Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Криштоф Агота - Толстая тетрадь

Скачать Криштоф Агота - Толстая тетрадь



ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК
     Офицер приносит нам словарь, по которому мы  можем выучить его язык. Мы
учим  слова, денщик поправляет наше произношение. Через несколько недель  мы
уже бегло говорим  на новом  языке. Мы  учимся, и вскоре денщику уже не надо
переводить. Офицер очень доволен нами. Он дарит нам  губную гармошку. Еще он
дает нам ключ от его  комнаты, чтобы мы могли  заходить туда,  когда захотим
(мы и раньше заходили  туда, открывая дверь  своим ключом, но тайно). Теперь
нам больше  не  надо прятаться и мы можем  делать что хотим: есть печенье  и
шоколад, курить сигареты.
     Мы  часто ходим в комнату офицера, потому что там очень чисто и гораздо
спокойнее, чем на кухне. Теперь мы обычно занимаемся в комнате офицера.
     У офицера  есть граммофон и пластинки.  Мы  слушаем музыку,  валяясь на
кровати. Однажды мы,  чтобы сделать офицеру приятное, поставили  пластинку с
гимном его страны. Но он рассердился и вдребезги разбил пластинку кулаком.
     Иногда  мы спим  на  кровати -- она очень широкая. Как-то утром  денщик
застает нас в кровати, и это ему не слишком нравится:
     -- Вы есть очень  неосторожные! Вы больше не делайте такой глупый вещь.
Что будет, если офицер прийти ночью?
     -- А что будет? Постель широкая, всем места хватит...
     Денщик говорит:
     -- Вы есть очень глупый. Однажды вы будете платить за вашу глупость. Но
если офицер вас обидеть, я его буду убить.
     -- Он нас не обидит, не беспокойтесь.
     Однажды  ночью  офицер приходит домой  и видит нас на своей кровати. Мы
просыпаемся от света керосиновой лампы и спрашиваем:
     -- Нам в кухню уйти?
     Офицер треплет нам волосы и говорит:
     -- Оставайтесь тут. Оставайтесь...
     Он раздевается и  ложится между нами.  Он обнимает нас и шепчет нам  на
ухо:
     -- Спите. Я люблю вас. Добрых снов.
     Мы засыпаем. Позже,  уже под утро, мы хотим выйти, но офицер удерживает
нас:
     -- Не вставайте. Спите.
     -- Но нам надо выйти. По нужде.
     -- Не ходите. Делайте это здесь.
     Мы спрашиваем:
     -- Где -- здесь?
     Он говорит:
     -- На меня. Да. Не бойтесь. Писайте же! Мне на лицо!
     Мы делаем,  как он  просит, а  потом выходим в сад, потому  что постель
совсем мокрая. Солнце уже встает, и мы принимаемся за свою утреннюю работу.

ДРУГ ОФИЦЕРА
     Иногда офицер  приводит домой своего друга, тоже офицера, молодого. Они
проводят весь вечер  вдвоем,  а  потом друг остается на  ночь.  Мы наблюдаем
иногда за ними через дырку в потолке.
     Летний вечер. Денщик  готовит  что-то  на керосинке. Он  застилает стол
скатертью и ставит  на стол цветы. Потом офицер и его друг сидят за столом и
пьют.  Потом они едят. Денщик  ужинает,  сидя на  табурете у  дверей.  Потом
офицеры  снова пьют. А мы в это время заводим музыку.  Мы меняем пластинки и
крутим ручку граммофона.
     Друг офицера говорит:
     -- Эти дети раздражают меня. Отошли их.
     Офицер спрашивает:
     -- Ты что, ревнуешь?
     Его друг отвечает:
     --  К  кому, к  ним? Не  говори  глупостей!  Это просто  два  маленьких
варвара-туземца...
     -- А они красивые, разве нет?
     -- Возможно. Я не разглядывал.
     -- То-то и оно, что не разглядывал. Так взгляни!
