Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Смейз Р. - Не упусти свой шанс

Скачать Смейз Р. - Не упусти свой шанс

 
   Глава 7
 
   Заканчивалась  вторая  неделя  нашего  расследования,  то  есть  половина
отведенного мне срока, когда меня вызвал лейтенант Рейлан.
   Я снова был в его кабинете. Он закрыл за мной дверь и  плеснул  в  стакан
виски.
   - За успех, Сид, - сказал он, поднимая свой стакан. Я видел,  что  что-то
случилось важное, а поэтому поддержал компанию.
   - Так что же случилось, Френк? - спросил я, выпив виски.
   - Случилось много, и я все,  как  обещал,  отдаю  тебе,  -  начал  он.  -
Во-первых, найден браслет, идущий под N11 в списке cапфир с бриллиантами. Он
оказался у одной актрисы из Голливуда. Она,  конечно,  посредственность,  но
имеет довольно-таки броскую внешность. Правда, говорит, что он у нее  уже  с
рождества, но это уже твое дело. И второе, в  ночь  совершения  преступления
Арчи Хоук не был дома. Его видели с - какой-то женщиной  в  Майами  у  клуба
"Зорро", пользующегося не самой лучшей репутацией. Но это была не его  жена.
А вот кто - это тебе и предстоит выяснить, так как я  не  захотел  вспугнуть
мальчика.
   Ну как, доволен?
   - Еще бы! Ты оказал неоценимую услугу. Я  прокручу  эту  актрису  и  Арчи
Хоука. Понимаешь, получается опять  мужчина  и  женщина.  Звонил-то  женский
голос...
   - А кто еще? - настороженно спросил Рейлан.
   - Дело в том, что я  узнал  одну  интересную  вещь.  Миссис  Стелла  Хоук
вернулась домой в ночь ограбления после полуночи...
   - Вот это дела! - проговорил Френк Рейлан, наливая виски. - Выходит,  что
почти ни у кого  из  этого  семейства,  знающего  о  существовании  и  месте
хранения драгоценностей, нет алиби. Это уже  интересно.  Кстати,  Сид,  твоя
версия в отношении охранника Майка Бэтвила неправдоподобна. Он не мог  этого
совершить или быть в этом замешанным.
   - Почему? - спросил я заинтересованно.
   - У него семья, трое детей, твердый заработок. К тому же, он не  из  тех,
кто привык рисковать.  Ему  все  дают  самые  прекрасные  характеристики,  а
порядочные люди не способны на преступления.
   - Вы в этом уверены, Френк?
   Он испытывающе посмотрел на меня.
   - Да, уверен. Конечно, если их не доведут до отчаяния, вынудив  совершить
преступление. Хотя это и не всегда может служить оправданием.
   - В этом, пожалуй, вы правы, - задумчиво сказал я.
   - А что тебе дал Хенк Брейг? - спросил лейтенант.
   - Пока немногое, но твердо пообещал сотрудничать  со  мной  хотя  бы  для
того, чтобы насолить мистеру Моулзу. У них старые счеты, и когда Хенк узнал,
что я могу доставить массу неприятностей Гарри  Моулзу  в  случае  раскрытия
преступления, он согласился помочь. Как он это сделает, оговорив, что никого
не выдаст, я пока не представляю. Но посмотрим...
   - И ты ему веришь? - спросил лейтенант.
   - Представь себе, верю. Во-первых, Хенк не бросал пока слов на  ветер,  а
во-вторых, ему очень хочется досадить Гарри Моулзу, а  другого  пути  он  не
видит. Лично связываться ему  с  Моулзом  невозможно:  он  снова  угодит  за
решетку, а вот упрятать туда своего врага за оскорбление шерифа  -  это  уже
шанс...
   - Возможно, ты и прав, но хуже от помощи  Хенка  не  будет.  Вдруг  и  он
что-то нам подкинет. Ты когда думаешь лететь в Нью-Йорк?
   - Вероятно, послезавтра утром, - ответил я. - Завтра я хочу поговорить  с
миссис Стеллой Хоук.
   - Со Стеллой Хоук? Но о чем?
   - Хочу выяснить, где и что она действительно делала в субботний вечер.  В
первой нашей беседе она упорно утверждала, что провела весь вечер и всю ночь
в спальне со своим мужем, который, как вы сказали, был  в  клубе  "Зорро"  в
Майами.
