Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Шоу Боб - Рассказы

Скачать Шоу Боб - Рассказы



     Грегг оставил Морну спящей на своей постели и вошел в дом тихо, боясь
потревожить ее сон,  но  она  уже  сидела  за  столом.  Морна  сняла  свое
загадочное одеяние и осталась в простом синем платье с короткими рукавами.
Перед ней лежала одна из десятка книг Грегга - потрепанный школьный атлас,
раскрытый на карте Северной Америки.
     Морна распустила волосы и выглядела еще красивее, но внимание  Грегга
привлекло странное украшение на ее запястье. Оно походило на круглый кусок
темно-красного  стекла  величиной  с   доллар,   окаймленный   золотом   и
удерживаемый  узким  золотым  браслетом.  Под  стеклом  пульсировал  лучик
рубинового света, расположением и  размером  напоминающий  стрелку  часов;
примерно через каждые две секунды он вспыхивал и гас.
     Женщина подняла голову и улыбнулась, показав на атлас:
     - Надеюсь, вы не возражаете...
     - Пожалуйста, мадам.
     - Морна.
     - Пожалуйста... Морна. - Грегг всегда с трудом сближался с людьми.  -
Вам лучше?
     - Да, я чувствую  себя  гораздо  лучше,  спасибо.  Я  не  спала  с...
довольно долгое время.
     - Понимаю.
     Грегг сел за стол напротив и позволил себе внимательнее взглянуть  на
необычное украшение. По окружности стеклышка были  нанесены  метки,  вроде
как на компасе, а внутри продолжал пульсировать рубиновый лучик.
     - Мне бы не хотелось совать нос в чужие  дела,  мадам...  Морна...  -
сказал Грегг, - но за всю свою жизнь я не видел ничего подобного тому, что
у вас на запястье.
     - Пустяки. - Морна прикрыла украшение рукой. - Простая безделушка.
     - Но каким образом она так вспыхивает?
     - О, я не разбираюсь в подобных вещах, - беззаботно отмахнулась  она.
- Какая-то электроника.
     - Что-то связанное с электричеством?
     - Да-да, я и хотела сказать "электричество" - мой английский  немного
хромает.
     - Но для чего она?
     Морна рассмеялась:
     - Разве ваши женщины носят только то, что приносит пользу?
     - Пожалуй, нет - с сомнением признал Грегг, чувствуя, что с ним снова
хитрят. После нескольких первых неточностей  Морна  говорила  по-английски
очень уверенно, и  он  подозревал,  что  непонятные  слова,  которыми  она
пользовалась, - например, электроника, - отнюдь не оговорка. Он решил  при
случае забежать к Рут и отыскать это слово в словаре.
     Морна рассматривала атлас, на который  в  направлении  "запад-восток"
положила соломинку, так что один ее конец примерно обозначал  расположение
Коппер-Кросс.
     - Судя по карте, мы в тысяче двухстах милях от Нового Орлеана.
     Грегг покачал головой:
     - Побольше.
     - Я только что измерила.
     - Это расстояние по прямой, - терпеливо разъяснил он. - Оно ничего не
значит - если, конечно, не лететь, как птица.
     - Но вы согласны, что тут тысяча двести миль?
     - Верно - для птицы.
     Грегг вскочил на ноги, причем, забывшись  от  раздражения,  попытался
сделать это так, как сделал бы любой нормальный  человек  -  оттолкнувшись
обеими руками от стола. Левый локоть отчетливо щелкнул и  поддался;  Грегг
навалился плечом на стол. Смущенный, он встал - на сей  раз  не  торопясь,
стараясь не выказать боль, и подошел к плите.
     - Надо приготовить горячей еды.
     - Что у вас с рукой? - негромко спросила Морна из-за его спины.
     - Вам совершенно ни к чему беспокоиться, - ответил он,  удивляясь  ее
вниманию.
     - Позвольте мне взглянуть, Билли. Может быть, я сумею помочь.
     - Вы разве доктор?
     Как он и ожидал, ответа не последовало.  Но  Грегг  все-таки  закатал
рукава и показал ей свои изуродованные локтевые суставы.  А  размягчившись
до такой степени, рассказал о том, как - в отсутствие блюстителей закона -
он был настолько глуп, что позволил себя уговорить  и  стал  неофициальным
стражем порядка. И о том, как, проявив еще большую глупость, однажды встал
на пути пьяного разгула Джоша Портфилда и четырех его дружков. Они по двое
держали его за руки и до  тех  пор  бросали  взад-вперед,  пока  локти  не
вывернулись.
     - Ну почему так всегда?.. - едва слышно выдохнула Морна.
     - Что, мадам?
     Морна подняла глаза.
     - Я ничем не могу вам помочь, Билли. Суставы треснули и  образовалась
контрактура.
