Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Еськов Кирилл - Публицисистика

Скачать Еськов Кирилл - Публицисистика


     Вот этот-то вопросик о ходящей в Средиземье  монете (коим я многократно
ставил  в  тупик знакомых знатоков Толкиена) и  послужил для меня  отправной
точкой для  целого ряда умозаключений.  Вот, к примеру,  Рохан:  а  чем  там
занималось население? Нет, "лучшие в Средиземье  кони" -- это, все  конечно,
очень  бла-ародно, но только основой  эконимики коневодство ну никак служить
не может... Или  вот  неисчислимые рати  Черного Властелина -- чего  они там
кушают у себя, в Мордорских пустынях, тушканчиков,  что ль? Льва Гумилева-то
мы, слава богу, все читали, представление о механизмах экспансии имеем... Да
и  вообще, вот  вам стоИт стольный град посередь  пустыни  --  ну  не бывает
такого... Ан нет  --  такое  как  раз бывает!  Города в  пустыне -- это ведь
накрывшиеся  медным  тазом городские цивилизации Сахельской Африки: кончился
"Атлантический  оптимум",  Сахара поперла на  саванну -- и привет горячий...
Впрочем, пардон! -- это уже и не "Властелин Колец" вовсе, а "Кольценосец"...
     Опять-таки:  раз  мир Средиземья реален,  то реальны и  населяющие  его
люди. Если все  эти  Арагорны и  Фарамиры  --  не  "литературные образы",  а
исторические  личности,  фигурирующие в эпосах народов  Северо-Запада (честь
литературной обработки коих эпосов и принадлежит профессору  Толкиену), то и
мнения  об их деяниях могут  бытовать весьма различные. Что,  собственно, мы
регулярно и наблюдаем в нашем собственном мире: Ричард III вдруг оказывается
благороднейшим человеком,  заплатившим за это  свое  благородство не  только
головой  и  престолом,  но  и  посмертной  репутацией,  а  Жанна   д'Арк  --
психопаткой  с  садистскими  наклонностями,  которой  на  том  костре  самое
место... А еще в Средиземье наверняка есть свой пиар  и информационные войны
(куда ж без них?); может  быть даже есть свой академик Фоменко, доказывающий
на голубом глазу, что  никакой Второй  Эпохи не было вовсе, Ангбад -- это ни
что  иное  как Мордор,  а  Фингон,  Исилдур  и Арагорн -- одно  историческое
лицо...
     И однако же -- разнообразие точек зрения на предмет  вовсе не  отменяет
ясности  оценок; скорее  наоборот. Фэнтэзи, по моим представлениям -- жанр с
чрезвычайно  строгим каноном  (строже  нее,  наверное,  только  классический
детектив  "закрытого типа");  среди  характерных черт  фэнтэзи  (таких,  как
средневековая  структура  мира  в  пространстве  и  времени,   средневековая
структура  тонкого  мира,  т.е.  противоречие  между  реально  существующими
Абсолютным   злом   и   Абсолютным   добром)   Переслегиным   перечислена  и
"Последовательная эстетика романтизма -- романтическое  восприятие (автором,
героями,   читателями)   войны,   любви,  подвига,  смерти".   А  отсюда   с
необходимостью следует разделение персонажей  на  "хороших"  и  "плохих"  --
именно  эта "черно-белость" восприятия и делает  произведения  фэнтэзи столь
привлекательными  для  подростков. Иными  словами: нравственный релятивизм в
фэнтэзи категорически запрещен самим каноном -- вроде как нарушение единства
времени  и  места действия  в классической  трагедии или  сыщик, оказавшийся
убийцей в классическом детективе.
     У Толкиена по этой части полный порядок  --  настолько, что для  многих
читателей  (особенно возрастом  постарше) "Властелин Колец"  так  и  остался
вариацией американского  боевика: команда "хороших парней" идет себе и мочит
"плохих парней", котрые плохи уже тем, что играют не за нашу команду (ремейк
хулиганского отрочества: "ребята с нашего двора" versus "ребята из дома, где
химчистка").  На самом-то деле это не совсем так (и, скорее, совсем не так),
но  взгляд этот распространен весьма и  весьма... Так что когда мне  настала
пора расставлять на  доске  фигуры,  я положил  для  себя  следующее: ладно,
пускай будут "черные" и  "белые"  (канон обязывает), но уж  по крайней  мере
граница  между  теми и  другими у нас  будет проведена не по  фарватеру реки
Андуин, а  несколько  более  извилистым  образом  --  по  типу  как  в жизни
бывает...
     И еще  одно. Романтическая  традиция вовсе не подразумевает  априорного
отношения к любому  "человеку с той стороны" как к исчадию ада -- т.е. того,
что  последовательно и  неуклонно  практикует  Толкиен.  И  пусть  мы вполне
всерьез  убиваем  друг дружку  у стен  монастыря  Дешо,  но разве  из  этого
следует,  что Рошфор уступает в благородстве Атосу?  Не говоря уж о том, что
среди людей  Ноттингемского  шерифа непременно есть  Энгельрик  Ли, а  среди
афганских  разбойников  атамана   Камала  --  будущие  рисальдары.   Помните
знаменитое киплинговское:
     О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут
     Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
     Но нет Востока, и Запада нет, что -- племя, родина, род,
     Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?
     Так вот,  Толкиену  явно милее первые  его строки, а мне --  последние.
Хотя и то, и другое -- романтизм девяносто шестой пробы...
     И в заключении  -- о моем отношении  к  самому Профессору;  оно  весьма
двойственно. Я преклоняюсь перед Толкиеном-Демиургом, создателем потрясающей
собственной Вселенной, а вот к Толкиену-Рассказчику,  автору повествования о
Quest'е  четырех хоббитов,  отношусь довольно равнодушно.  Иными  словами --
театральные декорации  показались  мне много величественнее и интереснее той
пьесы, что  в  них разыграна  (как хорошо высказался Терри Пратчет:  "Горы у
Толкиена  обладают большей  индивидуальностью, нежели персонажи")... Так что
голову даю на отруб: "Последний Кольценосец" -- не последняя Игра (пардон за
плоский каламбур), которую еще  сыграют с миром Профессора. С Миром, который
Текст... "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" --  да здравствуют Розенкранц  и
Гильденстерн!

