Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Гуревич Георгий - Ия, или Вторник для романтики

Скачать Гуревич Георгий - Ия, или Вторник для романтики



7

   О недостатках Алеши Ия неожиданно услышала и с другой стороны.
   Каждый вторник в еженедельном отчете она неизменно  слышала  жалобы  на
директора  ОКБ.  Алеша  затеял  опыт,  Алеша  выдвинул  идею,  а   Волков,
уговаривая, убеждая, возмущаясь, стучит кулаком по столу  или,  похлопывая
по плечу, твердит: "Не допущу самодеятельности. Мы подрядчики, у заказчика
не было  таких  требований,  выдерживайте  параметры...  Не  допускаю,  не
разрешаю!" Ни один вторник не обходился без сетований  на  Волкова.  И  Ия
возненавидела директора ОКБ заочно, непримиримее, чем  Алеша,  безжалостно
желала ему приобрести диабет и выйти на пенсию досрочно.
   И как же она взволновалась, когда (мир тесен!) ей довелось  встретиться
с этим Волковым лицом к лицу.
   Это произошло на приеме по поводу диссертации Маслова. Верный поклонник
Ии защитил, и очень удачно, только один черный шар - блестящая  победа.  У
оппонентов замечания  были  микроскопические,  о  терминах  и  оформлении;
выступающие требовали немедленного опубликования, уверяли, что  у  Маслова
готовая монография. Конечно, победителю очень хотелось,  чтобы  Ия  своими
ушами слышала похвалы, на прием  был  приглашен  папа  и  с  дочкой,  хотя
диссертант, естественно, не мог посадить ее рядом с  собой.  Рядом  сидели
руководители и оппоненты.  Как  полагается,  произносились  речи  в  честь
оппонентов, рецензентов, диссертации, диссертанта, милых женщин,  красивых
девушек, а громче всех, длиннее всех и витиеватее всех  выступал  сидевший
против  Ии  развеселый  и  добродушный  толстячок  лет  сорока   пяти,   с
залысинками, этакий весельчак, рубаха-парень, свой в доску. А  в  перерыве
между жарким и тортами он пустился в  пляс,  вскрикивал,  хлопал  себя  по
подметкам и икрам, притоптывал перед Ией, приглашая ее. Девушка  не  стала
чиниться, прошлась павой, помахивая платочком. Потом толстяк танцевал  еще
лезгинку, зажав столовый нож в зубах. И вдруг Ия слышит, что  фамилия  его
Волков, он начальник ОКБ, сто двадцать научных сотрудников  в  подчинении,
крупный инженер...
   - А это очень трудно - быть  начальником  ОКБ?  -  спросила  его  Ия  с
наивной бесцеремонностью, разрешенной красивым девушкам.
   К ее удовольствию, Волков не отшутился, не  ответил  в  стиле  Маслова:
"Вам, девушка, это скучно". Польщенный  вниманием  молоденькой  партнерши,
Волков охотно пустился в объяснения:
   - Я вам все расскажу, все разъясню как на  ладони.  И  если  пойдете  в
инженеры, зарубите это на своем коротеньком носике, потому что в учебниках
самое главное  не  написано.  В  учебниках  ученые  профессора  пишут  про
технику, а самое главное на свете - это ладить с  людьми.  Люди,  девочка,
хотят  быть  довольны.  Наверху  тебя  слушают,  когда   довольны.   Внизу
слушаются, если довольны. А довольны, когда идет хорошая зарплата и к  ней
премия в каждом квартале. Премию же дают, как известно, за  перевыполнение
плана на три процента, на пять или на десять. На тридцать перевыполнять не
стоит, тридцать настораживают, вызывают подозрение: план не занижен ли?
   Выполняется же план не в мастерских, не в лабораториях и не в цехах. На
самом деле план выполняется, когда он составляется, и это уж  моя  забота,
чтобы составить план выполнимый, чтобы  задания  были  реальные,  и  лучше
много мелких заданий: если и сорвутся два-три - не беда. И  всегда  ты  на
виду, часто рапортуешь об успехах, тебя не забывают. А чтобы  выполнять  с
гарантией, нужно иметь - и это тоже моя забота - самые  лучшие  материалы,
самое лучшее оборудование и лучшие кадры. Кадры, девочка, кадры!  Кадры  я
подбираю сам, и только  по  деловым  качествам.  Для  меня  не  существует
записочек от друзей, телефонных просьб, сладких улыбок и красивых  глазок.
