Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Криштоф Агота - Толстая тетрадь

Скачать Криштоф Агота - Толстая тетрадь




МЕРТВЫЕ
     Однажды  ночью  мы слышим  взрывы, ружейные  выстрелы  и  пулеметные  и
автоматные  очереди. Мы выходим  посмотреть, что происходит. Мы видим, что в
лагере  пожар.  Мы решаем,  что пришел  неприятель, но  на следующее  утро в
Городке все тихо; слышна только далекая канонада.
     В конце  дороги, которая ведет к военной  базе, больше нет  часового. В
небо поднимается густой  тошнотворный дым. Мы решаем  пойти  посмотреть, что
там горит.
     Мы входим в лагерь. Он пуст. Никого нет. Некоторые постройки еще горят.
Запах невыносим,  но  мы  зажимаем нос и  идем дальше. Наконец мы подходим к
ограде из колючей проволоки.  Мы поднимаемся  на сторожевую вышку.  Мы видим
широкий  плац,  на  котором возвышаются  три высокие  черные кучи.  Потом мы
замечаем вход на огороженную территорию. Мы спускаемся с вышки и  идем туда.
Это высокие, большие железные ворота, которые оставили распахнутыми настежь.
Над воротами на иностранном языке написано: "Транзитный лагерь". Мы входим в
ворота.
     Черные  кучи, которые мы заметили с вышки, состоят  из обугленных  тел.
Некоторые сгорели полностью, остались  только кости. Некоторые почти  совсем
не обгорели. Таких  тел очень  много. Большие  и маленькие. Взрослые и дети.
Наверное,  их  сначала  убили,  потом  сложили в  кучи,  облили  бензином  и
подожгли.
     Нас тошнит. Мы  убегаем  из лагеря. Мы  идем  домой. Бабушка  зовет нас
обедать, но нас снова тошнит.
     Бабушка говорит:
     -- Небось опять ели какую-нибудь дрянь.
     Мы говорим:
     -- Да. Зеленые яблоки.
     Наша кузина говорит:
     -- Они сожгли лагерь. Надо пойти посмотреть. Пока там никого нет.
     -- Мы там уже были. Там не на что смотреть -- ничего интересного.
     Бабушка хмыкает:
     -- Значит, наши храбрецы ничегошеньки не оставили? Все с собой забрали?
Что, совсем ничего, что может пригодиться? Да вы хорошо ли смотрели?
     -- Да, бабушка. Очень хорошо. Там ничего нет.
     Наша кузина выходит из кухни. Мы идем за ней. Мы спрашиваем:
     -- Ты куда?
     -- В Городок.
     -- Уже? Обычно ты туда только вечером уходишь.
     Она улыбается:
     -- Да, но я кое-кого жду. Все, хватит вам приставать ко мне!
     Наша кузина опять улыбается и бежит в город.

