Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Дюма Александр - Паскаль Бруно

Скачать Дюма Александр - Паскаль Бруно



II

     Джемма упала в кресло, и вслед за появлением незнакомца и  его  словами
наступило молчание, во время которого она успела бросить быстрый,  боязливый
взгляд на незванного гостя, который проник  в  ее  спальню  столь  странным,
непозволительным способом.
     Это  был  молодой  человек  лет  двадцати  пяти   -   двадцати   шести,
по-видимому, простолюдин: на нем была калабрийская шляпа с  широкой  лентой,
спускавшейся на плечо, бархатная куртка с серебряными пуговицами и такие  же
штаны; его  стан  стягивал  красный  шелковый  пояс  с  зеленой  вышивкой  и
бахромой - такие пояса изготавливают в Мессине, которая позаимствовала их  у
стран Леванта. Кожаные ботинки и гетры дополняли этот костюм  истого  жителя
гор, костюм, не лишенный изящества и как  бы  созданный,  чтобы  подчеркнуть
стройность того, кто его носил. Лицо незнакомца поражало  суровой  красотой:
резкие черты  южанина,  смелый,  гордый  взгляд,  черные  волосы  и  борода,
орлиный нос и зубы, как у шакала.
     Очевидно, Джемму не слишком успокоил вид  молодого  человека,  ибо  она
протянула руку к столу в поисках стоящего там серебряного колокольчика.
     - Вы разве не поняли меня, сударыня? -  спросил  он,  стараясь  придать
своему голосу ту чарующую мягкость, которую так хорошо передает  сицилийский
язык. - Я не желаю вам зла, напротив, если вы уважите мою  просьбу,  я  буду
боготворить вас, как мадонну. Вы прекрасны,  как  божья  матерь,  будьте  же
милосердны, как она.
     - Что же вам от меня надобно? - спросила Джемма дрожащим голосом.  -  И
как вы посмели явиться ко мне сюда, да еще таким путем?
     - Скажите, сударыня, неужели вы, знатная,  богатая,  любимая  человеком
высокого звания, почти королем, согласились бы  принять  такого  безвестного
человека, как я? Да если б  и  оказали  мне  такую  милость,  она  могла  бы
запоздать, а у меня времени нет!
     - Но что  я  могу  сделать  для  вас?  -  спросила  Джемма,  постепенно
успокаиваясь.
     - Все в ваших руках, сударыня, мое  несчастье  и  мое  блаженство,  моя
смерть и моя жизнь.
     - Ничего не понимаю! Объясните, в чем дело?
     - У вас служит девушка из Баузо.
     - Тереза?
     - Да, Тереза, - сказал молодой человек, и  голос  его  дрогнул.  -  Она
собирается обвенчаться с камердинером князя де Карини, а ведь девушка эта  -
моя невеста.
     - Так это вы?..
     - Да, мы собирались пожениться с Терезой, когда вы вызвали ее  к  себе.
Она обещала хранить мне верность, замолвить перед вами словечко за  меня,  а
если вы откажете в ее просьбе, вернуться домой. Итак, я ждал ее. Прошло  три
года, ее все не было. Я понял, что она не вернется, сам приехал сюда  и  все
узнал. Тогда я надумал броситься к вашим ногам и вымолить у  вас  разрешения
на брак с Терезой.
     - Я люблю Терезу и не желаю разлучаться с  ней.  Гаэтано  -  камердинер
князя. Если он женится на ней, Тереза останется у меня.
     - Коль скоро таковы ваши условия, я  поступлю  к  князю,  -  проговорил
молодой человек, сделав усилие над собой.
     - Тереза говорила, что вы не хотите быть слугой.
     - Да, правда, но я принесу эту жертву ради нее, раз  уж  иначе  нельзя.
Только, если возможно, я поступил бы телохранителем к князю  -  это  все  же
лучше, чем быть слугой.
     - Хорошо, я поговорю с князем, и если он согласится...
     - Князь согласится на все, чего бы вы ни пожелали,  сударыня.  Я  знаю,
вы не просите, вы приказываете.
     - Но кто мне поручится за вас?
     - Порукой будет моя вечная признательность, сударыня.
     - Кроме того, я должна знать, кто вы.
     - Я человек, судьба которого зависит от вас. Вот и все.
     - Князь спросит, как вас зовут.
     - Какое дело князю до моего имени? Разве он когда-нибудь слышал его?  И
что значит для князя де Карини имя простого крестьянина из Баузо?
     - Но я-то родилась в том же краю, что и вы.  Мой  отец  был  графом  де
Кастель-Нуово и жил в небольшом замке неподалеку от деревни.
     - Мне все это известно, сударыня, - глухо проговорил молодой человек.
     - Так вот, я должна знать, кто вы. Скажите, как вас зовут,  и  я  решу,
что мне надлежит делать.
