Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Светлана Василенко - Дурочка

Скачать Светлана Василенко - Дурочка


   21
Ганна облизывала спину Марата.  Слизывала  муку  со  спины.  Марат
ежился, хохотал:
   - Это тебе вместо завтрака. Щекотно! Ганна, ты как кошка. Ой, не  мо-
гу! Давай лучше я тебя!
   Повернулся, начал муку с нее слизывать.  Ганна  смеялась,  запрокинув
голову:
   щекотно. Белые ресницы дрожали, с них мука осыпалась.
   - Ганна, не смейся! Стой смирно! Не трясись, вся мука осыпется.
   Он вылизывал ей спину и вдруг вылизал - родинку. Около самой шеи.
   Прикоснулся губами к родинке. Погладил завиток волос. Присмирела Ган-
на, не смеется больше. И спину напрягла, выпрямила.
   - Ганна, - глухо сказал Марат. - Я люблю тебя.
   Оглянулась беспомощно. Марат понял:
   - Ты не дурочка! Ты не дурочка! Ты красивая! Я женюсь на тебе!
   Поцеловал ее в белые губы. Обнял Ганну покрепче. Ганна, упершись  ру-
ками в его грудь, Марата отталкивала. А он все сильнее ее прижимал,  лез
целоваться:
   - Ну чего ты? Я правда женюсь. Не бойся...
   Ганна лицо отворачивала.
   Повернула голову к реке. Там течение простыню уносило. Замычала,  за-
билась в руках Марата.
   - Что? - отпустил ее.
   Показала рукой:
   - Га!
   Марат посмотрел на реку:
   - Ну, унесло. Догоним! - Вздохнул: - Эх ты!
   Побежал вслед за рекой. Ганна - за ним.
   Они бежали по берегу. Река стала шире, повернула в сторону.
   На песке вдруг увидели плот. Старенький, рассохшийся. Столкнули в во-
ду.
   Поплыли на плоту.
 
   22
Ганна, подоткнув платье, полоскала простыню у берега. Марат прятал
плот у старой ивы: забрасывал листьями, ветками, травой:
   - Пригодится еще.
   Подошел к Ганне. Повернул к себе ее лицо. По-новому смотрела  она  на
него:
   любяще, глаз с его глаз не спуская.
   - Ты меня любишь, Ганна?
   Закрыла глаза: да.
   Убрал ресничку у нее со щеки:
   - Эх, уплыть бы нам с тобой отсюда, Ганна!
   Смотрели на реку. За рекой солнце садилось.
 
   23
Вечером тетка Харыта полы помыла, пошла воду вылить. Мимо сторожки
проходила. Вдруг дверь сторожки открылась:  сторож  Тракторину  Петровну
выталкивал. Та молча могучими руками за дверной косяк держалась.
   Дал ей кулаком прямо в душу.
   - Пошла! Надоела! - дверь закрыл.
   Покатилась Тракторина Петровна с крыльца кубарем. Плюхнулась на  чет-
вереньки, платье на заду задрато. Отползла в кусты.
   - О! О! О! - воем звериным завыла.
   Подошла к ней тетка Харыта, окликнула:
   - Арина! - Руку на плечо положила. - Аринушка!
   Оглянулась та, лицо заплакано:
   - Я!
   - Случилось что?
   - Следишь за мной? - Слезы у Тракторины Петровны сразу высохли.
   - Мимо проходила, помочь тебе хотела, Арина.
   - Какая я тебе Арина?! - закричала. - Тракторина я.
   - Ты ж человек, - сказала тетка Харыта. - И имя у  тебя  должно  быть
человеческое, какое при крещенье дали, - сказала тетка Харыта.
   - Меня Советская власть крестила, - сказала гордо Тракторина  Петров-
на, вставая. - Назвала, как зовусь, - Тракторина! И не человек  я!  А  -
коммунист!
   Поняла?
   - Давно поняла, что не люди.
   - Прочь с моей дороги! - закричала Тракторина Петровна, пошла,  огля-
нулась: - Договоришься - язык отрежут. Не со своим братом ты  связалась,
Харитина Савельевна, ох не со своим!
   Тетка Харыта вылила грязную воду из ведра. Долго смотрела, пока  вода
не ушла в землю.
 