МАМА
     Мы  в  саду. Перед  домом  останавливается армейский джип, выходит наша
мама с  иностранным  офицером. Она бежит  через сад к нам. На  руках  у мамы
маленький ребенок. Мама кричит нам:
     -- Скорее,  скорее!  Быстро в машину --  мы  уезжаем! Поторапливайтесь!
Бросайте все, и едем!
     Мы спрашиваем:
     -- Что это за ребенок?
     Она говорит:
     -- Это ваша сестра. Поехали! Нельзя терять ни минуты!
     Мы спрашиваем:
     -- А куда ехать?
     -- В другую страну. Перестаньте наконец задавать вопросы! Едем!
     Мы говорим:
     -- Мы не хотим никуда уезжать. Мы хотим остаться здесь.
     Мама говорит:
     -- Я должна уехать туда. А вы поедете со мной.
     -- Нет, мы останемся здесь.
     Из дома выходит бабушка. Она спрашивает маму:
     -- Что это ты еще придумала? И что у тебя в руках?
     Мама говорит:
     -- Я приехала за своими сыновьями. Я пришлю вам денег, мама.
     Бабушка говорит:
     -- Мне не нужны твои деньги. И мальчишек я тебе не отдам.
     Мама просит офицера забрать нас силой. Мы быстро карабкаемся  на чердак
по веревке. Офицер пытается  схватить нас, но мы  ногой толкаем  его в лицо.
Офицер ругается, а мы втягиваем наверх веревку.
     Бабушка хихикает:
     -- Видала? Не хотят они с тобой уезжать.
     Мама кричит на нас:
     -- Я вам приказываю -- спускайтесь немедленно!
     Бабушка говорит:
     -- А приказов они никогда не слушаются.
     Мама начинает плакать:
     -- Идите ко мне, дорогие мои, милые! Я не могу уехать без вас!
     Бабушка говорит:
     -- Что, иностранцева выблядка тебе мало?
     Мы говорим:
     -- Нам тут нравится, мам. Езжай. Нам хорошо у бабушки.
     Мы слышим канонаду и пулеметные очереди. Офицер  обнимает маму за плечи
и ведет к машине. Но мама вырывается от него:
     -- Они мои дети! Они мне нужны! Я люблю их!
     Бабушка говорит:
     -- Они и мне нужны. Я уже старая. А ты себе еще нарожаешь -- я вижу,  с
этим у тебя проблем нет!
     Мама говорит:
     -- Умоляю вас, не держите их!
     Бабушка говорит:
     -- Да  кто их  держит?  Эй, мальчишки! Ну-ка  спускайтесь  сейчас  же и
поезжайте со своей матерью!
     Мы говорим:
     -- Мы не хотим ехать. Мы хотим остаться с вами, бабушка.
     Офицер  обнимает  маму  и тянет ее к машине,  но мама отталкивает  его.
Офицер садится  в  машину и  заводит  мотор. В тот  же самый  момент в  саду
раздается  взрыв.  В следующий миг мы видим, что мама лежит на земле. Офицер
подбегает к ней. Бабушка пытается оттащить нас в сторону:
     -- Не смотрите! Ступайте в дом!
     Офицер  выкрикивает ругательство,  прыгает в джип  и,  резко  рванув  с
места, уезжает.
     Мы смотрим на маму. У нее вылезли  кишки из  живота. Она вся в крови, и
младенец  тоже. Мамина голова  свисает в  воронку  от  снаряда.  Глаза у нее
открыты и все еще полны слез.
     Бабушка говорит:
     -- Лопаты принесите.
     Мы кладем на дно ямы одеяло, кладем на него маму. Она все еще прижимает
к себе девочку. Мы укрываем их вторым одеялом и засыпаем яму.
     Когда кузина возвращается из города, она спрашивает:
     -- Что-нибудь случилось?
     Мы говорим:
     -- Да, снаряд у нас в саду взорвался и воронку сделал.

КУЗИНА УЕЗЖАЕТ
     Ночью слышны канонада и взрывы. На рассвете  все вдруг стихает. Мы спим
на широкой кровати офицера. Теперь его кровать -- наша, и комната тоже.
     Утром  мы  идем  на  кухню  завтракать. Бабушка стоит  у  плиты. Кузина
сворачивает свои одеяла.
     Она говорит:
     -- Я так плохо спала сегодня!
     Мы говорим:
     -- Спи в саду. Там сейчас тишина и стало тепло.
     Она спрашивает:
     -- Неужели вам не было страшно ночью?
     Мы только молча пожимаем плечами.
     Раздается стук в дверь. Входит человек в штатском, с ним двое солдат. У
солдат автоматы, и они одеты в форму, какой мы раньше не видели.
     Бабушка говорит  что-то на языке, на котором она говорит, когда выпьет.
Солдаты отвечают. Бабушка обнимает  их  и  целует.  Потом  она  говорит  еще
что-то.
     Штатский спрашивает:
     -- Вы говорите на их языке, сударыня?
     Бабушка говорит:
     -- Это мой родной язык.
     Наша кузина спрашивает:
     -- Они уже здесь? Когда же они пришли? Мы хотели встречать их с цветами
на ратушной площади...
     Штатский спрашивает:
     -- Кто это "мы"?
     -- Я и мои друзья.
     Штатский улыбается:
     -- Опоздали. Они ночью в Городок вошли. А я прибыл почти сразу вслед за
ними. Я ищу одну девочку...
     Он называет имя, наша кузина говорит:
     -- Да, это я. Где мои родители?
     Штатский говорит:
     -- Не знаю. Мое  дело  -- находить детей по списку. Мы сначала направим
тебя в распределитель в Большом Городе. А  там попытаемся и родителей  твоих
отыскать.
     Кузина говорит:
     -- У меня здесь есть друг. Он тоже в вашем списке?
     Она называет имя своего любовника. Штатский листает список:
     -- Да. Он уже в военном штабе. Поедете вместе. Собирайся.
     Кузина  счастлива. Она собирает  свои платья и складывает всякую мелочь
на свое большое купальное полотенце.
     Штатский обращается к нам:
     -- Ну, а вы что? Как вас зовут?
     Бабушка говорит:
     -- Это мои внуки. Они остаются со мной.
     Мы говорим:
     -- Да, мы остаемся с бабушкой.
     Штатский говорит:
     -- Все равно назовите мне ваши имена.
     Мы называем ему свои имена. Он сверяется со списком.
     -- Да, вас в списке нет. Можете оставить их, сударыня.
     Бабушка говорит:
     -- Что значит -- могу оставить? Само собой могу!
     Наша кузина говорит:
     -- Я готова. Поехали.
     Штатский говорит:
     --  Ты не слишком спешишь,  а? Могла бы по  крайней  мере поблагодарить
хозяйку и попрощаться с мальчиками.
     Кузина говорит:
     -- С мальчиками? С поганцами, вы хотите сказать.
     Она крепко обнимает нас:
     -- Целовать  вас  я  не стану, я знаю,  что вам  телячьи нежности не по
вкусу. Постарайтесь делать поменьше глупостей... Ну, пока!
     Она  обнимает  нас  еще  крепче  и  плачет.  Штатский поворачивается  к
бабушке:
     -- Я хотел бы поблагодарить вас, сударыня, за  все, что вы сделали  для
этой девочки.
     Мы все вместе выходим из  дома. У калитки стоит  джип. Солдаты  садятся
вперед, штатский и кузина  -- сзади. Бабушка кричит что-то солдатам. Солдаты
хохочут. Джип уезжает. Кузина не оглядывается.