Проси у меня прибор, проси провода, полупроводники - одолжу. Олуха мне  не
навяжешь. Если есть штатная  единица,  я  не  тороплюсь  замещать,  загодя
высматриваю человека. И какие у меня наладчики,  какие  монтажники,  какие
модельщики! Художники! Ювелиры! Дютьков, дядя Ваня, к примеру.  Я  его  на
выставке заприметил, увел из-под носа у замминистра. Ему же цены нет: если
бы имел право платить пятьсот,  платил  бы,  платил  бы  больше,  чем  сам
получаю,  и  выгода  была   бы   государству,   потому   что   он   десять
новичков-губошлепов заменяет  один.  А  научные  сотрудники!  Вот  Ходоров
Алексей. (Ия даже вздрогнула.) Он еще студентом был, диплом писал -  я  на
него нацелился. Его на кафедру прочили - я в министерство ходил,  отбил  с
трудом. Зато имею продукцию. Сенсация каждый год. Не патент, не вариант, а
новая идея. Сенсация! Конечно, хлопот с ним, потому что сумбур  в  голове,
каша идей, за все хватается, сил своих оценить не может. И  придерживаешь.
Не придержишь - увязнет в бесплодной теории.
   Ия была смущена: "Как же так? Человек неглупый,  приятный  даже,  Алешу
ценит, хвалит, гордится... и ставит палки в колеса".
   - Надо ли всегда придерживать? - спросила  она.  -  Время-то  теряется,
люди простаивают. Успели бы подняться на две-три ступени вверх.
   Волков прищурился, зорко присматриваясь к девушке, посерьезнел:
   - Две-три ступеньки? Вы,  часом,  не  знакомая  Ходорова?  Любимый  его
разговор  про  ступеньки.  Так  вот  скажу  вам,  девушка,  и   это   тоже
запоминайте: был такой ученый, видный ученый, он изрек, что  наука  -  это
способ удовлетворять свое любопытство за счет государства. То ли  в  шутку
сказал, то ли всерьез, не ведаю, но вещи такие допускать нельзя. А Ходоров
ваш ("Ваш?") из той же породы. Он спортсмен, у него  азарт,  соревнование,
рекорды личные,  ему  надо  по  лестнице  залезть  выше  всех...  за  счет
государства. А я от государства приставлен  распоряжаться  государственным
счетом, вот я и примериваюсь, какая польза от этого ходоровского  рекорда.
И не всегда вижу пользу... не всегда.
   И в "Альбоме типов" появилось рассуждение.
   "Выходит, не одна истина в науке, - писала Ия. - Есть правда спортивная
- нужны рекорды. Есть правда практическая - польза  от  затрат.  Даже  две
пользы - сегодняшняя и послезавтрашняя. Как сочетать все? Как не  забывать
все? Наверное, оправдание Алеши в будущей пользе. И надо, чтобы он  помнил
о ней, чтобы деревья сегодняшних рекордов не заслоняли ему дальний лес".
   Но все это произошло позже, после десятого и одиннадцатого вторника,  а
пока шло обучение машины описательному языку.
   Вскоре  Ия  знала,  как  оно  организовано  практически.  Прежде  всего
составлялся список слов. Эту несложную работу выполняла лаборантка  Света,
выбирая по алфавиту прилагательные из  "Толкового  словаря"  по  алфавиту.
Начали,  как   выше   рассказывалось,   с   группы   цвета:   абрикосовый,
апельсиновый, багровый, белый, бирюзовый... И на все  оттенки  подбирались
образцы, их надо было показать, записать, проверить, спросить по порядку и
вразбивку, устранить путаницу, еще объяснить как-то разницу  между  белым,
белесым, беловатым,  белеющим...  Сто  слов  за  рабочий  день  запоминала
машина. Нет, это была не синекура!
   Изучив  цвета,  машина  принялась  за  формы.  Пошли  списки   слов   с
окончаниями на "истый",  "овый",  "атый",  "натый",  "ватый",  "образный",
"подобный"...
