Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Абдуллаев Чингиз - Очевидная метаморфоза

Скачать Абдуллаев Чингиз - Очевидная метаморфоза



Глава 9

     На пороге стояли незнакомцы. Мужчина и женщина. И рядом с ними портье. В глазах Кирилла Григорьевича была столь не свойственная ему растерянность. И вообще всем своим видом он выражал крайнюю степень озабоченности и огорчения.
     - Опять что-нибудь не так? - усмехнулся Денис Иванович. - Уже одиннадцатый час вечера. Я думал, что на сегодня все неприятности уже закончились.
     - Эти господа хотели с вами встретиться, - простонал Кирилл Григорьевич. - У них к вам важное дело.
     - Неужели нельзя перенести его на завтра? - спросил Денис Иванович. - Я сегодня очень устал, и мне нужно уезжать.
     - Нельзя, - сказал вместо портье незнакомец. Ему было лет тридцать пять. Его спутница была немного постарше. Она не сводила своих восторженных глаз с Булочкина. Перекрашенная блондинка. Короткий плащ и короткое платье.
     - Вы нас извините, господин Булочкин, - решительно сказал молодой человек, - но я считал своим долгом приехать сюда прямо сегодня и поговорить с вами об очень важном деле.
     Булочкин посторонился, и в его номер вошли все трое. Портье с убитым видом взял стул и уселся в углу, демонстративно отстраняясь от всего случившегося. Молодые люди оглядывались вокруг. Апартаменты явно произвели на них впечатление. Когда они сели за стол, Денис Иванович уселся напротив и попросил:
     - Только покороче. Я должен уезжать. У меня очень важное дело.
     - Да-да, конечно, - кивнул молодой человек. Он поправил волосы, нерешительно взглянул на свою спутницу. И в этот момент в комнате появилась Надежда.
     - Здравствуй, Алексей, - сказала она, обращаясь к гостю. - Ты тоже приехала, Люся... - усмехнулась она и, пройдя к столу, демонстративно села рядом с Денисом Ивановичем. Тот покосился на нее, но ничего не произнес.
     "Какая-то безумная сцена, - подумал он, - просто театр абсурда".
     - А ты уже живешь в этом номере? - прошипела Люся. - Я тебя поздравляю, Надя. У тебя хорошая хватка.
     - Ты тоже не внакладе. Алексей настоящее сокровище, - парировала Надя.
     - Подождите, - попросил Денис Иванович, - вы потом обменяетесь любезностями. Давайте скорее начнем и закончим наш разговор. Вас, кажется, зовут Алексей? - обратился он к молодому человеку. - Вы можете мне сказать, Алексей, что здесь происходит? Почему вы вломились ко мне поздно ночью и требуете срочного разговора?
     Тот кивнул и начал свой монолог.
     - Сегодня вы купили квартиру на Осенней улице, - сообщил Алексей, - в нашей риелторской конторе. Вернее, вы одновременно купили шестикомнатную квартиру и дачный коттедж, заплатив наличными... - Он явно намеревался сказать сумму, но Булочкин его прервал.
     - Я помню, - кивнул он. - Наш уважаемый портье Кирилл Григорьевич рекомендовал мне ваше агентство как лучшее в городе. Вот поэтому я к вам и обратился. Опять какие-нибудь проблемы? У меня зарождается подозрение, что в этом городе вообще нельзя ничего покупать. Или нельзя доверяться любезным портье, которые могут рекомендовать вам непроверенные фирмы по продаже автомобилей, непроверенные компании, торгующие недвижимостью, или банк, который не хочет платить налогов.
     - Нет, - жалобно прервал его Кирилл Григорьевич, - не надо так говорить. Я все проверял. Мне рекомендовали этот банк как самый надежный. И эту риелторскую фирму. Про них столько писали в газетах. А насчет автомобиля вы можете не беспокоиться. Там произошла накладка...
     - Как и в этой конторе, - прервал его Денис Иванович, указывая на сидевших перед ним гостей. - Так что у вас там случилось? Неужели пропали мои деньги?
     - Нет-нет, - сразу ответил Алексей, - ничего не пропало, конечно. Все ваши деньги привезли в компанию и оприходовали. Все до единого доллара. Четыреста семьдесят тысяч долларов.