     - Верьте мне, ваше сиятельство, вам лучше не знать моего имени. Не  все
ли равно, как меня зовут? Я  честный  человек,  Тереза  будет  счастлива  со
мной, и, если понадобится, я отдам жизнь за князя и за вас.
     - Не понимаю вашего упорства. Я хочу знать  ваше  имя,  тем  более  что
Тереза тоже отказалась сказать, как вас зовут, когда я спросила ее об  этом.
Предупреждаю, я ничего не сделаю для вас, если вы не назовете себя.
     - Так вы этого желаете, сударыня?
     - Не желаю, а требую...
     - Умоляю вас в последний раз...
     - Скажите, кто вы, или  уходите,  -  проговорила  Джемма,  повелительно
подняв руку.
     - Меня зовут Паскаль Бруно, - ответил  молодой  человек  ровным,  тихим
голосом; могло показаться, что он  совершенно  спокоен,  если  бы  внезапная
бледность не выдавала его душевной муки.
     - Паскаль  Бруно!  -  воскликнула  Джемма,  отодвигая  от   него   свое
кресло. - Паскаль  Бруно!  Уж  не  сын  ли  вы  Антонио  Бруно,  чья  голова
находится в замке Баузо, в железной клетке?
     - Да, я его сын.
     - И вам известно, почему голова вашего отца находится там? Отвечайте!
     Паскаль молчал.
     - А потому, - продолжала Джемма, - что  ваш  отец  покушался  на  жизнь
графа, моего отца.
     - Знаю, сударыня. Знаю также и  другое:  когда  ребенком  вас  выводили
гулять, ваши горничные и лакеи показывали вам эту клетку и говорили,  что  в
ней голова преступника, который хотел убить вашего  батюшку.  Одного  только
вам не рассказали, сударыня: ваш отец обесчестил моего отца.
     - Вы лжете!
     - Да покарает меня Господь Бог, если я солгал, сударыня. Моя мать  была
красива и добродетельна, граф полюбил ее. Она устояла перед его  обещаниями,
домогательствами, не испугалась даже угроз. И вот однажды,  когда  мой  отец
уехал в Таормину,  граф  приказал  четверым  верным  людям  похитить  ее  и,
отвезти в небольшой дом между Лимеро и Фурнани  -  в  нем  теперь  постоялый
двор... И там... там, сударыня, он надругался над нею!
     - Граф был  властелином  Баузо,  крестьяне  принадлежали  ему  душой  и
телом. Он оказал большую честь вашей матушке, обратив внимание на нее.
     - Мой отец принял это иначе, - сказал  Паскаль,  нахмурившись,  -  быть
может, потому что родился в Стрилле,  на  земле  князя  Монкада-Патерно,  он
ударил кинжалом графа. Рана не была смертельна, и слава Богу, хотя я  долгое
время жалел об этом. Но сегодня, к моему стыду, это меня радует.
     - Если память мне не изменяет,  не  только  ваш  отец  был  казнен  как
убийца, но и все ваши дяди отбывают наказание на каторге.
     - Да, они спрятали виновного и встали  на  его  защиту,  когда  за  ним
явилась полиция. Их посчитали сообщниками отца и отправили на каторгу.  Дядя
Плачидо попал на остров Фавиньяна, дядя Пиетро - на Липари, а дядя Пепе -  в
Вулкано. Я  был  тогда  ребенком,  но  и  меня  арестовали  вместе  с  ними,
пришлось, однако, вернуть меня матери.
     - А что стало с этой женщиной?
     - Она умерла.
     - Где же?
     - В горах между Пиццо ди Гото и Низи.
     - Почему она уехала из Баузо?
     - Почему? Чтобы не видеть, когда мы шли мимо замка,  ей  головы  своего
мужа, мне головы моего отца. Да, она умерла без  врача,  без  священника.  Я
похоронил ее на неосвященной земле  и  был  ее  единственным  могильщиком...
Надеюсь, вы простите меня, сударыня, но на свежей могиле матери я  дал  обет
отомстить за гибель всей моей семьи, из которой уцелел  я  один,  -  к  тому
времени дядей моих, конечно, уже не было  в  живых,  -  да,  отомстить  вам,
последней из семьи графа. Но что поделаешь? Я влюбился в  Терезу,  спустился
с гор, чтобы  не  видеть  могилы  матери,  так  как  чувствовал,  что  готов
нарушить свою клятву, и поселился  в  долине,  неподалеку  от  Баузо.  Более
того,  когда  Тереза  надумала  уехать  из  деревни  и  поступить  к  вам  в
услужение, мне пришла в голову мысль наняться  к  князю.  Долгое  время  эта
мысль страшила меня, потом я с ней свыкся. Я решил повидать  вас,  и  вот  я
пришел, пришел безоружный, чтобы умолять вас о  милости,  хотя  намеревался,
сударыня, предстать перед вами как мститель.
