Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Житинский Александр - Визит вежливости

Скачать Житинский Александр - Визит вежливости


   Глава 9 МАША
   Отдохнувший и окрепший Пататам проснулся в кастрюле с землей, которую
Юра с вечера принес в комнату общежития. Настроение у Пататама было пре-
восходное. Он резко выдернул присоски из земли, сделал  несколько  энер-
гичных движений руками и спрыгнул вниз. "Миллион, миллион, миллион  алых
роз..." - мурлыкал он песенку, услышанную вчера по радио. Песенка  чрез-
вычайно понравилась космонавту. Она напоминала ему о родной  планете,  о
миллионах цветов, которые остались на ней миллионы лет назад.
   Постель Юры была аккуратно заправлена, но хозяин отсутствовал.  Пата-
там осмотрелся. Неподалеку на тарелке лежали три апельсина. Пататам  по-
дошел к ним и на всякий случай произнес космическое приветствие.
   Апельсины молчали. "Ишь, какие важные! Не хотят разговаривать", - по-
думал Пататам.
   - Вы здесь в гостях или по делу? - спросил он.
   Апельсины не отвечали.
   Дверь комнаты отворилась, и на пороге появилась девушка со спортивной
сумкой через плечо. Пататам вздрогнул. Он узнал девушку - это она прихо-
дила в комиссионный магазин, улыбалась ему и назвала странным именем Бу-
ратино. Девушка подошла к столу и заметила маленького пришельца.
   - Какая встреча! - удивилась она. - Ты меня помнишь?
   - Помню... - Пататам почему-то смутился.
   - Как ты здесь оказался?
   - Юра меня купил. - Пататам опустил глаза.
   - Вот молодец! Как тебя зовут?
   - Пататам - покоритель космоса.
   - А я - Маша. Оператор вычислительной машины. Где Юра?
   - Не знаю. Я проснулся, а его нет.
   - Наверное, пошел в магазин, - догадалась Маша. - Сейчас будем  завт-
ракать.
   Она достала из сумки бутылку молока, булку и сыр; поставила  на  стол
тарелки и стаканы.
   - Мы будем с тобой дружить? - спросила Маша.
   - Если вы этого хотите, то я - с удовольствием, - отвечал Пататам.
   - Ой, как ты странно говоришь! Как старичок. Зови меня на "ты".
   - Я постараюсь, - обещал Пататам.
   Маша сняла с тарелки апельсин и катнула его по столу к Пататаму.
   - Хочешь? - спросила она.
   - Откуда он? - задал вопрос Пататам, останавливая апельсин.
   Для этого ему пришлось упереться в него обеими руками - апельсин  был
тяжелый и неповоротливый.
   - Он из Марокко.
   - Это такая планета?
   - Нет. Это государство в Африке.
   - Африка - это планета?
   - Почему ты все считаешь планетами? - засмеялась Маша.
   - Я привык иметь дело с планетами, - гордо сказал Пататам. - Я -  по-
коритель космоса.
   - Ах, ну да! - кивнула Маша.
   - Почему апельсины такие неразговорчивые? - спросил Пататам.
   - Они не умеют говорить. Это же растения, - опять" улыбнулась Маша.
   - Я тоже растение. И не вижу в этом ничего плохого, - Пататам обижен-
но засопел.
   - Конечно, конечно! - воскликнула Маша, нежно дотрагиваясь до  ухоно-
са. - Ноты - умное растение. Ты умеешь говорить. А наши растения -  глу-
пые. Мы их едим.
   - Вы едите растения? - в ужасе вскричал Пататам.
   - Да... А что? - удивилась Маша.
   - Интересно! А что вы еще едите?
   - Колбасу, сыр, мясо... - -принялась перечислять она.
   - Это - не растения?
   - Нет. Это пища животного происхождения.
   - Какого?
   - Животного, - сказала Маша растерянно.
   - А что это такое?
   - Коровы, куры, овцы...
   - Постойте, постойте! - остановил ее Пататам.
   - А сами вы кто?
   - Мы - люди... Зачем это тебе?
   - Не растения и не животные? - уточнил Пататам.
   - Ну, животные мы, животные! - чуть не плача закричала Маша.  -  Чего
ты ко мне пристал!? Мы не такие животные, как они...
   - Откуда вы это знаете? - спросил Пататам.
