Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Вежинов Павел - Барьер

Скачать Вежинов Павел - Барьер



   - О чем, Доротея?
   - Как умер мой отец!
   - Не сейчас, - сказал я, сердце у меня сжалось. - Потом.
   - Потом у меня не хватит духу, - сказала она.
   Я понимал, что ей нельзя мешать. Она должна была освободиться от этого.
   - Ладно, только не волнуйся!
   - Я никому до сих пор не рассказывала, -  продолжала  Доротея.  -  Даже
Юруковой. Но она знает об этом.
   С того места, где мы лежали, мне было видно бледно-зеленое поле овса. И
где-то вдали кусочек озера, синего и твердого, как стекло.
   - Хорошо, я тебя слушаю, - сказал я.


   - Знаешь, Антоний, мой отец  был  чиновник.  Он  сам  говорил,  что  он
чиновник. Теперь никто не употребляет  этого  слова,  сейчас  все  говорят
"служащий". Почему - служащий? По-моему, глупо  и  обидно.  Это  слово  не
подходит человеку. У нас была собака Барон. Мы  кричали  ей:  "Эй,  Барон,
служи!" И Барон вставал на задние лапы. Передние лапки он поджимал,  живот
у него был бледный, прямо прозрачный, с маленькими розовыми сосочками. Мне
так смешно было смотреть на бедного Барона, а  глаза  у  него  были  такие
жалобные, как будто он вот-вот заплачет. Собаки ужасно не любят служить. И
люди не любят, и собаки, а о птицах и говорить нечего. Ты был когда-нибудь
в зоопарке? Видел орлов в клетке? Нет никого  на  свете  мрачнее  орла  за
решеткой. Разве орел может быть "служащим"? Конечно, нет.
   Мой отец был худой как скелет. В молодости он не был  таким  тощим,  но
год за годом все худел и худел. Пока от него не остались  только  кожа  да
кости. Знаешь почему? Потому что мама по ночам, когда  он  спал,  пила  из
него кровь. Вставляла ему сзади под самым затылком трубочку  и  высасывала
ее. Не пугайся, Антоний, я это говорю не потому, что  сумасшедшая,  это  я
так думала, когда была маленькая.  Доктор  Юрукова  говорит,  что  у  меня
слишком сильно развито воображение. И отсюда все мои несчастья, потому что
я не могу, как она говорит, отличать видений от действительности.  У  меня
вправду были видения, но с тех пор, как она стала мне давать лекарства,  я
просто отупела. И сейчас живу как во сне. Папа тоже жил  как  во  сне.  Он
никогда не улыбался, говорил тихо, нос у него всегда был  влажный,  как  у
Барона. И, как Барон, он служил, кто бы и что бы ему  ни  приказал.  И  до
того он был жалкий, Антоний, до того покорные были у него  глаза.  Даже  в
самую сильную жару он хлюпал носом и сморкался в мятый-перемятый платок. И
хотя он был очень грустный и молчаливый, но  нисколько  не  был  похож  на
орла. Скорее на тощую унылую ворону, которая зимой сунет клюв под крыло  и
сидит. Я видела, как он плакал. Тогда я не знала,  что  мама  завела  себе
любовника, какого-то пожарника. Когда папа умер, они поженились.  Пожарник
был такой здоровый, что когда он зимой  раздевался  и  оставался  в  одной
майке, то от него валил пар, как от лошади. Я никогда  не  слышала,  чтобы
папа с мамой ругались из-за него, хотя он приходил к нам в гости  и  то  и
дело брал под козырек, очень ему нравилось отдавать честь и тереть сапогом
о сапог, пока не завоняет ваксой. Он был ужасный обжора. Один  раз,  когда
мы с ним остались вдвоем на кухне, он стал поднимать крышки с  кастрюль  и
есть изо всех подряд. Потом засмеялся и ущипнул меня  там.  Мне  было  так
стыдно, что я целый день проплакала, но маме не посмела сказать. Незадолго
до того, как папа умер, он стал приходить к нам чаще. Тогда папа уходил из
дому и, наверно, бродил по  пустынным  улицам  и  плакал.  Доктор  Юрукова
сказала, что у меня плохая наследственность, что я похожа на отца и потому
такая тощая и такая чувствительная.
