Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Балашов Виктор Сергеевич - Про косматых и пернатых (Рассказы)

Скачать Балашов Виктор Сергеевич - Про косматых и пернатых (Рассказы)



     Однажды в воскресенье  Василий  Иванович  приоделся,  сунул  грача  под
пальто и отправился к своему бывшему сослуживцу Григорию Федоровичу. У  того
дома жил говорящий попугай, которым хозяин очень гордился. Попугай  был  уже
немолод -  насчитывал  около  ста  лет  от  роду  и  пережил  два  поколения
владельцев.
     Как-то  осенью  Григорий  Федорович  зло   посмеялся   над   стараниями
Гришкиного учителя.
     - У меня попугай - птица заморская, специальная - и то за сто  лет  три
слова всего выучил, а ты хочешь чего-то от глупого грача добиться!
     "Теперь посмотрим, кто глупее: грач или  твой  попка!"  -  подумал  про
себя Василий Иванович, нажимая кнопку звонка у квартиры приятеля.
     ...Встреча девятимесячного грача со столетним попугаем  была  короткой,
но  бурной.  Линялый  пыльный  попугай  при  виде  черного,  как   антрацит,
незнакомца взъерошил хохолок на затылке и нерешительно прокартавил:
     - Здхавствуй!
     - Чего? - переспросил  Гришка,  отскакивая  на  всякий  случай  к  краю
стола.
     - Здхавствуй!  -  повторил  попугай.  С  самым  дружелюбным  видом   он
приблизился бочком к гостю и вдруг  дернул  грача  за  хвост  своим  крепким
загнутым клювом.
     - Не тхогать! - взъярился Гришка. Готовый к драке, он  раскрыл  клюв  и
приподнял здоровое крыло.
     Попка так поспешно попятился, что впопыхах чуть не свалился  со  стола.
У самого края он заскрежетал когтями по клеенке, но не сумел удержаться,  и,
пролетев по комнате, сел на свою клетку.
     - Дурррак! - процедил он оттуда, вращая  круглыми,  с  красным  ободком
глазами.
     - Чего? - насторожился грач.
     - Дуррак! - скороговоркой брякнул попугай еще раз  и  повис  на  клетке
вниз головой.
     Гришка мельком глянул на хозяина, будто призывая его в свидетели.
     - Ура, Гришка! Браво! - похвалил Василий Иванович, давясь от смеха.
     - Урра! - подхватил грач недостающее слово и ринулся в атаку.
     Попугай  истошно  заверещал  что-то  похожее  на  "карраул",  юркнул  в
клетку, но Гришка успел-таки ухватить забияку за хвост.  Упираясь  в  прутья
лапами, он изо всех сил тащил попку наружу. По комнате полетели оранжевые  и
зеленые перья.
     Василий Иванович схватил своего буйного ученика, зажал его под  мышкой.
А тот все еще дрожал от возбуждения,  шипел  и  ерошился.  В  клюве  у  него
поскрипывало большое желтое перо, вырванное из хвоста заморского франта.
     - Ну, что теперь о тезке своем скажешь? -  подмигнул  Василий  Иванович
владельцу попугая. - Можно научить грача говорить или нет?
     - Да ведь он не понимает, что говорит, -  смущенно  отозвался  Григорий
Федорович. - Так, брякает невпопад...
     - А твой попка что понимает? Сто лет прожил, а дураком так  и  остался.
Поживи мой Гришка сто лет возле людей, он мог бы лекции читать  о  борьбе  с
попугаями. А попка что? За сто лет три слова всего и выучил!
     Размолвка с приятелем вынудила Василия Ивановича отказаться  от  чая  и
отправиться домой.
     "Как мы его проучили-то!  -  улыбался  он  дорогой  в  усы,  поглаживая
задремавшего под полою грача. - Невпопад, слышь, брякает! Птица - она  птица
и есть. Умишка не ахти. Но ведь выговаривает-то как чисто!  Ох  и  краснобай
ты у меня, Гришка!"
     ...Зима близилась  к  концу.  Заплакали  сосульки  на  карнизах.  Бойко
зачирикали воробьи, купаясь в первых лужах.
     В конце марта, когда ослепительно сверкал снег на солнце и в саду,  под
яблонями, раскинулись фиолетовые  тени,  грач  вдруг  настойчиво  забился  в
окно. Василий Иванович вынес его на крыльцо.  С  восторженным  родным  "Гра!
Гра!" Гришка взмыл на воздух и опустился в конце сада у старой  березы.  Там
он поклевал что-то в оттаявшей у ствола земле, потом  взлетел  на  тополь  и
уселся  возле  растрепанного  зимними  бурями  гнезда.  Обернувшись  к  югу,
навстречу ясному солнышку,  грач  долго  радостно  кричал,  раскачиваясь  на
тонкой ветке,  будто  хотел  оповестить  далеких  сородичей  своих:  "Летите
скорей! У нас весна, сияет солнце!"
