Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Кроун Рэй - Поезд-беглец

Скачать Кроун Рэй - Поезд-беглец



БАК

   Еще один кабель я разбил,  и  мы  перебрались  на  второй  локомотив.
Решили отдохнуть как следует в его кабине. Отдохнуть и прикинуть, как на
головной попасть. Я-то считаю, что не прикидывать надо, а просто  лезть.
Жизнь подскажет. Но Мэнни все свое твердит:
   "Думать надо всегда"... Никак я не ожидал, что он перед  этой  телкой
выламываться начнет. Он никому еще при мне таких слов не говорил:
   - Знаешь, девочка, я вообще-то должен тебе "спасибо" сказать. Я  имею
в виду всю эту историю: прыгать - не прыгать...  То  есть,  можно  было,
конечно, себя об какое-нибудь дерево расплющить...  Или  в  куче  дерьма
поваляться, с гордым видом и сломанной ногой поджидая лягавеньких... Вот
была бы потеря для человечества, правда?
   Девица с восторгом и какой-то нежностью  смотрела  Мэнхейму  прямо  в
рот, где металла было раз в пять больше, чем зубов. На меня она  так  не
смотрела. Я улучил момент и откликнулся:
   - Да, приятель, ты прав, если не шутишь... А теперь я ей  покажу,  на
что способен!
   - Эй, Мэнни, смотри! Мы почти у цели, да? Ну,  давай,  Мэнни!  Пошли!
Вставим палку в задницу этой машине! Мэнни поднялся и спросил у девушки:
   - Ты про эту дверь говорила? Она кивнула:
   - Да. То ли заклинило ее, то ли еще что. Но я открыть не смогла.
   Я ухмыльнулся:
   - Не волнуйся, сердце мое, ладно? Мы всю  жизнь  сквозь  любые  двери
проходим. Работа такая...
   Я  протянул  Мэнни,  который  уже  ковырялся  у  дверной  щели,  свою
отвертку, но тот отмахнулся. Я зашептал вполголоса:
   - Да ладно, дружок, пусти меня. Дай я помогу тебе. Дай я попробую!  У
меня получится...
   Мэнни, не переставая орудовать  молотком  и  зубилом,  подвинулся,  я
пристроился рядом:
   - Налегли, Мэнни!.. Приятель пробормотал:
   - Вроде получается...
   Но он опередил события:  инструмент  сорвался,  и  щель,  которую  мы
проделали, исчезла. Я готов был закричать на него:
   - С твоей-то рукой! У тебя ничего не выйдет с твоей порезанной рукой!
Черт побери!
   И в сердцах двинул зубилом по двери:
   - Черт бы тебя побрал!