     - Контрактура, да? - Грегг пометил еще одно слово для проверки.
     - Сильно болит? - Она увидела выражение его лица. - Простите,  глупый
вопрос...
     - Хорошо, что я пристрастился к виски, -  сознался  он.  -  Иначе  не
всякую ночь мог бы заснуть.
     Она сочувственно улыбнулась.
     - Боль мы, пожалуй, успокоим. В интересах, чтобы вы были как можно  в
более хорошей форме к... Какой сегодня день?
     - Пятница.
     - К воскресенью.
     - О воскресенье не волнуйтесь, - сказал Грегг. - Скоро к  нам  придет
друг. Женщина, - поспешно добавил он, когда Морна отступила назад и на  ее
лице появилось затравленное выражение.
     - Вы обещали никому не говорить о моем присутствии!
     - Но это именно ради вас. Рут Джефферсон - прекрасный человек, я знаю
ее не хуже себя самого. Она не проболтается ни одной живой душе.
     Морна слегка успокоилась.
     - Она много для вас значит?
     - Когда-то мы собирались пожениться.
     - В таком случае я не возражаю, -  сказал  Морна,  и  глаза  ее  были
непроницаемы. - Но, пожалуйста, помните, что вы сами решили рассказать  ей
обо мне.


     Двуколка Рут Джефферсон показалась за час до заката.
     Грегг, поджидавший ее снаружи, вошел в дом  и,  постучал  в  открытую
дверь спальни, где, не раздеваясь, спала Морна  Испуганно  вскрикнув,  она
мгновенно очнулась и взглянула на свой браслет. Грегг заметил,  что  лучик
света в украшении, словно стрелка необычного компаса, постоянно  указывает
на восток. Возможно, его подвело воображение, но ему показалось, что лучик
пульсирует быстрее, чем утром. Но куда более странным и удивительным  было
само присутствие златовласой молодой  женщины,  появившейся  из  ниоткуда,
носящей новую жизнь и теперь  словно  осветившей  скудную  обстановку  его
дома. Грегг вновь поймал себя на размышлениях о том, какие  обстоятельства
забросили это чудесное создание в такой дикий уголок мира.
     - Рут будет через минуту, - сказал он. - Не хотите встретить ее?
     - С удовольствием.
     Морна улыбнулась, поднявшись, и подошла с ним к двери. Грегга немного
удивило, что она даже не прикоснулась к волосам и не разгладила платье,  -
по  его  скромному  опыту,   первые   встречи   между   женщинами   бывали
напряженными, - но потом он заметил,  что  ее  незамысловатая  прическа  в
полном порядке, а на синем платье нет ни одной морщинки, словно оно только
что было снято с вешалки, - еще одно дополнение к досье любопытных  фактов
о загадочной гостье.
     - Привет, Рут. Рад, что ты смогла выбраться.
     Грегг остановил двуколку и помог Рут сойти.
     - Еще бы, - сказала Рут. - Слыхал о Волфе Кейли?
     Грегг понизил голос.
     - До меня доходили слухи, что он умирает.
     - И что ты собираешься делать?
     - А что я могу?
     - Ты можешь выйти из дома, когда стемнеет, и чтоб духу  твоего  здесь
не оставалось!.. Я, наверное, выжила из ума, предлагая такое, но... Я могу
остаться здесь и присмотреть за твоей подружкой.
     - Это было бы нечестно. - Грегг медленно покачал головой.  -  Нет,  я
буду там, где нужен.
     - А что, по-твоему, ты сможешь сделать, когда Джош Портфилд  приведет
сюда свою ораву?
     - Рут, - сморщившись, прошептал он, - поговорим о чем-нибудь  другом.
Ты расстроишь Морну. А теперь идем. Я вас познакомлю.
     Рут закатила глаза, но покорно пошла за  ним  в  дом.  Женщины  молча
пожали друг другу руки, а затем  -  совершенно  неожиданно  -  обе  начали
улыбаться, как-то сразу распределив и приняв роли матери  и  дочки.  Грегг
понял, что они вступили в общение на таком уровне, который ему никогда  не
постичь, и благоговение перед  женской  мудростью  укрепилось  в  нем  еще
сильнее.
     Его порадовало, что на Рут, явно ожидавшую подтверждения своих худших
подозрений. Морна произвела большое  впечатление.  Этот  факт,  бесспорно,
облегчит ему жизнь.
     Женщины прошли в дом, а он тем временем разгрузил  двуколку,  внес  в
комнату плетеную корзину, прижимая ее к груди, чтобы не напрягать локти, и
поставил на стол. Рут и Морна  были  поглощены  разговором,  и  Рут  молча
указала ему на дверь, приказывая удалиться.