     - Глядите-ка, уже грачи прилетели! - удивлялись прохожие  и  радовались
близкому теплу.
     Вечером, когда хрустким ледком затянулись  лужицы  на  тротуарах,  грач
вернулся домой.
     С каждым днем отлучки его  становились  все  продолжительней.  А  когда
прилетели первые грачи и над тополями  снова  немолчно  зазвучал  оживленный
грай, питомец Василия Ивановича и вовсе  перестал  ночевать  дома.  Наверно,
нашел себе подругу среди  вернувшихся  грачей  и  принялся  сплетать  с  ней
нехитрое гнездо для будущего потомства. По крайней  мере,  Дарья  Степановна
застала его однажды в сенях за нелегкой работой: Гришка  разбирал  сломанную
корзину, некогда служившую ему гнездом, и по прутикам переносил ее  в  клюве
на вершину тополя.
     Раза два на день он залетал к хозяевам, торопливо глотал что-нибудь  из
обеденных остатков и тотчас улетал на волю. Грач уже не любил,  как  бывало,
чтобы его гладили по спине, и не ласкался сам к хозяину.
     - Совсем одичал! - огорчался Василий Иванович. - Вот скоро  и  говорить
разучится. Пропали тогда мои зимние старания.
     Но опасался старик понапрасну. Когда наступила  пора  огородных  работ,
Гришка неотлучно ходил за хозяином и, рискуя оставить  голову  под  лопатой,
выбирал из грядок упругих земляных червей. На этот раз  он  заботился  не  о
себе: среди дружного писка грачиных птенцов на тополе раздавался также  писк
прожорливых Гришкиных детей.
     Один раз (Василий Иванович в  это  время  скручивал  объемистую  "козью
ножку", а Гришка в ожидании начала работ дремал усталый на заборе)  с  улицы
послышались заговорщические голоса мальчишек:
     - Глянь-ка - спит! Вот бы поймать! - восхищенно прошептал один. -  Ведь
и сидит-то совсем низко.
     - И вправду уснул! - подтвердил второй. - За хвост его - и наш будет.
     - Ты, Шурка, подсади меня, я его цапну! - нетерпеливо перебил третий.
     Через щели между досками Василию Ивановичу  было  видно,  как  сорванец
ловко забрался на спину дружка и,  прикусив  губу,  потянулся  к  Гришкиному
хвосту. Привыкшая к людям птица лишь обеспокоенно завозилась  на  месте,  но
не улетела. Однако, едва шаловливая рука ухватила  за  хвост,  Гришка  резко
обернулся и гаркнул во все горло:
     - Не трогать! Дурррак!
     Ошеломленный мальчишка грохнулся наземь.
     - О-он нне велит трогать! - оправдывался перед товарищами неудачник.  -
Д-дураком обозвал...
     Приятели не нуждались в пояснениях: они и сами слышали и были  поражены
не менее пострадавшего.
     - "Ну-ка зайдите сюда!  -  силясь  придать  лицу  серьезное  выражение,
пригласил Василий Иванович обескураженных охотников.
     Ребята, нерешительно потоптавшись у калитки, зашли.  Предчувствуя,  что
дожидаться хозяина бесполезно, Гришка  сам  раскопал  червяка  и  потащил  в
гнездо.
     - Что, не удалась охота? - с притворным сочувствием спросил  старик.  -
Мало того, что из рук  вырвался,  да  еще  обругал,  шельмец,  при  всех.  А
пожалуй, и поделом! -  неожиданно  заключил  Василий  Иванович  и  продолжал
наставительно: - Нельзя так, ребята! Вам наверняка  говорили  в  школе,  что
грач - самая полезная птица. Он,  может,  в  двадцать  раз  больше  вычищает
вредителей за сезон, чем сам весит. Зачем же его обижать?
     Василий Иванович  прикурил  свою  самокрутку,  придавил  ногой  тлеющую
спичку.
     - А что касается этого грача, который вас осрамил сейчас на всю  улицу,
так это и подавно особенная птица, ученая. И детишки у него, он  для  них  с
зари до зари старается. Во-он, видите, третье гнездо на  вершинке?  Там  его
квартира.
     Старик копнул лопатой, подобрал пару червей и крикнул,  подняв  к  небу
усы:
     - Гриша!
     - Чего? - донесся из гнезда хрипловатый голос.
     - На-ка вот, отнеси гостинца своим писклятам!
     - Урра! - безучастно крикнул грач, круто планируя с дерева.
     Ловко  подхватив  червей,  Гришка  снова  взмыл  кверху,  а  из  гнезда
навстречу ему высунулось множество раскрытых клювиков.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0431 сек.