаменитости, и она этого  добилась.  Думаешь,  что  Арчи  Хоук  может
чего-то добиться? Нет... Это Стелла "не упустит свой шанс"... - Она докурила
сигарету, подумала и продолжала: - А когда она  приезжает,  то  не  упускает
случая поучить меня жизни,  причем  при  отце,  чтобы  показать,  какая  она
хорошая, а этот набитый дурак вторит ей, хотя на самом деле я по сравнению с
ними, как монахиня по сравнению с панельной девкой. Да  и  Дик  Лоренс  тоже
хорош...
   Мы немного посидели молча.
   - Но ведь они приезжают ненадолго. Да, вероятно, уже не в первый  раз,  -
прервал я молчание. - Так что ты можешь не обращать на них внимания...
   - Этот раз особенный. Скоро день рождения отца, и они привезут  все  свои
драгоценности. И Стелла, и Бетти - жена брата Арчи...  Отец  подарил  Стелле
коллекцию драгоценностей, сделанную Джерри  Лонгом.  Ты  знаешь,  это  новый
модный ювелир. Правда, он выбирает самые лучшие камни,  но  оправляет  их  в
безвкусные глыбы металла. Однако, даже в такой  оправе  они  модны  и  имеют
немалую стоимость. Отец отвалил за них больше трех миллионов...
   - Ну и чего же ты боишься? -  спросил  я.  -  Ведь  у  твоего  отца  есть
отличные телохранители.
   - О, я боюсь не этого. Дело в том, что они приезжают в  субботу  в  конце
дня, когда банк будет закрыт. К тому же, моя сестра так  и  не  застраховала
их, что приводит в бешенство отца. Конечно, сейф  отца  на  Хоул-стрит  даже
надежней банковского, но... Ты знаешь, Сид,  у  меня  какое-то  предчувствие
беды. Не знаю какой, но беды...
   - Успокойся, Джу, - ласково проговорил я. - Успокойся.  Если  хочешь,  то
этот дом будет охранять вся полиция ДелрэйБич...
   - О, нет, - перебила она меня, - нет, Сид... Не говори никому об этом.
   Я привлек ее, чтобы поцеловать, но она мягко и решительно отстранилась.
   - Ты прости, но мне сейчас даже не хочется любить...
   Через день, вечером, после очередной встречи с Джулией, я сидел у себя  в
квартире и задумчиво потягивал виски. Во  время  этой  встречи  Джулия  сама
предложила еще раз поговорить с отцом о нас обоих. Я,  конечно,  согласился,
хотя и знал, что эта затея ничего хорошего  не  принесет.  Мое  предчувствие
оправдалось. Раздался телефонный звонок.
   - Керт слушает, - сказал я, сняв трубку.
   - Я тебя предупреждал, чертов щенок, -  гремел  в  трубке  голос  мистера
Моулза, - чтобы ты оставил в покое мою дочь...
   - Спокойно, Гарри, спокойно, - внезапно спокойным тоном сказал я.
   - Не Гарри, подонок, а мистер Моулз, - ответила трубка, но  дальше  я  не
дал договорить.
   Холодная ярость охватила меня.
   - Нет, Гарри, - сказал я, - разве я могу иначе называть друзей.
   - Ищи друзей среди парней своего круга, таких же недоносков, как ты...
   - Зачем же?! Ведь у меня есть такой круг, как вы, и я надеюсь не упустить
свой шанс...
   - Я уничтожу тебя, Сид... - вдруг зашипела трубка. - Совершенно  уничтожу
тебя, ублюдок...
   - Наоборот, - перебил я его. -  Помни  наш  уговор  о  миллионе  и  твоей
дочери, Гарри, - перебил я его и положил трубку.
