Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Свифт Джонатан - Приключения Гулливера

Скачать Свифт Джонатан - Приключения Гулливера



   И он попросил королеву беречь Гулливера и заботиться о нем как  можно
лучше. Королева охотно обещала взять Гулливера под свое покровительство.
Умный и вежливый Грильдриг понравился ей гораздо больше, чем ее  прежний
любимец - карлик. Этот карлик до сих пор считался самым маленьким  чело-
веком в стране. Он был ростом всего в четыре сажени  и  еле  доходил  до
плеча девятилетней Глюмдальклич. Но разве  можно  было  сравнить  его  с
Грильдригом, который помещался у королевы на ладони!
   Королева отвела Гулливеру комнаты рядом со своими собственными покоя-
ми. В этих комнатах поселилась Глюмдальклич с учительницей и служанками,
а сам Гулливер приютился на маленьком столике под  окошком,  в  красивом
ореховом ящике, который служил ему спальней.
   Этот ящик изготовил по особому  заказу  королевы  придворный  столяр.
Ящик был длиной в шестнадцать шагов, а шириной - в двенадцать. С виду он
походил на небольшой домик - светлые окошки со ставнями, резная дверь  с
висячим замком, - только крыша у домика была плоская. Эта крыша поднима-
лась и опускалась на петлях. Каждое утро  Глюмдальклич  поднимала  ее  и
прибирала спальню Гулливера.
   В спальне стояли два  платяных  шкафа,  удобная  кровать,  комод  для
белья, два стола и два кресла с подлокотниками. Все эти вещи сделал  для
Гулливера игрушечный мастер, который славился своим  умением  резать  из
кости и дерева изящные безделушки.
   Кресла, комод и столики изготовили из какогото материала, похожего на
слоновую кость, а кровать и шкафы - из орехового дерева, как и весь  до-
мик.
   Для того чтобы Гулливер невзначай не ушибся, когда  его  домик  будут
переносить с места на место, стены, потолок и пол спальни обили мягким и
толстым войлоком.
   Дверной замок был заказан по особой просьбе Гулливера: он очень боял-
ся, чтобы к нему в дом не проникла какая-нибудь любопытная мышь или жад-
ная крыса.
   После нескольких неудач слесарь смастерил наконец самый маленький за-
мочек из всех, какие ему когда-либо приходилось делать.
   А между тем у себя на родине Гулливер только один раз в  жизни  видел
замок таких размеров. Он висел на воротах одной барской усадьбы,  хозяин
которой славился своей скупостью.
   Ключ от замка Гулливер носил у  себя  в  кармане,  потому  что  Глюм-
дальклич боялась потерять такую крошечную вещицу. Да и зачем ей был  ну-
жен этот ключ? В дверь она все равно войти не могла, а  для  того  чтобы
посмотреть, что делается в домике, или  достать  оттуда  Гулливера,  до-
вольно было приподнять крышу.
   Королева позаботилась не только о жилище своего Грильдрига,  но  и  о
новом платье для него.
   Костюм ему сшили из самой тонкой шелковой материи, какая только  наш-
лась в государстве. И все же эта материя оказалась толще  самых  плотных
английских одеял и очень беспокоила Гулливера, пока он не привык к  ней.
Сшит был костюм по местной моде: шаровары  вроде  персидских,  а  кафтан
вроде китайского. Гулливеру очень понравился этот покрой. Он  нашел  его
вполне удобным и приличным.
   Королева и обе ее дочки так полюбили Гулливера, что никогда не  сади-
лись обедать без него.
   На королевский стол возле левого локтя королевы ставили столик и стул
для Гулливера. Ухаживала за ним во  время  обеда  его  нянюшка  -  Глюм-
дальклич. Она наливала ему вино, накладывала на тарелки кушанья и следи-
ла, чтобы кто-нибудь не перевернул и не уронил его вместе со столиком  и
стулом.
   У Гулливера был свой особый серебряный сервиз - тарелки, блюда,  суп-
ник, соусники и салатники.