   Когда мы в то утро пошли с  ним  покупать  мне  пальто,  он  был  очень
расстроенный. Я делала вид, что ничего не замечаю, но чувствовала, как  он
время от времени поднимает руку, чтобы смахнуть слезы. Пальто  у  него  не
было, зимой он ходил в плаще с  подстежкой  из  козьего  меха.  Никогда  в
жизни, Антоний, не видела я такого истрепанного плаща, как у него, он стал
такой белесый и грязный, как халат у продавца. Но  в  этот  день  было  не
очень холодно, только ужасно скользко. Это ведь было в декабре, за два дня
до Нового года. Накануне даже шел дождь, потом  подул  холодный  ветер,  и
дождь прекратился. Капли так и застыли, мы давили эти пузыри подметками, и
они лопались, как человеческие глаза. Было страшно ступать по человеческим
глазам, но мы все шли и шли, а папа иногда так сильно сжимал мне руку, что
я вскрикивала от боли. Так мы дошли до центра, там прохожие,  слава  богу,
все уже растоптали, и мы могли идти совершенно спокойно.
   Папа купил мне синее пальтишко с  белым  воротником  из  искусственного
меха. У меня никогда до этого не было такого красивого пальто.  Продавщица
хотела завернуть, но я его тут же надела, а завернули  старое.  Даже  отец
повеселел, когда увидел,  как  оно  мне  идет.  Мы  вышли  из  магазина  и
заторопились домой. Он опять крепко взял меня за руку и прямо  нос  задрал
от гордости, что идет по улице рядом с дочерью, нарядной  как  кукла.  Ты,
наверное, догадываешься, Антоний, что нос у меня отцовский, из-за  него  в
школе меня прозвали Диди, Малайский Медведь.  Я  не  сердилась.  Не  знаю,
видел ли ты на картинках малайского медвежонка, они такие смешные, носишки
у них похожи на хоботы, только черные-черные и блестящие.
   Так вот, мы с папой шли по тротуару, и он крепко держал меня  за  руку.
На улицах было полно народу, все что-то  тащили:  кто  елку,  кто  детские
игрушки. А мы  никогда  не  покупали  елки,  меня  водили  на  елку  в  то
учреждение, где работал отец. Но что это за елка, которой  и  полюбоваться
не успеешь, как является пьяный Дед Мороз с приклеенным носом и дарит тебе
деревянного коня. А зачем мне деревянный конь? Я его сразу  же  меняла  на
книжку - кто не захочет поменять книжку на коня? Но тогда я не думала ни о
какой елке, даже не попросила у папы купить какую-нибудь книгу,  хотя  мне
так хотелось. Тогда я была рада и этому проклятому пальто, из-за  которого
приключились все беды моей жизни.
   Плохо было  то,  что  пока  мы  шли,  папа  опять  приуныл.  Сначала  я
почувствовала, что рука его обмякла  и  стала  влажной.  Потом  он  совсем
отпустил мою  руку.  Это  его  и  погубило.  Я  не  видела  его  глаз,  но
чувствовала, что он опять смотрит перед  собой  невидящим  взглядом.  Я  и
раньше замечала, что он ходит по улицам, ничего не видя,  как  слепой.  Мы
прошли через городской сад и зашагали по улице Ивана Вазова. На углу улицы
Раковского мы собрались переходить, но папа остановился перед  сугробом  у
тротуара. Поколебался немного, но все же перепрыгнул через него.  Обо  мне
он совсем позабыл. И сделал-то всего один шаг  на  мостовой,  нерешительно
так - вспоминал, видно, не оставил ли он чего позади себя. А я  стояла  со
свертком в руке.
