Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Экономика

Жувенель Бертран де - Этика перераспределения

Скачать Жувенель Бертран де - Этика перераспределения




Как мы знаем, это касается не только бедных. В некоторых странах, особенно
в Англии, все доходы повышаются, таким образом, и из большинства доходов
производятся вычеты, чтобы финансировать это повышение. Влияние этих
огромных удержаний и перераспределения на доходы -- очень сложный вопрос,
и мы не готовы сейчас его обсуждать. Это намного сложнее, чем простое
перераспределение от богатых к бедным. И все же оно в огромной степени
поддерживается верой в справедливость перераспределения от богатых к
бедным и в то, что в этом и состоит сущность всего процесса. На этом
основном мотивационном убеждении мы бы и хотели остановиться подробнее.
Неприлично высокий и неприлично низкий уровни жизни
Рассмотрим перераспределение в его чистом виде, т. е. как изъятие части
высоких доходов с целью повышения низких. Такая политика поддерживается
определенным общественным отношением, и мы попытаемся выявить его
некоторые ценностные критерии. Побуждение к перераспределению тесно
связано с чувством стыда: позор, что так много людей должны жить в
жестокой нужде, и не меньший позор, что многие ведут неподобающе богатый
образ жизни, который кажется нескромным и даже неприличным. Таким образом,
стремление к перераспределению в определенной мере связано с
представлением о некотором минимальном уровне, ниже которого никто не
должен опускаться.
Высокие доходы также вызывают ощущение неприличия. Нам кажется, что образ
жизни верхушки общества -- это бессмысленная трата богатств, которые могли
бы обеспечить более насущные нужды. Это, если угодно, осуждение с помощью
сравнения. Более того, существует определенный "образ жизни богачей",
который, видимо, вызывает абсолютное осуждение. Расходы на ночные клубы,
казино, скачки и т. д. никогда не воспринимаются нами с одобрением.
Эти две оценки обычно сливаются в одно чувство, смысл которого можно
выразить словами "хлеб вместо икры". Мы выступаем против пиршеств с икрой,
когда другим недостает хлеба, и мы против пиршеств с икрой в принципе.
Поэтому, когда присутствуют оба этих чувства -- относительное осуждение и
абсолютное осуждение -- не остается сомнений в том, что перераспределение
излишков является желательным. [Мысль о том, что более высокие доходы
могут быть незаслуженными (см. цитату из Миля, приведенную выше), также
жива. Это, конечно, связано с вышеупомянутым принципом справедливого
вознаграждения. Но нам не надо принимать ее во внимание здесь, поскольку
она мало используется в политике перераспределения. Разница в подходе к
заработанным и не заработанным доходам мала. Также не делается никакого
различия в отношении к средствам получения дохода: творцу позволено не
больше, чем тому, чья деятельность является чисто механическим повтором,
или даже тому, чьи доходы являются результатом монополии.] Именно примеры
таких "пустых" трат первыми приходят на ум тем, кто задумывается о
перераспределении.
Разумеется, представления о надлежащем уровне потребления, которые мы
назвали "абсолютными", на самом деле зависят от состояния общества в
определенное время. Они фактически являются субъективными оценками
правящего класса -- в наше время это средний класс. Уровни потребления,
которые он считает достаточным минимумом и приемлемым максимумом, являются
отражением его вкусов. Это класс, который формирует общественное мнение и
определяет общественные стандарты относительно того, что является
неприлично низким и неприлично высоким жизненным уровнем. [Хорошо
известно, что "народ" менее критично относится к высшему обществу, чем к