     ПОСТСКРИПТУМ.  Закончив  свое  эссе,  я  обнаружил,  что  некоторые  из
заданных мне вопросы так и осталась "неотвеченными". Придется -- отдельно.

     В фэнтази  сплошь  и  рядом соседствуют люди,  эльфы, орки и еще каждой
твари по  паре.  Скажите  как естествоиспытатель, в  реальном мире  могли бы
развиться и ужиться несколько разумных видов?
     Как естествоиспытатель, я -- увы! -- нахожу это совершенно невозможным:
достаточно вспомнить, как наши с вами ненаглядные предки --  кроманьонцы  --
произвели  "Окончательное решение неандертальского вопроса" (NB:  разумность
неандертальцев, совершавших сложные погребальные обряды, сейчас  не вызывает
у археологов ни малейшего сомнения). А вот как  сочинитель -- не вижу в этом
ничего особенного: почему бы им  не развиться в ходе естественной эволюции в
разных, "параллельных",  мирах,  а потом  встретиться?  Как это там  у  пана
Сапковского -- "Сопряжение Сфер"?

     Странно, что Вы, занимаясь  пауками, не ввели в роман реабилитированную
Шелоб. Откуда вдруг такой аскетизм?
     Оттуда, что существование  наземного членистоного, более  крупного, чем
палеозойские стрекозы-меганевриды с размахом крыльев в  70  см -- опять-таки
увы! --  категорически запрещено особенностями  их дыхательной и кровеносной
систем (вот в  море,  при  жаберном  дыхании,  это возможно  -- трехметровые
ракоскорпионы  тому  примером).  Впрочем,  для Толкиена и  Стругацких  (с их
"пандорскими ракопауками")  такие проколы  вполне изинительны,  но  вот  для
палеонтолога Обручева, породившего  в "Плутонии" муравьев  размером с собаку
-- это бесспорная "желтая карточка"...