   - Да-а,  -  удивленно  протянул  лейтенант.  -  А  почему  ты  не  хочешь
поговорить с ней сегодня?
   - Сегодня мне еще надо узнать кое-какие детали. Кстати, вы можете, Френк,
устроить так, чтобы эта девчонка из Голливуда встречала  меня  в  аэропорту.
Ну, скажем, как режиссера...
   - В этом нет смысла, Сид. Придется вам потерять пару дней в Нью-Йорке, но
изъять у нее браслет и допросить, пообещав много неприятностей, ну, в общем,
построже. Если окажется, что браслет действительно из  коллекции,  то  можно
будет потянуть ниточку...
   - О'кей, Френк, я буду твоим должником, - ответил я.
   На другое утро я позвонил  в  резиденцию  мистера  Моулза  и  попросил  к
телефону миссис Стеллу Хоук. На другом конце провода  несколько  минут  была
заминка, но потом в трубке раздался раздраженный голос Стеллы:
   - Я слушаю, говорите.
   - Добрый день, миссис Хоук. Это говорит шериф Керт.
   - Я слушаю, шериф.
   - В нашу первую беседу в кабинете вашего отца вы неправильно ответили  на
ряд вопросов. Теперь я располагаю фактами, чтобы не дать вам  ошибиться  еще
раз. Как вы предпочитаете, миссис Хоук, вы сами навестите  меня  в  кабинете
часа в три дня или мне вызвать вас через прокурора?
   - Да как вы смеете?!
   - Смею, миссис Хоук, - перебил я ее. - Если  бы  я  не  располагал  рядом
неопровержимых доказательств, то  не  посмел  бы  беспокоить  семью  мистера
Моулза...
   На некоторое время воцарилось молчание, наконец, она сказала:
   - Хорошо. Я буду у вас около трех часов, - и повесила трубку.
   Я положил трубку и еще раз тщательно продумал весь ход беседы со  Стеллой
Хоук. Кажется, осечки не должно быть, но  оказалось,  что  всего  я  не  мог
предусмотреть.
   Ровно в три часа в мой кабинет резко вошла Стелла Хоук.
   - Что это за шутки, шериф? - начала она вместо приветствия.
   - О, это не шутки, миссис Хоук, -  спокойно  произнес  я.  -  Прошу  вас,
садитесь, и мы с вами побеседуем.
   Она села на стул, перекинула ногу на ногу, достала  золотой  портсигар  и
закурила. Внешне она была спокойна, только легкое подрагивание сигареты в ее
длинных холеных пальцах выдавало ее волнение.
   - Я слушаю вас, шериф, - сказала она.
   - Понимаете, миссис Хоук, есть неопровержимые доказательства того, что  в
ночь ограбления вас не было дома.
   - Это слова Джо Наумана? - усмехнулась она.
   - Нет, миссис Хоук, - усмехнулся и я. -  Нет,  я  на  дохлую  лошадку  не
ставлю. Есть свидетели, которые подтвердят, когда вы выехали из  дома  в  ту
субботу, и которые видели вас вне дома, когда вы, по вашим  словам,  были  в
спальне. К тому же, вы кое-что забыли, - я вытащил из кармана  тюбик  губной
помады и положил его на стол. - Или вы скажете, что это не ваша?
   Лишь на какую-то долю секунды что-то мелькнуло в ее глазах, но затем  она
вновь  овладела  собой  и  отвечала  тем  же   ровным,   чуть   с   оттенком
превосходства, голосом:
   - Конечно, моя. Я думаю, что вы случайно захватили эту  помаду  во  время
своего последнего визита к нам. - Она усмехнулась. - Я  повторяю,  случайно,
так как даже не могу допустить мысли  обвинить  всеми  уважаемого  шерифа  в
краже. От своих же слов я  не  откажусь:  -  я  находилась  в  спальне,  что
подтверждает и мой муж, или вам этого недостаточно?
   - Мне было этого достаточно, миссис Хоук, но... - Теперь я сделал  паузу,
затягиваясь сигаретой и наблюдая за ней. Она выдержала это время, а  поэтому
я  закончил:  -  Но  не  могли  бы  вы  мне  ответить,  как  ваш  муж  может
свидетельствовать, что вы находились в спальне, когда он сам в ту ночь был в
клубе "Зорро" в Майами?