буржуазии. Когда представитель высшего класса имеет дополнительный
общественный вес, как в случае аристократии или кинозвезд, "народ"
проявляет большую терпимость.]
Нижний уровень и потолок: интеллектуальная и финансовая гармония
Теперь нам потребуется ввести некоторые термины. Мы будем называть нижним
уровнем дохода минимально необходимый доход и потолком дохода --
максимальный уровень дохода, который считается желательным. Будем считать,
что нижний уровень и потолок доходов находятся в "интеллектуальной
гармонии", если человек или группа людей считают их величины приемлемыми.
Далее, нижний уровень и потолок доходов находятся в состоянии "финансовой
гармонии", если существует достаточный излишек, который можно изъять из
доходов, превышающих потолок, и возместить недостаток доходов меньше
нижнего уровня. Таким образом, если а -- нижний уровень дохода и
существует количество доходов ниже этого уровня, равное А, которым не
хватает до Аа суммы, равной L, то потолок доходов h находится в финансовой
гармонии с нижним уровнем а, если доходы класса Н (людей, чьи доходы
превышают потолок h) больше или равны Hh + L.
С другой стороны, если а и h -- значения интеллектуально гармонирующих
потолка и нижнего уровня доходов, и доходы Н людей, получающих больше, чем
А, составляют Hh + S и S меньше L, тогда а и А не находятся в финансовой
гармонии.
Стремление к перераспределению является стихийным чувством. Его наиболее
наивным формам свойственно убеждение, что интеллектуально гармонирующие
нижний уровень и потолок доходов одновременно должны быть и финансово
гармоничными. Это положение, как и многие другие эмпирические идеи людей,
является ошибочным. Чрезвычайно интересно спрашивать представителей
западной интеллигенции, незнакомых со статистикой доходов, о том, каковы,
по их мнению, приемлемые значения нижнего уровня и потолка доходов. Они
всегда называют значения а и h намного выше тех, которые требуются для
достижения финансовой гармонии. Излишек S всегда оказывается слишком мал,
чтобы покрыть дефицит L.
Эта ошибка вызвана недостаточным знанием статистики распределения доходов.
Любой статистический источник подтвердит, что большой процент общей суммы
личных доходов приходится на небольшой процент получателей. Такая
статистика получила развитие в США во времена Нового курса. Эти же
статистические методы можно применить к распределению британских доходов,
и здесь картина получится не менее впечатляющая. Рассматривая доходы до
уплаты налогов, мы видим, что 3, 14% получателей доходов имеют 19,4% от
общей суммы личных доходов; 5,16% имеют 24,5% всех доходов; и, наконец,
12% получателей доходов имеют 36,3% общей суммы доходов. Казалось бы,
такое соотношение доходов дает огромные возможности для их
перераспределения. Но здесь следует подчеркнуть и то, что в нашу первую
группу входят люди с доходами выше 1000 фунтов, во вторую -- с доходами
свыше 750 фунтов и в третью -- люди, чьи доходы превышают 500 фунтов (до
уплаты налогов). [Многие из тех, кто осуждает непропорциональную долю
"верхушки", находятся в счастливом неведении относительно того, что сами
принадлежат к этой группе.]
Маловероятно, что многие назовут такой низкий потолок до уплаты налогов
как 1000 фунтов приемлемым21, таким образом определяя максимальный чистый
доход для одного человека до 700 фунтов 15 шиллингов, а для семьи с тремя
детьми -- до 813 фунтов 5 шиллингов.
Так, максимальный чистый доход (после уплаты налогов) составит:
      заработанный доходдоход в виде % по инвестициям
      Одинокий человек700 ф. 15ш.625 ф. 15 ш.
      Бездетная пара732 ф. 5ш.657 ф. 5 ш.
      Семья с тремя детьми813 ф. 5 ш.738 ф. 5 ш.