     - Четыреста восемьдесят, - поправил его Денис Иванович. - Вы ошиблись на десять тысяч.
     - Ничего я не ошибся, - упрямо возразил Алексей. - Я сам оформлял деньги. Нам привезли именно такую сумму.
     - Вы ошибаетесь, - возразил Денис Иванович. - Я подписывал документы на сумму в четыреста восемьдесят тысяч. У меня даже сохранилась копия.
     - Какая разница? - вмешался встревоженный Кирилл Григорьевич. - Не нужно останавливаться на таких деталях. Самое главное, что все деньги дошли куда нужно.
     - Как это "детали"? - вмешалась Люся. - Ничего себе! Целых десять тысяч долларов. По-вашему, это вообще не деньги?
     - Вы правы. - сказал Алексей. - Договор был составлен на четыреста восемьдесят тысяч долларов. Но мы ведь заплатили десять тысяч сотрудникам отеля в качестве комиссионных. Разве они вам об этом не сказали?
     Денис Иванович посмотрел на скорчившегося в углу портье. И вдруг громко расхохотался.
     - Господи, - сказал он, задыхаясь от смеха, - кругом одно жулье, только мошенники. Неужели все, кто попадают в ваш отель, сталкиваются с подобным "обслуживанием"?
     Люся испуганно смотрела на него, не понимая причину столь бурного веселья. Зато Надя, наоборот, улыбнулась. Она поняла, что именно случилось. Этот прекрасный человек, добрый и благородный художник, доверился жуликоватому портье в выборе риелторской компании. И естественно, портье попытался получить свои комиссионные. Она с презрением посмотрела на Кирилла Григорьевича и положила свою ладонь на руку Булочкина.
     - Ничего, - спокойно произнесла она, - мы заставим этого мошенника вернуть все деньги.
     - Нет уж, извольте, - сразу вскочил со своего места Кирилл Григорьевич, - я сегодня весь день работал на Дениса Ивановича. Весь день ему помогал. И выбрал самую лучшую контору. Даже квартирные маклеры берут за услуги три процента. А я взял только десять тысяч. Это чуть больше двух процентов. И прошу не называть меня "мошенником". Я работаю в отелях высшей категории уже тридцать с лишним лет.
     - Видим, как вы работаете, - кивнула Надя. - Поэтому у нас везде бардак.
     - Подождите, - попросил Алексей. - Дело в том, что у нас возникли проблемы. Оказывается, квартира, которую мы продали господину Булочкину, уже была продана другому человеку. Когда мы стали оформлять документы, то выяснилось, что там прописан еще один человек.
     Наступило тяжелое молчание. Кирилл Григорьевич растерянно опустился на свое место, не зная, что именно ему следует говорить. Надя закусила губу. Люся усмехнулась.
     - Как это прописан? - спросил Денис Иванович. - Вы продали мне чужую квартиру? Как такое может быть? Разве я покупал квартиру не в новом доме?
     - В новом, разумеется, в новом, - ответил Алексей. - Но наша риелторская компания - всего лишь посредник в продаже недвижимости. На самом деле дом принадлежит строительной компании, а мы всего лишь посредники. Оказывается, они передали с баланса на баланс именно эту квартиру. Передали в Министерство финансов, какому-то известному чиновнику. Но вы не беспокойтесь. Ваши деньги уже оприходованы, и мы сумеем подобрать вам достойную квартиру. Может быть, вам придется немного подождать. Мы найдем что-нибудь подходящее в другом доме.
     - Найдете, - сказал Денис Иванович, - а потом окажется, что в этой квартире опять что-нибудь не так. Прописана чья-то бабушка, или она не приватизирована, или вообще не принадлежит ни вашей компании, ни тем, кто ее строил. Меня уже ничем не удивишь. Я сегодня всего насмотрелся. И вообще у меня такое ощущение, что этот спектакль давно пора кончать.
     Он резко выдернул руку из-под ладони Нади. Она даже вздрогнула. И набросилась на Алексея:
     - Как вам не стыдно заниматься подобной аферой? Вы ведь знали, что имеете дело с творческим человеком, с всемирно признанным художником. И так нагло его обмануть. Это вам с рук не сойдет. Я подниму против вас всю нашу прессу, всех наших журналистов.