     Одним из  серьезных  грехов  Толкина  представляется наличие "облигатно
злых" разумных видов. Не этим ли обусловлена инверсия "хорошего и плохого" в
"Кольценосце"?  Согласитесь,  что  Ваши   эльфы   серьезно   отличаются   от
канонических.
     Ну, во-первых,  мои  эльфы  отнюдь  не "облигатно  злые". Цитирую своих
рецензентов: "Эльфы у Еськова не злые и  не добрые -- они  просто чужие. Это
другая раса и другая цивилизация, преследующая свои цели,  и выживание людей
не  является  необходимым  условием  для  достижения этих  целей (вполне  по
Лиддел-Гарту)"  (В.Гончаров);  "У Еськова  даже эльфы, которые по  авторской
задумке  должны  выглядеть существами  абсолютно  чуждыми  и  непостижимыми,
рассматривающими   человечество  как  часть   окружающего   пейзажа  (этакие
злокозненные  людены),  вызывают  не  столько  ненависть,  сколько  жалость"
(В.Владимирский);  по  мне --  так  ребята  все поняли правильно... А насчет
"канонических эльфов"  --  загляните-ка в "Сильмарильон":  те  еще фрукты...
авокады...  А  это  ведь  они там  друг  с дружкой так обходились,  чего  уж
говорить о всяких расово-неполноценных людишках...

     Сейчас  принято ругать  науку,  в  том  числе  и в  фантастике: "Ученые
сделали бомбу, ученые  поворачивали  реки"... С этой позиции Мордор и впрямь
видится угрозой экологически чистому эльфийскому миру. Как Вы думаете, какой
вид приобрела  бы Земля, если  бы магия существовала в качестве альтернативы
техническому прогрессу? Избежали бы мы, например экологических катастроф?
     Ну, для начала, САМИ УЧЕНЫЕ не делали бомбу и не поворачивали рек: "Что
мое, то  мое, а  чужих статей ты  мне не пришьешь, гражданин  начальник!" Не
хотелось бы также повторять банальности -- вроде  той, что  открытый учеными
пеницилин спас  больше людей,  чем их погибло в двух мировых войнах (которые
развязали  --  ну  уж  точно  не  ученые)... Что  же  касается  цивилизации,
построенной  не на  технологии, а на магии, то  я полагаю сумму человеческих
неприятностей  величиной  примерно  постоянной,  не  зависящей  ни  от  типа
цивилизации,  ни  от уровня  ее развития. Ну,  было бы вместо загазованности
воздуха -- повальное буйство каких-нибудь  энергетических  вампиров,  вместо
угрозы  ядерной  войны --  противостояние  супермагов,  ежесекундно  готовых
обратить все  живое  на планете  в булыжники; только  и всего...  ("Если  бы
исполнялись все желания (а именно к этому сводится в конечном счете магия --
К.Е.), то жизнь на Земле была бы ужаснее ада".)

     Скажите, положа руку на сердце, зачем Вы погубили Альмандина и Джакузи,
убийца?
     Тяжелый вопрос. Лева  Вершинин (он читал роман в  рукописи) чуть  не со
слезами на глазах упрашивал меня их спасти,  или хотя  бы оставить в  тексте
эдакую "лазейку неопределенности"... Судьба не только умбарских разведчиков,
но  и ВСЕХ моих героев -- это ответ  Толкиену, с его идиллической  картинкой
всенародного чествования героических хоббитов ("Кричали женщины  ура//  и  в
воздух чепчики бросали")... Помните  замечательный рассказ "Арена" Фредерика
Брауна? Ну, как некая сверхцилизаия похитила по человеку из двух космических
армад , изготовившихся к "последнему и решительному", и повелела им  драться
один на  один:  проигравший  губит тем самым и  всю свою  цивилизацию.  Наш,
проявив  чудеса  доблести и  смекалки,  сумел-таки  победить  --  после чего
очнулся в своем  патрульном  космоботе  и узнал по радио из штаба,  что  вся
армада  врага  рассыпалась  в  пыль  от  первого  же  пристрелочного  залпа:
"...Какой-то  неизвестный  резонансный  эффект, ученые  пока не разобрались.
Жаль, что все обошлось без тебя!" -- "Так точно, сэр! Мне тоже жаль, что все
обошлось без меня"... Вот такой финал мне как-то ближе.

     В  романе  очень  сочно  описаны  всяческие  шпионские  штучки.  Откуда
почерпнуты  эти  знания?  Неужто   подготовка  российских  ученых  настолько
универсальна?
     Подготовка  российских  ученых  (по крайней  мере у  нас, в  Московском
университете) была достаточно универсальна для того, чтобы уразуметь: прежде
чем изобретать  велосипед --  загляни  в  книжки. Насчет конкрено "шпионских
штучек" -- есть множество писателей,  для которых шпионаж был точно таким же
ремеслом, как  для Толкиена лингвистика, а  для  Ефремова -- геология:  Грэм
Грин, Ле Карре, Суворов;  профессиональных "примочек", которые каждый из них
небрежно раскидал  по страницам  своих книг, хватит  на  десятерых любителей
вроде меня  -- только не ленись подбирать . Есть у меня, правда,  и знакомые
офицеры СВР,  однако  не  могу  сказать,  чтобы общение с ними  сколь-нибудь
существенно пополнило мой багаж, почерпнутый из "Аквариума", "Русского дома"
и  т.п.  Вот историей спецслужб и разведывательных операций я  действительно
интересовался  предметно,  однако  к  "шпионским   штучкам"   это  имеет  до
странности малое отношение: там как раз все крайне прозаично.