   Бугристый,  ветвистый,  волнистый,  волокнистый;  носатый,   хвостатый,
рогатый,  бородатый,   блинчатый,   пластинчатый,   зубчатый,   трубчатый;
Г-образный,    Т-образный,    П-образный,    безобразный;    дельтовидный,
стреловидный,   страховидный,   невидный;   мужеподобный,    женоподобный,
бесподобный...
   И  на  все  это  были  заготовлены  образцы:  бугристого,   ветвистого,
волнистого и прочих. А как изобразить бесподобное? Долго спорили, так и не
придумали.
   После форм подошла очередь запахов. Тут, к удовольствию  Светы,  работы
со словарем не было. В нашем языке почти нет  прилагательных,  описывающих
запахи обобщенно, независимо. Мы говорим  "запах  лимона",  "запах  хвои",
"запах помойки", увязывая аромат или вонь с конкретным источником. Описать
невозможно, можно только запомнить, в лучшем случае  сравнить.  У  люизита
запах горького миндаля, фосген пахнет  прелым  снегом,  иприт  -  редькой,
редька - видимо, ипритом.  Приходилось  приносить  в  лабораторию  лимоны,
сосновые ветки, помойные ведра. Девушки зажимали  носы,  а  Наташа  звучно
произносила по обязанности: "Запах гниющего мусора".
   Небогат у людей и словарь вкуса:  кислый,  горький,  соленый,  сладкий,
пресный,  безвкусный  -  вот  и  все.  Лингвистика  тут  явно  отстает  от
гастрономии. Но поскольку машина питалась электрическим током,  в  рот  не
брала ничего, эта глава обучения пропускалась. Так  что  Свете,  Марине  и
Наташе не пришлось  превращаться  в  поварих,  чтобы  знакомить  машину  с
десятью тысячами блюд из "Книги о  вкусной  и  здоровой  пище"  или  же  с
экзотическими австралийскими тортами из кокосовых  орехов  и  французскими
улитками в виноградных листьях.
   Звуки. Вот тут пришлось потрудиться. Язык богат звуковыми словами,  сам
основан на звуках, щедр на звукоподражательные слова и  в  особенности  на
описание звуков речи.
   Надо было объяснить машине, что  такое  ахать,  бахать,  охать,  ухать,
ворковать,  ворчать,  галдеть,   гаркать,   гикать,   гласить,   голосить,
глаголить,  гнусавить,  горланить,  граммофонить,  грассировать,  греметь,
громыхать, грохотать, гудеть, гундосить...
   Слишком сложно было  бы,  прослушивая  ленты  и  пластинки,  выискивать
соответствующие звуки. Помощницы Алеши сами устроили  студию  звукозаписи:
галдели, гаркали, гоготали, гудели, гундосили хором. Машина выслушивала их
- в натуре и в записи - потом определяла: "Это гвалт. Это гам. Это гомон".
   Сам Алеша не отличал гам от гомона.
   Краски для нас  обычно  ассоциируются  с  предметами,  поэтому  столько
прилагательных в словаре цвета: вишневый - цвет вишни,  малиновый  -  цвет
малины, оранжевый - цвет апельсина, коричневый -  цвет  корицы.  Звуки  же
оповещают о движении, ближе связаны с глаголами, а не с  существительными.
И естественно, на  уроках  звука  машину  знакомили  с  действиями.  После
любительской звукозаписи гама, гвалта и гомона потребовались  любительские
фильмы: "Наташа ходит", "Наташа бегает, прыгает, возит,  шаркает,  стучит,
молотит, ломает,  рвет".  Вот  тут  Ия  завидовала  откровенно,  с  трудом
удерживалась от критики. Будущая артистка возмущалась в ней, она  считала,
что  Алеша  неудачно  выбрал  исполнительницу.  Право   же,   Наташа   так
неестественно стучала, так ненатурально молотила, прыгала так  неуклюже  и
скованно!  Ия  пилила  и  сверлила  бы  куда  выразительнее.  Вообще   она
некиногенична, эта бесцветная Наташа.
   Ия даже намекнула, что  вот  хорошо  бы  ввести  в  лабораторию  умелую
имитаторшу. Если нельзя пригласить опытную артистку со сцены,  взять  хотя
бы  начинающую.  Увы,  артистка  не  полагалась  Алеше   по   штату.   Три
универсальных лаборантки: и чтобы галдеть, и чтобы шаркать ногами, и чтобы
помойные ведра приносить.