     Друг офицера краснеет:
     --  Что  ты хочешь сказать? Они меня раздражают своей настороженностью.
Будто они слушают нас и следят за нами.
     -- Они  и правда нас слушают. Они великолепно говорят на нашем языке. И
они все понимают.
     Друг офицера бледнеет и встает из-за стола:
     -- Ну, знаешь, всему есть граница! Я ухожу немедленно!
     Наш офицер говорит:
     -- Не дури. А вы, ребята, ступайте!
     Мы выходим и поднимаемся на чердак. Мы смотрим в дырки и слушаем.
     Друг офицера говорит:
     -- Ты выставил меня в идиотском виде перед этими маленькими дебилами!
     Офицер отвечает:
     -- Эта парочка -- самые умные дети, каких я когда-либо видел.
     Друг говорит:
     -- Это  ты нарочно так говоришь, чтобы  задеть меня  побольнее. Ты  все
делаешь, чтобы унижать и мучить меня. Однажды я убью тебя!
     Наш офицер кидает ему свой револьвер:
     -- А пожалуйста. На, держи. Давай убей меня!
     Друг хватает револьвер и целится в офицера:
     -- Я сделаю это. Вот увидишь, сделаю. Только заговори еще  хоть раз про
того, другого, -- и я убью тебя.
     Офицер прикрывает глаза и мечтательно улыбается:
     --  Да,  он  был  красив...  молод...  силен...  грациозен... строен...
нежен... такой утонченный, такой мечтательный,  смелый... дерзкий... Я любил
его.  Он погиб  на Восточном фронте. Ему было всего девятнадцать! Я не  могу
жить без него...
     Друг офицера швыряет револьвер на стол и кричит:
     -- Свинья!
     Офицер открывает глаза и оглядывает своего друга:
     -- Ну и трус же ты. Слизняк.
     Друг говорит:
     --  Раз ты такой смелый, сделал  бы это  сам. Раз ты так убит горем. Не
можешь жить без него? Так иди  за ним. Или ты хочешь, чтобы я помог тебе? Не
выйдет, я еще с ума не сошел! Хочешь сдохнуть? Подыхай! Подыхай один!
     Тогда офицер  берет револьвер и приставляет себе к виску. Мы спускаемся
с чердака. Денщик сидит возле распахнутой двери. Мы спрашиваем:
     -- Он что, правда хочет убить себя?
     Денщик смеется:
     -- Вы не надо бояться! Они  всегда так делать,  когда  выпивать слишком
много. А я раньше того разряжать их револьверы.
     Мы заходим в комнату и говорим офицеру:
     -- Если вы хотите, мы можем убить вас. Дайте нам ваш револьвер.
     Друг офицера говорит:
     -- Вот маленькие ублюдки!..
     Офицер улыбается и говорит:
     -- Спасибо. Это очень  любезно с  вашей  стороны, но  мы просто шутили.
Идите спать.
     Он встает, чтобы закрыть за нами дверь, и видит денщика:
     -- Ты что, все еще здесь?
     Денщик говорит:
     -- Вы меня не отпускали.
     -- Пошел вон! Я желаю, чтоб меня оставили в покое! Ясно?
     Мы слышим через дверь, как он говорит своему другу:
     -- Это тебе урок, трус несчастный!
     Мы  слышим  звуки  драки,  ударов,  грохот  перевернутых  стульев,  шум
падения, тяжелое дыхание. Потом все стихает.

НАШЕ ПЕРВОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ
     Экономка  часто поет. Она поет старые  популярные  песни  и новые,  про
войну.  Мы  слушаем  эти песни  и  разучиваем  их  мелодии  на нашей  губной
гармонике. Еще мы просим денщика научить нас песням его страны.