   Конечно, по сравнению с посудой королевы этот сервиз казался игрушеч-
ным, но он был очень хорошо сделан.
   После обеда Глюмдальклич сама мыла и чистила тарелки, блюда и  миски,
а потом прятала все в серебряную шкатулочку. Эту шкатулочку  она  всегда
носила у себя в кармане.
   Королеве было очень забавно смотреть, как ест Гулливер. Часто она са-
ма подкладывала ему на тарелку кусочек говядины или птицы  и  с  улыбкой
следила за тем, как медленно съедает он свою порцию, которую любой трех-
летний ребенок проглотил бы в один прием.
   Зато Гулливер с невольным страхом наблюдал, как  уплетают  свой  обед
королева и обе принцессы.
   Королева часто жаловалась на плохой аппетит, но тем не менее она сра-
зу брала в рот такой кусок, какого хватило бы на обед целой дюжине  анг-
лийских фермеров после жатвы. Пока Гулливер не привык, он закрывал  гла-
за, чтобы не видеть, как грызет королева крылышко рябчика, которое в де-
вять раз больше крыла обыкновенной индейки,  и  откусывает  кусок  хлеба
размером в две деревенские ковриги. Она не  отрываясь  выпивала  золотой
кубок, а в этом кубке помещалась целая бочка вина. Ее  столовые  ножи  и
вилки были вдвое больше полевой косы. Один раз Глюмдальклич, взяв на ру-
ки Гулливера, показала ему разом дюжину ярко начищенных ножей  и  вилок.
Гулливер не мог смотреть на них спокойно. Сверкающие острия лезвий и ог-
ромные зубья, длинные, точно копья, привели его в трепет.
   Когда королева узнала об этом, она громко засмеялась и спросила свое-
го Грильдрига, все ли его земляки так боязливы, что не могут видеть  без
трепета простой столовый нож и готовы удирать от обыкновенной мухи.
   Ее всегда очень смешило, когда Гулливер с ужасом вскакивал  с  места,
оттого что несколько мух, жужжа, подлетали к его столу. Для  нее-то  эти
огромные большеглазые насекомые, величиной с дрозда, были и  вправду  не
страшнее мухи, а Гулливер не мог и думать о них без отвращения и досады.
   Эти назойливые, жадные твари никогда не давали  ему  спокойно  пообе-
дать. Они запускали свои грязные лапы в его тарелку. Они садились к нему
на голову и кусали его до крови. Сначала Гулливер просто не знал, как от
них отделаться, и в самом деле готов был бежать куда глаза глядят от на-
доедливых и дерзких побирушек. Но потом он нашел способ защиты.
   Выходя к обеду, он брал с собой свой морской кортик  и,  чуть  только
мухи подлетали к нему, быстро вскакивал с места и - раз! раз! - на  лету
рассекал их на части.
   Когда королева и принцесса увидели это сражение  в  первый  раз,  они
пришли в такой восторг, что рассказали о нем королю. И  на  другой  день
король нарочно  обедал  вместе  с  ними,  чтобы  только  поглядеть,  как
Грильдриг воюет с мухами.
   В этот день Гулливер рассек своим кортиком несколько больших  мух;  и
король очень хвалил его за храбрость и ловкость.
   Но драться с мухами - это еще было не такое трудное дело. Как-то  раз
Гулливеру пришлось выдержать схватку с противником пострашней.
   Случилось это в одно прекрасное летнее утро.  Глюмдальклич  поставила
ящик с Гулливером на подоконник, чтобы он мог подышать свежим  воздухом.
Он никогда не позволял вешать свое жилище за окном на гвозде, как вешают
иногда клетки с птицами.
   Открыв пошире все окна и двери у себя в домике, Гулливер сел в кресло
и стал закусывать. В руках у него был большой кусок  сладкого  пирога  с
вареньем. Как вдруг штук двадцать ос влетело  в  комнату  с  таким  жуж-
жаньем, будто разом заиграли два десятка боевых шотландских волынок. Осы
очень любят сладкое и, наверное, издалека почуяли запах варенья.  Оттал-
кивая друг друга, они кинулись на Гулливера, отняли у него пирог и мигом
раскрошили на кусочки.