   - Это же само собой понятно. Мы говорим, мы думаем...
   - Говорить и думать - это не одно и то же, - изрек Пататам.
   Маша задумалась. Тут появился Юра с яблоками, колбасой и печеньем.
   Он взглянул на стол и поцеловал Машу.
   - Молодец, Машенька. Спасибо.
   Пататаму сделалось неприятно. "Перебил на самом интересном месте",  -
подумал он.
   - Юрик, он довел меня! - пожаловалась Маша. - Почему вы едите  расте-
ния? Почему вы едите животных? - передразнила она Пататама. -  А  почему
мы их едим?
   Юра сразу стал серьезным. Он снял очки и протер их, собираясь с  мыс-
лями.
   - Видите ли, Пататам... - медленно начал он. - Это непростые вопросы.
У нас на Земле так устроена жизнь.
   - Какая же это жизнь! - буркнул Пататам.
   - А разве у вас не так?
   - Мы помогаем друг другу, растем рядом и радуемся жизни и свету. Наше
солнце и почва дают нам все, что нужно...
   - Вам хорошо, - выкрикнула Маша, - присосался к земле и  сыт.  И  со-
весть чиста, главное! Никого они не едят, видите ли. А.мы так не умеем!
   - Погоди, Машенька... - возразил Юра.
   - Может, мне самой жалко всяких цыплят и телят! - Маша вдруг заплака-
ла. - Я об этом не хочу даже и думать. А тут явился  этот...  вегетариа-
нец.
   - Он даже не вегетарианец, - улыбнулся Юра.
   Пататам взглянул на всхлипывающую Машу, и ему вдруг до  невозможности
стало ее жалко. Он рассердился на себя за то,  что  довел  ее  до  слез.
"Пускай есть кого хочет, - подумал он. - Пускай даже меня съест  -  лишь
бы не плакала. Зачем она плачет?"
   Юра стер слезы с Машиных щек и снова  поцеловал  ее.  Пататаму  стало
тоскливо. Он оперся на круглый бок апельсина - тот был бугристым и влаж-
ным. "Эх, брат апельсин! - подумал Пататам. - Мы с тобой - растения. Нас
можно есть, но любить нас нельзя!"
   Сквозь кожуру апельсина просочилась прозрачная крупная слеза.
   Юра с Машей быстро позавтракали, причем Пататам снова попробовал  мо-
лока из блюдечка, после чего Юра стал собираться в свой институт к  про-
фессору Стаканскому, чтобы доложить ему результаты работы. Он исследовал
поле тяжести Земли, надеясь найти в нем небольшие дыры, где сила тяготе-
ния пропадает. Если бы их удалось найти, то можно было бы летать в  кос-
мос без ракет. Но Юра пока не нашел таких дыр в поле тяготения.
   Он представил себе, как профессор Стаканский опять хихикнет и скажет,
потирая руки: "Опять в чудеса ударились, любезный Юрий Глебович! Пора  с
этим кончать", - и хлопнет ладонью по своей монографии,  которая  всегда
лежит у него на столе.
   Юра взглянул на часы и сказал:
   - Мне пора.
   - Юра, можно я Пататама с собой возьму? - спросила Маша.
   Пататам насторожился. Опять его не спрашивают! Но Юра, мягко улыбнув-
шись, только покачал головой:
   - Нет, не надо. С ним может что-нибудь случиться.
   Маша надула губы, а Пататам решительно выступил вперед и заявил:
   - Я пойду с Машей. Или вы считаете, что я теперь - ваша собственность
на том основании, что заплатили за меня семьдесят пять  рублей?  Это  не
дает вам права распоряжаться моею свободой.
   - Ничего я не считаю! - рассердился Юра. - Можете идти куда хотите.
   - Вот и чудесно. Спасибо! - Маша поцеловала Юру в щеку. Пататама  пе-
редернуло. "Что это они все время целуются!?" - с досадой подумал он.
   Маша взяла Пататама и, не долго думая, продела его в пуговичную петлю
на лацкане своей куртки. Пататам повис в петле, удобно опираясь локтями.
Над лацканом осталась торчать его голова с ухоносом и сложенные на груди
руки.
   - Все будут думать, что ты - брошка, - сказала Маша.
   Пататам усмехнулся. "Ладно, пусть брошка! Я выше этого!"