РЭНКЕН

   Теперь-то я на все сто уверен, что  моя  парочка  на  этом  сбежавшем
поезде сидит.  Тем  лучше.  Поезд  по  рельсам  едет,  свернуть  некуда,
осталась мелочь - узнать, где  беглец  сейчас  находи  гея.  Как  только
Бэротоу с Элкинсом договорит, так мы и спросим...
   - Первый западный отправьте  на  Маккессбург.  Следующий  -  окружным
путем пустите на Бель-Порт...
   Я, конечно, в этих  кнопочках,  огонечках,  экранчиках  ни  черта  не
понимаю, но время уходит. Я подошел к Бэрстоу сзади и положил  руку  ему
на плечо, однако Фрэнк, не оборачиваясь, скинул ее  и  продолжал  давать
распоряжения:
   - И чтоб аварийные  команды  были  наготове!  Весь  завод  немедленно
эвакуировать! Скажите, чтоб все убирались от завода как можно дальше.  У
вас на это есть десять минут... И молитесь, чтоб вам повезло...
   Коротышка Бэрстоу  отключил  микрофон,  повернулся  и  ткнулся  своей
мудрой черепушкой мне в отвороты куртки.  Задрав  голову,  он  в  ярости
забрызгал слюной:
   - Убери руки от моей задницы! Я тебе не баба, чтоб меня лапать...
   Я еле сдержался, подумав: "Дело превыше  всего",  -  и  проникновенно
начал:
   - Мистер Бэрстоу, два очень опасных преступника  сбежали  у  меня  из
тюрьмы, и если... Но этот недоносок опять завопил:
   - Да наклал я на всю вашу идиотскую тюрьму! Даже если все заключенные
хором оттуда сбегут... У меня на шее поезд-убийца висит,  а  у  него  на
борту три кретина дерьмовых! И нет ни одного свободного пути, чтоб я мог
хоть как-то маневрировать!
   Я сделал последнюю попытку:
   - Знаешь, Фрэнк...
   И он, видит Бог, перешел черту:
   - Послушай, ублюдок, мать твою во все  дыры,  -  исчезни!  Иначе  мне
придется выкинуть тебя отсюда пинком под зад! Кругом!!!
   Бэрстоу тут же забыл о  моем  существовании  и  повернулся  к  своему
жирному шефу и чернозадому помощнику:
   - Не спускайте глаз с беглеца! А  я  пойду  отолью...  Это  была  его
роковая ошибка. Собственно, я и в  диспетчерской  сбил  бы  с  него  всю
спесь, но нигде мужчина не бывает так беспомощен, как перед унитазом:  с
расстегнутыми штанами и голыми яйцами даже Рэмбо передо  мной  бессилен.
Не знаю, успел Бэрстоу сделать то, что  собирался,  или  не  успел,  по,
когда я вошел в туалет и ногой выбил дверь кабинки, Фрэнк обеими  руками
за свое хозяйство держался и не отпускал в течение всей нашей беседы.  А
я для начала засунул его по самые плечи в унитаз и нажал на спуск  воды.
Бэрстоу побарахтался, пофыркал, поплевался, и я.., нажал спуск воды  еще
раз. Все повторилось, после чего я вытащил Бэрстоу из кабинки  и  прижал
спиной к стене туалета. Жалкое зрелище!
   - Я надеюсь, что  тебе  это  не  понравилось,  Фрэнк...  Да  я  и  не
собирался делать  ничего  подобного.  Но  я  не  думал,  что  ты  будешь
разговаривать со мной на повышенных тонах...
   Ноги его подгибались, так что мне приходилось силой удерживать Фрэнка
в вертикальном положении. Я испугался ("Не  переборщить  бы!"),  оторвал
полосу туалетной бумаги и сунул ее в руки Фрэнка:
   - Держи! Утри морду, пока  дерьмо  не  засохло!  Но  предупреждаю:  я
больше не хочу слушать всякую чушь. Если мне не  удастся  вернуть  своих
беглецов - тюрьма выйдет из-под контроля! А тебе известно, как  выглядит
бунт в тюрьме строгого режима, в такой, как моя тюрьма? Да у тебя мозгов
не хватит, чтоб вообразить картину этого бунта. Итак.., где поезд?
   Бэрстоу задвигал челюстью и с нескольких попыток произнес:
   - На первом пути...
   - Я твои зубы забью тебе же в глотку, если вздумаешь играть со  мной,
понял? Ты мне точное его положение покажешь, понял?  И  расскажешь,  как
мне этот поезд с вертолета отыскать.
   Бэрстоу, как тряпичная кукла, замотал головой.
   - Хорошо, хорошо... Покажу. Я вам все покажу. Через несколько  минут,
снабженный под завязку всевозможными  инструкциями,  планами  и  устными
советами, я шагал к своему вертолету. Я очень торопился.  Я  должен  был
попасть к Мэнхейму раньше остальных полицейских, которые  тоже  получили
примерные координаты поезда. Я так торопился, что Конлэн еле поспевал за
мной. Мэнхейм, я иду к  тебе,  слышишь?  Я  лечу  на  встречу  с  тобой,
ублюдок!