   Те, кому ничего не досталось, носились над головой Гулливера, оглушая
его жужжаньем и грозя своими страшными жалами.
   Но Гулливер был не робкого десятка. Он не  растерялся:  схватил  свою
шпагу и кинулся на разбойниц. Четырех он убил,  остальные  обратились  в
бегство.
   После этого Гулливер захлопнул окна и двери  и,  передохнув  немного,
принялся рассматривать трупы своих врагов. Осы были величиной с крупного
тетерева. Жала их, острые как иголки, оказались длиннее, чем  перочинный
нож Гулливера. Хорошо, что ему удалось избежать укола  этих  отравленных
ножей!
   Осторожно завернув всех четырех ос в полотенце, Гулливер спрятал их в
нижний ящик своего комода.
   - Если мне еще суждено когда-нибудь вернуться на родину, - сказал  он
себе, - я подарю их той школе, где я учился.
   Дни, недели и месяцы в стране великанов были но длиннее и не  короче,
чем во всех других краях света. И бежали они друг за другом так же быст-
ро, как и всюду.
   Понемногу Гулливер привык видеть вокруг себя людей  выше  деревьев  и
деревья выше гор.
   Как-то раз королева поставила его к себе на ладонь и  подошла  с  ним
вместе к большому зеркалу, в котором оба они были видны с головы до пят.
   Гулливер невольно засмеялся. Ему вдруг показалось, что королева само-
го обыкновенного роста, точьв-точь такая, как все люди на свете,  а  вот
он, Гулливер, сделался меньше, чем был, по  крайней  мере  в  двенадцать
раз.
   Мало-помалу он перестал удивляться,  замечая,  что  люди  прищуривают
глаза, чтобы посмотреть на него, и подносят ладонь к  уху,  чтобы  услы-
шать, что он говорит.
   Он знал заранее, что чуть ли не всякое его слово покажется  великанам
смешным и странным и чем серьезнее он будет рассуждать, тем  громче  они
будут смеяться. Он уже не обижался на них за это, а только думал  с  го-
речью: "Может быть, и мне было бы смешно, если бы канарейка, которая жи-
вет у меня дома в такой хорошенькой золоченой клетке, вздумала  произно-
сить речи о науке и политике".
   Впрочем, Гулливер не жаловался на свою судьбу. С тех пор как он попал
в столицу, ему жилось совсем не плохо. Король и  королева  очень  любили
своего Грильдрига, а придворные были с ним весьма любезны.
   Придворные всегда бывают любезны с тем, кого любят король и королева.
   Один только враг был у Гулливера. И как зорко ни охраняла своего  пи-
томца заботливая Глюмдальклич, она все-таки не  смогла  уберечь  его  от
многих неприятностей.
   Этот враг был карлик королевы. До появления Гулливера он считался са-
мым маленьким человеком во всей стране. Его наряжали,  возились  с  ним,
прощали ему дерзкие шутки и надоедливые шалости. Но с тех пор как Гулли-
вер поселился в покоях королевы, и она сама и все  придворные  перестали
даже замечать карлика.
   Карлик ходил по дворцу хмурый, злой и сердился на всех, а больше все-
го, конечно, на самого Гулливера.
   Он не мог равнодушно видеть, как игрушечный человечек стоит на  столе
и в ожидании выхода королевы запросто беседует с придворными.
   Нагло ухмыляясь и гримасничая, карлик начинал подтрунивать над  новым
королевским любимчиком. Но Гулливер не обращал на это внимания и на каж-
дую шутку отвечал двумя, еще более острыми.
   Тогда карлик стал придумывать, как бы иначе досадить Гулливеру. И вот
однажды за обедом, дождавшись минуты, когда Глюмдальклич пошла за чем-то
в другой конец комнаты, он взобрался  на  подлокотник  кресла  королевы,
схватил Гулливера, который, не подозревая об угрожавшей  ему  опасности,
спокойно сидел за своим столиком, и с размаху бросил  его  в  серебряную
чашку со сливками.
