Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Житинский Александр - Визит вежливости

Скачать Житинский Александр - Визит вежливости


   Глава 16 РЕЦИДИВИСТ
   Космического пришельца Мананама похитил Федор  Черемисин,  человек  с
темным прошлым. Вот как это произошло.
   Федор работал в Институте космических исследований и официально  чис-
лился слесарем, а работал неофициально мастером на все руки. Не было та-
кой неисправности, которую не мог устранить  Федор,  -  от  перегоревших
пробок до отказавшего телескопа; не было такой вещи, которую он  не  мог
бы изготовить собственными руками. В институте так и говорили:  "Пойдите
к Федору - он сделает", "Это дело для Федора" и тому подобное.
   Федор был человеком лет сорока пяти, высокого роста, с хмурым  некра-
сивым лицом, которое лишь изредка  расплывалось  в  непонятной  ухмылке.
Обычно он пропадал в своем подвале - мастерской, где можно было  обнару-
жить любой инструмент, любую железку или деревяшку.
   Мало кто знал, что в далеком прошлом Федор был преступным  элементом,
попросту говоря, вором. Первый раз в детскую колонию Федор попал в  три-
надцать лет за мелкую кражу. В дальнейшем он часто оказывался в колониях
за кражи, причем непременно с применением технических средств. Он  неде-
лями и месяцами обдумывал технический способ кражи, а потом  осуществлял
его. Обычно после удачной операции он терял бдительность и попадал в ру-
ки милиции, чтобы отбыть в колонию, где вел себя исключительно  примерно
- мастерил, ремонтировал, возился с инструментами, за  что  его  нередко
освобождали досрочно. Последней его  кражей  было  похищение  нескольких
ценных картин из музея, причем в этом деле .Федор с успехом применил ла-
зерную пушку..
   Но это было давно, лет десять назад. Выйдя последний раз из  колонии,
Федор твердо решил покончить со своим прошлым, приехал в молодой научный
городок и устроился слесарем в Институт космических исследований. Работа
была творческая, интересная, и, хотя украсть  что-нибудь  тянуло,  Федор
справлялся с этим желанием.
   Узнав о появлении в институте непонятного человечка, Федор  пошел  на
него взглянуть. Он пришел в кабинет профессора, когда там  уже  набилось
много народу, и его сразу же попросили установить для Мананама микрофон.
Федор спустился в мастерскую, нашел микрофон со шнуром и,  вернувшись  в
кабинет, в две минуты все устроил. При этом  он  обменялся  с  Мананамом
приветствиями: космонавт сказал  ему  космическое,  Федор  свое  обычное
"Будь здоров", а про себя усмехнулся: "Ишь какой махонький! Такой в  лю-
бую дырку пролезет".
   Последняя мысль обожгла Федора и засела в его  голове  крепко.  Федор
вернулся в мастерскую, включил динамик и, слушая Мананама, попытался  от
"мысли" избавиться. Он сидел, обхватив голову руками, мычал что-то, в то
время как, голова помимо его воли, уже строила план похищения.
   Федор снова поднялся из мастерской наверх. В институте было  суматош-
но, бегали сотрудники и журналисты. Федор остановил за рукав фотокоррес-
пондента, обвешанного аппаратами:
   - Мил человек, расскажи, что стряслось?
   - Пришелец! Сейчас с ним будет встреча для телевидения. Знаешь, какой
умный! Напичкан информацией. Академики наши перед ним - фуфло! Он сегод-
ня даст шороху...
   - Слушай, ты его на фотку снимал? - спросил Федор.
   - А как же! У меня автомат. Десять секунд - и готово! - Корреспонден-
ту хотелось похвастаться.
   Он достал из кармана карточку Мананама во весь рост перед микрофоном.
Федор повертел ее в руках.
   - Подари.
   - Берите, мне не жалко.
   Федор вернулся в свой подвал, поставил фотографию Мананама на верстак
и принялся копаться в инструментах. Он нашел деревяшку и выточил из  нее
на токарном станке шарик. Потом выточил маленькое блюдечко. Просверлил в
нем дырку. Поглядывая на фотографию, он вырезал из дерева фигурку  Мана-
нама: туловище, ручки с пальчиками, ноги с присосками. Приклеил к  туло-
вищу голову и ухонос. Перед ним была точная копия Мананама, только дере-
вянная, некрашеная. Федор загрунтовал фигурку и покрыл ее  зеленой  нит-
рокраской. Нарисовал на голове рот и коричневые глаза.  Приглядевшись  к
фотографии, он заметил, что ухонос отличается по цвету  от  туловища,  и
добавил к его окраске коричневого.