   24
Ночью в палате стон стоял. Конопушка, держась за живот, плакала:
   - Ой, мамочки мои, как живот болит!
   - Дай спать! - закричал на нее Чарли. - Разревелась тут!
   Конопушка, согнувшись до пола, побежала к двери.
   Возвратилась уже с теткой Харытой.
   - Где болит-то? - спрашивала тетка Харыта, мяла Конопушкин  живот.  -
Тут болит?
   - Везде болит! - стонала Конопушка.
   - У нее понос! - сказал Чарли. - Бегает и бегает. Дрищет и дрищет.
   - Я тебе сейчас щавеля конского заварю. Пройдет! Потерпи маленько,  -
говорила тетка Харыта.
   - Не могу терпеть! Не могу! - Конопушка вскочила, побежала к двери.
   - Ты куда?
   - На двор!
   - Дристунья, - сказал Чарли, укладываясь поудобнее. - Замучила всех!
 
   25
Утром Ганну принимали в пионеры.
   В степи, выстроенные в шеренгу, стояли дети. Тракторина Петровна  го-
ворила:
   - Сегодня в наши дружные пионерские ряды мы принимаем  нового  члена,
нашего нового товарища Ганну... - Тракторина Петровна  замялась,  -  ...
Бесфамильную Ганну. Ганна, подойди ко мне.
   Ганна пошла к ней.
   - Ганна немая, вы знаете. Поэтому я прочитаю пионерскую клятву вместо
нее. А ты, Ганна, слушай и произноси в уме. - Тракторина Петровна откаш-
лялась. - Вступая в ряды пионеров, перед лицом своих товарищей  торжест-
венно клянусь!
   Бороться за дело  Коммунистической  партии  большевиков!  Безжалостно
уничтожать врагов Советской власти! Всю свою кровь, до последней  капли,
отдать за дело рабочих и крестьян!..
   - Пропусти меня! - прошептал Чарли Булкину. - Живот схватило.
   Побежал к кустам. Сел там, только галстук видно.
   И другой к кустам побежал, и третий... К концу клятвы все  пионеры  в
кустах сидели. Хотела Тракторина Петровна, чтобы кто-нибудь из  пионеров
Ганне галстук повязал, оглянулась: никого нет. Сама Ганне галстук на шею
накинула, пока с узлом возилась, ветер галстук подхватил, в  небо  унес:
красным змеем он, извиваясь, в небе реял.
   Тракторина Петровна побежала за галстуком. Подпрыгнула. Упала.
   - Тракторина Петровна! - сестры ее позвали. - Идите скорей в  палату.
Там Конопушка лежит на кровати и не дышит!
   - Холоднющая!

   26
Конопушка лежала на кровати мертвая.
   Тракторина Петровна дотронулась до ее лба.  Отдернула  руку.  Подняла
глаза на тетку Харыту:
   - Умерла?
   - Преставилась, - коротко сказала та.
   - От простого поноса?
   - На холеру похоже, Петровна, - строго сказала тетка Харыта.
   Мальчики вбежали:
   - Там Чарли в кустах завалился!
   - Умер?
   - Нет, живой... Околесицу несет, бредит, что ли?
   - Изолировать надо, - с тоской сказала Тракторина Петровна. - Но куда
положить? Некуда... Сюда несите его, в палату. Что же делать, Харыта?  В
этой деревне ни врачей, ничего...
   - Что ж, - сказала тетка Харыта. - Будем помирать.
   - Я пойду, - заторопилась вдруг Тракторина Петровна. - В  город  буду
звонить, в Царев. Позовете... если надо будет.
 
   27
Чарли умирал. Непохожий на себя, бледный,  строгий,  лежал  он  на
кровати с открытыми глазами. Быстро говорил:
   - Ты беги по левому краю, а я побегу в центр... Ты навесишь на  воро-
та, я ударю головой... Бей! Ну, бей! Бей! -  почти  привстал  он,  потом
сник, откинулся. - Промазал... Пить хочу. Пить...
   Ганна метнулась с кружкой к нему. Тетка Харыта ее не подпускала:
   - Отойди, я сама. Заразишься.
   Ганна помотала головой: нет. Напоила Чарли. Тот закрыл  глаза,  потом
снова открыл, ясно посмотрел, спросил тетку Харыту:
   - Я умру?
   - Бог даст, выздоровеешь, сынок, - ответила тетка Харыта.
   - Я умру, я знаю, - сказал Чарли. - Я боюсь. Ты мне скажи, тетя Хары-
та, где я буду, когда умру? Куда девается жизнь? И кто я буду, когда ум-
ру. Или я не буду? Скажи мне...
   - Жизнь твоя вечная, милый. Душа бессмертна. А будешь  ты  ангелом  в
небесах,
   - сказала тетка Харыта. - А пребывать будешь в раю. Ты крещеный?
   - Нет.
   - Ах ты Господи! - всплеснула руками тетка Харыта. - Ганна! Неси  ко-
рыто. И воды подогрей. Мы Чарли крестить будем.
 
