Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Гуревич Георгий - Ия, или Вторник для романтики

Скачать Гуревич Георгий - Ия, или Вторник для романтики



9

   Шестнадцатый вторник.
   - Папа говорит, что нужна  борьба.  И  страх  полезен  зверю,  и  голод
полезен. Но пусть они сталкиваются, меряются  силами,  так  чтобы  сильный
голод подавлял бы слабый страх, а сильный страх заглушал бы голод.
   Алеша отодвинул тарелку.  В  отличие  от  зверей,  у  человека  сильный
интерес заглушал голод.
   - Меряются силами - это понятно, - сказал  он.  -  Вопрос  в  том,  как
измерять силу, в каких единицах выражать, как  назвать  единицы  страха  и
голода? Всю неделю обсуждаем. Вообще-то в науке принято именовать  единицы
в честь ученых: вольт, ампер, ньютон, фарада. Но проголодался  на  семь  с
половиной дарвинов и струсил на четыре менделя - это же оскорбление памяти
ученых. Кто-то предложил волчеры и зайцеры - звучит как-то не по-людски. Я
думаю,  что  надо  бы  измерять  голод   процентами,   просто   процентами
израсходованной энергии. Но где проценты в страхе?
   - Папа тоже говорил насчет  процентов.  И  еще  велел  передать:  пусть
учтут, что проценты неравнозначны. Первые проценты  голода  слабее  первых
процентов страха. Сидеть в норе безопаснее, не стоит  выбираться  из  нее,
рыскать и рисковать из-за пятипроцентной мелкой  закуски.  Тут  на  помощь
страху приходит лень. Лень тормозит активность,  глушит  аппетит.  Но  вот
желудок пуст, голод проснулся, лень подавлена. Зверь выбрался из  берлоги.
И чем сильнее голод, тем больше активность, больше смелость;  страх  почти
забыт.
   - Понимаю, - сказал Алеша.  -  Тут  разные  кривые.  Активность  растет
круче, чем голод. Это все можно изобразить на схеме. - Он вынул  шариковую
ручку, написал на бумажной салфетке "0%", отметил голод легкий, умеренный,
сильный, неудержимый, потянул кривую  активного  поиска  от  нуля  до  ста
процентов...
   - Не до ста, - поправила Ия. - Папа сказал: если зверь  найдет  добычу,
он наедается впрок, на двести процентов, чтобы зря не  разгуливать  потом,
не подвергать себя риску лишний раз. И чтобы лишнюю  энергию  не  тратить.
Тут его опять одолевает лень, лежит себе в берлоге и переваривает. Но  вот
что папа велел тебе напомнить: стопроцентной растраты сил тоже  не  бывает
никогда. Когда остается пять процентов или три,  активность  прекращается,
падает до нуля. Это уже не лень, а апатия. Но и  безнадежная  апатия  тоже
полезна животному. Уж если, потратив почти все силы,  оно  не  нашло  еды,
лучше  не  бегать  понапрасну,  положиться   на   авось.   Авось   времена
переменятся,  еда  сама  свалится  невесть  откуда.  Выжидать  лучше,  чем
выложить все без остатка.
   Алеша, пощелкивая цветными стерженьками, все это изображал на салфетке.
   - Очень и очень любопытно! - приговаривал  он.  -  Значит,  тут  кривая
круто забирает вверх, на ней острый пик и  резкое  падение.  Но  зачем  же
сдаваться раньше времени, если есть  еще  пять  процентов  энергии?  Я  бы
боролся до последней капли крови.
   - Папа  говорит,  что  это  по  Дарвину  так  получается.  Что  полезно
животному, то и отражается в его поведении. Бороться до последнего вздоха,
как ни странно, не всегда полезно. И при страхе, как  при  голоде,  борьба
идет не до конца. В панике  зверь  проявляет  чудеса  ловкости,  быстроты,
выкладывает все  резервы.  Но,  пойманный,  замирает.  Когда  лев  схватит
антилопу, она впадает в шок. Если бы трепыхалась, хищник прикончил бы ее в
одно мгновение. И  тут  остается  последняя  надежда  -  на  авось.  Авось
что-нибудь помешает льву, он бросит добычу, не дотащив до логова.  И  люди
унаследовали это отключение. Когда Ливингстона сцапал лев, человек впал  в
транс  -  все  видел,  ничего  не  чувствовал.  И  спасся...  Льва  успели
застрелить.
   - Ия, ты гений! - сказал  Алеша.  -  Мы  все  искали  простоту,  прямую
однозначность, а тут кругом психологические противоречия. Спасибо, Ивочка.
Ты молодец, быть тебе великим ученым.
   - Это не я, это папа все объяснил.
   - Все равно: он объяснил, а ты изложила. У  тебя  удивительная  ясность
ума. Давай прояснять дальше. Можно  я  сяду  рядом,  а  то  тебе  неудобно
смотреть на график вверх ногами.
   Алеша перебрался на другую сторону стола, неуклюже задел  Ию  коленкой,
мазнул челкой по щеке и поспешно отодвинулся, краснея...
   - Итак, гм-гм, существует четыре стадии активности:  ленивая  раскачка,
энергичный поиск, яростный напор, безнадежная апатия.
   - По-моему, машине апатия ни к чему.
   - Нет, пожалуй, и  апатия  небесполезна.  Если  горючее  на  исходе,  а
вырваться не удается, незачем тратить зря киловатт-часы. Надо оставить ток
хотя бы на позывные: "Спасите, завязла!" Помнишь, когда машина провалилась
в болото, она SOS не подавала, самоуверенно рвалась, пока все аккумуляторы
не сели. Если бы радировала о помощи, мы бы ее куда быстрее нашли.