     - При чем тут они? - сразу вступилась за своего друга Люся. - Это строительная компания их подвела. И вообще, не кричи на моего друга.
     - Проходимцы, - громко поддержал Надю портье, обрадованный тем, что дело принимает подобный оборот. Можно было обвинить компанию в недобросовестной сделке и не возвращать комиссионные.
     Они продолжали кричать друг на друга, пока Денис Иванович снова не рассмеялся. Затем он стукнул кулаком по столу.
     - Хватит! - приказал он. - Вы уже сказали все, что хотели. А теперь уходите из моего номера. Мне надоели эти дурацкие игры. Завтра мы разберемся. И с моей квартирой, и с этим коттеджем. Но только завтра. Сегодня у меня нет ни сил, ни желания заниматься с вами этими делами.
     - Верно, - сразу кивнул портье, - и вам нужно уезжать. Машина ждет внизу.
     Он не успел договорить, когда в дверь снова постучали. Все повернули головы.
     - Я больше никогда не остановлюсь в вашем отеле, - громко сказал Денис Иванович, поднимаясь со своего места. - Это просто ночлежка, проходной двор, а не апартаменты. Интересно, что еще плохого могло бы сегодня случиться? Кажется, ничего другого я купить не успел. Ах да! Наверно, это приехали представители магазинов, которые выяснили, что костюм, который мне прислали, на самом деле сшили на московской фабрике, а галстук изготовили кооператоры из Улан-Удэ, закрепив на нем иностранную этикетку. Я уже ничему не стану удивляться. Интересно, кто это пришел?
     С этими словами он подошел к двери и открыл ее. На пороге стоял невысокий мужчина лет пятидесяти. У него были внимательные, глубоко посаженные глаза. Он взглянул на Дениса Ивановича.
     - Вы Булочкин? - спросил он коротко.
     - Да, - кивнул Денис Иванович. - Входите, - быстро сказал он, сообразив, что ему лучше оставаться с этим незнакомцем, чем с Надей или ее друзьями.
     Неизвестный прошел к столу, поздоровался с присутствующими и сел рядом с Надей. Денис Иванович вернулся к столу.
     - Чем могу служить? - спросил он своего гостя.
     - Уже ничем, - неожиданно сказал тот. - Скорее я смогу быть вам полезным, если пойму мотивы ваших поступков.
     - В каком смысле? - спросил Булочкин.
     - Я руководитель отдела по борьбе с наркомафией. Вот мое удостоверение. - Полковник достал свое удостоверение. Денис Иванович даже не стал его читать. Он лишь посмотрел имя и отчество, возвращая его владельцу.
     - Что вам нужно? - устало спросил он.
     - Куда вы дели деньги?
     Денис Иванович встал и вышел в другую комнату. Через некоторое время он вернулся и положил на стол оставшиеся деньги.
     - А остальные? - спросил полковник.
     - Потратил, - пожал плечами Денис Иванович.
     - Как это потратили?
     - Вот так и потратил. На разные безумства. Хотел посмотреть, что из этого получится. Ничего хорошего не получилось. А вы как на меня вышли? Виталий рассказал?
     - Какой Виталий?
     - Мой сосед. Я думал, что он вам все рассказал.
     - Нет. Где вы нашли деньги?
     - В шахте лифта. Кто-то бросил туда сумку. Сегодня утром туда уронил ключи сын нашего соседа, вот я туда и полез. Ключи достал и сумку. А когда увидел, что там лежит, совсем голову потерял. Нужно было сразу сумку к вам отнести. А я принялся эксперименты ставить. И все мои эксперименты кончились плохо.
     Надя достала сигарету. Она не понимала, о чем именно они говорят, но ждала, когда уйдет этот непонятный полковник.
     - Куда вы их дели? - уточнил полковник.
     - Въехал в отель, заказал себе несколько чашек кофе. Постригся. Потом купил машину, открыл кредитную карточку в банке, купил дом и дачу. Вот, собственно, и все. Остальные деньги здесь. Только я оказался неудачливым бизнесменом. Машина, которую я купил, не прошла растаможки. Моя кредитная карточка оказалась недействительной, банк не платил налогов, и его собираются закрывать. Вот только дом и дача...
