Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Каплан Виталий - Ведьмин дом

Скачать Каплан Виталий - Ведьмин дом



                          10. ПОД ВТОРОЙ БАШНЕЙ

     ...Стражники вели его  по  узкому  кривому  коридору.  Один  из  них,
высокий и худой, шел спереди, освещая дорогу факелом. Второй,  похожий  на
огромного медведя, втиснутого в черную кожаную форму  -  сзади.  А  Серега
шагал между ними, прижимая ладони к бедрам.
     Резинка на трусах вела себя все  хуже  и  хуже.  Скоро,  видимо,  она
лопнет совсем, и тогда... Он старался не думать об этом.
     Идти пришлось довольно долго. Ход  все  время  изгибался,  невозможно
было сосчитать повороты. Зачем так строили? - вертелась у  него  в  голове
надоедливая мысль. Впрочем,  он  понимал,  что  у  создателей  Замка  была
какая-то цель.
     Наконец путь их кончился. Справа  в  стене  тускло  блеснула  тяжелая
стальная дверь. Высокий стражник два раза стукнул в нее концом факела -  и
та медленно отворилась.
     Серегу пинком втолкнули внутрь - и тут же дверь за ним  захлопнулась.
Он остался стоять на пороге, растерянно хлопая глазами.
     Камера оказалась огромной, точно  зал.  Яркий,  чуть  синеватый  свет
лился со всех сторон - под потолком были развешаны люминесцентные лампы.
     В дальнем конце находился огромный, заваленный бумагами стол. За  ним
кто-то сидел, согнувшись в три погибели, и писал большим гусиным пером.  В
стенах слева и справа виднелись глубокие ниши. Серега,  оглядывая  камеру,
поежился. Ему показалось, что там кто-то прячется. Но так ли это,  увидеть
не удалось, потому что человек  за  столом  выпрямился  и  поднял  голову.
Серега вздрогнул - человеком этим был Санька.
     Зеленую куртку со звездой он сменил  на  синий  рабочий  халатик.  На
голове у него торчал темный берет с хвостиком. А руки - в рыжих  резиновых
перчатках.
     - Ну, здравствуй, здравствуй, Серый, - ласково произнес  он  и  вышел
из-за  стола.  -  Устал,  наверное,  с  дороги?  Да  ты  присаживайся,  не
стесняйся.
     И тут же сзади поставили стул. Пришлось сесть. Стул скорее походил на
кресло, у него была высокая,  выше  Серегиной  головы,  спинка  и  широкие
подлокотники. Чьи-то осторожные, но уверенные руки быстро пристегнули  ему
ремнями локти. И таким же широким  бурым  ремнем  охватили  шею,  намертво
присобачив ее к спинке кресла.
     - Не жмет? - заботливо поинтересовался Санька. -  Если  жмет,  ты  не
стесняйся, скажи.
     Серега молчал, глядя на него в упор. Чего он ломает комедию? Или  так
обычно начинают допрос?
     - Я смотрю, у тебя знатный шрам на плече, - продолжал меж тем Санька.
- Ты уж извини, погорячился  я  в  лесу.  Не  стоило  мне,  конечно,  руки
распускать. Мы же вообще против подобных методов.  Но  и  ты  должен  меня
понять! Ты же мой личный раб, мне тебя сам Князь  доверил  -  и  вдруг  ты
бежишь! Знаешь, как я за тебя волновался! А вдруг бы ты от жары сдох или в
болото провалился? Я бы  о  тебе  тосковал.  И  вообще,  ты  раб,  значит,
вкалывать должен. А сегодня из-за тебя ваша  бригада  план  не  выполнила.
Придется теперь их наказывать. Не жалко своих ребят?
     Впрочем,  ладно,  с  этим  успеется,  давай-ка  лучше  нашими  делами
займемся. Ты, конечно, понимаешь, что нарушил главный закон Замка, а?
     Серега молчал, уставясь в железные плиты пола.
     - Не слышу ответа, - чуть суровее произнес Санька.
     - Ну, понимаю, - отозвался Серега.
     - Очень хорошо, что понимаешь. Это уже большой прогресс. А знаешь  ли
ты, что тебя за такое дело наказать придется?
     - Ну, знаю.
     - Отлично. Ты умнеешь прямо на глазах. Тогда  дело  за  малым.  Давай
решим, как же тебя наказывать? Ты-то сам что думаешь? Какие есть идеи?
     - Я не знаю.
     - Смотри, Серый, я в тебе разочаруюсь. Ты же не первый год  в  Замке,
должен понимать. Неужели никаких идей нет?
     - Ну, выпороть.
     - Выпороть? Оно, конечно, не помешает. Розги тебя еще ждут. Но  этого
мало. Что главное в наказании? Ну? Говори быстро!
     - Чего ты пристал? Откуда я знаю?
     - Ну вот, заладил: не знаю, не  понимаю...  Нечего  дурочку  строить,
знаешь  ты  все  прекрасно.  Главное  в  наказании  -  это  воспитательное
воздействие. Надо, чтобы все поняли, в чем твое преступление. Помнишь, как
наказали Билла? Кстати, за ту же провинность, что и у тебя.
     Серега  вспомнил  худого,  ободранного  мальчишку,  прикованного   за
ошейник к обложенному дровами медному столбу, струю бензина  из  блестящей
канистры, лохматое желтое пламя в клубах дыма...
     - Успокойся  ради  всего  святого!  -  вскричал  Санька,  заглянув  в
Серегины глаза. - Что ты! Стоит лишь пошутить, а у тебя  уже,  глядишь,  и
слезки потекли. Никто тебя сжигать пока не собирается. Как можно?!  Ты  же
мой любимый раб. Я к тебе давно примеряюсь. Еще с тех времен, сам  знаешь.