Однако даже если согласиться с этим, и при таком потолке доходов доступные
перераспределению суммы окажутся гораздо ниже, чем это может показаться на
первый взгляд. Во-первых, из общей суммы доходов, превышающих потолок,
вначале надо будет вычесть расходы на содержание прислуги; далее, если мы
не готовы ограничить функции государства. Казначейство должно будет
возместить свои убытки, связанные с перераспределением. Если при прямом
налогообложении доходов, превышающих 1000 фунтов, казна получает 612
миллионов, то из перераспределяемой в пользу низких доходов суммы она
может рассчитывать только на небольшую часть от своих прежних поступлений.
Поэтому государству придется удержать из перераспределяемой суммы разницу
между прежними поступлениями и поступлениями при новом распределении
доходов или существенно поднять ставку налога на низкие доходы. Проще
всего представить себе эту проблему как удержание в пользу казны из суммы,
предназначенной для перераспределения. Но и этот вычет далеко не
последний: чтобы сохранить прежний уровень капиталовложений, необходимо
также удержать разницу между величиной сбережений, соответствующей
нынешним высоким доходам и ожидаемой величиной сбережений, соответствующей
тем же доходам, после того, как перераспределяемые суммы окажутся в новых
руках. В результате реально перераспределяемые средства не оправдывают
первоначально связанных с ними надежд.
Каким должен быть потолок доходов?
В Приложении мы приводим расчеты того, как можно получить заданный нижний
уровень доходов путем сокращения всех доходов, превышающих определенный
потолок. В нашем случае потолок -- неизвестная величина. В результате
наших вычислений получена величина потолка доходов, которая гораздо ниже
любой априорной оценки. Чтобы получить необходимый нижний уровень доходов,
мы не можем довольствоваться лишь изъятием излишков у богатых, мы должны
значительно задеть и доходы нижнего слоя средних классов. Максимальный
чистый доход в 500 фунтов -это не то, о чем мечталось стороннику
перераспределения, но это именно та величина, к которой мы пришли. Между
прочим, наши расчеты выявили тот упускаемый из виду факт, что современный
уровень перераспределения был бы невозможен, если бы по существу это было,
как и представляется на поверхности, перераспределением от богатых к
бедным; но оно оказывается возможным потому, что это в той же степени и
горизонтальное, как и вертикальное перемещение доходов.
Результат этого анализа достаточно неожидан. Он наносит удар по широко
распространенному мнению, что наши общества очень богаты и что их
богатства просто неправильно распределены, -- эта точка зрения была
особенно популярна в тридцатые годы. На самом деле мы обнаружили, что те
излишки, которые нам хотелось бы безжалостно изъять, -- при этом, полагая,
что это никак не скажется на уровне производства, -- совершенно
недостаточны для того, чтобы поднять низкие доходы до желательного уровня.
Преследование этой цели вызывает снижение жизненного уровня даже у нижнего
слоя средних классов.
Теория перераспределения возникла на основе двух этических оценок,
выражавшим абсолютное осуждение, -- несправедливого недопотребления и
существования наряду с ним несправедливо высокого уровня потребления. Как
хорошо, если для достижения достойной цели не надо жертвовать чем-то
ценным, если ваши средства борьбы со злом являются благими! Таким образом,
эта проблема выглядела в глазах интеллектуала, размышлявшего об
общественном устройстве. Существовал недостойный образ жизни бедняков, от
которого интеллектуал мечтал избавиться, и он рассчитывал, что это можно
сделать, просто избавившись от другого недостойного образа жизни -- образа
жизни богатых. Интеллектуал (но не художник), конечно, не испытывает
симпатии к откровенной роскоши богачей. Поэтому, с его точки зрения,
политика перераспределения не повлечет за собой никаких социальных потерь.
Но если потолок доходов будет таким низким, как мы говорили, то это многое
меняет. В этом случае будет разрушен достойный образ жизни и те нормы, к
которым интеллектуал привык и которые он считает необходимыми для
выполнения тех социальных функций, которые он ценит больше всего.
Теперь, когда наделение средствами одних по-прежнему кажется справедливым,
справедливость изъятия средств у других уже не выглядит столь очевидной.
Легко сказать: "Ротшильд должен отказаться от своей яхты". Но совсем
другое дело сказать: "Боюсь, Бергсон должен лишиться того скромного
достатка, который позволяет ему заниматься своим делом". Речь идет не
только о незаработанных доходах: будут ущемлены и государственный
служащий, и инженер, и интеллектуал, и художник. Хотим ли мы этого?
Считаем ли это справедливым?





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1138 сек.