     - Здесь вы тоже ошиблись, - усмехнулся полковник. - Дело в том, что эта риелторская фирма не имеет права на продажу не принадлежащих им прав. Они оформляли коттеджи как аренду, а квартиры вообще были на другие имена. Вы бы не смогли ничего доказать.
     - Ну, знаете, - возмутился Алексей. - Вы не имеете права так говорить. Вы наносите ущерб нашей компании своей непроверенной информацией.
     - Ничего, - сказал полковник, - как-нибудь переживу. А вы кто такой? Можно попросить ваши документы?
     - Пожалуйста. - Алексей швырнул на стол документы. - И не нужно говорить о нас в таком тоне. Слава богу, мы не имеем отношения к мафии.
     - Это как поглядеть, - рассудительно произнес полковник, придирчиво проверяя документы.
     - Значит, он действительно нашел деньги? - спросил молчавший до сих пор Кирилл Григорьевич. - Неужели все это правда?
     - Конечно, правда, - ответил полковник. - А вы опытный портье, неужели не обратили внимание, что ваш гость тратит безумное количество денег в наличных долларах. Почему вы нам не позвонили?
     - Я не знал... я не обратил внимания... - занервничал Кирилл Григорьевич.
     "Вдобавок ко всему он еще и стукач", - злорадно подумал Денис Иванович.
     - Что значит нашел? - наконец дошло до Нади. - Он, значит, действительно нашел миллион долларов? Как это может быть?
     - Вы сегодня весь день не верите самой себе, - усмехнулся Денис Иванович. - Сначала утром вы не поверили, что я и есть тот самый Булочкин, потом вы не поверили мне, что я купил квартиру и дачу, потом не поверили, что нашел деньги. Нельзя быть такой недоверчивой.
     - Он их действительно нашел, - кивнул полковник. - Случайно обнаружил спрятанные курьером деньги на дне шахты. А вы почему так нервничаете? Или вы тоже тратили их?
     - Я ничего не тратила, - занервничала Надя. На лице у нее появились красные пятна. Люся злорадно захохотала, радуясь публичному унижению подруги, которой минуту назад она дико завидовала.
     И это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Нади.
     - Не нужно так нервничать, - сказал Булочкин, когда она вскочила со своего места.
     - Да пошел ты, - громко закричала она, - шут, комедиант, клоун! Мерзавцы! - Она встала и поспешила к выходу. - Всех вас ненавижу! - закричала она, оборачиваясь. - Всех.
     Она выбежала из апартаментов, сильно хлопнув дверью. Денис Иванович невесело посмотрел на полковника.
     - Значит, все деньги на месте, - сказал он. - Я практически ничего не потратил. Мне идти с вами?
     - Наверно, - сказал полковник. - А вы почему здесь оказались, Кирилл Григорьевич?
     - Я ухожу, - тяжело поднялся со своего места портье. - Хотя, наверно, было бы гораздо лучше не слышать от вас таких слов. Извините меня.
     Он довольно быстро пробежал к двери и оказался в коридоре. Следом за ним поднялся и Алексей, дернувший Люсю, чтобы она не задерживалась.
     - Я думаю, мы с вами еще встретимся, - сказал полковник на прощание, - и я не советовал бы вам уезжать из города.
     Алексей побледнел, но ничего не ответил. Он взял Люсю за руку, выходя из апартаментов. Наконец полковник и Денис Иванович остались одни.
     - Вы приехали меня арестовать? - спросил Булочкин.
     - Нет, - вздохнул полковник, - я приехал с вами увидеться. Куда еще вы потратили эти деньги?
     - На стрижку, на кофе, - начал вспоминать Денис Иванович, - еще, кажется, я заплатил стоматологам.
     - Вам придется оплатить стрижку и кофе, которые вы здесь пили, - сказал полковник, - и работу стоматологов. И все остальные вещи вы тоже не должны забирать. Мы приобщим их к уголовному делу. И все деньги, которые вы сегодня так щедро раздали.