   Она промолчала, а я продолжал:
   - Конечно, это не самый фешенебельный, но достаточно посещаемый  клуб,  а
поэтому его и сопровождавшую его женщину... Простите, миссис Хоук, но я хочу
вас сразу предупредить, что это были не вы. Да, и сопровождавшую его женщину
видело довольно большое количество людей.
   В ее глазах мелькнули искорки страха и ненависти.
   - А где же эти люди, шериф? - вызывающе спросила она.
   - О, не спешите, миссис Хоук, если я доведу расследование до конца и  дам
делу официальный ход, то все свидетели будут на месте. Тем более, что вашему
отцу звонил женский голос...
   - С тем же успехом вы могли подозревать Джулию, - усмехнулась она.
   - Нет. Джулия была в это время в Майами.
   - А это так далеко?! - деланно удивилась она. - Значит,  для  Джулии  то,
где она находилась, - алиби, а для  моего  мужа  это  повод  к  обвинению  в
преступлении. За сколько можно доехать из Майами в Делрэй-Бич?
   - Ну, минут за сорок, - не ожидая такого напора, ответил я.
   - Вот видите, шериф, это не логично. Тогда  вам  придется  подозревать  и
Джулию, или вам этого не хочется?
   - Дело в том, миссис Хоук,  что  есть  и  еще  некоторые  обстоятельства,
которые свидетельствуют не в вашу пользу. И только уважение  к  вашему  отцу
остановило меня от передачи всех данных прессе.
   - С каких это пор вы, шериф, стали уважать моего отца? - усмехнулась она.
- И вообще, что вы хотите добиться своей беседой со мной?
   - Я вижу, что вы достойный противник, миссис Хоук, - сказал я, - и должен
это признать, а поэтому у меня к  вам  есть  деловое  предложение.  Вы,  как
старшая дочь, говорите с отцом, чтобы он дал согласие на наш брак с Джулией,
ну а мне уже будет как-то неудобно выносить все наши семейные  недоразумения
на суд прессы и общественности.
   - Это что, шантаж? - спросила она.
   - О нет, только деловое предложение, - ответил я.
   - И кто еще знает все эти ваши данные? - спросила она.
   - Пока, - я выделил это слово, - только я.
   - А лейтенант Рейлан? - спросила вновь она.
   - Нет, я повторяю, пока только  я.  Я  все  это  узнал  по  своим  личным
каналам.
   Она на некоторое время задумалась, а потом сказала:
   - Простите,  шериф,  но  мне  нужно  время,  чтобы  обдумать  создавшуюся
ситуацию. Надеюсь, что день отсрочки до того дня, когда я назову  вас  своим
родственником, не будет для вас слишком большим сроком?
   - Иными словами, - сказал я, - вы хотите получить  день  на  размышления,
да?
   - Вы поняли совершенно верно. Я отвечу вам завтра. Вас это устраивает?
   - Вполне. Но если меня не будет в Делрэй-Бич, то можете начать переговоры
со своим отцом. А потом, когда я вернусь, уведомите меня.
   - А далеко вы собираетесь уехать, если это не секрет? - спросила она.
   Я хотел ответить,  что  в  Нью-Йорк,  но  какое-то  чувство  осторожности
заставило меня изменить ответ.
   - Я хочу поехать проведать свою  тетушку  в  госпитале  в  Мейконе,  если
сегодня ночью доктор Стейли вновь  позвонит  и  сообщит,  что  ее  состояние
ухудшилось. - Я усмехнулся. - Как  видите,  я  вам  все  сообщаю  уже  чисто
по-родственному...
   Ее лицо все так же ничего не выражало, скрываясь под маской надменности.
   - И последний вопрос, шериф, - сказала она,  -  надеюсь,  эта  беседа  не
записывалась на магнитофон?
   - Зачем? - удивился я, хотя знал, что магнитофон включен.  -  Мы  ведь  с
вами неглупые люди. Я уже сказал,  что  вы  вполне  достойный  противник,  а
поэтому я думаю, что мы сможем спокойно договориться...
   - Ну что ж, до завтра, шериф, - сказала она, поднимаясь. - И я думаю, что
мы сможем договориться, - и зловещая улыбка на  мгновение  мелькнула  на  ее
лице.
