Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Маркович Дан - Предчувствие беды

Скачать Маркович Дан - Предчувствие беды



     ***
     Пожалуй, успокаивает, если правду сказать.
     Эти картины нужны мне.
     И я уже боялся, что не получу их.
     - Пожалуй,  я бы купил... -  я не  узнал  свой  голос, так  бесцветно и
бесстрастно он прозвучал.
     - Все?..
     Он  сел, посмотрел на  меня  и  улыбнулся.  Красивый,  в  сущности,  но
неприятный тип, трудно понять, откуда это исходит... Нос, похоже, сломал еще
в детстве... Всего понемногу - чуть подвел подбородок, брезгливая складка  у
рта, уголки  глаз - надменность  и наглость... Но  мне все равно,  только бы
продал картины!
     - Думаю, и для работ так лучше ... не распылять...
     Не мог же я сказать - да, да, да... все, только все!..
     Я был  готов  заплатить  почти любые деньги, и все же опасался, что его
фантазия превзойдет мои возможности.
     - Сколько за них хотите?..
     -  Мне не деньги... Подправить  физиономию. Нос... и уши...  Говорят, я
похож на дьявола... - он коротко  хихикнул. И добавил уже серьезно, упершись
мне в лицо черными зрачками:
     - Но это не главное. Другое лицо. Сказали, вы можете.

     ***
     Можете?.. Ну, нет...
     В молодости  грешил  два-три раза,  потом мучился  от страха, вдруг  не
жалкий  алиментщик,  а  настоящий мафиози...  Нос... это я без труда.  И уши
запросто...  поправить  верхушки,  мочку приросшую... Но  он  хочет  гораздо
больше. Зачем  ему, непохоже, что  нужно скрыться...  И сам не  заметил, как
вырвалось:
     - И какое хотите, лицо?..
     Он смотрел на меня, молчал. Потом говорит:
     - Я видел в кино,  знаешь, грузин, Нико, да? картинки у него...  Как  у
него лицо.
     - Пиросмани?..
     Я еле сдержал  улыбку.  Как  обманчива внешность,  может  и есть  в нем
гнильца, но он начинал мне нравиться.
     -У  Пиросмани другой череп, не  получится из вас  Нико.  Да и зачем, вы
другой художник, по-моему, не хуже.
     -Значит, хорошие картины?..
     - Мне нравятся. Думаю, да.
     Он радостно улыбнулся:
     - Тогда у меня рисуночек свой... - Полез в карман, вытаскивает согнутый
пополам листок,  развернул, вижу  корявый  набросок пером  и  чернилами, - а
такое вы можете сотворить?..
     Меня не удивил рисунок, грубый, но  могучий. Я  уже понял, ему под силу
найти  главные  черты  в любом  предмете и  усилить  их  многократно...  Как
истинный художник, он изваял себя, отстранив все лишнее и мелкое. Замкнутое,
трагическое даже лицо, хотя ни одной крупной черты, кроме  носа, не изменил.
Очень  старался,  видно,  что пропорции  трудно дались...  Но он  справился,
замысел понятен.  Смесь  Мандельштама с Блоком. Никакой суеты в лице, следов
грязных привычек,  нагловатости, вороватых  повадок -  все убрал. Молчание и
благородство.
     - Я это не могу.
     Невыполнимая работа.  Не  для хирурга дело.  Хотя я восстанавливал лица
почти  что из ничего.  Но здесь другое... Чувствовал, нельзя браться. К тому
же, не понимал, зачем ему это, именно  ему,  с его картинами... Потом понял,
что он хотел.

     ***
     Впрочем, вранье, до  сих  пор  не  знаю, понял  ли его  вообще.  Верней
сказать, у меня сложилось  свое представление, из его объяснений, кратких  и
невнятных, собственных наблюдений и всей последующей истории.
     Мне художники  не  раз  говорили,  бывает, увидишь  случайно  на  чужой
стене...  что-то  очень  знакомое...  И  можно,  наверное, представить  лицо
художника, который это написал... Потом сообразишь - моя!.. Думаю, рисунок и
был   мечтой  Мигеля  о  таком  лице.  Он  захотел  перевоплотиться,  внешне
соответствовать тому лучшему  в  себе,  что  непонятным  образом  перешло  в
холсты. Как это происходит, никто не знает...
     Довольно странная идея?.. Но  почему?.. С  большой непосредственностью,
художник...  решил,  что  картины  правы,  ведь  они хороши!  Вот  и  знаток
сказал... это я знаток... И  неплохо  бы исправить  ошибку природы,  заиметь
новое лицо, достойное картин.
     И я проникся уважением к нему...