   Теперь фигурку было не отличить от настоящего Мананама,  стой  разни-
цей, что настоящий Мананам был живым, мог двигаться и  разговаривать,  а
фигурка была простой деревянной куклой.
   - Ну вот... Теперь посмотрим, - удовлетворенно сказал Федор.
   По лесенке к нему кто-то спускался. Федор спрятал фотографию,  а  фи-
гурку накрыл картонной коробкой из-под обуви. В мастерскую вошел  замес-
титель директора по хозяйственной части.
   - Федор! Быстрее! У нас встреча с пришельцами, нужно подготовить мик-
рофон в зале.
   Федор ухмыльнулся своей непонятной ухмылкой. Он знал, что так  оно  и
будет. Без него не обойдутся.
   В актовом зале было пусто, лишь академики на сцене готовились к теле-
визионной пресс-конференции. Там стоял стол, накрытый красной  бархатной
скатертью. На столе торчала фигурка Мананама. Пришелец  был  неподвижен,
он пребывал в глубокой задумчивости, приготовляя речь, с  которой  обра-
тится к жителям Земли. Академики старались ему не мешать. Они совещались
в сторонке, какие вопросы следует задавать Мананаму.
   Надо сказать, что пресс-конференция готовилась  в  спешке.  Академики
настаивали на том, чтобы немедленно отправить Мананама в Москву, но  ди-
ректор института, профессор Стаканский и сам космонавт  твердо  заявили,
что Мананам должен выступить здесь.
   - Приоритет у нас, наш город заслужил почетное право встретить гостя!
- сказал профессор.
   А Мананам, конечно, надеялся еще встретить братца и запустить в  кос-
мос Зерно Разума. Расчет был на телевизионную передачу. Мананам  предпо-
лагал, что очкарик, купивший Пататама в комиссионном,  увидев  передачу,
все поймет и явится с Пататамом в институт.
   Вот почему Мананам так тщательно обдумывал речь, с которой  он  обра-
тится к людям.
   Федор появился на сцене с микрофоном  и  шнуром.  Тяжело  ступая,  он
приблизился к столу.
   - Тише! Не мешайте ему! - воскликнул профессор Стаканский.
   Федор кивнул.
   Он подсоединил шнур микрофона к розетке  и  поставил  микрофон  перед
космонавтом.
   - Так хорошо будет? - спросил он.
   - Прекрасно. Благодарю вас, - кивнул Мананам.
   И в ту же секунду Федор, прикрыв своим телом Мананама от  академиков,
смахнул его широкой лапой в передний карман своего фартука - Мананам  не
успел даже крикнуть. Другой рукой Федор мигом вытащил из бокового карма-
на куклу и поставил ее перед микрофоном.
   - Все в порядке, - сказал он, оборачиваясь к академикам.
   - Спасибо, - шепотом сказал один из них.
   Федор на цыпочках удалился со сцены. Академики продолжали тихо гудеть
в сторонке. Директор института взглянул на часы.
   - Будем начинать? - спросил он.
   - Товарищ Мананам, вы не возражаете? - обратился  Стаканский  к  при-
шельцу.
   Фигурка не прореагировала на эти слова.
   - Думает... - шепотом сказал Стаканский и сделал знак рукой дежурным,
стоявшим у дверей зала: - Запускайте!
   В зал повалила публика. Академики заняли свои места в президиуме. Зе-
леная фигурка перед микрофоном стояла все так же  неподвижно,  будто  не
замечала происходящего в зале. Один из академиков открыл пресс-конферен-
цию...
   А Федор в это время лихорадочно торопился. В мастерской он извлек  из
кармана пришельца.
   - Ну, не задохся? - спросил он.
   - Не беспокойтесь, - ответил Мананам. - Правда,  я  не  совсем  понял
причину столь поспешного...
   - Помолчи, милок...
   Федор достал катушку с тонкой стальной проволокой и обвязал ею  Мана-
нама. Узел затянул крепко и для верности стиснул плоскогубцами. Затем он
вывалил из пластмассового ящичка сверла и надфили, днище ящичка застелил
ватой и положил в него Мананама вместо с катушкой проволоки.