   Положив трубку, я задумался. Рука непроизвольно потянулась  к  бутылке  с
виски, но я вовремя остановился.  Нужно  было  все  основательно  продумать,
причем, продумать трезво. Я закурил и стал размышлять. Да, Гарри Моулз  слов
на ветер  не  бросает.  Я  понимал,  что  меня  принимали,  со  мной  хорошо
обходились, принимая за неизбежное зло, которое  могли  заменить  или  более
глупым, или еще более худшим. Конечно, с тем, новым, вероятно было бы легче,
но такой ли уж великий от меня был им вред? Меня терпели, но и я, не идя  ни
на какие  сделки,  кое-что  терпел,  соблюдая  законность.  Но  теперь  дело
приобретало другой оборот: Гарри Моулз решил взяться за меня.
   Он мог  это  сделать  несколькими  способами:  добиться  моего  перевода,
скомпрометировать меня, что было весьма трудно, но  сделать  все  можно,  и,
наконец, со мной мог произойти несчастный случай. Чем больше  я  думал,  тем
больше был склонен  к  последнему  варианту,  потому  что  Гарри  Моулзу  не
захочется, чтобы всплывали какие-нибудь  скандальные  истории,  связанные  с
ним, да видно и Джулия что-то такое сказала ему, что ему не  понравилось,  а
поэтому ему остается единственный выход - убрать меня, но как? Чем больше  я
думал над этим вопросом, тем яснее приходил к выводу - один  из  нас  должен
был исчезнуть... У меня даже созрел кое-какой план, но случайности,  которые
не всегда можно предвидеть в жизни, внесли свои коррективы...
 
 
   Глава 4
 
   Дом  мэра  находился  на  небольшой  возвышенности,   откуда   открывался
прекрасный  вид  на  бухту.  Рядом  с  ним  проходила  дорога,   соединяющая
центральную улицу Делрэй-Бич с основным шоссе N 1, ведущим в Майами,  и  эта
дорога постепенно поднималась вверх. Примерно в  полутора  милях  выше  дома
мистера Артура Роджерса была дорога, которая в будущем  также  соединила  бы
центр города с шоссе, но пока эта Лайз-стрит только проводилась  и  даже  не
было мостика через овраг, и поэтому по ней никто  не  ездил.  Участки  земли
вдоль улицы были почти все проданы, и местами уже даже начато  строительство
коттеджей. Лайз-стрит должна была стать трассой в скором будущем.
   Слева  дом  от  дороги  отделяла  зеленая  изгородь,  а   за   прекрасным
двухэтажным домом был павильон, где было царство детей  мистера  Роджерса  -
семнадцатилетнего Эла и пятнадцатилетней Сюзи.  Здесь  иногда  круглосуточно
гремела светомузыка, и молодежь  извивалась  ей  в  такт.  Если  гости  мэра
ставили свои машины на большой площадке перед домом, то  молодежь  оставляла
свои транспортные средства - ревущие мотоциклы - за зеленой  изгородью,  где
всегда находилось около  десятка  мотоциклов  самых  разнообразных  марок  и
фантастических расцветок.
   Я приехал на вечер  к  мистеру  Роджерсу  несколько  раньше  назначенного
времени, поставил свой "ягуар" в углу у зеленой изгороди, чтобы он не  мешал
вновь прибывавшим гостям. Дело в том,  что  я  хотел  немного  поговорить  с
мэром. Несмотря на свои либеральные взгляды,  Артур  Роджерс  происходил  из
аристократии, и сам не очень-то любил таких выскочек,  как  Гарри  Моулз,  и
разговор с ним входил в мои планы.