     ***
     Но где тут непосредственность - не вижу... и ничего оригинального он не
придумал. Вполне  литературная идея пришла ему в голову, вспоминается Дориан
Грей... И там, и здесь связь человека с изображением. Только в нашей истории
художник  все  лучшее  концентрирует  в  холстах,   и  каждый  раз   уязвлен
сопоставлением...
     Но, может, не лицо причина его недовольства, а сами картины?
     Они казались  ему ложью, раздражали, не соответствовали  тому, что он о
себе  знал?.. Непостижимость собственного  результата, да, может удивлять...
даже угнетать, злить... И он  обвинял себя в  фальши, в излишней  красивости
того, что делал?..
     Но картины он не мог изменить. Он по-другому писать не мог.
     Но можно изменить лицо, ему сказали - можно!..
     И он решил соответствовать картинам...
     Как  ни  подойди...  сплошные домыслы... По-моему, я запутываю  простой
вопрос.  Может, противоположные примеры что-то прояснят? Возьмите сочиняющих
"грязную" прозу, ну, мерзость... не надо объяснять, фамилии на слуху... Даже
с известным умением расставлять слова. Они убеждены, что  в искусстве должно
быть столько  же грязи, сколько в них самих. Более  того,  они концентрируют
грязь...  А вот Мигель, наоборот, захотел стать похожим на  свой  результат,
приблизиться  к   изображениям,  которые  у  него  росли  сами  по  себе   -
прекрасны...
     Все-таки,  дикая  идея,  ведь что  поделать, картина - квинтэссенция, а
художник - куча  пороков, странностей, страхов, он  все  лучшее  выжимает из
себя  с  крайним  трудом, через  мужество, которое  сам не  понимает, оно  в
отрешении  от реальности,  короткой  и единственной... А  этот захотел одним
махом  избавиться  от  своего несовершенного  облика,  оставить  нам  чистый
незамутненный образ, достойный картин...
     Бред какой-то, до сих пор не могу спокойно говорить!..
     Но  что  ни  говори,  его  бредни  мне  куда  симпатичней,  чем  потуги
стремящихся протащить искусство через все помойки.
     А может просто захотелось ему новое лицо,  прихоть, и  только?.. Может,
он  так  глубоко  и  не  заглядывал,  простой  человек, надоела  собственная
морда...
     Не пора ли правду сказать - НЕ ЗНАЮ.
     Скорей всего,  я эти сложности придумал. От непонимания. Не мог понять,
как  такую живопись  создает обычный человек. К тому же что-то  неприятное в
нем... Он и сам знает, хочет вот избавиться...
     Ладно, я решил, захотелось тебе нормальный нос, получишь нос, простая и
понятная идея.  Не  нужно усложнять. Сделаем ему нос, поправим уши, а что?..
Удалим  странности  лица. Тем  более,  за  такие  картины!..  А остальное...
поглядим, посмотрим...

