Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Гете Иоганн Вольфганг - Рейнеке-лис

Скачать Гете Иоганн Вольфганг - Рейнеке-лис



     --    Послушай,    Рейнеке,--    промолвил    наконец   король,--    ты
разглагольствовал здесь достаточно долго, и я  тебя выслушал.  Допустим, что
твой  отец действительно  был при моем  отце-короле  уважаемой персоной.  Но
сколько же этому  лет! Сам я  отцовских дел не помню и об этой истории ни от
кого  не  слышал. Зато  о твоих проделках мне  приходится слышать достаточно
часто. Вечно ты в  чем-то замешан, вечно ходят о  тебе нехорошие слухи. Быть
может,  все  это  сплетни и  злая напраслина,  однако я  хотел  бы хоть  раз
услышать о тебе что-нибудь хорошее...
     -- Мой повелитель!-- воскликнул Рейнеке-- Дайте мне объясниться:  вашим
упреком я задет за  живое. Надеюсь, вы  не  забыли  тот  случай, когда мы  с
волком  однажды  затравили свинью.  Тут  вы, ваше величество, подошли  к нам
вместе с супругой и сказали, что  вы очень  голодны и что если мы уделим вам
часть нашей добычи, это сильно  подкрепит вас обоих. Изергим буркнул в ответ
что-то вроде "пожалуйста", но не  очень внятно -- и так понимай и этак, я же
сказал не колеблясь:
     "Мой государь! Вы имеете право хоть на  сотню  свиней!  Кому  прикажете
делить добычу?"
     Вы  изволили  указать  на волка. Изергим был этим очень  доволен и стал
делить,  как  обычно  он   делит,   то  есть  бессовестно.  Вам  он  оторвал
четвертинку, вашей супруге -- другую, сам ухватил половину, а мне  уделил от
своих щедрот  лишь свиные уши  да рыло.  Вы, государь, были тогда  очевидцем
волчьего неблагородства. Свою долю вы изволили  съесть,  но я отлично видел,
что  вы не насытились. Зато Изергим  ничего не  заметил  и продолжал, громко
чавкая, жрать, а вам не предложил ни кусочка добавки.
     Тут уж вы вышли из терпения и собственной лапой огрели его  по затылку,
содрав  шкуру  с  башки,  так  что  он,  завывая от боли,  бросился  прочь с
окровавленной плешью.
     "Вернись!-- закричали вы ему вслед,-- Научись приличию!  Впредь со мной
делись по-иному, не то пожалеешь! Л теперь убирайся и поскорее раздобудь нам
хорошей еды!"
     "Мой государь,-- предложил я вам,-- коли так, разрешите мне отправиться
вместе с волком". Вы  согласились. Изергим был в плохом настроении: рана  на
его голове кровоточила; но я  подгонял его, и вскоре мы затравили теленка. А
ведь вы так любите телятину! Теленок был упитанный, и вы остались довольны.
     "С тобой, Рейнеке,-- сказали вы мне,-- двор мой не пропадет!"
     Теленка поделить вы поручили па этот раз мне, и я сказал:
     "Государь! Вам  причитается  одна половина добычи,  королеве -- другая.
Легкие, сердце и печень принадлежат вашим детям.  Ножки я  возьму  себе -- и
большой  любитель телячьих ножек. Самое вкусное -- голову  -- я оставляю для
волка".
     Вы соизволили спросить меня:
     "Где и у кого научился ты так по-придворному делить добычу?" А я указал
на волка и ответил:
     "Вот мой учитель, этот, с  окровавленной  плешью. Сегодня он открыл мне
на это глаза. Теперь -- что хрячок, что бычок -- поделю безошибочно точно".
     Так, государь  мой, я  не раз  доказывал  вам свое уважение. Все, что я
имею  теперь, и все, что приобрету в будущем, я предназначаю вам и королеве.
Мало это  будет  или много,  вам  достанется львиная доля.  Вспомните только