   Меня встретил его секретарь Джонни  Лотшоу,  парень  лет  тридцати  пяти,
крепкого сложения, ростом немного более шести футов, с вьющимися каштановыми
волосами и  серыми  умными  глазами.  У  нас  с  Джонни  сложились  неплохие
дружеские отношения. Узнав, что  я  хочу  побеседовать  перед  вечеринкой  с
мэром, он на минуту удалился, а потом провел меня  вглубь  дома,  в  кабинет
мистера Роджерса. После взаимных приветствий,  мэр  предложил  мне  сесть  в
кресло, устроившись в другом с сигарой в руке.  Весь  его  облик  говорил  о
человеке умном и  уверенном  в  себе.  Седые  волосы,  неторопливые  плавные
движения, благородная осанка всегда оказывали воздействие  на  беседующих  с
ним людей. Я закурил сигарету и кратко, не затрагивая имени Джулии,  изложил
наши отношения с Гарри Моулзом, закончив свои высказывания словами:
   - Вы знаете, мистер Роджерс, я никогда не был трусом, но прошу вас,  зная
вашу честность и благородство, проконтролировать лично  расследование,  если
что-нибудь со мной случится.
   - Нет, нет, - он задумчиво вертел сигару между холеными пальцами. - Я  не
думаю, что мистер Моулз  может  пойти  на  такое...  Физическое  уничтожение
шерифа... - Он сделал паузу. - Нет, это невозможно... Или почти  невозможно.
Я думаю, что будет лучше мне завтра же поговорить с ним.
   - Я думаю, что  этого  не  стоит  делать,  мистер  Роджерс,  -  сказал  я
осторожно. - Этим вы можете поставить и себя под удар.
   Он усмехнулся.
   - А вы думаете, что я чего-то боюсь? - спросил он с иронией. -  Нет,  это
как раз то, что нужно... Во всяком  случае,  он  не  решится  на  физическое
уничтожение вас, меня и других, только из-за какой-то ссоры...
   - Может быть вы и правы, - сказал я. - Прошу простить меня,  что  даже  в
такой вечер, когда вы были настроены отдыхать, я  был  вынужден  говорить  с
вами о делах.
   - Пустяки, Сид, пустяки...
   В этот момент в  кабинет  вошел  Джонни  Лотшоу  и  доложил,  что  начали
съезжаться гости.
   - Прошу извинить меня, шериф, но мне  надо  встречать  гостей,  -  сказал
мистер Роджерс, поднимаясь.
   - Это я должен просить у вас  извинения,  что  занял  ваше  время  своими
проблемами.
   - Оставим пока все, а сейчас наша задача просто  весело  провести  время.
Кстати, мистер Моулз тоже обещал быть у меня.
   Мы вышли из кабинета, и мистер Роджерс прошел в  холл  встречать  гостей.
Его  жена,  миссис  Джейн  Роджерс  в  темнозеленом   вечернем   платье,   с
ниспадающими на плечи медными волосами, выглядела гораздо моложе своих  лет,
выступая в роли радушной хозяйки.
   Я  молча  прохаживался   по   комнатам,   обмениваясь   приветствиями   с
прибывавшими гостями. Наконец, прибыл и начальник  полиции  лейтенант  Френк
Рейлан. Это был невысокий, его рост едва ли достигал и шести футов,  плотный
мужчина около пятидесяти  лет.  Он  был  довольно  честным  копом,  но  имел
пристрастие к выпивке, хотя упорно скрывал это от окружающих. Он мог  выпить
много, но никто не видел его пьяным. Однако работать с ним было легко -  это
был мастер своего дела.
   - Хелло, Сид, - сказал он, направляясь ко мне и протягивая  свою  крепкую
руку. - А то  я  уже  думал,  что  мне  придется  скучать  в  этом  светском
обществе...
   - О, Френк, наши мысли почти совпали, - ответил я,  пожимая  его  твердую
сильную руку, - а поэтому я думаю, что нам следует начать вечер с  посещения
бара мистера Роджерса.
   - Неплохая мысль, Сид, - пророкотал он.