     - Вы понимаете, конечно, - ответила Джемма, - что князь не может  взять
к себе человека, отец которого  был  повешен,  а  родственники  осуждены  на
каторжные работы.
     - Но почему же, сударыня,  если  этот  человек  готов  забыть  об  этих
несправедливых приговорах?
     - Вы с ума сошли!
     - Вы знаете, госпожа графиня, что значит клятва для горца? Так  вот,  я
обещаю нарушить свою клятву. Вы знаете, что значит месть  для  сицилийца?  Я
обещаю отказаться от мести... Я все предам забвению, не заставляйте же  меня
вспоминать...
     - А в противном случае?
     - Не хочу думать об этом.
     - Хорошо, мы примем надлежащие меры.
     - Смилуйтесь, сударыня, умоляю! Видите, я делаю все, что в моих  силах,
хочу остаться  честным.  Ручаюсь,  я  стану  другим  человеком,  коль  скоро
поступлю к князю и женюсь на Терезе... К тому же  я  никогда  не  вернусь  в
Баузо.
     - Я ничего не могу для вас!
     - Госпожа графиня, ведь вы любили!
     Джемма презрительно улыбнулась.
     - Вы должны знать, что такое  ревность.  Вы  должны  знать,  какая  это
мука, чувствуешь, что сходишь с ума. Я люблю Терезу, я ревную ее,  чувствую,
что не совладаю с собой, если она выйдет замуж за другого, и тогда...
     - Что тогда?
     - Тогда берегитесь, как бы я не вспомнил о клетке  с  головой  отца,  о
каторге, куда сосланы мои дяди, и о могиле, в которой покоится моя мать.
     В эту минуту странный крик,  похожий  на  сигнал,  раздался  под  окном
спальни, и почти тотчас же прозвенел звонок.
     - Князь! - воскликнула Джемма.
     - Да, да знаю! - пробормотал Паскаль. - Но  прежде,  нежели  он  войдет
сюда, вы можете обещать мне... Умоляю, сударыня, снизойдите к моей  просьбе:
разрешите мне жениться на Терезе, попросите князя взять меня в услужение...
     - Пропустите  меня!  -  повелительно  сказала  Джемма,  направляясь   к
выходу.
     Но вместо того, чтобы повиноваться, Бруно подбежал к двери и запер ее.
     - И вы посмели задержать меня? -  спросила  Джемма,  берясь  за  шнурок
звонка. - Ко мне, на помощь! На помощь!
     - Не зовите, сударыня, - проговорил Бруно,  все  еще  владея  собой.  -
Ведь я сказал, что не причиню вам зла.
     Вторично раздался под окном тот же странный крик.
     - Молодец, Али, ты на посту, мой мальчик! - крикнул Бруно.  -  Понимаю,
пришел князь, слышу его  шаги  в  коридоре.  Сударыня,  сударыня,  еще  есть
несколько минут, несколько секунд, еще можно избежать многих несчастий...
     - На помощь, Родольфо, на помощь! - крикнула Джемма.
     - Так, значит, у вас нет сердца, нет души, нет жалости, ни к  себе,  ни
к другим! - воскликнул Бруно, схватившись  за  голову  и  смотря  на  дверь,
которую сотрясала чья-то сильная рука.
     - Меня  заперли,   -   продолжала   графиня,   ободренная   подоспевшей
помощью, - я здесь, и с мужчиной, он угрожает мне. На помощь,  Родольфо,  ко
мне!..
     - Я не угрожаю, я молю... я все  еще  молю...  но  раз  вы  сами  этого
пожелали!..
     Бруно испустил крик, подобный крику дикого зверя, и бросился к  Джемме,
видимо, чтобы задушить ее, так как он и в самом деле был безоружен. В ту  же
минуту дверь, скрытая  в  глубине  алькова,  отворилась,  раздался  выстрел,
спальня наполнилась дымом,  и  Джемма  потеряла  сознание.  Она  очнулась  в
объятиях любовника, с ужасом оглядела комнату и спросила, как только  смогла
говорить:
     - А этот человек, где он?
     - Не знаю. Должно быть, я промахнулся, - ответил князь. -  Не  успел  я
перескочить через кровать, как он прыгнул в окно. Вы лежали без сознания,  я
позабыл о нем и поспешил к вам. Должно быть, я промахнулся, -  повторил  он,
осматривая стены. - Странно, я нигде не вижу следа от пули.
     - Скорее пошлите за ним погоню! - воскликнула Джемма. - Ни жалости,  ни
милосердия к этому человеку, ваша светлость!  Он  бандит  и  хотел  задушить
меня.
     Поиски продолжались всю ночь, осмотрели виллу, прилегающие к ней  сады,
побережье - все было тщетно: Паскаль Бруно бесследно исчез.
     Наутро были  обнаружены  пятна  крови,  они  вели  от  окна  спальни  и
терялись на берегу моря.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0937 сек.