     Грегг взял с полки пачку сигарет  и,  облегченно  вздохнув,  пошел  в
сарай, где готовилась пульке.  Вообще-то  он  предпочитал  самокрутки,  но
теперь,  когда  пальцы  потеряли  способность  к  тонкой  работе,   привык
обходиться без них. Удобно устроившись на  лавке,  он  закурил  и  стал  с
удовлетворением обозревать медные змеевики, реторты, и емкости с  бродящим
соком кактусов. Сознание, что в его доме находятся две  женщины,  одна  из
которых должна скоро родить, наполняло его  новым,  прежде  не  испытанным
теплым чувством собственной  значимости.  Вдыхая  тяжелый  ароматный  дух,
Грегг погрузился в мечты, в которых  Рут  была  его  женой,  Морна  -  его
дочкой, а он вновь был способен выполнять мужскую работу и содержать  свою
семью...
     - Не понимаю, как тут можно находиться... -  Закутанная  в  шаль,  на
пороге стояла Рут. - Вряд ли этот смрад идет на пользу.
     - Он никому еще не повредил, - сказал Грегг, поднимаясь  на  ноги.  -
Ферментация - часть природы.
     - Как и коровьи лепешки.
     Рут попятилась из сарайчика и остановилась, поджидая его  снаружи.  В
красноватых лучах заходящего солнца она выглядела на удивление здоровой  а
привлекательной, преисполненной красотой зрелости и опыта.
     - Мне пора возвращаться, -  сказала  она,  -  но  утром  я  приеду  и
останусь до рождения малыша.
     - Мне казалось, что суббота - самый тяжелый день у тебя в лавке.
     - Так оно и есть, но Сэму придется  обойтись  без  меня.  Я  не  могу
оставить это дитя одну. От тебя не много проку.
     - Но что подумает Сэм?
     - Что подумает Сэм -  не  имеет  значения.  Я  скажу  ему,  что  тебе
нездоровится... - Рут помолчала. - Билли, как ты полагаешь, откуда она?
     - Ума не приложу. Она толковала что-то о Новом Орлеане.
     Рут задумчиво покачала головой.
     - По ее говору не скажешь, что она из  Луизианы.  И  у  нее  какие-то
странные представления...
     - Я заметил, - многозначительно произнес Грегг.
     - Взять хотя бы то, что она постоянно твердит о сыне. Просто  наотрез
отказывается от мысли, что ребенок с  таким  же  успехом  может  оказаться
девочкой.
     -  Н-да...  -  Греггу  пришли  на  память  расспросы  о   технических
характеристиках оружия. - Хотел бы я знать, от кого она убегает.
     Лицо Рут смягчилось.
     - Я  читала  немало  книг  о  женщинах  из  знатных  семей...  всяких
наследницах... которым не позволяли рожать,  если  отец  ребенка  простого
происхождения.
     - Рут Джефферсон, - широко улыбаясь, сказал Грегг,  -  я  понятия  не
имел, что ты хозяйничаешь  в  своей  маленькой  лавке  с  головой,  полной
романтических бредней!
     - Ничего подобного! - Рут покраснела. - Но только слепой  не  увидит,
что Морна привыкла к роскоши. И  вполне  вероятно,  что  у  нее  нелады  с
родными.
     - Возможно.
     Грегг вспомнил ужас в глазах Морны. Интуиция подсказывала ему, что не
родные причина такого дикого страха, но он решил не спорить.  Он  стоял  и
терпеливо слушал наставления  Рут:  как  устроиться  на  ночь  в  соседней
комнате и какой приготовить утром завтрак.
     - И не смей притрагиваться сегодня к спиртному! - закончила Рут. - Не
хватало только, чтобы ты валился пьяный, когда начнутся схватки.  Ты  меня
понял?
     - Понял, понял. Я все  равно  не  собирался  пить.  Ты  думаешь,  что
ребенок действительно родится в воскресенье?
     - Почему-то - не знаю почему, - Рут взгромоздилась на сиденье и взяла
в руки поводья, - я склонна ей верить. До встречи, Билли.
     - Спасибо, Рут.
     Грегг проводил взглядом двуколку, пока та  не  скрылась  из  виду  за
скалой у подножия холма, на котором стоял его дом, и зашел внутрь. Дверь в
спальню была закрыта. Из одеял, приготовленных для него Рут,  он  соорудил
на полу постель, но сон не шел. Посмеиваясь от сознания вины, Грегг  щедро
плеснул себе кукурузной водки из каменного кувшина, стоящего в  буфете,  и
со стаканом в руке устроился на самом удобном стуле. Тлеющий уголек солнца
наполнял комнату мягким светом, и, потягивая из  стакана,  Грегг  блаженно
расслабился.
     Он даже позволил себе надеяться, что Морна останется  с  ним  дольше,
чем на шесть запланированных дней.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0966 сек.