свинью  и теленка -- и вы поймете,  кто  вам истинно предан. Может  ли  волк
Изергим сравниться в этом с Рейнеке-лисом?
     Мои враги очернили  меня, но вот мой ответ: кто  меня  обвиняет,  пусть
предъявит улики или выставит верных свидетелей и поручится перед судом  всем
своим  достоянием, как  говорится,  "ухом и духом". Так же  поручусь и я.  И
самое дело должно быть разобрано честно и строго. Я вправе этого требовать.
     -- Так или  иначе,--заметил король,--я не собираюсь мешать  правосудию.
Мне это противно! Однако очень велико подозрение, что ты соучастник убийства
честного зайца Лямпе. Я  был к нему нежно привязан, и мне больно думать, что
его уже нет  в живых. О, как  я был потрясен, когда  из котомки извлекли его
голову! Баран  Бэллин был  казнен на  месте, а ты,  если можешь,  оправдайся
перед  судом...  Что   касается  меня,--   продолжал  король,   обращаясь  к
присутствующим, -- то должен сказать,  что  я лично  снова  простил Рейнеке,
потому что  во  многих трудных случаях он доказал мне свою преданность. Если
же  здесь  найдется  какой-нибудь  жалобщик,  то  пусть  он  подкрепит  свои
обвинения надежными свидетельствами.
     -- О, благодарю вас, государь!-- встрепенулся Рейнеке-- Позвольте свято
вас заверить, что я  очень горевал,  отпуская  Бэллина с  Лямпе,  как  будто
что-то предчувствовал. Ведь я сам сердечно любил их обоих...
     Так --  слово за словом --  Рейнеке-плут снова опутал всех своей хитрой
ложью.  Он  так  расписал  свои  "небывалые" сокровища  --  и  действительно
небывалые, потому что их никогда и не было на свете,-- и держался при этом с
таким  достоинством,  что его дерзкая  выдумка  многим  показалась чистейшей
правдой.  Кое-кто  пытался  даже  утешить  притворщика.  Сам  король  Нобель
размечтался  о  драгоценностях,  которые  сулил  лис,  и  полностью  поверил
обманщику.
     --  Успокойтесь и  отправляйтесь в дорогу,-- благожелательно  сказал он
Рейнеке.-- Ищите сокровища, а если вам понадобится моя помощь, она будет вам
оказана.
     -- Вашей милости я не забуду,--  ответил радостно Рейнеке-- Дело покуда
темно,  но оно прояснится. Я  буду странствовать денно и нощно и  спрашивать
каждого встречного. Если же я  обнаружу сокровища и благополучно доставлю их
вашему величеству, тогда  мой труд будет наконец вознагражден и моя верность
вам будет доказана навсегда!..
     Король  охотно  слушал  мошенника,  да и  все  остальные поверили  этой
архинаглой  лжи.  Один только  волк Изергим  не  сдержался.  Злобно скрежеща
зубами, он вскочил со своего места и воскликнул:
     -- Так, государь! Вы опять поверили этому вору, который уже столько раз
обманывал вас?  Или вы  не видите,  что мошенник снова  обошел вас, всех нас
оклеветав?  Он  ведь в жизни правды  но  скажет и будет  беспардонно  лгать,
покуда не сдохнет!  Нет, от меня он так легко не уйдет! Вы убедитесь,  какой
это лживый прохвост! Мне известны три его преступления, и он ответит за них,
хотя  бы дело пахло смертельной  схваткой! Тут был разговор о свидетелях, но
какой в них  толк? Как  бы  они его  ни уличали,  мерзавец все повернет, как
захочет. Ну, а если свидетелей нет? Выходит,  что  тогда  преступник может и
дальше совершать преступления?  Да и кто  же решится выступить против  этого
рыжего негодяя?  Он  всех оплюет и утопит! Нет,  теперь  я  буду  судить его
по-своему! Берегись ты, разбойник!

