Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Криштоф Агота - Толстая тетрадь

Скачать Криштоф Агота - Толстая тетрадь



В ТЮРЬМЕ
     Мы лежим на твердом земляном полу камеры. Сквозь маленькое зарешеченное
окно проходит  немного тусклого света, но мы  не  знаем, сколько времени, не
знаем даже, утро сейчас или вечер.
     Все тело  болит. Стоит пошевелиться,  и мы  впадаем  в  полузабытье. Мы
видим все как в тумане, в ушах звенит и в голове стучит. Нам страшно хочется
пить, рот пересох.
     Проходят  часы.  Мы не  разговариваем.  Позже  приходит  полицейский  и
спрашивает:
     -- Хотите чего-нибудь?
     Мы говорим:
     -- Пить...
     -- Тогда говорите. Признавайтесь. Как признаетесь, будет  вам  и еда, и
питье сколько захотите.
     Мы молчим. Он спрашивает:
     -- Старик, а ты есть хочешь?
     Никто не отвечает. Полицейский выходит.
     Мы  понимаем,  что,  кроме  нас, в  камере кто-то  есть.  Мы  осторожно
приподнимаем  головы и  видим,  что в  углу  лежит  скорчившись  старик.  Мы
медленно подползаем к нему и трогаем  его.  Он  холодный  и  окоченевший. Мы
отползаем обратно к двери.
     Когда  за  окошком совсем  темнеет,  полицейский  приходит  с карманным
фонариком. Он светит на старика и говорит:
     -- Спи, дедушка. Завтра сможешь пойти домой.
     Потом он светит на нас, прямо нам в лицо, каждому по очереди:
     -- Что,  все  еще  нечего  мне  сказать?  Как  знаете.  Я  подожду. Или
заговорите, или так тут и сдохнете.
     Еще  позже  ночью дверь камеры  снова  отворяется. Входят  полицейский,
денщик и иностранный офицер. Офицер наклоняется над нами, смотрит на нас. Он
говорит денщику:
     -- Немедленно позвонить на базу! Пусть вышлют санитарную машину!
     Денщик выходит, офицер осматривает старика. Он говорит:
     -- Мерзавец забил его насмерть.
     Он поворачивается к полицейскому:
     -- Ты за это  заплатишь, скотина!  Если б ты только знал, как ты за это
заплатишь!..
     Полицейский спрашивает нас:
     -- Что он сказал?
     -- Он говорит, что старик умер и ты дорого заплатишь за все, скотина!
     Офицер гладит нас по голове:
     --  Мои  бедные, бедные мальчики.  Он  осмелился  мучить  вас,  грязная
свинья!
     Полицейский спрашивает:
     -- Что он со мной  сделает? Скажите ему -- у меня самого есть дети... я
не знал... Он что, ваш отец или что?..
     Мы говорим:
     -- Дядя.
     -- Почему  же  вы  мне сразу  не сказали?.. Откуда мне было  знать? Мне
очень жаль! Что я могу сделать, чтобы...
     Мы говорим:
     -- Молись.
     Возвращается денщик, с ним еще солдаты. Нас кладут на носилки и несут в
санитарную машину. Офицер садится рядом с  нами. Полицейского солдаты сажают
в джип, садятся по сторонам от него и увозят. Денщик за рулем джипа.
     В  армейском  госпитале, в большой белой комнате, нас сразу осматривает
врач. Он дезинфицирует наши раны, делает уколы от боли и от столбняка. Потом
он  обследует нас под  рентгеном. У нас ничего  не сломано, только несколько
зубов выбито, но зубы все равно были молочные.
     Денщик отвозит нас к бабушке. Он кладет нас на большую кровать офицера,
а сам ложится на одеяло возле постели, на полу. Утром он приводит бабушку, а
бабушка приносит нам в постель теплое молоко.
     Когда денщик выходит, бабушка спрашивает:
     -- Вы сознались?
     -- Нет, бабушка. Нам не в чем сознаваться.
     -- Так я и думала. А что с полицейским?
     -- Не знаем. Но он больше не придет, это уж точно.
     Бабушка хихикает:
     --  Депортация  или  расстрел, а? Свинья!  Ладно, мы это  дело отметим.
Пойду  сейчас  курицу разогрею  -- я  вчера ее  зажарила.  Я к  ней  еще  не
притрагивалась.
     В полдень мы встаем с постели и идем на кухню.
     Когда мы едим, бабушка говорит:
     -- Интересно, зачем вам  понадобилось убивать ее?.. Впрочем, я думаю, у
вас на то были какие-нибудь причины.