   - Папа говорил еще, что разная бывает апатия. Есть апатия бессилия - от
безнадежности или от голода. И есть  еще  апатия  от  сытости  -  эта  для
экономии добытой пищи, чтобы силы зря  не  расходовать.  Лев  -  тот  спит
восемнадцать часов в сутки. Спит, поест и опять спит. Скука какая! Я бы  с
тоски пропала.
   -  Ну,  лень  мы  машине  программировать  не  будем.  Ей  незачем  ток
экономить. Пусть заряжается и приступает к делу сразу же. А  вот  скука...
Зачем  она?  Будильник  своего  рода  для  сытого  существа.  Голод   тоже
будильник, но для голодного. А сытое зачем же  тревожить?  Только  что  мы
говорили: вылезать из норы небезопасно и неэкономно.
   - Надо же размяться, побегать, а то опухнешь от  безделья,  -  вставила
Ия.
   - Да, опухнешь.  Опухнешь  -  вот  причина.  Надо  размяться,  поиграть
немножко. Детеныши - те играют, чтобы  научиться.  Играют  котята,  играют
лисята, играют ребята. Прячутся, ловят,  подкрадываются,  удирают.  Малыши
учатся играя. А взрослые звери? Зачем жестокий  кот  играет  с  мышкой,  -
отпускает и цапает, отпускает  и  цапает?  Что  за  садизм,  извращение  у
животного? Может быть, тренируется, отрабатывает хватку, быстроту реакции?
Значит, игра - это тренировка. Зверь сыт, наелся впрок, переварил, накопил
запас энергии, можно потратить часть и  на  тренировку.  Может,  и  машину
научить игре? Пусть себе упражняется по ночам.
   - А сама по себе она не играет?  -  спросила  Ия.  -  Если  ей  приятно
работать в лесу, вероятно, ей и играть в поиски приятно.
   Алексей застыл с широко открытыми глазами.
   - Ия, ты гений. Нет, честное слово, без всяких шуток.  Вот  что  значит
свежий взгляд со стороны. Мы два месяца спорим: больно машине или  как  бы
больно? Приятно или как бы приятно?  Ты  права:  если  ей  на  самом  деле
приятно искать, она будет играть в поиски. И это  можно  проверить.  Прямо
сейчас, сегодня вечером. Ия, можно я позвоню  тебе  поутру?  Раз  в  жизни
нарушим правило, поговорим не во вторник. По телефону же. По телефону не в
счет.
   Ия колебалась не больше одной секунды.
   - Ну нет, условие есть условие, - сказала она.  -  Кто  же  играет  без
правил? Тура ходит по прямой, слон - по диагонали. Ни  один  шахматист  не
позволит себе попросить: "Разрешите один разочек двинуть туру ходом коня".
Нет, от вторника до вторника я о тебе не думаю и думать не  хочу,  у  меня
другое в голове.
   - А я всю неделю  думаю  о  вторнике,  слова  подбираю  для  недельного
отчета, - протянул Алеша плаксиво, но настаивать не посмел, вздохнул уныло
и опустил глаза.
   Ия торжествовала. Все-таки приятно, когда тебя так слушают, так  ценят,
так  подчиняются.  И  кто?  Ведущий  конструктор  ОКБ,  крупный   мужчина,
плечистый, басистый, с этакими кулачищами. Как двинет - кости  переломает.
Но слушается. Водишь его, словно слона на веревочке. Жутковато, но лестно.
   А кончился этот день плохо, ссорой, почти серьезной. И причина-то  была
глупейшая: самый древний из споров. Наверное, еще Адам с Евой решали  его,
не  могли  решить;  наверное,  их  лохматые  предки  лопотали  о  том  же,
зацепившись за ветки хвостами.
   - Ну хорошо, - сказал Алеша, надувшись. - Если  у  тебя  голова  другим
занята,  не  буду  отрывать.  Пойдем  дальше.  Допустим,  ординаты  голода
положительны, страха - отрицательны; из голода  вычитаем  страх,  получаем
направление действия. Нападение или бегство. Но ведь  кривые-то  разные  у
разных животных, у разных людей тоже.  Какой  же  характер  придать  нашей
машине - мужской или женский? Отчаянный или осторожный?
   - Смотря для чего. Женский, если ты хотел сделать  модель  гармоничного
человека. Ты не забыл о модели?
   - Ты считаешь, что женщина гармоничнее?
   -  Безусловно.  Женщина  мягче,  чувствительнее,  культурнее,   добрее,
гуманнее. Женщина  человечнее.  А  человечность  недаром  так  называется.
Видимо, это главная черта человека.
   - Вот тебе и на! Трусость - это тоже признак гармонии?
   - При чем тут трусость?
   - Ты сама сказала в прошлый раз, что машина стала похожа  на  трусливую
девчонку. "Был озорной мальчишка-сорванец, стала трусливая девчонка".  Это
твои слова.
   - Не придирайся к словам.  Я  имела  в  виду  чувство  ответственности,
разумно-умеренную осторожность.
   - Далеко уедешь с твоей разумной осторожностью. Едва ли  Колумб  доплыл
бы до Америки, а Амундсен открыл бы полюс с твоей разумной  осторожностью.
И был бы Гагарин осторожным, воздержался бы от полета в космос.
   - А Валентина Терешкова? А Софья Перовская? А Волконская и Трубецкая? А
Жанна д'Арк? Исключения? Ты хочешь сказать, что я не исключение? Так зачем
же ты заурядной трусливой девчонке рассказываешь  то,  что  она  не  может
понять? Зачем? Советуйся со своим  отважным  Волковым,  води  его  сюда  в
"Романтики" хоть каждый день.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1214 сек.