     Однажды поздно  вечером,  когда  бабушка  уже легла  спать,  мы идем  в
Городок.  Мы встаем  напротив  одноэтажного  дома неподалеку  от  замка.  За
открытой дверью -- лестница, ведущая вниз. Из-за  двери слышны голоса и шум,
валят  клубы табачного  дыма.  Мы  спускаемся  вниз по каменным  ступеням  и
оказываемся  в подвале, где устроено кафе. Оно полно людей -- кто стоит, кто
сидит на лавках и бочонках, и все пьют вино.  Большинство  здесь -- старики,
но  есть  и  люди  помоложе, а также три женщины.  На нас никто не  обращает
внимания.
     Один из нас начинает играть на губной гармошке, а второй поет известную
песню о  женщине, которая ждет мужа: муж  ушел на  войну и скоро вернется  с
победой.
     Понемногу  все  посетители кафе поворачиваются  к  нам;  голоса  и  шум
стихают.  Мы играем и поем все громче  и громче, мы слышим, как отдается под
сводчатым потолком подвала наша песня -- как будто вместе с нами поет кто-то
еще.
     Когда мы заканчиваем песню, мы смотрим на усталые, пустые лица. Одна из
женщин смеется и хлопает нам.  Молодой однорукий парень  с шелушащейся кожей
на лице просит:
     -- Еще. Спойте еще что-нибудь!
     Мы меняемся ролями. Тот, кто играл на гармошке, отдает ее второму, и мы
поем новую песню.
     Тощий человек, шатаясь, подходит к нам и кричит нам в лицо:
     -- Молчать, щенки!
     Он грубо  толкает нас так, что один отлетает направо, другой налево. Мы
падаем, роняем губную гармошку на  пол. Тощий, держась за стену, поднимается
по  лестнице,  и  мы  слышим, как  он,  уже на  улице,  орет: "Молчать! Всем
молчать!.."
     Мы подбираем нашу губную гармошку и обтираем ее; кто-то говорит:
     -- Этот парень глухой...
     Еще кто-то добавляет:
     -- Он не только глухой, он еще и ненормальный. Полный псих.
     Старик  гладит  нас  по  голове. Из  его глубоко  запавших,  обведенных
темными кругами глаз текут слезы.
     -- Эх, жизнь несчастная!.. Бедные вы ребята! Бедный наш мир!..
     Одна из женщин говорит:
     -- Глухой, ненормальный -- а вернулся все-таки. Вот и ты вернулся...
     Она садится на колени к однорукому, тот говорит:
     --  Это  точно,  красотка.  Я-то вернулся.  А  только  как  мне  теперь
работать,  а?  Пилить,  скажем,  -- и  то, чем доску держать стану?  Рукавом
пустым?..
     Другой парень, который сидит на скамейке, невесело смеется:
     -- Вот и я тоже  вернулся. До пояса  -- человек, а ниже -- паралитик. И
ноги не  работают, и  все прочее. И уж, говорят, никогда  не поправлюсь. Так
лучше бы меня разом убило...
     Другая женщина говорит:
     -- Ну, вам, мужикам, не угодишь. Вот в госпитале, где я работаю, только
и слышишь от умирающих -- мол,  каким ни есть, а выжить бы, вернуться домой,
мать увидеть, жену, еще хоть чуток пожить...
     -- А ты заткнись. Бабы войны не нюхали!
     Женщина отвечает:
     -- Не нюхали, говоришь? Гомик недоделанный. Это мы все тянем на себе --
и работу и заботу. Кто детишек поднимает, кто вас продырявленных выхаживает?
Вот кончится война,  вы,  мужики,  враз  все  героями заделаетесь.  Помер --
герой, выжил  -- герой, калека -- тоже  герой.  Потому вы, мужики,  войну  и
придумали. Это  ваша  война, вы ее хотели --  ну  так  теперь  не жалуйтесь.
Герои. Герой управляться с дырой!
     Все начинают спорить и кричать. Старик рядом с нами повторяет:
     -- Никто этой войны не хотел, никто.
     Мы выходим из подвала и идем домой.
     Улицы  и  пыльная  дорога, которая ведет к дому  бабушки, ярко освещены
луной.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0774 сек.