   - Куда вы собираетесь меня транспортировать? - заволновался Мананам.
   - Куда надо.
   - Мне надо на пресс-конференцию. Вы знаете, что мы потерялись в вашем
городе с братцем. Нам необходимо встретиться...
   - Ничего, перебьетесь.
   - Вы меня не так поняли. Мы не хотим биться. Нам нужно отправить  до-
мой Зерно Разума.
   - Дело сделаем - отправишь свое зерно.
   - Какое дело? - удивился Мананам.
   - Дело как дело. Обыкновенное. Воровское, - пояснил Федор.
   - Будьте милосердны! У нас остался один день! Я вас  очень  прошу!  -
взмолился Мананам.
   - У меня тоже только один день. Вернее - ночь, - сказал Федор, закры-
вая ящичек крышкой, опустил его в карман, запер мастерскую на ключ и по-
кинул здание института в тот момент, когда в актовом зале началась пани-
ка, вызванная похищением Мананама.
   Федор поехал домой. Жил он один, занимая комнату в  деревянном  доме,
находившемся у железнодорожной станции. Он собрал в чемодан самые  необ-
ходимые вещи и оставил чемодан в автоматической камере хранения на  вок-
зале. После этого Федор зашел в привокзальную столовую. Там было  совсем
немного посетителей. Федор уселся за столик в углу и заказал себе обед.
   Часы на станции, видимые в окна столовой, показывали без  пяти  минут
шесть.

   Глава 17 НЕУДАВШЕЕСЯ ОГРАБЛЕНИЕ
   В девять часов вечера Федор покинул столовую на вокзале, успев выпить
шесть кружек пива и вдоволь наговориться с Мананамом.
   Маленький пришелец был поражен противоречивостью натуры Федора. С од-
ной стороны, Федор удивлял пытливостью ума и смекалкой, но  с  другой  -
повергал в смятение отсутствием нравственных устоев.
   На этот раз Федор решил ограбить ювелирный магазин. Тот лишь  недавно
открылся в городке, и с того самого момента Федор потерял  покой.  Обок-
расть магазин казалось делом невозможным: железные двери, секретные зам-
ки, сигнализация... Неудивительно, что, увидев  пришельца,  Федор  сразу
вспомнил о магазине. Мананам еще не кончил разговора в кабинете  профес-
сора, а в голове Федора уже  созрел  реальный  план  ограбления.  Первую
часть этого плана Федор осуществил, изготовив куклу и заменив ею Манана-
ма.
   Федор понимал, что подозрение непременно падет на него - его  воровс-
кое прошлое было кое-кому известно. Он надеялся выиграть время, а потому
быстро покинул институт и забрал вещи из комнаты,  где  жил.  Оставалось
набить карманы золотом с помощью Мананама и навсегда улизнуть из города.
Федор еще не решил, что делать потом с пришельцами. Оставлять  свидетеля
было нельзя. Проще всего - бросить его в печку, когда он будет  ненужен.
Но можно забрать с собой. Как знать, может быть, еще  пригодится?  Да  и
жить вдвоем веселее...
   Федор поведал Мананаму о своих планах, не сказал только,  что  отпус-
кать его на свободу он не собирается.
   - Значит, если я окажу вам эту услугу, вы не будете больше  меня  за-
держивать? - спросил Мананам.
   - Гуляй на все четыре стороны! - отвечал Федор. А сам подумал:  "При-
дется все же кинуть в печку. А то житья потом не даст, ныть будет..."
   Без пяти минут девять Федор сказал:
   - Ну, ни пуха ни пера, стручок. Пошли! - и, спрятав  Мананама,  вышел
на улицу.
   Он сразу заметил, что в городке неспокойно. По улицам разъезжали  ми-
лицейские машины, на перекрестках, несмотря  на  поздний  час,  дежурили
постовые. "Ишь сколько шума из-за стручка!" - подумал Федор  и  пошел  к
ювелирному темными дворами.
   Ювелирный магазин занимал отдельное одноэтажное здание с плоской кры-
шей. Федор подошел к магазину сзади, со стороны дворов, и,  удостоверив-
шись, что поблизости никого нет, взобрался на крышу по пожарной  лестни-
це. Пригнувшись, чтобы его не было видно с улицы, он перебежал к  венти-
ляционной трубе и там залег. Теперь ни с улицы, ни со двора увидеть  его
было невозможно.