   Мы направились к бару. Слуга подал нам  два  стакана  с  бурбоном,  и  мы
отошли в сторону. Мы просто тянули  виски,  курили,  изредка  перебрасываясь
словами. Когда наши стаканы опустели, я сходил и заменил их на полные. Гости
развлекались каждый по-своему. Изредка я отходил от лейтенанта,  подходил  к
группам гостей, перебрасывался несколькими фразами  и  вновь  возвращался  к
Френку Рейлану. Было уже около десяти часов вечера, а мистер Моулз  все  еще
не появлялся. После четвертого стаканчика бурбона я сказал Френку, что  хочу
выйти на свежий воздух.
   - Ну что ж, сходи, проветрись, - ответил он,  усмехаясь,  -  перед  новой
схваткой с бурбоном.
   - О'кей, - ответил я. - У меня сегодня именно такое настроение.
   Я подошел к двери, достал пачку сигарет и обнаружил, что там не  осталось
ни одной сигареты. Я стоял в нерешительности. Ко мне подошел Джонни Лотшоу.
   - Что привело в задумчивость шерифа? - спросил он, улыбаясь.
   - Да вот сигареты кончились, - ответил я.
   Он полез в карман, но я сказал:
   - Джонни, ты ведь знаешь, что я курю только "Лорд".
   Придется сходить за сигаретами в машину. - Я направился к выходу, а потом
остановился. - Когда обещал приехать мистер Моулз?
   - К десяти часам, а сейчас уже, - он взглянул на часы, - 21.47.
   - О'кей, я с ним поговорю, - ответил я.
   - А может быть не стоит, Сид? - успокаивающе спросил он.
   - Возможно, - ответил я и нетвердой походкой направился в парк.
   - Джонни... - еще раз тихо позвал я стоящего на  крыльце  Джонни  Лотшоу,
вышел от машины в полосу света и махнул ему рукой. Он  заметил  мой  знак  и
направился ко мне. Когда он подошел, я взял его за  руку  и  увлек  к  своей
машине.
   - Смотри, - сказал я,  указывая  рукой.  Недалеко  от  машины  у  зеленой
изгороди  в  отблесках  луны  на  скамейке  сидела  парочка  и  самозабвенно
целовалась. - Они могут поставить мировой рекорд в этом  виде  спорта,  -  с
усмешкой сказал я. - Почти десять минут не отрывали губы друг от друга.
   - Конечно, Сид, это достижение, - согласился Джонни.  -  Но  мы  с  вами,
надеюсь, ничего не видели. Это, кажется, Сюзи Роджерс...
   - Разумеется, Джонни, - ответил я. - Я бы и не позвал  другого  даже  под
действием бурбона, которое, кажется, уже проходит.
   - Вот и отлично. Пошли в дом и продолжим, - усмехнулся Джонни.
   - Пошли, - ответил я, бросая докуренную сигарету. - А мистер Моулз еще не
приехал?
   - Нет, - ответил он, вновь взглянув на часы. - Уже 22.05.  Не  похоже  на
его обычную пунктуальность.
   Мы вошли в дом, и я направился к лейтенанту  Рейлану,  который  продолжал
"борьбу в одиночку". Едва я подошел к нему со стаканом в  руке,  как  к  нам
быстрым шагами приблизился Джонни Лотшоу, его лицо выражало тревогу.
   - Простите,  лейтенант,  -  сказал  он.  -  Ограбление  с  покушением  на
убийство.
   - Что-о-о? - взревел лейтенант.
   - Тише, пожалуйста, - мягко сказал Джонни. - Не надо беспокоить гостей. -
Ограблен и тяжело ранен мистер Моулз... За вами вышла машина. Мистер Роджерс
тоже поедет с вами, но только тихо...
   Казалось, что лейтенант мгновенно протрезвел. Опьянение покинуло и  меня.
Мы направились к выходу. За нами последовали мистер Роджерс и Джонни Лотшоу.
Гости продолжали веселиться, не обратив внимания на наш уход.