МЭННИ

   Логан повернулся ко мне и к девчонке, отдышался, хотел  выругаться  и
бросить кувалду (отчаяние  светилось  в  его  глазах),  но,  поймав  мою
ухмылку, пробормотал:
   - Да будь я проклят,  если,  проделав  такой  путь,  я  уступлю  этой
чертовой двери!
   Бак сплюнул: "Дерьмо!.."  -  и  опять  взялся  за  кувалду.  Девчонка
радостно закивала:
   - Правильно, Бак. Не сдавайся! Мы и через это прорвемся...
   Не оборачиваясь, Логан проорал:
   - Интересно, как? И она потухла:
   - Я не знаю...
   - Ну, вот... С этого бы и начинала... Она снова наклонилась к парню:
   - Зато я знаю... Я уверена, что нас не оставят  в  беде.  Сейчас  все
пути очищают перед нашим составом. Про нас помнят...
   Я подумал: "Да уж... И будут помнить всегда. И память о нас  навсегда
останется в сердцах..."
   Бак в это время перестал стучать и разогнулся:
   - С чего ты это взяла?
   - Я просто чувствую. Сердцем! Бывают же чудеса... "Ну, это  слишком",
- решил я и вмешался:
   - Дура ты! Ты сама-то понимаешь, какую  чушь  несешь?!  Чудеса...  Да
пошли они в задницу, твои чудеса! Человек должен  полагаться  только  на
самого себя. И ни на кого больше! Или  вы  оба  считаете,  что  я  здесь
только и жду, когда чудо случится? Да я не жду никакого  чуда.  Я  знаю,
что прорвусь. Все равно прорвусь. Я туда пойду!  -  и  ткнул  пальцем  в
первый локомотив. А потом добавил:
   - Вот куда я пойду...
   Я рванул дверь изо всех сил, и (Бак сделал свое дело)  она,  наконец,
поддалась. Девчонка закричала мне в спину:
   - У тебя ничего не выйдет.  Я  уже  говорила:  там  даже  не  за  что
зацепиться. Переходника на этом локомотиве  нет.  Я  говорю:  ничего  из
твоей затеи не выйдет.
   Эх ты, салага! Я повернулся и, глядя ей прямо в глаза, твердо сказал:
   - А я сделаю. И даже если я для этого должен буду  взлететь  на  пять
футов, как птичка... - для пущей убедительности я  помахал  руками,  как
крылышками, - то я научусь летать. Но я сделаю это, поняла?
   Последний глоток из бутылочки... Бак остановил меня:
   - Мэнни, у тебя не получится. С твоей рукой у тебя ничего не  выйдет.
А у меня все будет о'кей. Уж я сумею укротить этого скакуна. Только  дай
мне глотнуть, и я пойду...
   Разгорячился, малыш! Сейчас остынешь... Я протянул ему бутылку.
   - Эй, чего присосался... Еле отодрал ото рта.
   - С тебя достаточно!
   Девчонка подошла к Логану и заботливо  поправила  ему  шарф,  которым
парень обмотался:
   - Ты такой смелый! Он закивал:
   - Да чего уж... Я и сам знаю...
   Я протянул Баку свои очки от ветра:
   - Эй...
   - Очки? Отлично, Мэнни! Очки... Ну, я  пошел...  -  И  Бак  шагнул  к
двери. Открыл ее. Повернулся к нам. - Ну, я уже иду...  -  Вдруг  закрыл
дверь и опять повернулся:
   - Мэнни... Мы - партнеры.
   - Конечно...
   Бак расплылся в улыбке от уха до уха:
   - Ну и отлично! Вот и отлично!
   Натянув очки, он открыл дверь и шагнул наружу. Было видно, как  ветер
нанес ему первый удар, но парень удержался и сделал несколько  маленьких
шажков по выступу шириной  в  пару  дюймов,  цепляясь  руками  почти  за
воздух. Дверь мы прикрыли, и, конечно, там нас не было слышно, но я  все
равно орал, как сумасшедший:
   - Ты сделаешь. Бак. Ты сделаешь. У тебя  крепкие  кулаки,  малыш.  Ты
сделаешь! Крепкие кулаки....
   И тут я понял, что ничего-то он не  сделает.  Сорвется  вниз  или  не
сорвется - не знаю. Но вперед не пройдет - это  точно.  Я  посмотрел  на
девчонку и тихо произнес:
   - Кулаки-то крепкие. Мозгов не хватает. Она подняла голову:
   - Что ты сказал?
   - Мозгов не хватает у него. Мозгов.
   - Это жестоко, Мэнни...
   - Зато правда, девочка моя.
   Сантиметр за сантиметром Бак продвигался по корпусу  локомотива.  Еще
несколько шагов - и он сможет уцепиться за поручень лобового  стекла,  а
держась за него, можно попробовать перепрыгнуть на первый локомотив.  Но
выступ под ногами Логана кончился, и одному Богу ведомо, как сделать эти
несколько шагов до поручня. Я видел это и вновь заорал:
   - Ну, давай же. Бак! Вперед! Двигай вперед, молокосос!
   Бак сорвался и чудом уцепился за какую-то шероховатость. Подтянулся и
снова встал на выступе. Начал пятиться обратно.
   - Давай, Бак! Вперед! Попробуй еще раз! Вперед! Сделай это, Бак!
   За моей спиной раздался визг:
   - Вернись!
   - Вперед, Бак! Сосунок, давай же... И опять:
   - Вернись! Я не могу больше смотреть на это...
   Она вцепилась мне в руку, и я отшвырнул ее на пол,  как  нашкодившего
котенка стряхивают с колен:
   - Тогда сиди и не смотри. Если не можешь... Бак прижался  к  двери  и
сквозь замерзшее стекло было видно, как он просит впустить его, но я был
неумолим:
   - Не упрашивай меня, сосунок! Все равно  не  впущу.  Вперед!  Вперед!
Вперед! Тебе говорю: пошел вперед! Не впущу! И не проси, придурок! Иди и
сделай это!..
   Сзади опять налетела эта идиотка.
   - У него не получается. Ты же видишь... Неужели тебе  не  жалко  его?
Или его жизнь для тебя ничего не значит?
   Бабьи слюни, сопли, слезы! Я снова отшвырнул ее:
   - Отвали от меня!
   А этот ублюдок кривляется там, за окном...
   - Пошел отсюда, слюнтяй! Ты же хотел быть крутым парнем,  да?  Ты  же
хотел быть избранником судьбы? Ну так вернись и сделай  то,  что  должен
сделать!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0461 сек.