   Когда за ней закрылась дверь,  я  облегченно  вздохнул  и  подумал:  "Да,
крепкий орешек... И не глупа. Но,  кажется,  она  поняла,  что  единственный
выход сохранить семейные тайны, а она не хочет предавать их гласности, - это
заключение со мной мирного договора".
   Затем я снял трубку и заказал себе билет до Нью-Йорка на утро.
   Вечером я возвращался к себе домой пешком из "Лайонсбара" после очередной
встречи с Хенком Брейгом. Я вспомнил беседу со Стеллой. Пока, на  удивление,
все шло хорошо. "А прав ли я?" - задал я себе вопрос и  тут  же  ответил  на
него, вспомнив слова лейтенанта Рейлана, что даже порядочные  люди  способны
совершить  преступление,  если  их  вынудят  к  этому  обстоятельства.  Меня
вынудили, и если я сейчас не сломлю Гарри Моулза, то, не говоря уже  о  том,
что я никогда не смогу даже и мечтать о Джулии, мне придется бросить  все  и
довольствоваться одиночеством на ферме Элис, которая достанется мне после ее
смерти. Такая перспектива меня явно не устраивала, а потому я даже не придал
значения словам Стеллы Хоук о шантаже. Я понял, что этот мир,  к  сожалению,
не переделать, годы мои идут, и надо все же брать то,  что  возможно.  Может
быть, даже я в этот момент был  отчасти  согласен  с  гнилой  теорией  Гарри
Моулза: "Не упусти свой шанс..." Конечно,  нельзя  быть  пожирателем  людей,
идти вперед, уничтожая все, но и  нельзя  давать  себя  заживо  съесть  этим
двуногим хищникам. С такими мыслями я подошел к порогу своего дома и опустил
руку в карман за ключом, когда слева от  меня  ослепительно  вспыхнули  фары
машины, и она на полной скорости рванулась вперед. Я инстинктивно сделал еще
шаг вперед и, повернувшись к машине боком, поднял левую руку, заслоняя глаза
от слепящего света  фар.  В  этот  момент  из  надвигавшейся  быстро  машины
раздался хлопок, и я почувствовал толчок в левый  бок  и  боль.  Моментально
понял, что это был выстрел, хотя четко я его  не  слышал,  а  поэтому  упал,
чтобы не дать противнику выстрелить еще раз, и сунул руку в плечевую кобуру.
Но когда я  выхватил  пистолет,  сигнальные  огни  машины  уже  скрылись  за
поворотом. Я лежал, приходя в себя. "Это уже что-то новое в нашем  городе  -
покушение на шерифа", - подумал я. Я поднялся с земли, открыл дверь и прошел
в квартиру. Включил свет и все понял: пуля небольшого калибра попала  мне  в
пистолет. Пробив пиджак, она угодила в револьвер, оставив  на  нем  след,  и
рикошетом пробила пиджак вторично, уйдя в сторону. Мне стало интересно,  кто
бы это мог так стрелять? Я взял фонарик в левую руку, револьвер в  правую  и
вышел на улицу. Пройдя к тому месту, где, по моим расчетам, стояла машина, я
обнаружил, что нет практически никаких следов на асфальте. Я  уже  собирался
вернуться в дом, когда в кругу света  фонаря  мелькнул  какой-то  предмет  Я
нагнулся и поднял еще теплый окурок сигары, который мне что-то напоминал. Но
что? Этого я вспомнить не мог...
   Я вернулся домой. Мой телефон  надрывался.  Я  сначала  протянул  руку  к
трубке, но потом подумал, что, вероятно, это  убийца  проверяет  итог  своей
работы. Это было вполне вероятно, и  поэтому  я  не  снял  трубку.  Я  решил
провести игру нервов. Погасив в квартире свет, взял бутылку виски, сигареты,
стакан и устроился в кресле,  положив  под  руку  револьвер.  Ждал,  пытаясь
припомнить, где я видел подобные сигары? Ждал долго.  Еще  раза  два  звонил
телефон, а потом замолк. Я продолжал ждать, но  ничего  не  произошло,  и  я
незаметно заснул в кресле. Проснулся от боли в шее. Видимо, спал в неудобной
позе. Я взглянул на часы. Было без пяти шесть утра, а поэтому я решил больше
не ложиться спать, а принять душ и отправиться в аэропорт Майами.
 
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1202 сек.