Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Тупицын Юрий - Инопланетянин

Скачать Тупицын Юрий - Инопланетянин



   Лоу аккуратно, бережно вытащил  один  слиток  из  кожаного  кармашка  и
протянул Джексону.
   - Держите, шеф.
   Джексон подставил ладонь и ощутил на ней приятную холодноватую тяжесть.
Да, золото весомо в самом прямом смысле этого слова!
   - Действительно,  "мыльце",  -  с  неожиданно  прорвавшимися  в  голосе
умильными нотками пробормотал инспектор,  почтительно  взвешивая  на  руке
словно светящийся изнутри солнечным светом брусочек металла.
   Впрочем, он тут же овладел собой, со вздохом передал слиток напарнику и
снова,  еще  строже,  покосился  на  Кил  Роя.  Джеральд  Лоу,   принявший
"савонетт" из рук шефа, не торопился  укладывать  его  в  атташе-кейс.  Он
поворачивал аккуратненький слиток и так и эдак, откровенно любуясь  им.  В
его холодноватых серых глазах мерцали теперь золотые искорки, может  быть,
отчасти поэтому  они  приобрели  то  странное  зорко-невидящее  выражение,
которое характерно для глаз тигра, царственно взирающего из  своей  клетки
на  одинокого  трусоватого  посетителя.  В  мозгу  Джеральда  Лоу   плавно
кружились не очень-то благородные мысли. Он и благоговел  и  стервенел  от
сознания, что держит на ладони и может  зажать  в  кулаке  двадцать  тысяч
долларов сразу! Он вдруг подумал, может быть, не совсем всерьез, но и не в
шутку, что если бы не  было  здесь  старика  Джексона,  если  бы  он  один
застукал этого типа с золотом, то, наверное, он сунул бы ему пару  слитков
и  велел  убираться  подобру-поздорову.  Пару  слитков  взял  бы  себе,  а
остальное  сдал  -  обнаружить  и  сдать  девять  килограммов  золота   из
тринадцати тоже немалая заслуга. Только... Отпускать задержанного  конечно
же глупо. Такого дурака, разумеется, рано или поздно непременно  задержат,
и выгодное дельце всплывет наружу. По-хорошему, по-умному этого самого Кил
Роя надо шлепнуть. Сопротивление, попытка к бегству - мало  ли  что  можно
придумать?  Чего  жалеть  этого  типа,  корчащего   из   себя   настоящего
джентльмена? Таким выродкам, посягающим на священную чужую  собственность,
не должно быть места в мире свободы и справедливости!  А  с  золотом  надо
поступить похитрее, а то ведь начальники тоже не дураки. Надо...  Джеральд
Лоу был еще  молодым  полицейским,  а  потому  не  научился  по-настоящему
владеть своим лицом.
   - Не увлекайся! - резко прозвучал голос Джексона,  разом  оборвавший  и
разрушивший радужные мечты. - Посмотрел и хватит. Клади на место!
   Лоу глубоко вздохнул, точно  пробуждаясь  от  глубокого  сна,  и  начал
засовывать слиток в кожаный кармашек атташе-кейса, пальцы его подрагивали,
а потому эта нехитрая операция удалась ему не сразу.
   - Вы бы взяли по слиточку, - невинно предложил Кил Рой. - На  память  о
нашей встрече. Я буду нем как рыба, честное слово!
   - Помолчали бы о чести.
   - Закрой свою грязную пасть!
   Эти фразы были произнесены  одновременно:  первую  суховато  проговорил
Джексон, вторую прорычал Лоу. Кил  Рой  легонько  пожал  плечами,  как  бы
принося извинения и говоря - мое дело предложить, а уж вы решайте, как вам
поступить удобнее и выгоднее. Джексон встал и оправил форму.
   - Закрой чемоданчик, - обратился  он  к  своему  помощнику.  -  Закрой,
закрой... Вот так. И не спускай глаз с этого... джентльмена.
   Подойдя к телефону, Джексон еще раз оправил форму, откашлялся, а  потом
связно и четко доложил начальству об успешно  проведенной  операции  и  ее
результатах. Если бы он внимательнее следил при этом за  задержанным,  то,
видимо, заметил бы, как по лицу Кил Роя  скользнула  тень  удовлетворения,
точно случилось именно то, что он ожидал и чего хотел.