     Как Ваша  рукопись оказалась в  издательстве  АСТ?  Как с Вами работали
редакторы, если работали? Много ли пришлось вносить корректив?
     Рукопись в АСТ передал Сергей  Бережной. Редакторская  работа свелась к
минимальной стилистческой правке (да и  ту я частью принял, а частью отверг)
--  ни  на  что другое  я бы просто не согласился...  Единственный  забавный
момент во всей  этой истории  -- то, как меня лишили псевдонима. Дело в том,
что  автором  рукописи  значился  -- уж  Игра, так  Игра!  -- некий  Алистер
Мак-Нейклот,  уроженец   Глазго,   выпускник   Эдинбургского   университета,
сотрудник отдела энтомологии  Британского музея;  поэтому и все  эпиграфы  в
романе английские,  а  в  меряют все ярдами  и  фунтами.  Даже  назывался он
поначалу иначе -- "Зеркало эльфов"; ну, вы поняли: "Зеркало эльфов" Алистера
Мак-Нейклота  --  "Пушки  Наварона"  Алистера  Маклина,  с  парафразами ряда
сюжетных  ходов.  А  какую я "легенду" слепил  этому самому  Мак-Нейклоту --
пальчики  оближешь! Автор монографии  "Осы-сфециды  аридных  регионов Южного
полушария  и проблема  Гондванских ареалов" (а  я  сам  действительно  много
занимался Гондванскими  ареалами),  участник путешествия  на верблюдах через
Сахару, когда в  нагорье Ахаггар  была открыта целая система микрооазисов  с
уникальной реликтовой фауной (такая экспедиция действительно была, году в 88
или  89-ом)... А Науменко  всю эту  изысканную игру возьми,  да и  прихлопни
сходу -- как таракана мраморным пресс-папье: вы, дескать, раскрученный автор
(это он  про "Афрания";  столько,  блин,  интересного  о себе узнаешь!..), а
потому прятать  вас за  псевдонимом коммерчески нецелесообразно.  Я ему -- а
как же Олди, и  эта, как ее -- Хаецкая, да? Ну, говорит,  тогда время другое
было,  а  сейчас народ  желает поддерживать трудовым  рублем  отечественного
товаропроизводителя... Вообщем, сдал я тогда беднягу Мак-Нейклота  --  петух
трижды  не  кукарекнул;  до  сих  пор  страдаю  --  может  надо   было  тода
распереться, а?

     По  наши сведениям, Вы были на Интерпрессконе. Каковы  Ваши впечатления
от конвента?
     Очень классно  посидели, пообщались; познакомился  с  кучей симпатичных
людей. Общее впечатление --  замечательная  реинкарнация  наших  когдатошних
студенческих пьянок. Что  ж  до официальных результатов... Первое  место  за
роман, с гигантским отрывом, взял Лукьяненко, второе  -- ваш покорный слуга,
ну а уж дальше -- всякая  мелочь  пузатая:  Пелевины  там  всякие, Дьяченки,
Лазарчуки. Ну  -- очень смешные результаты...  То есть для дурака,  конечно,
"второе место на Интерпрессконе" --  повод делать пальцы  веером, а вот  для
умного  --  почесать репу:  дорого ли стоит признание аудитории, которая (по
факту) ценит Лукьяненко втрое выше, чем Пелевина?

     Самый глупый вопрос: каковы Ваши творческие планы?
     Есть,  как  сейчас выражаются, совместный проект -- с Левой Вершининым;
жанр -- альтернативная история. Что получится -- будем посмотреть...

     Ну вот, теперь  вроде точно  --  все. Если не угодил  своим  "эссе"  --
извиняйте.
     Я ведь по натуре не Белинский. И не Пушкин. Я по натуре  --  Штильмарк.
Не пишу романы, а тискаю рОманы: нравится -- слушай, нет -- отвали от шконки
и гундось. В таком вот аксепте.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.101 сек.