   Федор вынул из ящика Мананама вместе с катушкой и начал его  инструк-
тировать.
   - Слушай, стручок, Я тебя опущу в трубу и буду помаленьку разматывать
проволоку. Увидишь вентиляционную решетку. Она крупная, тебе пролезть  -
раз плюнуть.
   - Я не умею плевать.
   - Никто тебя не просит плевать. Пролезешь -  и  ты  в  магазине.  Там
светло, лампы на ночь не выключают... Заберешься  на  витрину,  там  под
стеклом лежат колечки с камушками. Бери, сколько унесешь,  и  дергай  за
проволоку. Я тебя подниму. Понял?
   - Нет, не понял. Зачем вам эти колечки?
   - Дурачок, это же деньги!
   - Ага, вы хотите что-нибудь купить и у вас нет денег?
   - Во! Оно самое.
   - Тогда продайте меня. Мой братец стоил семьдесят пять рублей.  Тогда
еще не знали, что он пришелец. За пришельца больше дадут.
   - Кто ж тебя купит? Кому ты нужен? - искренне удивился Федор.
   - Государству.
   - Ага, я тебя государству продам, а оно меня - хап! - и в кутузку...
   - Не исключено, - согласился Мананам.
   - То-то и оно. Потому полезай в трубу.
   И Федор опустил Мананама в вентиляционную трубу,  а  сам  стал  поти-
хоньку отматывать проволоку.
   - Бери только желтые колечки, золотые! -  спохватившись,  крикнул  он
вдогонку пришельцу.
   Мгла была кромешная. Мананам касался пальцами стенки  трубы,  грубого
кирпича с прокладками цемента и чувствовал, что опускается в преисподню.
Наконец, внизу забрезжил свет. Вскоре  перед  лицом  Мананама  оказалась
грязная решетка, сплетенная из толстых железных прутьев. Мананам  просу-
нул ухонос сквозь прутья и выскользнул из трубы. Он повис  под  потолком
торгового зала, держась за прутья,  в  то  время,  как  Федор  продолжал
стравливать проволоку вниз.
   Мананам подумал, что если лечь на решетку поперек прутьев,  то  Федор
не сможет его вытащить наверх, не воспользоваться ли этим, чтобы обнару-
жить преступление? Но Мананам тут же отверг эту возможность,  сообразив,
что у Федора хватит силы перерезать стальной проволокой его туловище по-
полам.
   Мананам содрогнулся, вспомнив могучие руки Федора, его широкое, будто
приплюснутое, лицо, и тут же в его памяти всплыла картинка из энциклопе-
дического словаря Брокгауза и Ефрона, который  он  штудировал  у  Пашки:
неприятная приплюснутая физиономия и голова, поросшая короткими  волоса-
ми... Брахикефал! Значит, Федор - брахикефал?! Существо с коротким чере-
пом!
   Мананам дернул два раза за проволоку. Это был условный сигнал -  тяни
вверх.
   Через три секунды он был уже на крыше.
   - Ну? Есть? - с горящими жадными глазами спросил его Федор.
   - Я хотел бы получить некоторые гарантии свободы, - сказал Мананам.
   - Чего-чего? - не понял Федор.
   - Я не знаю, отпустите вы меня или нет, когда я окажу вам  услугу.  Я
предлагаю сделать так: вы отвязываете от меня проволоку и даете ее конец
мне в руку. Я спускаюсь с ней, а  там,  в  магазине,  навязываю  на  нее
сколько смогу колечек. После чего вы поднимаете их наверх, а я, с вашего
позволения, остаюсь в магазине до утра.
   - Эге-ге! - помахал пальцем Федор. - А ежели ты в магазин  пролезешь,
а колечек не привяжешь? Тогда что?
   - Я даю вам слово джентльмена.
   - Ой, не могу! Ай да стручок! Насмешил! - Федор давился со  смеху.  -
Джентльменов нет!
   - Ничего у вас нет, - покачал  головой  Мананам.  -  Пришельцев  нет,
джентльменов нет... Тогда последний вопрос. Скажите,  пожалуйста,  вы  -
брахикефал?
   - Чего? - прорычал Федор.
   - Значит, брахикефал, - убежденно произнес Мананам.