     - Вы меня не арестовываете? - удивился Денис Иванович. - Я потратил целый миллион, а вы хотите оставить меня на свободе?
     - Мы немного навели про вас справки, прежде чем я сюда приехал. У меня был очень сложный день. Я думаю, до суда вы можете быть на свободе. Прокурор не станет настаивать на вашем аресте. И если вы возместите стоимость кофе и стрижки, то, вполне вероятно, пройдете по делу как свидетель.
     - Но почему? Я потратил...
     - Вы ничего не потратили, - сказал полковник. - Дело в том, что это были деньги, которые одна банда преступников собиралась заплатить другой за поставку наркотиков. Компания, у которой вы покупали машину, сдала часть денег в банк. И выяснилось, что все купюры были поддельными. Все до единой бумажки. Вас можно обвинить в мошенничестве, если мы докажем, что вы знали о том, что это деньги фальшивые. Если бы деньги были настоящие, статья была бы другой. И вам придется завтра приехать ко мне и подробно написать, куда и как вы тратили эти деньги. Желательно каждую бумажку, чтобы мы могли изъять их из оборота.
     Булочкин взглянул на пачки, лежавшие на столе, и начал громко смеяться. Он смеялся, захлебываясь, истерически, громко, словно освобождаясь от дурмана этого невероятного дня. Потом наконец произнес, показывая на пачки:
     - А наш портье, кажется, брал проценты с каждой продажи.
     - Ему тоже придется возвращать фальшивые доллары, которые он получал в качестве комиссионных.
     - Как хорошо, что я дал деньги Павлу рублями, - вспомнил Денис Иванович. - Кажется, он единственный человек, кто не пострадал в этой истории. Хотя я тоже не пострадал. Было даже интересно... Я сейчас переоденусь, - сказал он полковнику, проходя в спальную. - Вы разрешите мне переодеться?
     - Конечно, - кивнул полковник. - Я думаю, вам нужно ехать домой. Уже двенадцатый час ночи. Не думаю, что вам нужно оставаться в этом отеле еще на сутки. Тем более что они больше не примут от вас фальшивые доллары.
     - Согласен, - кивнул Булочкин.
     Он прошел в кабинет, нашел старые брюки, водолазку. Надел свою дубленку. И вышел к полковнику, забрав пластиковый пакет.
     - Я готов, - сказал он.
     - Уходите, - разрешил полковник. - Я дождусь нашей бригады. Они сейчас должны сюда подъехать. Только не забудьте завтра приехать к нам на Петровку.
     - Не забуду, - сказал Денис Иванович. - Спасибо вам.
     - За что? - не понял полковник. Он ожидал увидеть человека, потрясенного потерей такой суммы, а встретил стоика, который даже радовался избавлению от подобного груза.
     - За все, - ответил Булочкин, выходя из апартаментов. Он даже не оглянулся. Медленно спустился на первый этаж. У кабинета портье суетилось несколько врачей в белых халатах.
     - Что случилось? - спросил Булочкин.
     - У Кирилла Григорьевича сердечный приступ, - сообщил ему один из сотрудников, - а вы уже уходите? Для вас заказана машина?
     - Нет, - возразил Денис Иванович, - я лучше на метро.
     "Кажется, портье не переживет такого удара, - подумал он. - Наверняка Кирилл Григорьевич заработал сегодня не одну тысячу долларов. И теперь все нужно было отдавать милиции".
     Денис Иванович вышел на улицу и пошел к ближайшей станции метро. В вагоне было почти пусто, в такое время обычно бывает мало пассажиров. Он забился в угол и молча просидел весь путь домой, ни о чем не думая. Ему было спокойно и хорошо. Он ехал к себе домой.
     У себя во дворе он появился без пяти минут двенадцать, в своих старых брюках и водолазке. На дубленке виднелись различные дыры, краска потекла, и дубленка стала рыжевато-бело-бурой и грязной, ее можно было надевать на сторожа овощного магазина. Денис Иванович вошел в подъезд, огляделся. Как давно он отсюда ушел. Неужели с тех пор прошли только сутки?
