Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Каплан Виталий - Ведьмин дом

Скачать Каплан Виталий - Ведьмин дом



                                9. ВНУТРИ

     Луч фонарика все же оказался слишком слаб. Он освещал дорогу метра на
два вперед, не больше, а все остальное тонуло в глухой черноте. От луны не
было никакой пользы - сосны росли слишком густо, и оранжевый лунный  свет,
теряясь в их кронах, не доходил до земли.
     Сейчас, ночью, Дальний Лес неприятно изменился. Будто и  не  лес  это
вовсе, а какая-то жуткая пещера,  где  медленно  идешь,  подсвечивая  себе
фонариком, и каждой клеточкой кожи чуешь непрочность  нависающих  каменных
глыб.
     Стволы сосен казались могучими  звериными  лапами,  готовыми  сию  же
секунду обрушиться на него сзади с сломать кости.  Кусты  были  похожи  на
затаившихся клыкастых чудовищ. Вот  еще  немного  -  и  прыгнут,  обхватят
липкими омерзительными щупальцами, вопьются в горло.
     Серега пошел быстрее. Лучше уж не тянуть резину. Пускай это  случится
как можно раньше. Если, конечно, вообще случится.
     Стало заметно холоднее, по телу забегали мурашки. Если  бы  не  Лехин
плащ, он бы совсем закоченел. А так - жить можно.  Плащ  теплый,  длинный,
почти до колен. Его и комары прокусить не  смогут,  когда  Андрюхина  мазь
перестанет действовать. А может, около Дома костер устроить?  Дым-то  всех
комаров отгонит... Нет, нельзя.  Мало  ли  кто  ночью  по  лесу  шатается?
Заметят костер, подойдут... А вдруг бандиты какие-нибудь?
     В лагере уже давно, несколько лет ходила история про  психа,  который
откуда-то сбег и охотится на детей. Чтобы мучить, а потом  задушить.  Того
психа, говорят, поймали, но что если еще один  завелся?  Это  похуже,  чем
всякие скелеты и привидения. Перочинный ножик  и  тут  не  поможет.  Да  и
ничего не поможет. Поэтому лучше уж без костров. В Дом - и поскорее. И  не
воображать всякие ужасы - а то самого себя до смерти доведешь.
     В луче фонарика крутились комары. Серега никогда  не  думал,  что  их
может быть так много. Казалось, ими был пропитан воздух, а  может,  они  и
впрямь рождались тут же, из капелек настороженной темноты?  То  и  дело  в
лесу раздавались звуки - птица закричит, ветка где-нибудь  треснет,  шишка
упадет. Или кто-то маленький и юркий пробежит по опавшей хвое, зашуршит  в
траве. Наверное, лесные мыши. Или жабы. А может, птицы.
     Но были и такие звуки, о которых Серега не знал, что и  подумать.  То
ли осторожные шаги, то ли скрип колес, то ли цокот  копыт  за  спиной.  От
этих звуков мурашки ползли по спине. А тут еще сзади кто-то тихо,  жалобно
завыл.
     Сперва, услыхав этот вой, Серега остановился. Кровь прилила в голове,
сердце запрыгало, как теннисный мячик по асфальтовой дорожке.  Он  вытащил
из пакета нож, раскрыл его и крепко, до боли в ногтях, сжал в  кулаке.  Но
вой больше не повторился, и Серега малость успокоился. А  потом  вспомнил,
что есть такие птицы. Их крик не отличишь от волчьего  воя.  Словно  целая
стая голодных волков за спиной. А это всего лишь птичка.
     Он все же замедлил шаги, потому  что  вспомнил  -  нельзя  пропустить
поваленную сосну. От нее и сворачивать.
     Странное дело, он все шел и шел, а сосны не было. А ведь днем,  после
полдника, они минут за двадцать  до  нее  добрались.  Конечно,  при  свете
двигаться куда проще, но только  ли  в  этом  дело?  А  вдруг  он  ее  уже
пропустил?
     Серега решил считать в уме  до  пятисот.  Если  сосны  не  будет,  он
повернет назад, к опушке. И снова двинется  в  путь,  только  на  сей  раз
внимательнее осматривая дорогу.
     Сосна обнаружилась, когда он досчитал до  трехсот  семидесяти  шести.
Она лежала огромная, прямая, с обрубленными ветками, чуть-чуть загораживая
дорогу. Серега присел на нее, чтобы отдохнуть перед последним броском.  Но
долго рассиживаться не удалось  -  зазвенели  в  холодном  воздухе  ночные
разбойники, почуяли вкусную человеческую кровь. Видно, хреновая у  Андрюхи
мазь. Меньше часа действует, надо будет ему завтра сказать.
     Серега  поднялся  и  медленно  пошел  влево,  стараясь  не   потерять
направление. Без компаса в ночном лесу моментально начнешь кружить. Так  и
пробегаешь всю ночь, высунув язык. В школьном турклубе им это объяснили  в
первый же день, вдолбили, что такое азимут и  с  чем  его  едят.  А  здесь
компаса нет. Жаль, он по звездам ориентироваться  не  научился.  Вообще-то
Большую Медведицу и Полярную звезду он может отыскать. Но здесь,  в  лесу,
небо закрыто кронами сосен, и еле-еле виден десяток слабеньких  звездочек.
