Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Светлана Василенко - Дурочка

Скачать Светлана Василенко - Дурочка


   ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ
 
   1
Побиралась Ганна по дворам. Зима наступила.
   Кутаясь в лохмотья, стояла у двери дома.
   Постучала. Открыли.
   - Нет, ничего нет. Ступай, девочка, ступай себе, - захлопнула женщина
дверь.
 
   2
В другой двор зашла Ганна. Подошла к дому. Постучала. Никто не отк-
рывал.
   Вдруг тихо, неожиданно напала на нее сзади огромная лохматая  собака,
опрокинула. Трепала ее, как куклу. Молча отбивалась от нее Ганна.  Рыча,
докатила Ганну до калитки. Выскочила Ганна за калитку.
   Хозяин вышел на порог.
   - Молодец, Буран, - похвалил собаку.
   Кинул кусок мяса собаке. Та поймала, проглотила не разжевывая.
 
   3
Побрела дальше Ганна. Снег пошел. Падал медленно, хлопьями.
   Ганна закружилась, ловя ртом хлопья. Если  поймает,  счастливо  смея-
лась. Как злые щенки, мальчишки набросились:
   - Дурочка! Дурочка!
   Ганна села у стены пустой церкви нахохлившись. Мальчишки отстали. Си-
дела дрожала от холода. Снег все падал и падал, укрывая землю.
   Вдруг ударило над головой Ганны:
   Бум!
   Земля сотряслась.
   И еще раз:
   Бум!
   Небо задрожало.
   Подняла голову: на колокольне - отец Василий стоял, в колокол бил.
   Бум! Бум! Бум!!! - медленно густым потоком, будто мед из кувшина, вы-
текал из колокола звон, золотом разливался над миром.
   Выбежали люди из домов. Подняли кверху лица.
   - Глянь-ка! Колокол безъязыкий заговорил!
   - Отец Василий язык золотой ему вылил!
   - Где ж столько золота взял?
   - Клад нашел. Клад Стеньки Разина, говорят, ему открылся.
   Спешили к церкви и стар и млад.
   - Праздник сегодня, православные! Крещение!
 
   4
После службы к реке Подст„пке пошли.
   Впереди батюшка, отец Василий, с золотым крестом идет, за ним -  весь
народ.
   Ганна за всем народом последняя идет.
 
   5
Посреди реки крест стоял, изо льда вырубленный, голубой.
   Сиял весь на солнце.
   Мужики у креста вырубили прорубь.
   Освятил отец Василий воду:
   - Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.
   Повернулся к народу.
   - Крещение сегодня, православные! - сказал. - С праздником!
   Поскидывали смелые мужики и парни одежду и в чем мать родила  в  про-
рубь попрыгали.
   Ледяной водой из проруби в баб плеснули.
   Завизжали бабы, рассмеялись. Голых мужиков в проруби снежками  забра-
сывали.
   - Все как в старину! - зашептались старухи. - Все как раньше было!
   Худая баба санки к проруби везла. На санках запеленутый,  как  младе-
нец, больной мужик лежал, в небо смотрел.
   Подвезла к проруби, пелена раскутала:
   - Примите, хрестьяне, мужа моего. Год лежит,  не  встает.  Может,  от
святой воды получшает ему?
   Приняли мужики бледное, исхудавшее, как мощи, тело. С  рук  передавая
на руки, окунули в воду.
   Положили, как младенца, на пелена. Укутали.
   Мужик лежал-лежал в пеленках, да как заорет на жену благим матом:
   - Растуды тебя туды!!! Растудыкалку мою всю мне отморозила!  Чем  те-
перь тебя туды я тудыкать буду?
   Загоготал народ:
   - Глянь-ко! Вылечился! Видно, водица помогла! Святая водица!
   Подхватили, закричали:
   - Святая водица! Святая! Святая!
   С хохотом и криком стали раздеваться все остальные  мужики,  парни  и
мальчишки. Сбрасывали с голов шапки, стаскивали с ног валенки, скидывали
тулупы, портки, рубахи - и сигали в ледяную воду: аж дух захватывало!
   Ганна подошла к проруби, святой воды в ладошку набрала и всю - по ле-
дяному глоточку - выпила...
   Вдруг засвистело вдали, заулюлюкало.
   Поглядела Ганна вдаль. По льду темная толпа бежала  -  лед  дрожал  -
приближалась.
   - Мужики! Вылезай из проруби! - закричал парень  рядом  с  Ганной.  -
Комсомольцы бегут!
   Выскочили из воды, порты надели, встали стеной.
 