     ***
     Может, и не нужно усложнять, но отодвинуть сомнения не мог.
     Мне трудно  было понять,  зачем?..  Зачем  эта  суета,  беспокойство  о
лице?.. имея такие картины за  плечами?... Я был бы  счастлив  даже  с лицом
зверя!.. Людям в сущности  нет дела... ну,  жил среди  них человек-художник,
болел как все, обманывал, страдал... писал картины  - и помер... Понятно, не
само возникло изображение,  но создатель отделен от него, и правильно. Каким
я  вижу художника,  написавшего  картины? И знать  не хочу!.. Зачем  он мне,
только мешает  - вещь  сама  по  себе  событие. Бывает,  конечно, артист сам
рвется выставиться на всеобщее обозрение - бесстыдство и самореклама... как,
к примеру, позер Дали, умелый ремесленник,  играющий с живописью и с жизнью.
Но как он ни старается, и галерейщик, и критик, и комивояжер в одном лице...
картине не прибавить, не убавить. Пустое занятие, на мой вкус.
     Согласен,  бывает  обидно  -  зритель  рассматривает  твои  сокровенные
образы, лучшие мысли и чувства  вложены... а до автора и дела нет!.. И автор
вылезает.  Оказывается,  этот  странный  человечек...  это  он?..  Смотрите,
появился перед нами, рядом с картиной. Он глупый и смешной, глубоких материй
не понимает, ничего  путного сообщить не может, умный разговор поддержать не
в силах... Мы  лучше его знаем, сейчас объясним ему про его картины, как там
на самом деле...
     Разве не лучше, если художник примет свою невидимость и отдаленность от
картин  с  облегчением и радостью, или  хотя бы смирится с ней?.. Оставаться
невидимым,  если честно  рисуешь,  пишешь,  то  есть,  свободным от  любви и
ненависти, или даже дружелюбного внимания, - благо.
     Нет, не берусь сказать, что было толчком, внутренней причиной... То ли,
действительно, его угнетало  несоответствие лица  и картин... то ли он хотел
исчезнуть,  то ли появиться в  новом  свете,  быть принятым  с пониманием  и
почетом...  то ли просто решил поиграть  в маски,  усталость от собственного
лица нередко порождает раздражение, злобу и кураж, клоуновский задор...
     Я  не претендую на  истину... Думаю,  лучше  вернуться к  событиям, тем
более,  их  немного,  они  просты  и не  поражают неожиданностью и остротой.
Предпочитаю сразу, в двух  словах, пересказать суть дела, чтобы не играть  в
прятки, не обманывать, не вовлекать вас в искусственные лабиринты... В  этой
не нужной никому, кроме меня, честности, не  скрою,  есть вызов - терпеть не
могу остросюжетную литературу, в сюжете она остра, во всем остальном - тупа.

     ***
     Конечно, на истину не претендую, но надо было что-то ему объяснить...
     -  Значит,  вы против...  - он был разочарован, но  явно  не верил, что
окончательный ответ.
     - Я думаю, хирургия тут бессильна. Но кое-какие  детали исправить могу,
уши, нос... За это возьму три работы, остальные куплю.
     Он подумал, и говорит:
     - Слово  даю, никакого криминала. Вы все можете, мне  сказали. Так что,
на ваше усмотрение...
     Я только пожал плечами, не мог уже отказаться  от картин. Он не сказал,
сколько хочет за картины!..
     - Три тысячи вас устроит?..
     - Рублей?..
     Я в изумлении уставился на него.
     - Долларов, конечно.
     Он  был  искренне удивлен.  Пожал  плечами,  наверное  принял  меня  за
идиота...

     ***
     Но я-то понимал, что совсем немного заплатил.
     И был рад безумно, картины мои!..
     Но одновременно  уязвлен  его  затеей,  сама идея  задела.  Видите  ли,
недостаточно ему таланта,  хочет чистоты и  благородства на  лице!..  Глупый
человек, тщеславная  пустая  личность... Но если не вникать, это моя работа.
Не забудь - только уши и нос...
     - У вас дома еще картины?..
     - Дома?..  - он ухмыльнулся,  -  мелочь, несколько холстов.  Остальные,
штук тридцать...  куда-то делись,  разошлись... дарил... кое-что потерял при
переездах... Так договорились?
     - О чем?..
     - Я же показал рисунок...  Нет, я понял, невозможно... Но сделайте, что
можете, заранее согласен.
     Не соглашайся, я сказал себе, как это - "что можете..." Не связывайся -
художник...
     Не философствуй, я сказал себе, будь проще, сделай ему нос.  Всего лишь
нос. Ладно - и  уши... Больше ничего и пальцем  не трону. Ишь, чего захотел!
Сказал бы, сделай  моложе, это пожалуйста... Это я с презрением и  привычной
умелостью. Нет, новое лицо ему подай!..
     И тут же подумал, со странной легкостью отодвинув сомнения:
     А, ладно, пусть... как получится, так и будет.
     Когда не знаешь точного ответа, есть два  пути: первый - отказаться  от
действий, второй - положиться на случай и мгновенную импровизацию.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0458 сек.