   28
Ганна вылила ведро воды в корыто. Тетка Харыта выбрала  двоих  де-
тей.
   - Вы будете крестные родители Чарли. Встаньте сюда.
   Подошли к тетке Харыте сестры.
   - Не мешайте, деточки, - попросила их тетка Харыта.
   - Это игра, тетя Харыта? - спросила Вера.
   - Нет, это по-настоящему.
   - Тогда я тоже хочу ангелом стать, - заявила Вера.  -  Крестите  меня
тоже.
   - И меня. Я тоже хочу летать, - сказала Надя.
   - Мы вместе хотим быть, когда умрем, в небесах, - сказала Люба.
   - И я хочу быть ангелом, - сказал Булкин.
   - И я... - подошли другие дети.
   - Ганна! Марат! - позвала тетка Харыта. - Встаньте  сюда.  Вы  будете
крестными родителями для всех. За руки их возьмите, - и неожиданно  низ-
ким незнакомым голосом громко сказала: - Изгони из него всякого лукавого
и нечистого духа, сокрытого и гнездящегося в сердце  его.  -  Подула  на
Чарли, шепча: - На уста его, на чело и на перси.
   Потом громко спросила у Чарли:
   - Отрицаешься ли сатаны, и всех дел его, и всех аггел  его,  и  всего
служения его, и всей гордыни его?
   - Отрицаюсь, - сказал Чарли.
   Дети потолкались и хором сказали:
   - Отрицаюсь.
   - А теперь повернитесь на запад. И дети, и их родители крестные.  Вот
сюда, к двери. Там, на западе, живет князь тьмы, сатана, и как я скоман-
дую, плюньте.
   И дуни, и плюни на него!!! - крикнула она.
   Дети плюнули. Дверь неожиданно открылась, и вошла Тракторина  Петров-
на.
   - Ой, - испугалась Вера.
   - Что здесь происходит? - спросила Тракторина Петровна.
   - Крещение, - сурово сказала тетка Харыта. - Выйди отсюда, Петровна.
   - Выйти?! Прекратите эти свои поповские штучки! Это  безобразие.  Они
же пионеры, наши советские дети... Дети! Покиньте помещение. Бога нет!
   - Уйди, сатана, - сказала ей тетка Харыта сурово. - Мы тебе все отда-
ли: и плоть свою, и имущество свое, дела и мысли свои, родину свою тебе,
сатана, отдали. Оставь нам душу нашу. Изыди! - и  показала  повелительно
на дверь.
   Тракторина Петровна в гневе выбежала.
 
   29
Тракторина Петровна звонила по телефону:
   - Але, девушка, соедините меня с районным НКВД.
 
   30
Крещение подходило к концу. Чарли лежал в белой рубахе, с  крести-
ком на груди. В корыто залезли Вера, Надя и Люба. Закрыв каждой ноздри и
рот, тетка Харыта погружала головы девочек трижды в воду:
   - Крещается раба Божия Вера. Крещается раба Божия Надежда.  Крещается
раба Божия Любовь! Во имя Отца, аминь! И Сына, аминь!  И  Святаго  Духа,
аминь!
   Вошли без стука много людей в военном, окружили детей и тетку Харыту.
   - Бесы прилетели, - сказала тетка Харыта и  улыбнулась.  -  Опоздали.
Они теперь не ваши.
   Один, со шрамом, сказал:
   - Гражданка Мова? Харитина Савельевна? Вы арестованы.
   - Попрощаться дайте, - сказала тетка Харыта.
   - Я теперь не боюсь, тетя Харыта, - сказал Чарли, - умирать.
   - Простите меня, детки, - поклонилась им до  земли  тетка  Харыта.  -
Прощайте.
   Ганна вцепилась в тетку Харыту, не отпускала.
   - Мы еще увидимся, Ганна, с тобой. Не  на  земле,  так  на  небе.  Не
плачь!
   Марат, береги Ганну...
   В корыте, окруженном военными, стояли, как ангелы, беззащитные  голые
девочки: Вера, Надежда, Любовь.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1016 сек.