   По ответным репликам  Джексона  можно  было  понять,  что  босс  весьма
доволен результатом операции и благодарит исполнителей. Получил Джексон  и
целый ряд конкретных приказаний, о деталях можно было лишь  гадать,  но  о
главном содержании догадаться было легко. Полицейским вместе с задержанным
надлежало оставаться на месте, в номере, и ждать прибытия неких  чинов,  о
которых Джексон говорил с несомненным почтением в голосе.  Когда  Кил  Рой
понял это, его лицо на секунду отразило непривычную озабоченность, а потом
он начал действовать. Пока Джексон заканчивал телефонный разговор, а  Лоу,
прислушиваясь  к  нему  одним  ухом,  любовно  поглаживал  кожаный   бочок
атташе-кейса, Кил Рой проделал что-то с  пакетиком,  спрятанным  в  правой
ладони. По-видимому, он включил в пакетике некое  пусковое  устройство,  в
результате срабатывания которого  в  нем  началась  химическая  реакция  с
выделением газа: пакетик разбух, вздулся и  превратился  в  цилиндрическую
пластиковую ампулу, а вернее - в спринцовку  с  наконечником.  Как  только
Джексон положил телефонную трубку. Кил Рой задержал дыхание, сделал он это
совершенно естественно и непринужденно, и начал постепенно, с  нарастающей
силой сжимать спринцовку-ампулу в ладони. Раздалось едва слышное  шипение,
на которое полицейские не обратили ровно никакого внимания, тем более  что
звук и вообще-то невозможно было расслышать из-за городского шума, уровень
которого по всему "Тюдор-отелю" был высоким.
   - Надеюсь, ты все понял? - не без самодовольства  спросил  инспектор  у
своего помощника. - Нам приказано...
   Что было приказано, сообщить он не успел: по его лицу, подобно ряби  на
поверхности воды, пробежали недоумение, беспокойство, нарастающая тревога.
Глаза его расширились, рот дернулся и судорожно открылся, рука  потянулась
к горлу, но приостановилась на полпути, делая  конвульсивные  хватательные
движения. Колени у Джексона подогнулись;  цепляясь  за  воздух,  он  мягко
повалился  набок,  дернулся  раз-другой  и  затих.  Лоу   успел   донельзя
изумиться, но сказать ничего не успел. С ним произошло то же самое, что  и
с  его  шефом,  за  одним  приятным  исключением:  он   успокоился   более
комфортабельно - не на полу, а на постели.
   Кил Рой воспринял происходящее как нечто само собой разумеющееся. Более
того, не дожидаясь конца этой сцены и не обращая внимания на Лоу,  который
еще  судорожно  хватался  рукой  за  драгоценный  атташе-кейс,  он  сделал
скованными руками несколько быстрых скользящих движений и снял  наручники.
Именно снял, вовсе не открывая браслетов, снял изящно и непринужденно, как
это делают опытные клишники на цирковой арене. Поднявшись  из  кресла,  он
взял атташе-кейс, небрежно сбросив с него безжизненную руку  Лоу.  Положив
чемоданчик на секретер и открыв его, Кил Рой пробежался глазами по золотым
слиткам,  усмехнулся  каким-то  своим  тайным  мыслям,  достал  из   ящика
секретера несколько плоских пластиковых пакетов, уложил их поверх  золота,
закрыл крышку атташе-кейса и взял его в левую руку.
   Оглядевшись, Кил Рой наклонился  к  лежащему  Джексону,  опытной  рукой
обхватил его запястье, прослушав пульс, удовлетворенно  кивнул  головой  и
выпустил руку, уронив ее на ковер. Потянувшись  к  окну.  Кил  Рой  слегка
приоткрыл его, оставив щель  шириной  не  более  ладони,  и  направился  к
выходу. Все это время Кил Рой не  дышал  и,  судя  по  его  поведению,  не
испытывал по этой причине  ни  малейшего  неудобства.  Его,  казалось  бы,
неторопливые движения были в высокой степени слиты в  единое  динамическое
целое, между его отдельными действиями не было даже самой маленькой паузы.
Знаток мог бы  по-своему  любоваться  движениями  Кил  Роя  в  не  меньшей
степени, чем, скажем, балетоман любуется отточенным танцем балерины.
   Возле двери Кил Рой вдруг приостановился, с некоторой  грустью  обозрел
поле своей деятельности, задержавшись взглядом на приоткрытом окне, словно
извиняясь перед Джексоном, слегка развел руками и покинул номер.