   - Всего хорошего, - сказал он Юре1
   - Не потеряй его! - сказал Юра. - И вообще, будьте благоразумны.
   Маша вышла на улицу и пошла, помахивая сумкой. Из лацкана торчала го-
лова Пататама. Маша косилась на нее и улыбалась пришельцу.  Она  радова-
лась, что никто во всем городе и на всей Земле  не  догадывается,  какое
чудо висит у нее на куртке.
   Пататам задрал голову и посмотрел на Машу снизу. Только тут он  заме-
тил, что Машины губы выкрашены в красный цвет. Это его заинтересовало.
   - Почему у тебя. губы в краске? - спросил он и смутился, ибо  впервые
обратился к Маше на "ты".
   - Я - женщина, - сказала Маша.
   - Женщина... - повторил Пататам.
   Ему понравилось это слово. Он уже хотел выяснить, что же такое женщи-
на, но тут Маша наклонилась к нему и дотронулась губами до ухоноса.
   - А ты порозовел. Местами, - сказала она. - Почему?
   - От свежего воздуха, - смущенно пролепетал Пататам.
   - А сейчас на тебе появились синие пятнышки.  Ой,  как  интересно!  -
воскликнула Маша, глядя на Пататама.
   - Ничего интересного, - буркнул Пататам и отвернулся.
   Он-то хорошо знал причину, из-за которой появились эти пятнышки! Дело
в том, что жители Талинты выражают свои чувства не только словами, но  и
изменением цвета кожи. В обычном состоянии все талинтяне -  зеленые,  но
когда влюбляются, то становятся розовыми, а потом и красными - в зависи-
мости от силы чувства. Если талинтянин врет, то на нем немедленно  прос-
тупают синие пятнышки от стыда, а если испугается, то на время  чернеет.
Видимо, Пататаму очень понравилась Маша, вот почему он порозовел, а  по-
том смутился, соврал и покрылся синими пятнышками.
   - Ты ужасно смешной, - сказала Маша.. - Мы поедем в парк кататься  на
карусели.
   - Хорошо, - кивнул Пататам, слегка обидевшись на слово "смешной" и от
обиды становясь на миг сиреневым.
   Но Маша не заметила этого. Она села в трамвай, и они поехали.
   В этот час в парке было пусто. Старик обслуживающий карусель  оторвал
Маше билет, и она устроилась на висячей скамейке, пристегнувшись толстым
ремнем.
   - И охота одной кататься... - проворчал старик, включая карусель.
   Колесо медленно сдвинулось с места, заскрипело,  пустые  скамейки  на
цепях качнулись и разошлись веером по сторонам. В  лицо  Пататаму  подул
встречный ветер, и он вспомнил о космосе, о бесконечном полете  во  Все-
ленной. У него дух захватило.
   Они катались и разговаривали, Пататам рассказывал Маше о родной  пла-
нете, о дереве, на котором они выросли, о своем братце по разуму Манана-
ме. Старик сидел в будке, удивляясь. Странная девушка в одиночку  кружи-
лась на карусели и разговаривала сама с собой.
   - А где же твой братец? - спросила Маша.
   - Он остался у Лены и Пашки.
   - Где это?
   - Не знаю... - Пататаму стало в этот миг совестно, потому что он сов-
сем забыл о Мананаме - так хорошо ему было с Машей. - Я должен  его  ра-
зыскать, - добавил он.
   - Разыщем... А сейчас мне нужно на работу.
   - Я хочу с тобой, - быстро сказал Пататам, снова розовея.
   Маша только улыбнулась. Она сошла с карусели, поблагодарив старика, и
медленно пошла к выходу из осеннего парка.
   - Тебе не холодно? - спросила она Пататама.
   Не дожидаясь ответа, Маша вынула пришельца из пуговичной петли и  пе-
реложила к себе за пазуху курточки. Пататаму стало тепло. От Маши вкусно
пахло незнакомым запахом, как от  цветов  на  планете  Талинта.  Пататам
спрятал ухонос у нее на груди и задремал, вдыхая сладковатый  запах  ду-
хов.
   - Дурачок... - нежно прошептала Маша, поглаживая Пататама, как котен-
ка. Если бы он слышал, то наверное обиделся бы, но Пататам уже спал, ти-
хонько посапывая.
   Маша села на трамвай и поехала на работу.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0482 сек.