     ПЕСНЬ ОДИННАДЦАТАЯ

     Началось новое судебное заседание. Волк Изергим приступил к обвинению:
     -- Сейчас вы поймете,  мой справедливый государь,-- так начал  он  свою
речь,--что Рейнеке был негодяем, негодяем остался и ничем другим  никогда не
будет. Много наплел он  тут разных гнусных историй, чтобы обесчестить меня и
весь мой род. Недаром он всегда старался причинить горе мне и моим близким.
     Однажды он  уговорил мою  жену Гирмунду  переправиться через  болото  к
пруду. Рейнеке уверял ее, что там она может за один день наловить целую гору
рыбы. Для этого, мол, ей  стоит только погрузить свой хвост в воду и сидеть,
дожидаясь улова: к ее хвосту прицепится столько рыбы, что нам всей семьей ее
не осилить.
     Сначала вброд, затем вплавь добрались они до плотины.  "Вот здесь  тебе
надо погрузить свой хвост!"-- сказал лис моей жене.
     Гирмунда так и сделала. Холодало. К вечеру ударил  жестокий мороз, воду
затянуло  льдом,  и  хвост  Гирмунды  так  примерз,  что она  уже  не  могла
сдвинуться с  места. Ну, жена и решила, что рыжий  плут сказал правду и к ее
хвосту действительно прицепилось очень много рыбы.
     В это время я как раз проходил по берегу и  услышал отчаянный крик моей
Гирмунды.  Гляжу:  бедняжка  не  может  шевельнуться, а Рейнеке  вокруг  нее
прыгает, бьет ее лапами, дразнит и всячески над нею издевается.
     "Рейнеке!-- закричал я.-- Что ты делаешь, мерзавец!"
     Он  оглянулся и  убежал прочь. А я еще  долго  возился  в ледяной воде,
ломал  и  грыз  лед  вокруг Гирмунды,  чтобы  выручить  бедняжку.  Увы,  все
кончилось  далеко  не благополучно.  Гирмунда  в  нетерпении  рванулась -- и
четверть ее хвоста так и осталась во льду,
     Жена громко взвыла от боли. Крестьяне  услыхали и сбежались с вилами  и
топорами, а бабы  даже с  прялками. "Ловите их, бейте, топите!"--  горланили
они. Натерпелся я страху,  и Гирмунда  тоже! Мы  едва  унесли ноги, а бежали
так, что пар над нами  клубился. И это  несмотря на  сильный мороз! Какой-то
длинноногий  верзила,  отвратительный  парень,  все же догнал  нас  и  долго
преследовал, донимая на бегу своей пикой. Если б не ночь, нам  бы от него не
уйти!
     К  счастью,  мы  успели свернуть в прибрежный  камыш. Сунуться  туда  в
темноте крестьяне не посмели, и мы спаслись...
     Вот, государь  мой,  в  каких  преступлениях обвиняю  я  лиса:  наглый,
жестокий  обман,  который мог стоить жизни моей  жене, нанесенное  ей тяжкое
оскорбление и, наконец, убийство зайца и вороны. Покарайте же его, государь,
строжайшей карой!
     Король с явным неудовольствием выслушал жалобу волка.
     --  В  этом деле разберется суд,--  сказал он,--  А теперь  предоставим
слово Рейнеке-лису.
     Рейнеке тотчас выше вперед.
     -- Если бы дело обстояло именно так, как расписал его волк,-- заговорил
он,-- это действительно не делало бы мне чести. Но в  его словах нет и капли
правды! Не отрицаю: я  действительно научил  волчицу ловить рыбу, указал  ей
дорогу к запруде и даже сам ее туда  сопровождал.  Но, едва заслышав о рыбе,
она так понеслась, что сразу забыла все мои  наставления. Если она примерзла
ко  льду,  то  лишь потому, что  слишком  долго сидела. Стоило  ей  пораньше
вытащить  хвост, и она  поймала бы рыбы на  три  или четыре  обеда.  Но ведь
"волчьему нутру жадность не к добру". Гирмунда могла сама в этом убедиться.
     Не вижу я  с ее стороны благодарности и за свою бескорыстную помощь.  Я
не издевался над ней, а хотел  выручить:  пытался поднять и  вытащить ее  из
воды,  но  она оказалась чересчур грузной.  За этим занятием  меня  и застал
Изергим.  Он  действительно  шел  берегом --  увидел,  как я  хлопочу  возле
Гирмунды, начал кричать и злобно ругаться.  Признаться,  я даже испугался  и
подумал про себя: "Спасайся, Рейнеке, покуда не поздно! Помни: беглец --  не
мертвец!" И по-моему, я рассудил весьма мудро: он меня разорвал бы в клочья.
Волк всегда был  злобным, таким он  и остался. Можете  спросить об  этом его
супругу...
     Тут Гирмунда, не выдержав, вскочила со своего места.
     --  Вся ваша  жизнь,  все  ваши поступки,--  с презрением  сказала  она
повеселевшему  Рейнеке,-- это  сплошь  плутни, коварство  и пакости! Жестоко
поплатится тот, кто вам поверит. Вы же знаменитый обманщик!
     Взять хотя бы такой случай  со мной: над  колодцем висели  два ведра. В
одно из них  --  уж  не знаю, право, зачем --  уселись вы и спустились вниз.
Однако подняться оттуда обратно вам уже не удалось.  Как вы там хныкали, как
скулили! Утром я проходила мимо и удивилась.
     "Как это,-- спрашиваю,-- занесло вас в колодец?"
     А вы мне оттуда кричите:
     "Милая кумушка! Как  вы  кстати! Я  приготовил здесь  для вас угощение.
Садитесь во второе ведро и живо спускайтесь! Рыбы тут уйма!"
     Я дала себя одурачить, влезла во второе ведро,  и оно сразу пошло вниз.
Я в нем спускаюсь, а вы  в своем ведре поднимаетесь  мне навстречу. "Как это
так, Рейнеке?" -- спросила я в изумлении. А вы мне ехидно ответили: "Вверх и
вниз -- так уж оно в мире ведется, так получилось и с нами. Один понижается,
другой возвышается -- все  зависит от личных качеств". Тут вы  выскочили, из
ведра и убежали, а я, убитая горем, весь день просидела в колодце и спаслась
только под вечер. Но сколько побоев я перенесла!
     К колодцу подошли крестьяне, и кто-то из них заметил меня. "Погляди-ка,
в  ведерке сидит наш старый враг, губитель  овец!" -- закричал он. "Тащи его
наверх!--отозвался другой. - Уж я угощу его по заслугам! Разочтемся с ним за
наших ягняток!" Как они встретили меня, и вспомнить страшно!  Сколько ударов
тут на меня обрушилось! Я едва уцелела!..




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0943 сек.