   И в этот самый миг на него налетела машина. Хоть  сто  жизней  проживу,
Антоний, а эта картина все будет стоять у меня перед  глазами,  будто  это
случилось вчера. Она мне так врезалась в память, что ничем ее не  сотрешь.
Когда я потом бывала сильно больна, этот  кошмар  преследовал  меня,  даже
если наступало просветление. Я все еще не могу отделаться от  него,  никак
не могу, иначе не стала бы я об этом рассказывать и расстраивать  тебя.  Я
сейчас отчетливо  вижу  эту  машину,  зеленую,  нарядную,  со  сверкающими
фарами. Она мчалась с дикой скоростью. И  подбросила  отца  так,  что  он,
раскинув руки, упал на капот, а машина пронеслась еще несколько  метров  и
остановилась  как  вкопанная.  Папа  по  инерции   полетел   вперед.   Мне
показалось, что он летит целую вечность - время словно остановилось.  Руки
и ноги у него были раскинуты, голова свешивалась вниз, я ясно видела белую
плешь на темени. Потом он грохнулся о тротуар, голова его раскололась, как
яйцо. Я не упала в обморок, не отвела взгляд, застыла, оцепенев от  ужаса,
и смотрела, смотрела.
   Отовсюду набежали люди. Из машины вылез  убийца.  Это  был  совсем  еще
молодой парень, но лицо у него было все в морщинах, как у старухи.  Кто-то
пытался поднять отца, но большинство сгрудилось вокруг парня. Один схватил
его за ворот, другой кулаком ударил по шее. Они  словно  озверели.  Парень
дергался, как тряпичная кукла. Потом он бросился на грязный асфальт,  рвал
на себе волосы  и  выл,  но  я  чувствовала,  что  он  притворяется.  Люди
брезгливо отворачивались, многие мрачно проходили мимо. За все это время я
не шелохнулась.
   Отца положили в одну  из  проезжавших  машин.  Я  видела  его  разбитую
голову,  знала,  что  он  мертв.  Но  никто  не  замечал  меня,  никто  не
догадывался, что я  была  вместе  с  ним.  Милиционер  увел  парня,  толпа
постепенно разошлась. Только там, где упал отец, краснело небольшое пятно.
Наконец и я сдвинулась с места.  Перешла  как  во  сне  страшную  улицу  и
поплелась домой. Но как ни была я потрясена и убита горем, я ни на миг  не
забывала, что на мне новое пальто. Брела как мертвец в новом  пальто,  шаг
за шагом, еле передвигая ноги.
   Не помню, как я вернулась домой, что сказала маме.  Помню  только,  что
лицо у нее стало белое, как мука, но глаза были совсем пустые. Не  было  в
них ни горя, ни радости, ничего, кроме пустоты. Потом я кинулась на кухню,
упала на пол, не успев добежать до умывальника, и меня начало рвать чем-то
отвратительно зеленым. Желчью. Мне  до  смерти  хотелось  вспороть  мягкий
мамин живот, чтобы оттуда  полилась  вся  гадость,  что  скопилась  у  нее
внутри. Мне так страшно хотелось этого, что у меня даже губы потрескались.
Вот что такое человек, Антоний, не думай о нем лучше, чем он есть.


   Доротея кончила свой рассказ, последние слова точно замерли  у  нее  на
губах. Вид у нее был измученный, взгляд потухший.
   - Дай я немного посплю, Антоний, - сказала она. - Я ужасно устала.
   Я отправился гулять по берегу один: Бродил долго,  может,  час,  может,
больше. Мне чудилось, что я бреду  по  небу  с  застывшими  облаками,  так
отчетливо было его отражение в неподвижной воде. Как человек замкнутый,  я
мало обращаю внимания на то, что творится вокруг. Окружающее не интересует
меня, не находит отзвука в моей душе; даже то, чем восторгаются другие, не
вызывает у меня восторга. Равнодушно стоял я и перед пирамидой  Хеопса,  и
перед Ниагарским водопадом. Но в этот день меня все волновало  и  трогало.