   Но все-таки кое-что и от Ии перешло к  машине.  Внешность  у  нее  была
машинная,  голос  Наташин,  а  имя  от  Ии.   Называлась   она:   "Опытная
интеллектуальная машина N_I",  сокращенно:  "Ия-машина".  Ия  поняла,  что
Алеша нарочно превратил свое детище в ее тезку.  По  вторникам  Ия-девушка
слушает, как обучается Ия-машина.
   Три  месяца  продолжалось  это   обучение.   При   своей   механической
безотказной памяти машина вобрала за три  месяца  примерно  столько  слов,
сколько ребенок вбирает за три года - от двух  до  пяти.  Где-то  в  самом
конце  мая,  накопив  изрядный  запас  существительных,  прилагательных  и
глаголов, машина отправилась осматривать мир. Куда? Куда ведут пятилетнего
ребенка прежде всего для знакомства с миром? В зоопарк, конечно. В зоопарк
повез и Алеша свою ученицу. И в ближайший  вторник  после  этого  (вторник
одиннадцатый)  Ия  получила  копию  ученического  сочинения  своей  тезки,
отпечатанную на наклеенных ленточках.

   "КАК Я БЫЛА В ЗООЛОГИЧЕСКОМ САДУ

   Мы поехали впятером на светло-русом автобусе: я ("Вежливость не  успели
привить, еще не объяснили, что  "я"  -  последняя  буква  в  алфавите",  -
заметил Алеша), Марина, Наташа, Алеша и электрик Дежурный. Ехали по улице.
Улица - это продолговатое ущелье между домов. В ущелье мчатся  автомашины:
грузовые, самые большие - с прицепами, средние -  пассажирские,  на  самых
маленьких люди сидят верхом, как зеленый всадник на зеленом коне в  музее.
Эти машины громко трещат (имеются в виду мотоциклы). Все автомобили яркого
цвета:      антрацитово-черные,      небесно-голубые,      индигово-синие,
вишнево-красные, кирпичные, кремовые (машина обстоятельно перечисляла  все
встреченные расцветки,  как  будто  ей  доставляло  удовольствие  щеголять
свежеприобретенными знаниями).
   Зоопарк - это сад, обнесенный высокой оградой.  Над  входом  решетчатая
арка с выпуклыми буквами. Я прочла: "ЗООПАРК". Я - машина, умеющая читать,
я знаю все буквы. В алфавите всего тридцать две буквы, а я могу считать от
минус бесконечности до плюс бесконечности.
   Сразу за входом находится жидкая  поверхность  небесно-голубого  цвета,
которая называется озеро. На нем птицы, но не летучие, а плавучие. Птиц  я
опознала  потому,  что  на  них  не  волосы,  а  перья.  У  плавучих  птиц
чайникообразная форма, тело овальное, обтекаемое и длинная гибкая шея. Шею
они вытягивают, опускают в воду и со дна достают свой  обед.  После  обеда
сытые отдыхают на берегу. Они спят, стоя на одной ноге,  другую  греют  на
животе, а нос тоже греют, засунув под мышку..."

   Далее рассказывалось про слоновью горку, бегемота,  про  обезьян  ("Это
человекоподобные животные", -  точно  отметила  машина).  Кенгуру  привлек
внимание: "Животное ушастое, двуногое, с карманом  на  животе.  Хвост  как
третья нога  -  крепкий,  большеватый,  у  основания  толстоватый,  кончик
островатый.  Мордочка  оленевидная,  уши  коровоподобные,  мех  на   спине
оранжеватый,  на  животе  беловатый.  Глаза   мариноподобные..."   ("Какая
клевета!" - кричала Марина-лаборантка, заливаясь румянцем.)
   Алеша ликовал: "Сказочный темп развития!  За  месяц  вышли  на  уровень
пятилетнего ребенка!"
   Ия смолчала. Про себя решила  проверить,  пятилетний  ли  это  уровень.
Правда, машина объявила, что умеет читать, знает все  буквы,  но  зато  не
сумела правильно  назвать  мотоцикл.  Какой  городской  мальчик  не  знает
мотоцикла в пять лет?!
   Среди соседских детишек  Ия  нашла  и  пятилетнего.  Выпросила  его  на
воскресенье, повела в зоопарк. Это оказалось очень любопытно для нее.  Она
уже забыла, какой сама была в  пять  лет,  потеряла  свежесть  восприятия.
