Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Светлана Василенко - Дурочка

Скачать Светлана Василенко - Дурочка


   14
Сквозь жар и дымку Ганна видела, как забежал мужик, закричал:
   - Банда Лешки Орляка в деревне! Сюда скачут.
   Вскочили мужики, кинулись к дверям.
   Грохнула дверь: на пороге атаман стоял. Побледнела Катерина.  Входили
вооруженные люди.
   - Алеша? - спросила Катерина атамана, закрывая чубатого парня  собой.
- Ты зачем пришел? Я ведь просила тебя сюда не ходить...
   - Я за тобой. Собирайся. Легавые за нами по  пятам  идут.  Уходим  за
Каспий, за море.
   - Нет, - сказала тихо Катерина. - Не пойду.
   - Почему не пойдешь?
   - Я другого, миленький, люблю.
   - Так... - не ожидал атаман. - Время другое - и любовь другая?  Вчера
еще меня любила...
   - Не время виновато - сердце.
   Оттолкнул Катерину атаман. Увидел Чубатого:
   - Босяка полюбила?
   - Мне что бос, что обут, лишь бы сердцу был мил.
   Атаман достал обрез.
   - Добром, Катя, прошу: поехали! Знаешь ведь, ты мне одна люба.
   - Нет, миленький, - покачала головой.
   - Нет?
   Не успела ответить, выстрелил атаман ей в сердце. Поглядел на Чубато-
го. Тот бледен стоял, не шевелился. Крикнул атаман:
   - Уходим! - и вышел.
 
   15
Забегали вооруженные люди по чайной.
   - Водку бери! - закричал один другому. - Семен!
   - Девку хватай, Степан!
   Волосы Ганны разметались по подушке, лица не  видно.  Схватили  Ганну
прямо в одеяле, потащили.
   - Пусти им петуха напоследок!
   Деревня горела. Скакали лошади во весь опор. На телеге в одеяле лежа-
ла Ганна. Лежала - смотрела: будто в ней  уже  бушевал  пожар,  рушились
балки, горели люди.
   - Тебе бы только водку пить, Степан.
   - А тебе только девок любить, Семен.
   - Водка да девка - слаще ведь ничего на свете нет.
   - Ну уж нет...
   - А скажи - что? То-то же...
   Бандиты гуляли в лесу. Сидели у костра, пили. Рассматривали, что наг-
рабить успели. Степан кольца примеривал:
   - Эх, последний раз на родной земле гуляем, мужики!
   В лесу один за пеньком сидел атаман. Пил из кружки водку  не  закусы-
вая. О чем-то думал.
   Подошел к нему Семен.
   - Атаман! Там парни трофей привезли, тебя зовут.
   - Что за трофей?
   - Женский. Девку, короче. Парням невтерпеж. Иди пробу сними, а мы  за
тобой.
   По вспаханному.
   - Без меня, - сказал как отрезал атаман.
 
   16
   - Неси, Степан, - приказал Семен.
   Степан принес одеяло с Ганной. Положил на снег. Развернули. Испуганно
Ганна из лоскутков глядела.
   - Тю, да то мала!
   - Мала не мала, лишь бы эта самая у ней была... - сказал Семен.
   - Да то дурочка деревенская. Убогая она, - сомневался все тот же  па-
рень. - Грех.
   - Все одно в аду гореть, - ответил Семен. - А что убогая... Так  они,
убогие, у нас всю жизнь отобрали... Едри их в корень! Держи ее,  ребята!
Первым у нее буду!
   Навалились на Ганну со всех сторон. Ганна выворачивалась, била Семена
в лицо, кусалась. Парни держали ее за руки, за  ноги.  Как  распятая  на
снегу лежала.
   - Ну, Семен, давай...
   Вдруг раздался выстрел.
   Мужик бежал:
   - Атаман застрелился!
 
   17
Атаман сидел уткнув голову в пенек.
   - Из-за Катьки... - сплюнул Семен. - Нас на бабу променял!
   Бежал часовой:
   - Атас! Легавые скачут!
   - По коням! - скомандовал Семен.
 
   18
Проскакали кони над Ганной. Потом другие кони прискакали, с людьми
в шинелях, повертелись у костра, унеслись за выстрелами.
   Не заметили Ганну.
 