Хорошо хоть, от сосны до Ведьминого Дома идти всего ничего.
     ...И в самом деле - скоро лес начал редеть,  вылезла  из-за  деревьев
низкая луна. Теперь она стала совсем  красной.  Серега  знал,  что  это  к
перемене погоды. Жаль. Он любил жару.
     А вот и Ведьмин Дом. Сейчас, облитый кирпично-бурым лунным светом, он
выглядел мертвым. Не дом, а труп дома. А вообще - все  как  тогда.  Те  же
разбитые стекла, та же болтающаяся на ржавой петле ставня...
     И все-таки что-то было не так.  Чуть  шире,  чем  раньше,  приоткрыта
дверь. Она почему-то  показалась  Сереге  кривой  трещиной  в  теле  Дома,
изогнутой, словно недобрая улыбка. А кроме того...  Приглядевшись,  Серега
понял, что в Доме не так уж и темно.
     Действительно, черная щель была не  совсем  черной.  Сочился  из  нее
какой-то слабый зеленоватый свет.
     Серега остановился как вкопанный. Вот оно!  Вот  она,  нечисть!  Дом,
оказывается, вовсе не умер, он только  притворялся,  чтобы  заманить  его,
Серегу, в свои бездонные пространства. А на  самом  деле  он  живет  своей
колдовской, потусторонней жизнью. Может, сейчас  там  ходит  бледная  тень
студента с обугленными  дырами  глаз,  ходит  с  вытянутыми  руками,  ищет
девушку, которую когда-то любил, а она обманула его,  отдала  на  расправу
черту.
     Нет, войти сейчас  туда  было  совершенно  невозможно.  Сердце  опять
запрыгало теннисным мячиком, а к горлу подступила тошнота.
     Но мозг не  полностью  отключился.  Тяжелая,  когтистая  лапа  страха
сдавила его, сжала  череп,  но  все  же  пульсировали  в  голове  какие-то
искорки. Понемногу эти искорки разгорались ярче, сливались друг с другом -
и вот вспыхнул огонь. Серега вспомнил, что у него есть оружие. Специальное
оружие от нечисти. Он сунул руку за пазуху и вытащил скрученный в трубочку
листок. Медленно развернул его и при свете фонарика не спеша стал  читать,
шевеля губами, словно первоклашка.
     Молитва оказалась не  слишком  длинная,  но  какая-то  бессмысленная.
Многих слов Серега не знал вообще, а другие знал, но не понимал, зачем они
тут. И все это должно помочь от дьявола?  Вот  он  прочел  все,  что  было
написано на  листочке  крупными  Лехиными  буквами  -  а  что  изменилось?
По-прежнему Ведьмин Дом злобно глядит на него провалами окон,  по-прежнему
льется из-за двери зеленоватое сияние.
     И все-таки что-то произошло. Незаметно ослабла мохнатая лапа  страха,
стало легче дышать. Сердце еще прыгало, но  не  так  бешено,  как  раньше.
Впрочем, наверное, дело не в молитве. Просто должен кто-то в конце  концов
сдаться - или ты, или твой страх. А теперь что ж, надо идти.
     Серега вынул из пакета нож, раскрыл его, и переложив фонарь  в  левую
руку, юркнул в приоткрытую дверь.
     И тут же рассмеялся, потому что увидел,  откуда  берется  зеленоватый
свет. Светилась плесень на гнилых бревнах. Обыкновенные гнилушки! И  этого
он так боялся! Не было в  доме  никакого  мертвеца-студента,  не  было  ни
скелетов, ни ведьм.
     Найдя на полу свечку, Серега зажег ее и прилепил к столу. Точнее, это
был даже не стол, а просто сбитые вместе доски,  приколоченные  к  толстым
ножкам-чурбакам.
     Когда свечка разгорелась, он смог оглядеть дом получше.
     Все пространство дома занимала комната, огромная, будто зал. И в  ней
кроме этого убогого стола, нескольких заплесневелых бревен и груды  битого
кирпича ничего не было. Середину комнаты занимала здоровенная, до потолка,
печь... Заслонка открыта, несколько кирпичей  выломано.  Казалось,  кто-то
специально поработал над ней ломом.
     На полу Серега обнаружил несколько пустых,  поросших  белой  плесенью
консервных банок, обрывки старых газет, четыре папиросных окурка.
     И только одного не было - книги. "Детей Капитана  Гранта".  У  Сереги
даже сердце дернулось, словно по нему ток пропустили. Тут же,  с  фонарем,
он обшарил весь дом, ползал по полу, изучая каждую дырку, каждую трещинку.
Полез в печку, вымазался в саже и паутине, но ничего не  отыскал.  В  полу
имелось несколько щелей, но все они были  слишком  маленькие  -  книга  не
могла в них провалиться.