   - Я тебе покажу бра...хе...кахал! - брызжа слюной,  ответил  Федор  и
швырнул Мананама обратно в трубу.
   На этот раз пришелец буквально долетел до вентиляционной  решетки,  а
дальше стал спускаться по стене уже медленно. Когда он был в двух метрах
от пола, он увидел, что из дверей, ведущих в служебные помещения,  вышла
огромная собака и с интересом уставилась на Мананама.
   Мананам снова дернул два раза за проволоку и взвился на крышу.
   - Там собака! - крикнул он, появляясь из трубы.
   - Тьфу ты, черт! - рассердился Федор. -  Долго  ты  будешь  туда-сюда
прыгать?! Не бойся! Она тебя не тронет.
   - Почему?
   - Потому что ты - стручок! - прошипел Федор, снова швыряя Мананама  в
трубу. Пришелец, кувыркаясь, полетел в темноту.  Он  опять  очутился  на
стене в магазине и начал осторожный спуск прямо в пасть собаке. Так  вы-
разиться можно, поскольку собака стояла под ним, задрав морду и  раскрыв
пасть, из которой вывалился на сторону длинный узкий язык.
   Мананам коснулся присосками собачьей морды  и  зажмурился  в  страхе.
"Сейчас оттяпает ноги как пить дать!" Но собака лишь обнюхала  Мананама,
а потом завиляла хвостом, будто узнала хорошего знакомого.
   - Почему вы не лаете? - спросил Мананам. - Кто так сторожит?
   В ответ собака лизнула его в лицо.
   Мананам опустился на пол, подошел к витрине  и  забрался  на  стекло.
Витрина была почти такая же, как в Институте  космических  исследований,
но на этот раз под стеклом лежали не мхи и лишайники, а золотые  кольца,
броши, кулоны, сережки с изумрудами и бриллиантами. Мананаму  они  очень
понравились, он только не мог сообразить - зачем они людям и почему сто-
ят так дорого.
   Он разглядывал колечки, но вдруг почувствовал, что Федор  нетерпеливо
дернул за проволоку, подгоняя. Что делать? Приходилось подчиняться  обс-
тоятельствам, хотя Мананама это прямо-таки переворачивало и бесило.  Он,
представитель иной цивилизации, становится на одну  доску  с  брахикефа-
лом!.. Но он вспомнил один из  космических  законов:  "Программа  должна
быть выполнена при любых условиях и обстоятельствах, если только ее  вы-
полнение не связано с гибелью обитателей планеты, на которую попал  кос-
монавт". От того, что Федор украдет колечки с его помощью, вроде бы ник-
то не погибнет. Зато это даст Мананаму желанную  свободу  и  возможность
выполнить задание... И все же пришельцу смертельно не хотелось красть.
   Федор подергал сильнее. Мананам уже хотел было спускаться в  витрину,
как вдруг его внимание привлекла собака, которая стояла под  электричес-
ким щитом, уставившись на пробки так, будто там было что-то особенно ин-
тересное. Собака увидела, что Мананам обратил на нее внимание и  коротко
залаяла, указывая мордой на электрический щит.
   Мананам сразу все понял.
   - Ай да собачка! Браво - Мурильо! - вскричал он и, прыгнув на  стену,
присосался к ней присосками. А затем по стене перебрался к электрическо-
му щиту. Там под пробками находился огромный рубильник, посредством  ко-
торого в магазине включалось и выключалось электричество.
   Мананам ухватился за ручку рубильника, повис на ней, подтянул  прово-
локу, которая тянулась за ним и, обхватив ручку рубильника ногами,  нак-
лонился к контактам с проволокой в руках.
   В это время Федор дернул опять. "Дергай, дергай! Сейчас  я  так  тебя
дерну!" - подумал Мананам, замыкая проволокой контакты рубильника.
   Ослепительная вспышка озарила магазин, проволока  перегорела  в  одно
мгновение, рассыпавшись искрами в стороны, а Мананам свалился на  пол  с
коротким проволочным хвостиком, обхватывающим его за пояс.
   В этот же миг наклонившийся над вентиляционной трубой Федор почувсто-
вал острый удар электрического тока в руку. Из его пальца выскочила иск-
ра и вонзилась в трубу, а сам Федор повалился без чувств на крышу.
   Секундой позже над дверями магазина завыла сирена сигнализации.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1425 сек.