Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Поляков Юрий - Демгородок

Скачать Поляков Юрий - Демгородок




11

    - Ну, Шпенглер, машину проверил? - спросил Ренат и каблуком с силой надавил на
покрышку.
    - Проверил, - буркнул Мишка; его все больше злила наглая загадочность
сержанта.
    - Уйдем, если что случится, от "почечных баронов"?
    - Уйдем...
    - Смелый ты парень! Ладно, пошли мортинто выносить...
    - Чего? - не понял Курылев.
    - Жмурика пошли вытаскивать!
Тем временем с крыльца медленно спустилась "похоронка": подъесаул Папикян в
черной черкеске с пластмассовыми газырями, главврач в белом накрахмаленном
халате и со стетоскопом на шее вроде амулета. Последним брел, позевывая,
представитель демгородковской общественности изолянт № 330, в прошлом
совершенно независимый и абсолютно безвредный народный депутат. Но с ним очень
злую шутку сыграли парламентские телерепортеры: они постоянно показывали его
на экране и всегда в откровенно спящем виде. В результате именно № 330 крепче
всех из депутатского корпуса запомнился адмиралу Рыку, и, придя к власти, он
отправил беднягу в Демгородок - "досыпать"...
Митинг уже закончился, но у заборчика толпилось человек пятнадцать, ожидая
выноса тела. Подъесаул Папикян сурово велел им расходиться, потом огляделся и
пальцем поманил к себе Рената.
    - Ты, что ли, сопровождаешь? - спросил он, ткнув нагайкой в грудь Хузину.
    - Так точно, господарищ подъесаул! - дурашливо отрапортовал сержант.
    - Вещи обратно по описи примешь. В прошлый раз носки не вернули... Смотри, а
то выпорю! Понял?
Войдя в дом следом за Ренатом, Мишка после яркого утреннего света не сразу
заметил перемены. Борис Александрович был уже в гробу, установленном на
разложенном, как для гостей, столе. Его голова была чуть наклонена вперед, и
казалось, что он старается разглядеть ту самую пресловутую царапину на
казенных мокасинах. Лена ничком лежала на кровати и устало плакала.
Хузин закрыл дверь, накинул крючок, потом прошел вдоль окон, задергивая
занавески.
    - Вставай! - приказал он.
Лена медленно села на кровати - у нее были потухшие глаза, красное от слез
лицо и растрепанные волосы. Увидев Мишку, она машинально начала поправлять
прическу, потом передумала и хотела повязать на голову косынку, но вдруг
как-то обреченно вздохнула и застыла, уронив руки.
    - Я не могу, - чуть слышно сказала она.
    - Почему? - спросил Ренат.
    - Потому что я не могу... Мне очень плохо.
    - Но ты же скачала, если он согласится, - Хузин презрительно кивнул в Мишкину
сторону, - ты тоже согласишься. Он согласился. Давай, Акутагава, скажи громко,
я согласен.
    - Я согласен! - громко сказал Курылев.
    - Вот видишь!
    - Вижу...- ответила Лена, вставая с кровати.- А как-нибудь по-другому нельзя?
    - Нет,- отрезал Ренат и, повернувшись к Мишке, приказал" - Бери за ноги .
В курсантские годы Курылев каждые каникулы, чтобы подхалтурить к нищенской
стипендии, вербовался в разные горячие точки. Однажды под Сухумом их отряд
здорово потрепали, и они драпали, попеременно таща на самодельных носилках
одного парня, подстреленного снайпером. Может, от страшной усталости, а может
быть, просто по молодости, но тогда Мишке труп того щуплого курсантика
показался неподъемной тяжести Однако Борис Александрович был на удивление
легким.
    - Заноси! - скомандовал Ренат. - А ты отойди!
Лена покорно отошла в сторону. Они вынули тело из гроба и плюхнули на матрац.
Потом Хузин оглядел получившийся натюрморт вдумчивым дизайнерским взглядом,
перевернул покойника на бок и, отобрав у Лены косынку, обвязал ею голову
усопшего. В довершение он накрыл труп одеялом так, чтобы виден был лишь кончик
этой черной косынки. После всего сделанного, Ренат отошел к двери и оттуда
придирчиво оценил результаты своего труда.
    - Нормально, - сказал он. - А теперь ты ложись!
    - Я не могу! - прошептала Лена и попятилась.
    - Тогда все ляжем и по-настоящему!
Она закусила губу и медленно подошла к гробу, встала ногами на стул, а затем
начала неловко укладываться в эту, как выражался подъесаул Папикян,
"спецтару". Там, внутри, прямо посредине проходил грубый шов, соединявший два
куска прапорщицкого сатина. Казалось, стоит только улечься - шов разойдется, и
человек навсегда провалится в черную свистящую пустоту...
    - Я не могу,- повторила Лена, уже улегшись вовнутрь, точно говорящая кукла в
огромную коробку.
    - Послушай, Хузин! - не выдержал Мишка.
    - А ты, монархист, заткнись! - оборвал сержант.
Потом он, сузив глаза, еще раз внимательно осмотрел кровать: из-под одеяла
высовывался мокасин с очевидной царапиной на боку. Сначала Ренат попросту
хотел натянуть на предательскую обувь одеяло, но, прикинув, стащил ботинки с