   19
Ганна встала, побрела за людьми в лес. Шла в разорванной белой ру-
бахе, падала в сугроб, снова шла.
   Вышла на поляну. Луна освещала поляну. Увидела вдруг руку  отсеченную
Степана, в кольцах. Чуть дальше мертвого Семена  увидела.  Рядом  Степан
лежал, обняв человека в шинели. Тут и там лежали вперемешку мертвые  те-
ла. Увидела лицо энкавэдэшника со шрамом. Черный от крови снег был около
него.
   Подвывая от страха и ужаса, прошла Ганна поляну.
   Шла, увязая в снегу. От дерева к дереву. У ели густой села отдохнуть.
   Сидела, дрожала. Закрыла глаза. Незаметно как - заснула.
 
   20
То ли сон пришел к Ганне, то ли видение.
   Увидела Ганна плывущее над землей светящееся облако. И на том  облаке
или сугробе стояла женщина с необычайно красивым лицом. Лицо было  Ганне
знакомо, родное лицо. На иконке у тетки Харыты она это лицо видела.
   - Божья Мать... - прошептала Ганна.
   Божья Мать слегка кивнула, улыбнулась.
   - Ты любимая дочь Господа, - сказала Ганне.
   - Я? - удивилась Ганна. - Но почему я?
   - Ты страдала, - легко сказала Божья Мать.
   Голос у нее был как у тетки Харыты.
   - Что я должна делать? - заволновалась Ганна.
   - Иди и лечи людей. Вскроются реки - плыви к другим людям.
   - Тоже лечить?
   - Там узнаешь.
   - Но, может быть, я умерла?
   - Ты не умрешь. Иди. - И Божья Мать растаяла.  Только  облако  горело
серебряно.
 
   21
Ганна открыла глаза, зажмурилась: глаза ослепил горевший на солнце
снег.
   Был день. Вокруг Ганны снег растаял. Ганна встала. Сделала босыми но-
гами шаг. Зашипело под ногой. Ганна посмотрела  вниз:  с  шипеньем  таял
снег вокруг ее ноги. Сделала другой шаг: снег под ногой растаял.
 
   22
В рваной белой рубахе, босая, простоволосая, входила она в  дерев-
ню.
   - Ганна-дурочка! Дурочка! - закричали привычно мальчишки.
   От Ганны шел свет. Мальчишки замолчали, расступились.
   Зашла Ганна в пустую церковь - все свечи сами зажглись.
   - Ганна - святая! Святая! - зашептали вокруг.
   Подвели к ней нищего. Слепой, в струпьях весь.
   - Где святая? Дайте дотронуться... - попросил.
   Дотронулась Ганна до него: струпья спали, бельма в синие глаза  прев-
ратились.
   - Вижу! Я вижу! - закричал нищий.
   - Чудо! Чудо! - упали на колени все.
 
   23
Наступила весна. Сидела Ганна у могучего дерева.
   К дереву - очередь тянулась, вся дорога людьми и подводами запружена.
   К Ганне лечиться едут со всего света.
   - Со всего света к ней люди идут, - говорили в очереди.
   - Она одна такая в мире, больше нет нигде такой!
   Стояли, очереди своей ждали: слепые и глухие, хромые и прокаженные.
 
   24
Хромой перед Ганной стоял, на костылях.
   - Дочка, спаси. Один остался, хозяйка моя умерла. Как без  хозяйки  и
без ног прожить? Скажи?
   Ганна ногу его натерла мазью, что-то пошептала, ладошкой похлопала.
   Костыль из рук забрала, отошла. Старик постоял, постоял и как годова-
лый мальчик пошел: шаг, еще один, еще шаг...
   - Неужто иду?
   - А ты потанцуй, - посоветовали из толпы.
   Пошел вприсядку отплясывать. Народ в ладоши хлопал.
   - Еще, дед, молодуху отхватишь себе! - смеялись.
 