     Книги не было! Что за дела? Ведь Серега  своими  глазами  видел,  как
Санька, неумело размахнувшись, бросил ее в окно, и она упала,  шмякнулась,
звук еще какой-то был. Может, Санька все же не добросил, и книга  валяется
под окном?
     Серега взял  фонарь,  выскользнул  наружу  и  медленно  прошелся  под
окнами. Все без толку, книги не было и там. Он вернулся в дом.
     Да, как ни крути, а пропали капитанские дети. Исчезли,  растворились,
растаяли в воздухе - и с концами. Может, и впрямь нечистая  сила  орудует?
Домовой, к примеру? А, ерунда! Сколько раз он сам себе доказывал,  что  не
бывает ничего такого, а вот опять же! Не  надо  валить  на  домового.  Тут
должна быть настоящая причина.
     Книгу в дом бросили. Это ясно. И ее не стало.  Значит...  Значит,  ее
кто-то взял. Может, случайно забрели в дом,  увидели  и  утащили?  Хорошая
ведь книга, интересная...
     Нет, вряд ли это случайный человек. Откуда  ему  тут  взяться?  Книгу
забрал тот, кому  она  и  в  самом  деле  нужна.  А  такой  человек  всего
один-единственный - Санька!
     Внезапно все вдруг стало ясным. Точно опять в мозгу фонарик включили.
Серега едва не подскочил на месте. Вот оно что! Санька  специально  тогда,
швырнув книгу в окно,  заорал,  сделал  зверские  глаза.  Специально  всех
наколол, чтобы одному здесь остаться.
     А как народ смылся, он залез в дом и утащил книжку. Значит,  можно  и
не искать - Санька, скорее всего, выбросил ее где-то в  лесу.  Теперь  фиг
найдешь.
     Надо бы следы на полу изучить, да поздно уже. Он,  ползая,  всю  пыль
животом подмел.
     Вот так. Значит, теперь сиди-не сиди, а  пари  проиграно.  Что  толку
доказывать, будто книги здесь не было, будто ее  Санька  утащил?  Кто  ему
поверит? Ну, пускай даже Леха расскажет, что Санька  позже  всех  из  лесу
вернулся. А мало ли почему, ответят.
     Может, он сильнее всех тогда струсил и слишком далеко в чащу  убежал?
И заблудился, искал дорогу... А может, он просто малину жрал? Или к  речке
ему погулять захотелось?  Да,  доказательств  у  Сереги  никаких.  Выиграл
Санька, не придерешься. Неужели до конца смены теперь ему подчиняться?
     Больше всего Сереге  сейчас  хотелось  вернуться  обратно  в  лагерь,
вытащить Саньку из постели и устроить ему "Варфоломеевскую ночь". Но слово
есть слово. Хотя теперь, после Санькиной подлости, стоит ли  его  держать?
Не жирно ли Санечке будет? Но попробуй не сдержи -  ясно  же,  что  будет.
Может, плюнуть на них? Да разве на весь лагерь плюнешь?
     Серега и не заметил даже,  как  заструились  по  щекам  горячие  злые
слезы. Он сидел на сыром бревне, смотрел на груду битых кирпичей и  шмыгал
носом. Ни о чем ему не хотелось думать - будто из черепа мозги вынули.
     Потом он пришел в себя, стянул майку и вытер ею  лицо.  Хорошо  хоть,
никто его сейчас не видел. Ничего себе картиночка - ревет Серега Полосухин
как малышня.
     Все по-Санькиному получилось. Говорил же он: "Соплями  умоешься...  В
слезах засыпать будешь..." Так оно и  вышло.  Ладно...  Пускай  эти  слезы
будут  последними.  Деваться  некуда,  ночь  тут  отсидеть  надо,  а   там
посмотрим.
     Ну и что теперь делать: Не ждать же  нечистой  силы,  в  самом  деле?
Сереге сейчас даже хотелось бы, чтобы она появилась. Может, и  помогла  бы
чем-нибудь. Но, к сожалению, никакой такой силы на свете нет.  Ни  чистой,
ни грязной. Есть лишь гниющий старый дом  и  желтые  Санькины  глаза,  что
встретят его завтра.
     Впрочем, не сидеть же на бревне до  рассвета.  Надо  спать.  Во  всех
сказках  говорится  -  утро  вечера  мудренее...  Сказки   обычно   хорошо
кончаются, но сейчас-то все  по  правде.  А  спать,  однако  же,  хочется.
Сколько сейчас времени? Небось, уже полночь миновала...
     Серега поднял глаза и вновь оглядел комнату. Лечь  здесь  можно  было
разве что на столе. Пол холодный, да и мусор  всюду  навален,  а  идти  во
тьму, в холод, ломать веник и подметать - нет уж, спасибо! Хватит  с  него
уборок.
     Он лег на  стол,  накрылся  Лехиным  плащом  и  подложил  под  голову
сцепленные пальцы.
     Сперва было холодно и жестко, но потом появились  откуда-то  ласковые
черные волны, подхватили его и понесли куда-то вверх.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0575 сек.