   Две машины  быстро  пронеслись  по  Хоул-стрит,  притормозив  у  высокого
здания. Там уже была полиция. Когда мы вошли в холл, то увидели  сидящего  в
кресле еще не пришедшего в себя охранника в окружении полиции. Мы  поднялись
в скоростном лифте на двенадцатый этаж. В кабинете мистера  Моулза  в  одном
кресле сидел его телохранитель Джо Науман, бывший боксерпрофессионал. На его
светлом пиджаке была кровь. Он  оглядывал  всех  бессмысленным  взглядом.  А
вокруг мистера Моулза, сидевшего в другом кресле, суетился врач, перевязывая
ему голову. Увидев нас, вошедших в кабинет, он вдруг рванулся из рук врача и
закричал, брызжа слюной, указывая на меня рукой:
   -  Это  все  ты,  вонючий  ублюдок,  пытался   убить   меня   и   похитил
драгоценностей и денег почти на  четыре  миллиона  долларов!  Я  убью  тебя,
паршивая собака!
   Его с трудом удержали и водворили в кресло.
   - Мистер Моулз, - сказал я ледяным тоном, - наши личные счеты не дают вам
права клеветать на меня и оскорблять при исполнении служебных  обязанностей.
Не забывайте, пока я еще шериф.
   - Успокойтесь, господа, успокойтесь, - вмешался мистер Роджерс. -  Мистер
Моулз, ваши обвинения абсолютно не обоснованы. Шериф не покидал моего дома с
семи часов вечера...
   - Это так, - подтвердил лейтенант. -  Поэтому,  мистер  Моулз,  не  стоит
горячиться  и  оскорблять  шерифа,  хотя  я  и   понимаю   ваше   теперешнее
состояние...
   - Господа, - обратился к нам врач, - прошу вас, не обращайте  внимания...
У него травма черепа, а поэтому  в  больном  мозгу  могли  возникнуть  любые
ассоциации.
   - Какие там к черту ассоциации! - ревел Гарри Моулз. - Сначала я  говорил
с этим ублюдком по телефону, а потом он был здесь, оглушил  меня  и  очистил
сейф, в котором лежали драгоценности моей дочери, жены брата  моего  зятя  и
деньги...
   - Раз это не следствие больного воображения, - еле сдерживая гнев, сказал
я, - а просто голословное утверждение, клевета,  то,  мистер  Моулз,  я  даю
перед всеми слово, что в течении месяца я раскрою это преступление  и  верну
вам эти поганые побрякушки и вонючие деньги, но зато привлеку вас  к  ответу
по всем законам штата за публичное оскорбление шерифа и тогда вам  никто  не
поможет: ни ловкие адвокаты, ни милосердные судьи. Хоть я и  не  имею  ваших
капиталов, но вы оскорбили меня при исполнении служебных обязанностей, а это
уже грозит вам тем, что  вы  проведете  лет  пять  вдали  от  привычной  вам
обстановки, чтобы в следующий раз подбирали выражения...
   Видно было, что смысл моих слов и слов мэра постепенно доходили до него.
   - Возможно я и погорячился, - уже тихо сказал он. - Но что будет, если по
истечении месяца вы не вернете мне деньги и драгоценности, шериф?
   - Тогда я откажусь от своей должности, признав, что не  могу  справляться
со своими обязанностями. Однако, - обратился я к  мэру,  -  мистер  Роджерс,
прошу вас, чтобы вы убедили мистера Моулза не  чинить  нам  препятствий  для
бесед с членами его семьи и гостями. Это может пролить свет на происшедшее.
   - О, разумеется, мистер шериф  и  лейтенант,  -  шутовским  тоном  сказал
Моулз, - двери моего дома будут открыты для вас в любой час, но... только  в
течение месяца, -  закончил  он,  морщась  от  боли,  которую  испытывал  от
обработки раны врачом.
   - О'кей, мистер Моулз, но  потом  уже  не  ищите  лазейки,  вам  придется
ответить за все ваши слова, - закончил я.
   Вот так все и началось в тот роковой вечер...
 
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1189 сек.