   25
Привели женщину. Она билась, изо рта пена  шла.  Идти  не  хотела,
упиралась.
   - Бесы в ней гнездо свое свили, - объяснила мать. - Кричат  ночью  на
разные голоса. Помоги!
   Подошла к женщине Ганна. Закричала бесноватая  на  разные  голоса.  И
по-волчьи выла, и по-собачьи залаяла. Встала  Ганна  перед  ней.  Начала
повторять все движения бесноватой. Та руки возденет - и Ганна  поднимет.
Та кружится - и Ганна закружилась.  Все  быстрее  кружилась  бесноватая.
Вдруг свалилась как подкошенная. Дергалось тело, вздрагивало. Ганна  над
телом встала. Будто что-то вытягивала из него, жало или корень.  Вытяну-
ла, села в изнеможении, лоб мокрый вытерла и улыбнулась.
   Женщина встала с земли, подошла к матери, сказала ей как ни в чем  не
бывало:
   - Мама, что мы тут делаем? Пойдем домой.
 
   26
Отец прибежал:
   - Дочь умирает! Горит вся, как свечечка сгорает!
   Побежала Ганна с отцом девочки.
   Девочка в доме лежала, бредила:
   - Дай мне аленький цветочек, тата! Дай мне,  пожалуйста!  Дай,  прошу
тебя, дай, таточка, дай!..
   Ганна напоила ее из бутылочки, что с собой принесла.  Посидела  рядом
закрыв глаза. Девочка очнулась:
   - Тата, ты мне сейчас приснился...
 
   27
Шла Ганна обратно. Гроб несли с мальчиком маленьким.  Остановились
около Ганны.
   Мать в ноги Ганне бросилась:
   - Оживи его! - В глазах мольба и вера: - Оживи!
   Ганна покачала головой: нет!
   - Ты все можешь! Верни мне сына!
   Нет, покачала головой Ганна. Пошла и заплакала.
   Сквозь толпу больных шла, плакала навзрыд.
 
   28
Слепой, только что прозревший, Ганну спрашивал:
   - Это небо?
   Ганна, улыбаясь, кивала.
   - Это дерево?
   Ганна кивнула.
   - Это солнце?
   Не успела Ганна ответить. Во двор к дереву уже кого-то несли  на  но-
силках.
   - Пропустите! Пропустите меня к ней немедленно! - говорили с носилок.
   Сжалась Ганна испуганно.  На  носилках  Тракторина  Петровна  лежала,
смотрела на Ганну.
   - Ганна? Глазам своим не верю. Ты?! Вылечи меня... Ты покалечила,  ты
и лечи!
   - приказала.
   Ганна попятилась, повернулась, побежала за дерево. Встала там,  зады-
шала взволнованно. Дышала и дышала, успокоиться не могла.
   Прозревший слепой подошел к Ганне, спросил:
   - Ты не хочешь лечить ее?
   Нет, покачала головой Ганна.
   - Прогнать ее? Давай прогоню!
   Нет, покачала Ганна головой. Постояла. Потом решилась. Вышла.
   Подошла к Тракторине Петровне, повернула ее, начала разминать позвон-
ки.
   - Больно! - кричала Тракторина Петровна. - Больно! Сил моих нет  тер-
петь!
   Ганна!
   Отошла Ганна, взглядом приказала Тракторине Петровне: вставай!
   Как завороженная Тракторина Петровна встала, пошла к Ганне.
   Стояли, глядели друг на друга.
   - Так это ты святая? - сказала Тракторина Петровна. - Я всегда знала,
что ты плохо кончишь.
 
   29
На рассвете от реки грохот пошел. Лед тронулся.
   Ганна проснулась, прислушалась. Схватила платок, выбежала.
   - Куда она? - спросил больной.
   - Почуяла что-то, - ответила старуха.
   Ганна бежала по берегу. Бежала туда, где когда-то Марат спрятал плот.
   Убрала листья, камни. Испачкалась. Вытащила плот.
   Посмотрела на реку: там огромные льдины теснились, сталкивались  друг
с другом.
 
   30
В ясный солнечный день провожало село Ганну в путь.
   Мужики на руках отнесли плот на воду. Поставили на  плот  Ганну.  От-
толкнули.
   Народ на высоком берегу стоял, смотрел.
   - Зачем уплывает она от нас? - спросил старуху парень.
   - Приказ ей от Господа прозвучал, - ответила старуха.
   - И что Он сказал?
   - Он ей сказал: ПЛЫВИ!
   Плот был уже на середине реки. Поклонилась Ганна всем в пояс.
   На берегу тоже ей все поклонились. Бабы, мужики, дети...
   - Плыви, - повторил парень.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1004 сек.