   6
Подбежал комсомол, темной стеной напротив встал. Будто  птенцы  во-
роньи, рты раззявили.
   - Бога нет!!! - проорали. - Бога нет!!!
   Мужики молча стеной стояли.
   Заломивши шапку на  кудрявой  голове,  подбоченившись,  вышел  вперед
статный комсомолец-секретарь. Оглядел мужиков зорко.
   - Убирайте крест! - закричал.
   Мужики стояли стеной, молчали.
   За их спиной - крест сиял на солнце ледяной. Слепил комсомольцу  гла-
за.
   - Рубите крест! - заслонившись от света, закричал комсомолец.
   Не договариваясь, молча мужики сцепились друг с другом руками.
   Отец Василий встал у креста, заслонил крест собою.
   - Рубите!!! - заорал комсомолец, взбесившись, с пеной у рта.  -  Нету
Бога!
   Нету!.. Сдох ваш Бог!!!
   - Врешь!!! - закричал вдруг кто-то позади мужиков.
   Толпа раздалась в обе стороны.
   Навстречу статному комсомольцу вышел небольшой - комсомольцу по  пояс
- мужичок: тело его было все в шрамах от пуль, в рубцах от сабель. Встал
напротив, бросил шапку оземь:
   - Врешь, собака! Жив Бог! Бог живой!!!
   - Батька? - удивился комсомолец.
   - Я, сынок, - ответил.
   - Уходи, отец! - приказал сын.
   Грудью на отца пошел:
   - Ты ж, отец, красноармейцем был, за Советскую власть кровь проливал!
   - Против Бога я не воевал! - ответил отец.
   Грудью на пути сына встал.
   Налились глаза комсомольца кровью.
   - Уйди с дороги! - закричал бешено. - Уйди!
   Толкнул изо всей силы отца. Упал отец, ударился головой об лед. Кровь
изо рта показалась.
   Ахнул народ.
   Но поднялся, шатаясь, отец. Схаркнул кровь, подошел к сыну.
   - Чертов сын! - сказал, размахнулся и ударил его по зубам.
   Словно бусы, изо рта на лед белые зубы посыпались, жемчугом  по  льду
раскатились.
   - А-а-а!!! - страшно закричал сын окровавленным ртом. - Убью!!!  -  и
пошел на отца.
   Будто обнявшись, схватились в смертельной схватке отец и сын.
   - Наших бьют!!! - закричали с обеих сторон.
   И пошла потеха.
   Начался кулачный бой.
 
   7
Все смешалось: голые по пояс мужики, комсомольцы в куртках из  чер-
товой черной кожи, бабы в цветастых  полушалках,  шнырявшие  тут  и  там
мальчишки...
   Засвистало кругом, закричало.
   Застонало потом, заголосило.
   Били друг друга со всего плеча, не жалея, будто булатным топором дубы
рубили, сырые дубы крековастые:
   - И-ах!!! И-ах!!! И-ахх!!!
   ...Стукнул мужик комсомольца кулаком - в нос.
   Утер комсомолец кровь с соплями, ударил мужика подлым ударом  -  под-
дых.
   Скрючился мужик, глаза выпучил, ртом воздух хватает. Подышал, размах-
нулся - скулу комсомольцу своротил, с правой стороны на левую. Потом, на
кулак поплевав, в ухо врезал.
   Зазвенело в ушах у того. Рассердился. Ледышку со льда подобрал,  раз-
вернулся, ударил со всего маха мужика - прямо в висок.  Повалился  мужик
на лед как подрубленный.
   ...Ветряной мельницей - краснорожий мельник - посреди толпы стоял.
   - Подходи, комсомол!!! - ревел. - Косточки перемелю!
   За шиворот комсомольцев, как мешки с мукой, хватал, лбами сталкивал.
   Трещали, как орехи, головы. Обвисали, как пустые мешки, тела, - тогда
их отбрасывал. Летели с высоты пустые тела, падали со стуком на лед.
   ...Анна Пшеничная - кулаки как тыквы - ринулась в бой. Ухватила  ком-
сомольца за рыжий чуб. Молча за чуб комсомольца таскала  -  туда-  сюда,
туда-сюда, - приговаривала:
   - Человеком будь, человеком будь...
   Не выдержал комсомолец, взмолился:
   - Маманя! Больно же! Отпусти чуб, мама! - Личико  конопатое  в  плаче
скривил.
   Пожалела сына, отпустила чуб:
   - Человеком будь, Никола!
   Отбежал от матери подальше.
   - Бога нет! - закричал ей издали.
   Погналась Пшеничная Анна опять за сыном.
   Поскользнулась, упала, зашиблась, горько заплакала.
   ...Плач и стон стояли над побоищем, лилась кругом кровь, трещали кос-
ти.
   Друг бил друга, брат - брата, сын - отца, отец - сына.
   Как щепа с сырого дуба летит, валились на лед бойцы.
   - Братья! Опомнитесь! Побойтесь Бога! Братья! - ходил между бившимися
и взывал к ним отец Василий. - Избави нас, Господи, от ненависти, злобы,
немирности и нелюбы... - взывал он к  небу.  Вставал  меж  дерущихся:  -
Братья...
   Ослепнув, били его с двух сторон: оттуда и отсюда.
 