Училась у своего спутника удивляться, училась наблюдательности.  Мальчонка
подмечал сотни деталей, которые она, взрослая, пропускала мимо внимания.
   На обратном пути и еще три  дня  паренек  говорил  только  о  зоопарке.
Рассказывал он,  пожалуй,  примитивнее  машины,  меньше  слов  употреблял.
Прилагательные игнорировал вообще, оттенки красок и не поминал,  обходился
существительными и глаголами.
   - А она как нырнет, клювом роет в иле, а лапы к пузу  прижимает!  А  он
как захлопает крыльями, хлопает, а взлететь не может! А орел как посмотрит
одним глазом! А фламинго  голову  сунул  под  крыло  и  спит.  А  они  как
запрыгают! А она как кинется!
   Слов не хватало, и мальчик дополнял их пантомимой. Как  лев  прыгал  на
решетку за мясом, мягко крался, как тигр, как орел смотрел  на  мир  одним
глазом, даже пробовал стоять на одной ноге, засунув нос под мышку.
   - Конечно, дети должны подражать, - сказал отец Ии. -  Словами  не  все
объяснишь. Вообще подражание  -  древнее  открытие  природы,  дословесное,
дочеловеческое. Все бессловесные звереныши учатся, подражая. Как же  иначе
приобрести условные  рефлексы  родителей?  Только  подражанием.  Обезьяны,
самые смышленые из животных, подражают больше всех. И маленькие  человечки
унаследовали эту склонность.
   - Папка, это так интересно наблюдать!  Почему  ты  не  рассказывал  мне
раньше про психологию детишек и зверюшек?
   Отец помолчал.
   - Инесса Аскольдовна звонила, -  заметил  он,  как  бы  меняя  тему.  -
Спрашивала, здорова ли ты. Ты уже три недели не ходила.
   Да, Ия запустила уроки сценического  мастерства.  Почему-то  ей  скучно
стало у старой артистки. Раз не пошла, другой...
   - Папка, ты меня извини, но я что-то  разочаровалась.  Не  хочу  у  нее
заниматься,  не  вижу  пользы.  Время  теряешь.  Сплетни  про  знаменитых,
ломанье. И вообще боюсь, что я не буду артисткой. Наверное, я  неправильно
поняла свой интерес к людям. Я вовсе не хочу их изображать, мне  важнее  в
психологии разобраться, понять мотивы поведения.
   Отец расцвел, даже покраснел от удовольствия.
   - Доченька, если бы ты пошла по моей дороге...
   - Нет, папка, это не по мне. Ты не обижайся, ты же все понимаешь. Я  не
хочу быть среди убогих, среди твоих психов. Это слабые  люди,  несчастные,
не лучшие люди. А мне хочется быть среди сильных, настоящих,  таких,  кого
нельзя не уважать. И учиться у  них.  И  потом  самой  воспитывать  таких,
которых нельзя  не  уважать.  Психология  меня  интересует,  но  здоровая,
крепкая, перспективная. Вот с детишками я вожусь охотно. Может  быть,  мне
надо идти в педагогический? Я еще подумаю, время есть до первого  августа.
Ты не волнуйся, я не буду бездельничать. В крайнем случае пойду в  детский
сад воспитательницей. Там трудно, и там нужны люди всегда.
   - Ну что ж, Ивочка, тебе виднее. Год в детском саду - не  пропащий  год
для девушки. Учись воспитывать чужих детей, своих воспитаешь лучше.
   - Ох, папка, и  куда  ты  загадываешь?  Кто  говорит  о  детях?  Я  еще
специальность не выбрала.
   - Не знаю, как насчет специальности,  а  замуж  выходят  все.  Нечаянно
как-то получается. Знакомятся, встречаются раз в неделю, потом влюбляются,
решают жить вместе...
   - Ну уж это глупости, папка. Понимаю, на что  ты  намекаешь.  У  нас  с
Алешкой просто дружба. Ну да, он содержательный человек, с ним  интересно.
Пожалуй, даже он самый интересный из моих знакомых. Но  уверяю  тебя,  это
просто дружба.
   - Да, конечно, всегда так бывает: сначала  самый  интересный,  потом  -
единственный интересный.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1355 сек.