ПРИХОД НОВЫХ ИНОСТРАНЦЕВ
     После отъезда кузины мы идем в город посмотреть, что там происходит.
     На  каждом   углу  стоят  танки.  На  ратушной  площади  --   множество
грузовиков,  джипов, мотоциклов,  простых  и с  колясками.  Всюду  множество
иностранных  солдат.  На рыночной площади, которая не  заасфальтирована, они
ставят палатки и полевые кухни.
     Когда  мы проходим мимо, они улыбаются нам, что-то говорят,  но мы пока
не понимаем их речи.
     Кроме  солдат,  на улицах  никого нет. Двери  домов заперты, окна тоже,
витрины магазинов закрыты решетками или жалюзи.
     Мы идем домой и говорим бабушке:
     -- В Городке все тихо.
     Она хмыкает:
     -- Это они отдыхают. Вот погодите, увидите, что вечером будет!
     -- А что будет, бабушка?
     -- Для начала -- обыски. Они пройдут  по всем домам и все обыщут. Ну, и
возьмут  себе  все,  что  им понравится. Я одну войну пережила  уже, я знаю.
Нам-то бояться незачем -- взять у нас нечего, и я знаю, как с ними говорить.
     -- Но что они будут искать, бабушка?
     -- Шпионов, оружие, боеприпасы, часы, золото, женщин.
     Действительно, во второй  половине дня солдаты начинают  систематически
обыскивать дома.  Если  им  не отвечают, они дают выстрел в  воздух, а затем
ломают дверь.
     Многие  дома стоят пустыми.  Жители ушли  насовсем или прячутся в лесу.
Дома без хозяев и магазины солдаты обыскивают так же тщательно.
     Вслед за  солдатами  по брошенным домам  и  магазинам  идут воры. Это в
основном дети, старики и некоторые женщины -- те, кто не боится и беден.
     Мы  встречаем  Заячью  Губу.  Она  тащит  охапку платьев и  туфель. Она
говорит нам:
     -- Поторопитесь, пока что-то еще  остается. Я  уже три  раза  сходила в
магазин.
     Мы  идем в  магазин  "Книги и  канцелярские  товары" -- дверь выбита  и
здесь. В  магазине только несколько  детей  -- они  берут карандаши, цветные
мелки, ластики, точилки и школьные ранцы.
     Мы  не  спеша отбираем  то, что нужно  нам:  многотомную  энциклопедию,
карандаши, бумагу.
     На улице старик и старуха дерутся  из-за копченого окорока. Вокруг  них
собралась  толпа,  люди  подзуживают  стариков и смеются  над  ними. Старуха
ногтями царапает лицо старика и наконец убегает, унося окорок.
     Мародеры напиваются краденым  спиртным  допьяна,  дерутся, бьют  окна и
витрины разграбленных домов и магазинов, крушат посуду и ломают все,  что им
не нужно или что они не могут унести.
     Солдаты тоже пьют и снова идут по домам -- на этот раз они ищут женщин.
     Повсюду слышны выстрелы и крики насилуемых женщин.
     На ратушной  площади солдат играет на аккордеоне. Другие солдаты поют и
пляшут.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1002 сек.