   8
Ганна сидела спрятавшись за крест, дрожала.
   Вдруг услышала тяжелый, будто удары каменного сердца, топот.
   Топот приближался. Ганна выглянула из-за креста.
   Во весь опор скакали по льду всадники в военных фуражках.
   Подлетели.
   - Разойдись! - закричали.
   Кнутами били и тех, и других.
   Огрели комсомольца: рубец на лице вспух.
   - Энкавэдэ, - вслед глядя, угрюмо сказал, утерся.
   Конями лежащих на льду топтали.
   Один - прямо на Анну Пшеничную шел.
   Бросились к коню с одной стороны - отец Василий, с другой - рыжий Ни-
кола, схватили коня под уздцы.
   Встал на дыбы конь.
   Покатился с лошади кубарем всадник.
   Тут же налетели на отца Василия и Николу другие всадники,  подхватили
их под руки, подтащили к проруби, ударили со всей силы кнутовищем по го-
лове, столкнули обоих в черную воду.
   Толпа ахнула.
   Очнувшись, побежали люди к проруби.
 
   9
Неподвижная лежала черная вода в полынье, стыла.
   - Батюшка! Отец Василий! - над полыньей Марья Бокан„ва плакала,  отца
Василия дочь духовная.
   По льду к полынье Анна Пшеничная ползла.
   Подползла, заглянула в бездну.
   - Никола! Сынок! - позвала.
   Вызывала его из полыньи, будто с гулянки звала, с улицы ужинать.
   - Где ты, Никола? Никола!!! - закричала.
   И, будто услышав мать, вздохнул кто-то там, на дне.  По  черной  воде
пузыри пошли.
   Выплыла рыжая голова Николы. Схватила Анна его за рыжий чуб, поднату-
жилась, вытащила сына. Полежал немного Никола, открыл конопатые глаза.
   - Мама, - сказал. - Больно же!
   И закрыл глаза.
   Заголосила мать.
 
   10
   - Разойдись! Разойдись! - закричали энкавэдэшники.
   Погнали людей кнутами на берег.
   Впереди Анна Пшеничная шла, сына на руках несла. Словно спящий лежал.
   Марья Бокан„ва у полыньи осталась. Сидела у полыньи, словно около мо-
гилы отца Василия. На могиле - крест стоял ледяной, сверкал на солнце.
   - Пошла! Пошла! - вернулись на конях за Марьей.
   - Не пойду! - закричала.
   Схватили Марью, через коня положили, повезли.
   - Изверги! Изверги! - кричала.
   Ганна со всеми побежала.
   Один ее догнал, ударил кнутом. Оглянулась: на коне человек со  шрамом
- тот, из хлева. Увидел ее.
   - Ганна? - узнал.
   Побежала Ганна на другой берег. Повернул коня, поскакал за ней:
   - Постой, Ганна!
   На берегу бревна лежали - коню не проехать, - прыгнула на них,  побе-
жала.
   Остановился с конем у бревен. Спешился. Побежал за ней по бревнам.
   Выбежала Ганна в чистое поле. Побежала по насту.
   Он за ней побежал, провалился по пояс в снег.
   - Я не виноват! - крикнул Ганне вслед. - Нас сюда послали!
   Отстал.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1725 сек.