ПОЖИЛОЙ ГОСПОДИН
     Вскоре после ужина приезжает пожилой господин с девочкой,  которая выше
нас.
     Бабушка спрашивает его:
     -- Что вам нужно?
     Пожилой господин называет бабушку по имени, и бабушка говорит нам:
     -- Убирайтесь. Пойдите погуляйте в саду.
     Мы выходим. Мы обходим дом и прячемся под окном кухни. Мы подслушиваем.
Пожилой господин говорит:
     -- Пожалейте ее.
     Бабушка отвечает:
     -- Как вы можете просить меня об этом?
     Пожилой господин говорит:
     -- Вы знали ее родителей. Они доверили  девочку  мне перед депортацией.
Они дали  мне  ваш адрес  --  на  случай,  если  девочке  будет  небезопасно
оставаться со мной.
     Бабушка спрашивает:
     -- Вы понимаете, чем я рискую?
     -- Да, знаю -- но это вопрос жизни и смерти.
     -- У нас в доме живет иностранный офицер.
     -- Вот именно! Кто станет искать ее здесь? Вам придется сказать только,
что она -- ваша внучка, двоюродная сестра этих двух мальчиков.
     -- Тут всем известно, что у меня только двое внуков -- вот эти.
     -- Вы можете сказать, что она из семьи вашего зятя.
     Бабушка хмыкает:
     -- Да я зятя своего в жизни не видела!
     После долгой паузы пожилой господин продолжает:
     -- Я прошу  вас только лишь прокормить девочку несколько месяцев  -- до
конца войны.
     -- А если война еще несколько лет протянется?
     -- Нет, теперь уже недолго.
     Бабушка начинает притворно хныкать:
     -- Я всего лишь старуха, которую непосильный труд сводит в могилу. Куда
мне столько ртов прокормить!..
     Пожилой господин говорит:
     -- Вот все сбережения ее родителей и их семейные драгоценности. Если вы
ее спасете, все это ваше.
     Вскоре после этого бабушка зовет нас:
     -- Это ваша кузина.
     Мы говорим:
     -- Понятно, бабушка.
     Пожилой господин говорит:
     -- Вы ведь будете играть вместе, втроем, правда?
     Мы говорим:
     -- Мы никогда не играем.
     Он спрашивает:
     -- Чем же вы тогда занимаетесь?
     -- Мы работаем, учимся, тренируемся.
     Он говорит:
     --  Понимаю.  Вы  серьезные  люди. На игры у  вас  времени  нет. Но  вы
присмотрите за своей кузиной, правда?
     -- Да, сударь. Присмотрим.
     -- Благодарю вас.
     Наша новая кузина говорит:
     -- Я выше вас.
     Мы отвечаем:
     -- Но нас двое.
     Пожилой господин говорит:
     -- Вы правы.  Двое гораздо сильнее  одного. И не забывайте  называть ее
кузиной, договорились?
     -- Сударь, мы никогда ничего не забываем.
     -- Я на вас полагаюсь.

НАША КУЗИНА
     Наша кузина  на пять лет старше нас. Глаза у нее темные, а волосы рыжие
из-за чего-то, что называется хна.
     Бабушка сказала нам, что она -- дочь сестры отца. Мы рассказываем всем,
кто нас спрашивает, то же самое.
     Мы, конечно, знаем, что у отца нет и не было сестры. Но мы знаем также,
что без этой лжи жизнь нашей кузины  будет в опасности  -- а ведь мы обещали
пожилому господину заботиться о ней.
     Когда пожилой господин уезжает, бабушка говорит:
     -- Ваша кузина будет спать с вами на кухне.
     Мы говорим:
     -- На кухне нет больше места.
     Бабушка говорит:
     -- Это уж сами решайте промеж себя.
     Наша кузина говорит:
     --  Я могу и под столом спать... на полу... если только вы  мне  одеяло
дадите...
     Мы говорим:
     -- Можешь спать на лавке и взять наши  одеяла. Мы  тогда будем спать на
чердаке. Сейчас не холодно.
     Она говорит:
     -- Я тоже буду спать на чердаке, вместе с вами.
     -- Ты нам там не нужна. Ты никогда не должна подниматься на чердак.
     -- Почему?
     Мы говорим:
     -- У тебя  есть  тайна.  Вот и у  нас  есть  тайна. Если ты не  станешь
уважать нашу тайну, мы не будем уважать твою.
     Она спрашивает:
     -- Вы что, способны меня выдать?
     -- Зайдешь на чердак -- умрешь. Понятно?
     Она минуту молча на нас смотрит, потом говорит:
     -- Понятно. Понятно, что вы полные психи. Ну и пожалуйста, не нужен мне
ваш вонючий чердак. Обещаю, что никогда туда не полезу.
     Она держит свое слово и на чердак  не поднимается. Но во всех остальных
местах она пристает к нам постоянно.
     Она говорит:
     -- Принесите мне малины.
     Мы говорим:
     -- Иди собери сама в саду.
     Она говорит:
     -- Прекратите читать вслух. У меня от вас голова болит.
     Мы продолжаем читать.
     Она спрашивает:
     -- Что это вы часами валяетесь на полу?
     Мы продолжаем упражнение в неподвижности, хотя она кидает в нас гнилыми
фруктами.
     Она говорит:
     -- Что вы все молчите! Вы мне на нервы действуете!
     Но мы продолжаем упражнение в молчании.
     Она спрашивает:
     -- Почему вы сегодня ничего не едите?
     -- У нас сегодня пост. Мы упражняемся в перенесении голода.
     Наша  кузина не работает,  не учится,  не делает упражнений.  Часто она
просто сидит и глядит на небо, иногда плачет.
     Бабушка никогда  не  бьет кузину. Она не ругает  ее.  Она не просит  ее
помочь.  Она  вообще  ни  о   чем  ее  не  просит.  Она  никогда  с  ней  не
разговаривает.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0699 сек.