ПОГОНЯ

   Выйдя  из  номера,  Кил  Рой  аккуратно  затворил  за  собой  дверь   и
неторопливо   зашагал   к   лифту.   Возле   служебной   комнаты    стояли
горничные-негритянки  и  оживленно   обсуждали   что-то,   скорее   всего,
неожиданный  визит  полиции  к  постояльцу   на   их   этаже.   Горничная,
сопровождавшая полицейских, конечно же видела, как на вполне приличного  и
очень вежливого мистера вдруг нацепили наручники, и, несмотря на запрет  и
угрозу страшных кар, не преминула поделиться  виденным.  Заметив  спокойно
идущего по коридору злодея-постояльца, свидетельница происшествия оборвала
свою речь на полуслове и застыла с полуоткрытым ртом.  Разом  замолчали  и
все остальные. Оцепеневшая группа чернокожих женщин в  белоснежной  одежде
была очень живописной. Белели полоски зубов, белки  глаз,  а  сами  глаза,
черные, выпуклые, блестящие, были прикованы к приближающемуся  постояльцу,
глядя на него с откровенным испугом  и  тайным,  но  жгучим  любопытством.
Проходя мимо этой картинной группы негритянок, стихийно скомпоновавшейся в
духе немых театральных сцен,  модных  в  прошлом  веке.  Кил  Рой  вежливо
поклонился и сказал:
   - Все в порядке, леди.  Произошло  небольшое  недоразумение.  В  номере
оставлена засада на триггермана, который  вот-вот  должен  появиться.  Вам
настоятельно рекомендовано не заходить туда ни под каким видом!
   И, еще раз поклонившись, постоялец спокойно проследовал к лифту. Он был
уверен, что теперь без нажима со стороны начальства или полиции  никто  из
служебного  персонала  гостиницы  не  посмеет  сунуться  в   номер.   Даже
непосвященному все растолкуют, перебивая друг друга, и  удержат  от  этого
поистине  самоубийственного   поступка.   Подумать   только,   засада   на
триггермана! Горничные в этом отношении были  очень  опытными  дамами,  уж
кто-кто, а они-то  отлично  знали,  как  легко  в  ситуациях  такого  рода
нажимаются спусковые крючки.
   Находясь уже в кабине лифта, Кил Рой с удовлетворением подумал, что  он
психологически правильно разыграл свою роль и с полицейскими в номере, и с
горничными в коридоре. Правильно и то, что он не стал  менять  свой  облик
или  маскироваться  очками-светофильтрами  и  шляпой   после   того,   как
разделался с полицейскими. Его могли если и не узнать, то  заподозрить,  а
реакция людей в таких обстоятельствах может быть самой неожиданной, вплоть
до самой агрессивной. Конечно, он все равно не позволил бы себя задержать,
но к чему лишняя возня, ненужная кровь  и  ненароком  сломанные  кости?  И
теперь, перед выходом из гостиницы, не стоит маскироваться. Не может быть,
чтобы нью-йоркская полиция -  одна  из  лучших  в  мире  -  не  взяла  под
наблюдение   его   голубой   "шевроле",   а   наблюдатели   не   были   бы
проинформированы о том, что сам Кил Рой задержан и находится под охраной в
своем номере. Наблюдение за машиной ведется для решения смутной  задачи  -
выявления сообщников и соучастников. Появление на стоянке Кил  Роя  в  его
настоящем виде вызовет недоумение, определенную  растерянность.  Последуют
радиозапросы, обращенные к  руководству  операцией,  а  может  быть,  и  к
полицейским, которые должны этого Кил Роя охранять. Все это создаст резерв
времени, вполне достаточный для  того,  чтобы  сесть  за  руль  и  набрать
скорость. Не исключено, что  в  "шевроле"  ухитрились  устроить  засаду  -
подсадили туда опытного детектива-волкодава, однако и этот вариант заранее
учтен, предусмотрен, а поэтому и не страшен.
   Кил Рой не ошибался  в  своих  прогнозах,  голубой  "шевроле"  был  под
наблюдением. Неподалеку от него стоял  потрепанный  "бьюик",  под  капотом
которого, однако же, скрывался новейший двигатель, мощность которого почти
вдвое  превышала  мощность  моторов  серийных  автомобилей   этой   марки.
Соответствующим образом была доработана и  ходовая  часть,  так  что  этот
псевдостаренький "бьюик" свободно развивал скорость свыше ста  шестидесяти
миль в час. В  автомобиле  сидели  двое  полицейских,  двое  детективов  в
цивильной одежде - в костюмах с галстуками, легких плащах и мягких шляпах.