Возможно,  это  был  инстинкт  самосохранения,  но  успокоился  я  гораздо
быстрее, чем  можно  было  предположить.  Доротея  права,  вот  что  такое
человек, думал я, человек, слепленный из грязи, озерной  воды  и  облаков.
Каковы бы ни были пропорции,  составные  элементы  этой  смеси,  вероятно,
останутся неизменными.
   Так незаметно я дошел до опушки леса. Это был сосновый лес  -  молодой,
но уже густой. Нижние ветки высохли, зеленели  одни  пробившиеся  к  свету
верхушки. Внизу все было голо. Не росло  ни  травы,  ни  цветов,  ни  даже
папоротника - ничего, кроме незнакомых мне грибов, белых  и  гладких,  как
куриные яйца. И все же что-то смутно  влекло  меня  вглубь,  должно  быть,
ощущение неизвестности  и  таинственности,  такое  же  древнее,  как  мир.
Походив немного по лесу, я медленно зашагал обратно.
   Когда я вернулся, Доротея уже не спала и задумчиво смотрела вдаль.  Она
не слышала моих шагов, но, увидев меня, улыбнулась все еще грустно.
   - Долго я спала?
   - Не очень, - ответил я.
   Она никогда не носила часов, время ее не интересовало.
   - Проголодалась?
   - Немного.
   - Хочешь, поедем куда-нибудь? Тут поблизости есть приятный ресторанчик.
   - Давай, - как всегда, с готовностью согласилась она.
   Еду  мы,  конечно,  захватили  с  собой.  Но  после  такого  тягостного
разговора я не мог себе представить, что мы  сядем  друг  против  друга  и
примемся уплетать колбасу и вареные яйца. Мы молча сложили вещи.  Какая-то
едва уловимая натянутость, вернее, неловкость еще оставалась  между  нами.
Всякая исповедь рождает стеснение и неловкость - с обеих  сторон.  Сели  в
машину, я включил зажигание. И только когда мы  тронулись  с  места,  я  с
облегчением почувствовал, что все снова стало просто и естественно, как, в
сущности, проста и естественна жизнь.
   Вероятно, и Доротея чувствовала то же: я заметил, что  она  улыбнулась.
Но мне некогда было раздумывать об этом, потому  что  мы  въехали  в  лес.
Дорога была узкая и в  густой  тени  деревьев  все  еще  сильно  размытая.
Несколько раз машина начинала буксовать, и мне с огромным трудом удавалось
выводить ее туда, где посуше. Я весь взмок, пока выбрался на шоссе.
   - Я тебе помогла! - засмеялась Доротея, когда шины наконец зашуршали по
асфальту.
   Что угодно мог я себе представить, только не Доротею, толкающую  машину
своими тонкими ручками.
   - Ты? Каким образом?
   - Мысленно.
   - Внушала мне бодрость?
   - Нет, толкала машину.
   Я тоже засмеялся. Так обычно говорят дети. И не только  говорят,  но  и
верят в это. Я вспомнил, что однажды в детстве  видел  телегу,  увязшую  в
глубокой грязи.  Возница  нещадно  лупил  палкой  лошадей  по  их  понурым
головам. Но когда наконец телега стронулась с места, я  свято  верил,  что
это я сдвинул ее - мысленно.
   - Это другое дело! - ответила Доротея. - А я и  вправду  могу  мысленно
кое-чем управлять.
   Тогда  я  не  придал  значения  ее  словам.  Или  не  захотел   к   ним
прислушаться. В тот день  я  наслушался  достаточно.  Позднее  эти  слова,
всплывая в моей памяти, неотвязно преследовали меня.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0967 сек.