покойника и надел их на босые Ленины ступни.
    - Пожалуйста, не надо...- всхлипнула она.
    - Выносим! - скомандовал Ренат и накрыл гроб крышкой. Первые два КПП прошли
почти без осложнений - там дежурили свои парни. На третьем КПП начались
неприятности - утренний зануда сержант из свежего призыва еще не сменился. Он
копался в предъявленных бумагах, все время переспрашивал, словно страдал
беспамятством, доставал из кармана устав караульной службы и заглядывал туда.
Потом, подозрительно осмотрев машину, он приказал Курылеву выйти и открыть
заднюю дверь. Ренат, поначалу наблюдавший все это, как бывалый сторожевой пес
наблюдает щенячью возню, не выдержал:
    - Может, тебе и "спецтару" открыть?
    - Нет, не надо...- поколебавшись, ответил новичок. Забрав все документы, он
ушел в караулку Мишка глянул на Хузина - тот сидел в совершенно безмятежной
позе, бесцельно улыбался и даже напевал что-то, но совершенно белый от
напряжения палец лежал на спусковом крючке автомата. Неожиданно бронированные
ворота начали раскрываться, и появившийся сержант-новичок, протянув Ренату
проштампованные бумаги, попросил:
    - А знаешь, ты гроб все-таки открой!
    - Ты некроман, что ли? - изумился Ренат.
    - Согласно приказа...
    - Ну, тогда смотри...- Ренат, не выпуская автомата, повернулся и, дотянувшись
до узкой части гроба, чуть сдвинул крышку: показались мыски казенных мокасин
    - Еще? - спросил Хузин
    - Еще! - ответил зануда сержант
    - Значит, смерти не боишься?
    - Согласно приказа...
Ренат еще буквально на сантиметр сдвинул крышку и коротко глянул на Курылева.
Глаза у Хузина были веселые и абсолютно сумасшедшие. Мишка неприметным
движением отжал сцепление, включил скорость и был готов по первому знаку
рвануть в открытые ворота. И тут вдруг громыхнуло в глубине поселка, над
"Осинкой" поднялся черный с красными подпалинами столб дыма, а спустя
мгновение на третий КПП обрушился странный град из пивных банок и плодов
киви...
Отъехав от поселка километра два, Мишка глянул в зеркало заднего обзора и
увидел над Демгородком большую темную тучу похожую на грозовую, но только не
синюю, а бурую.
    - Львы? - спросил он
    - Догадливый ты, Шпет!
    - А зачем вам Лена?
    - Не бойся, дендрофил, не для того, зачем тебе.
    - Мы поженимся, - совсем некстати сообщил Курылев.
    - Конечно, весь Кембридж на свадьбе гулять будет...
    - Значит, мы теперь в Англию?
    - Мелкими перебежками.. - хмыкнул Ренат. Возле немецкого дота, похожего на
огромный бетонный кубик, вдавившийся под собственной тяжестью в землю, Хузин
приказал свернуть на еле приметную лесную дорогу, заросшую зверобоем и
одуванчиками. Потом он постучал костяшками пальцев по крышке гроба:
    - Воскресай, дшерь Иаирова!
Крышка откинулась - и Лена села в гробу, точно гоголевская панночка, - бледная
и трясущаяся. Все ее тело билось в жестокой, но совершенно беззвучной
истерике.
    - Успокойся! - приказал Ренат. - Он обещал на тебе жениться...
Прыгая на кочках и проваливаясь в рытвины, рискуя сломать передний мост, Мишка
гнал "санитарку" по лесу, пока не уперся в здоровенную копну свежего сена.
Навстречу им из-за кустов тут же выскочили два крепких парня в кожаных
куртках, черной и коричневой.
    - Без шума нельзя было? - раздраженно спросил тот, что был в черной куртке.
    - Нельзя! - ответил Ренат, вьлезая из машины. - Разъезжаемся - времени нет...
Он помог Лене выбраться из "санитарки", а парни начали быстро разбрасывать
копну - под сеном была спрятана небольшая машина-рефрижератор с надписью
"мясо". Ренат открыл дверцу холодильника и с галантным поклоном предложил Лене
забраться вовнутрь, сострив что-то по поводу улучшения жилищных условий. Она
беспомощно оглянулась на Курылева и жалобно спросила:
    - А он?
    - Что ты сидишь, как засватанный! - крикнул Ренат.- Иди к нам!
Мишка стал поспешно вылезать из кабины, но парень в коричневой куртке
неожиданно и привычно заломил ему руку, а потом бросил лицом на капот.
    - От меня ему еще добавь! - засмеялся Хузин.
Парень с готовностью саданул Курылева коленом в живот.
    - Только печенку не отбей! Печенка мне скоро понадобится - я за бугром много
пить буду! От ностальгии...- Говоря это, Ренат смеялся и легко удерживал
отчаянно вырывавшуюся Лену.
    - Отложим для тебя! - пообещал парень в черной куртке, застегивая на Мишкиных
запястьях наручники.
    - А мозги никому не продавайте - они у него бараньи! - предупредил Хузин.
Парни заржали. Курылев увидел у самого своего носа красный глянцевый баллончик
и почувствовал нестерпимую резь в глазах. Перед тем, как раствориться в
отвратительной стрекочущей пустоте, он успел понять, что его засовывают в
гроб. И еще он услышал отчаянный вопль Лены:
    - Ты же мне обещал! Ты же обещал...