     Он поднялся по лестнице, решив не пользоваться лифтом, и позвонил в дверь. Денис Иванович знал, что Рита обязательно его дождется. Через несколько мгновений послышались ее шаги. Она открыла дверь, и он улыбнулся. Сегодня она не надела старые финки, которые его так раздражали. Наоборот, она надела темную юбку, которая ему нравилась, и темную блузку. Из кухни пахло чем-то вкусным.
     - Где ты был? - спросила она. - Господи, как я волновалась! Куда ты пропал? Хорошо еще, что ты звонил, иначе я бы совсем с ума сошла.
     - Я тут тебе хлеба принес, - сказал Денис Иванович, доставая полбуханки хлеба и две булочки, купленные утром.
     - Ты постригся? - удивилась она, глядя на него. - Ты сегодня очень хорошо выглядишь.
     - Ты тоже, - сказал он, проходя на кухню.
     - А я купила мясо, - сказала Рита, усаживаясь напротив него за столом. - Я подумала, что ты давно уже не ел мяса. Мама прислала нам немного денег. Говорит, что ты должен хорошо питаться. Сестра продала свою однокомнатную квартиру и теперь будет жить с мамой. А половину денег отдала мне. Так они решили. Сестра долго тебя ждала, но не дождалась. Она говорит, что нам деньги нужнее.
     Она смотрела на него и улыбалась. И он смотрел на нее, тоже улыбаясь и ничего не говоря.
     - Ты не переживай, Денис, я знаю, как тебе тяжело, - неожиданно сказала Рита. - Ничего страшного, как-нибудь перебьемся...
     - Рита, - перебил он ее, - подожди.
     Она замолчала, глядя на него.
     - Что? - спросила она напряженным голосом. - Ты хочешь от меня уйти? У тебя кто-то появился? Я вижу, что ты постригся, от тебя пахнет дорогим одеколоном. Ты стал таким, каким был восемь лет назад, когда мы с тобой встречались. Я тебе надоела?
     - Рита, - снова перебил он ее, - я тебя люблю.
     Наступило молчание. Она недоверчиво взглянула на него. Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как он говорил ей подобные слова.
     - Ты сумасшедший, - нерешительно произнесла Рита. - Где ты пропадал весь день?
     - Ты все равно не поверишь, - сказал он. - Сколько денег тебе дала твоя сестра?
     - Она продала квартиру за три тысячи долларов. И половину дала мне. Говорит, что ты должен работать. Они все верят в твой талант. Сегодня по телевизору говорили, что ты один из самых талантливых художников своего поколения.
     - Может быть, - кивнул он, - подойди ко мне.
     Она встала и подошла к нему. Наклонилась.
     - Откуда ты взял такой одеколон?
     - Рита, - вдруг спросил он, обнимая ее двумя руками и привлекая к себе ближе, - почему у нас нет детей?
     - Что? - изумилась она.
     - Почему у нас нет детей?
     - Не знаю. - Она вдруг разозлилась: - А почему ты спрашиваешь?
     - Ты ведь еще можешь родить? У тебя бывают месячные?
     - Ты ненормальный, - убежденно сказала она, пряча улыбку и легко отпихивая его рукой. - О чем ты спрашиваешь. Я же на шесть лет тебя моложе.
     - Тогда давай начнем сначала, - предложил он.
     - Прямо сейчас?
     - А зачем тянуть? Только не забудь завтра вернуть деньги своей сестре.
     - Зачем? Она мне их подарила, а не в долг дала.
     - Тем более верни. Павел обещал мне новую работу. Я думаю, что мы как-нибудь сами справимся с нашими проблемами.
     Она обняла его за шею, посмотрела в глаза.
     - Что случилось? - спросила она. - Ты какой-то странный сегодня. Как будто за день тебя подменили.
     - Так и есть, - ответил Денис Иванович. - Если бы ты только знала, как ты права. Так и было. Меня очень хотели подменить. Или я сам хотел измениться. Только у меня ничего не получилось. И ты знаешь, я даже рад этому.
     - Идем спать, - предложила она, - один раз ляжем вместе, как люди. А завтра ты мне все расскажешь.
     - Завтра, - согласился он, - завтра я тебе все обязательно расскажу. И ты меня больше никуда не отпускай. Мне так спокойно с тобой, Рита.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1118 сек.