   Гулливер камнем пошел ко дну, а злой карлик опрометью выбежал из ком-
наты и забился в какой-то темный угол.
   Королева до того перепугалась, что ей даже в голову не пришло  протя-
нуть Гулливеру кончик мизинца или чайную ложку. Бедный  Гулливер  барах-
тался в белых густых волнах и уже, наверно, проглотил целый ушат  холод-
ных, как лед, сливок, когда наконец подбежала Глюмдальклич. Она выхвати-
ла его из чашки и завернула в салфетку.
   Гулливер быстро  согрелся,  и  неожиданная  ванна  не  причинила  ему
большого вреда.
   Он отделался легким насморком, но с этих пор не  мог  без  отвращения
даже смотреть на сливки.
   Королева сильно разгневалась и приказала строго наказать своего преж-
него любимца.
   Карлика больно высекли и заставили выпить чашку сливок, в которых вы-
купался Гулливер.
   После этого карлик две недели вел себя примерно - оставил Гулливера в
покое и приветливо улыбался ему, когда проходил мимо.
   Все - даже осторожная Глюмдальклич и сам Гулливер  -  перестали  опа-
саться его.
   Но оказалось, что карлик только ждал удобного случая,  чтобы  за  все
рассчитаться со своим счастливым соперником. Этот случай, как и в первый
раз, представился ему за обедом.
   Королева положила себе на тарелку мозговую кость, достала из нее мозг
и отодвинула тарелку в сторону.
   В это время Глюмдальклич пошла к буфету, чтобы налить Гулливеру вина.
Карлик подкрался к столу и, прежде чем Гулливер успел опомниться,  засу-
нул его чуть ли не по самые плечи в пустую кость.
   Хорошо еще, что кость успела остыть. Гулливер не обжегся. Но от обиды
и неожиданности он чуть не заплакал.
   Обиднее всего было то, что королева и принцессы даже не заметили  его
исчезновения и продолжали преспокойно болтать со своими придворными  да-
мами.
   А звать их на помощь и просить, чтобы его вытащили из говяжьей кости,
Гулливеру не хотелось. Он решил молчать, чего бы это ему ни стоило.
   "Только бы кость не отдали собакам!" - думал он.
   Но, на его счастье, к столу вернулась Глюмдальклич с кувшином вина.
   Она сразу же увидела, что Гулливера нет на месте, и  кинулась  искать
его.
   Что за переполох поднялся в королевской столовой! Королева, принцессы
и придворные дамы принялись поднимать и перетряхивать салфетки, загляды-
вать в миски, стаканы и соусники.
   Но все было напрасно: Грильдриг пропал без следа.
   Королева была в отчаянии. Она не знала, на кого ей  сердиться,  и  от
этого сердилась еще больше.
   Неизвестно, чем бы окончилась вся эта история, если бы младшая  прин-
цесса не заметила головы Гулливера, торчащей из кости, словно  из  дупла
большого дерева.
   - Вот он! Вот он! - закричала она.
   И через минуту Гулливер был извлечен из кости.
   Королева сразу догадалась, кто был виновником этой злой проделки.
   Карлика опять высекли, а Гулливера нянюшка унесла отмывать и переоде-
вать.
   После этого карлику запретили появляться в  королевской  столовой,  и
Гулливер долго не видел своего врага - до тех самых пор, пока не  встре-
тился с ним в саду.
   Случилось это так. В один жаркий  летний  день  Глюмдальклич  вынесла
Гулливера в сад и пустила его погулять в тени.
   Он пошел по дорожке, вдоль которой росли его любимые карликовые ябло-
ни.
   Деревца эти были такие маленькие, что, закинув голову,  Гулливер  мог
без труда разглядеть их верхушки. А яблоки на них росли, как  это  часто
бывает, еще крупнее, чем на больших деревьях.
   Внезапно из-за поворота прямо навстречу Гулливеру вышел карлик.
   Гулливер не удержался и сказал, насмешливо поглядев на него:
   - Что за чудо! Карлик - среди карликовых деревьев. Это не каждый день
увидишь.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0426 сек.