12

Россомоновцы, разбив вдребезги оконную раму, влетели в операционную именно в
тот момент, когда преступный хирург прицеливался, как половчей вскрыть
беззащитное курылевское тело. Но Мишка, конечно, ничего этого знать не мог:
его бесприютное сознание, не помня себя, витало в черном космосе, а мимо,
точно хвостатые кометы, проносились пронзительно-красные, истошно-зеленые,
душераздирающе-желтые Ленины крики: "Ты же мне обещал... обещал... обещал..."
В себя Курылев пришел только на следующий день, но ядовитый наркоз еще не
выветрился, и поэтому прошлое в мозгу все никак не складывалось в
законопослушный узор, а скорее напоминало разбросанные по комнате детские
кубики с фрагментами до боли знакомой картинки...
    - Где я? - спросил Мишка.
    - В кремлевской больнице, - объяснил, наклонясь над ним, подполковник Юрятин.
Нет, он не шутил: тайная база неуловимых "почечных" баронов, которую накрыли,
следя за увозившей Курылева машиной, оказалась там, где и вообразить-то
трудно, - в спецклинике на улице Грановского! А самым главным бароном, как
выяснилось, был неприметный старикашка гардеробщик, за пятачок помогавший не
только одеть пальто, но и стряхивавший специальной щеточкой перхоть с плеч
посетителя...
    - Ну, как себя чувствуешь, Мишель? - сочувственно спросил Юрятин.
    - Я тебя не убивал,- ответил Мишка.
...В операции под кодовым названием "Принцесса и свинопас" Курылев согласился
участвовать без колебаний. Еще бы! Ему твердо пообещали не только замять
зверское убийство случайного собутыльника, но даже, если все пройдет успешно,
восстановить в должности и присвоить очередное звание.
Прямо из камеры Курылева переправили в специальный учебный центр,
замаскированный под детский пульмонологический санаторий. Там довольно
торопливо и не очень-то основательно его научили вести слежку и уходить от
"хвостов", составлять шифрованные донесения и закладывать их в заранее
оборудованные тайники, работать с передатчиком и кинопроекционной
аппаратурой... Показали Мишке и несколько силовых приемов, с помощью которых
можно в секунду отправить на тот свет практически здорового человека, но
посоветовали все-таки действовать больше головой и до рукоприкладства не
доводить, ибо потенциальный противник может владеть теми же приемами и даже
гораздо лучше.
Основательно и настойчиво Мишку учили двум вещам. Во-первых, тренировали
память и слух, чтобы он мог услышать и запомнить шестизначное число,
произнесенное по-русски, по-английски, по-французски или по-немецки.
Во-вторых, ежедневно по четыре часа (два - теория, два - практика) с ним
занимался известный сексовед, автор нашумевшей книги "Как делать любовь?".
Окончив ускоренные курсы, Курылев успешно сдал экзамены: запомнил и повторил
число, которое, предварительно вынув зубные протезы, прошамкал
чекист-пенсионер, сидящий за рулем промчавшейся мимо машины. Кроме того, Мишка
за три дня обольстил молоденькую искусствоведочку из Эрмитажа, собравшуюся
замуж за преуспевающего дипломата и даже заказавшую себе уже свадебное
платье...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1767 сек.