Они  держали  в  руках  иллюстрированные  журналы  и  следили  за  голубым
"шевроле" и всеми подходами  к  нему.  Занятие  было  для  них  привычным,
детективы вели  наблюдение  квалифицированно,  без  лишнего  напряжения  и
ненужной  старательности.  Они  и  в  самом  деле  успевали  просматривать
красочные иллюстрации, обращая внимание друг  друга  на  особенно  удачные
снимки и выразительные детали.
   Сидевший на заднем сиденье старший группы сержант Стив Каррингтон сразу
же обратил внимание на статного мужчину с черным  атташе-кейсом,  который,
выйдя из гостиницы, уверенно направился к припаркованным машинам.
   - Посмотри, Ред. Похож на объект! - сказал  он  заинтересованно,  но  с
некоторым беспокойством.
   - Похож. И даже очень, - после секундной паузы подтвердил шофер.
   - Свяжись с Джексоном, - приказал сержант и сам нажал кнопку  командной
радиостанции. - Ральф, будь наготове.
   - Понял, - ответил без паузы Ральф, сидевший в засаде в  проходе  между
сиденьями голубого "шевроле".
   - Джексон что-то не отвечает!
   - Без паники,  -  сухо  проговорил  сержант.  -  Ребята  заняты  делом.
Наблюдай за объектом.
   "Объект", замедливший было шаг, когда ему  пришлось  пробираться  через
волну плотно шедших людей, выбрался на относительно свободное пространство
и снова прибавил ходу. Шел он уверенно, отнюдь не торопясь, не оглядывался
по сторонам и вообще не нервничал. Не стал он и темнить,  делая  вид,  что
направляется к какой-то другой машине  или  просто  минует  стоянку.  Нет,
"объект" направлялся прямо к голубому "шевроле", ничуть не  скрывая  своих
намерений.
   - Ральф, он идет к машине.
   - Понял.
   - Дай ему сесть за руль. В случае чего - получишь по затылку.
   - Да понял я!
   Едва Ральф успел  договорить  эту  фразу,  как  увидел  силуэт,  фигуру
"объекта", остановившегося возле передней дверцы машины. Отпирая ее, он на
секунду, точно  специально  для  обозрения,  подставил  наблюдателям  свой
профиль.
   - Он! Кил Рой! Побей меня Бог! - вполголоса сказал шофер.
   - Вижу.
   Кил Рой отпер дверцу,  сунул  ключи  в  карман,  бросил  внутрь  машины
атташе-кейс...
   - Приготовиться!
   Сержант отложил журнал в сторону,  снял  пистолет  с  предохранителя  и
взялся за дверную ручку. Шофер повторил его действия. Кил  Рой  между  тем
сел на водительское место и захлопнул за собой дверцу. Никто и не заметил,
что параллельно с этими действиями он резко сжал в ладони и перебросил  на
заднее сиденье пластиковую  ампулу-спринцовку.  Видимо,  эта  ампула  была
несколько иной конструкции, чем та,  какой  он  пользовался  в  гостинице,
потому что взорвалась  она,  скорее  лопнула,  словно  откупорили  бутылку
шампанского. Кил Рой не стал пользоваться ключом зажигания, а опустив руку
под  приборный  щиток,  включил  потайную  кнопку,   тщательно   вделанную
заподлицо с корпусом щитка, так что заметить  ее  было  нелегко  даже  при
тщательном осмотре. Мотор легко запустился, Кил Рой мысленно  поблагодарил
механика-драйвера за отличную работу, рывком снял машину с места и  влился
в поток автомобилей.
   Расчет  Кил  Роя  в  общем  и   целом   оправдался.   Группа   захвата,
приготовившаяся к выходу из машины, но отнюдь не к  погоне,  на  некоторое
время растерялась. И сержант, и шофер невольно, незаметно для  самих  себя
тянули время - ждали, что вот-вот голубой "шевроле" остановится и  в  знак
того, что дело сделано, Ральф распахнет заднюю дверцу. Но когда  "шевроле"
начал, так сказать, втискиваться в скользящую мимо отеля  угрюмо  ворчащую
ленту автомобилей, сержант точно проснулся.
   - Чего стоишь? - толкнул он в спину шофера. - Вперед!
   Тот запустил двигатель и, срывая машину с места, сквозь зубы спросил:
   - Что же с Ральфом?
   - Узнаем. Смелее!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.097 сек.