Я вижу, ты хороший пацан, смелый. Ты только сейчас малость  сдрейфил.  Ну,
это понятно. Провинился, теперь ждешь возмездия... А вообще-то ты молодец.
И честный ты, и слово держать умеешь. Уж я-то знаю. И добрый ты  -  друзей
защищаешь.
     Хотя они, друзья эти, заложили тебя и губы платочком вытерли. Знаешь,
что я тебе скажу? Если бы ты не был рабом, я бы с тобой подружился. Мне  ж
одному скучно здесь. Все  кругом  взрослые,  у  всех  свои  дела,  даже  в
индейцев поиграть не с кем... Слушай, может, ты есть хочешь? Только  кивни
- я сейчас. Люди мигом принесут.
     Серега молчал. Яркий свет ламп слепил глаза, текли  по  щекам  острые
злые слезы, катились  мутными  дорожками.  Огромное  пространство  комнаты
медленно поворачивалось в себе самом, какие-то струи бурлили, крутились  в
горячем воздухе. А стены незаметно клонились вниз. Но Серега знал, что они
не упадут.
     Санькин голос доносился откуда-то издалека,  хотя  сам  Санька  стоял
прямо перед ним, на расстоянии вытянутой руки. Сейчас, когда он не ругался
и не бил,  а  говорил  настырно-ласковым  голосом,  Сереге  было  особенно
противно. Потому что добрым Санька быть не может, он гад. Просто сейчас он
что-то замышляет. Но что именно? Или просто издевается перед тем, как дать
приказ палачам?
     - Не хочешь есть? Ну что ж,  не  надо.  Ты,  главное,  не  стесняйся.
Передумаешь - скажешь. И вообще, ты, Серый, меня не бойся. Я же тебя очень
строго наказывать не буду. Так, для порядка. Порядок-то должен  быть,  как
ты считаешь?
     - Я, что ли, этот порядок устанавливал? -  огрызнулся  Серега.  Пусть
Санька не думает, что он сдался.
     - Ну, не будем спорить,  -  улыбнулся  Санька.  -  Я  понимаю,  ждать
наказания всегда противно. Вот ты и борзеешь со страху.  Ладно,  давай  уж
сразу с этим делом покончим - и обратно в барак  потопаешь.  Я  ведь  тебя
только так, для порядка. Эй, номер четвертый, -  крикнул  Санька,  куда-то
повернувшись, - принеси-ка розги.
     Из ближайшей ниши выступил человек в черной куртке, молча  поклонился
Саньке и, перейдя камеру, исчез в противоположной стене.
     - Я тебя долго бить не буду, -  утешил  Санька.  -  Наверное,  сорока
ударов с тебя хватит? Я ведь жалею тебя, дурака, видишь  -  за  кнутом  не
послал.
     Серега впился в подлокотники так, что ногти посинели.  Сейчас  что-то
должно случиться. Он чувствовал это, он знал, что все только начинается.
     - Да, кстати, - произнес Санька игривым тоном, -  пока  четвертый  за
розгами ходит, ответь-ка мне на один вопросик.  Так,  чепуха...  Кто  тебе
рассказал про Город Золотого Оленя?
     Вот оно! Серега понял, что  лишь  сейчас  допрос  и  начался.  А  все
остальное было разминкой.
     - Не знаю я ни про какой город, - сказал  он,  пытаясь  говорить  как
можно спокойнее. Мало ли кто чего треплется?
     - А зачем же тогда бежал? - поинтересовался Санька.
     - Так просто. Захотел - и побежал.
     - Так просто не бывает, о Серый мой друг! Ты же знал, чем рискуешь. А
все-таки сбежал. Видать, были причины?
     Серега тоскливо посмотрел в пол. Теперь держись... Удастся  ли  сбить
его со следа? Надо, наверное, его позлить. Обычно от злости он глупеет.
     - Причин хочешь? Ну ладно, скажу я тебе причину. Дерьмо  ты,  Санька,
вот и вся причина. Дерьмо на палочке. Не собираюсь я твоим рабом быть -  я
свободный человек. Можешь со мной что хочешь делать, а я от тебя все равно
сбегу.
     - Ну какой же ты, Серенький, свободный человек, если  у  тебя  клеймо
между лопаток? - усмехнулся Санька. -  Куда  бы  ты  не  сбег,  первый  же
встречный патруль тебя заловит. Это судьба, и от нее никуда не денешься, -
произнес он наставительно. - Что кому досталось - то и терпи.  А  все-таки
не томи душу, куда бежать намылился?
     - Туда, где время нормальное. А не ваше, отравленное.
     - Тебе что, наше замковое время не нравится? Нормальное тебе подавай?
А ты его, нормальное время, видел? Знаешь, что это такое? Впрочем, об этом
я тебе расскажу малость погодя. А сейчас - небольшой скромный вопросик. Не
Масленок ли тебе про Город Золотого Оленя поведал?
     - Нет, что ты, - встрепенулся Серега, - откуда ему знать?
     - Значит, не Масленок? Не он, значит? То есть, выходит,  другой  тебе
рассказал, да? Так назови его! Этого другого. Ну?
     - Не было никакого другого! Я вообще про этот Город  сейчас  от  тебя
впервые слышу.
     - Ну как же? Сам подумай. Я спрашиваю - не Масленок ли рассказал.  Ты
говоришь - нет, не Масленок. Значит, не он, А коли не он - значит, другой.
     - Это еще почему?
     - Да потому. Потому что так у тебя получается. Или Масленок,  или  не
Масленок. А что такое  "не  Масленок"?  Это  он  и  есть,  другой.  Больше
вариантов нету.
     ...Какое-то движение возникло у Сереги за спиной. Потом возле  Саньки
возник черный стражник с ведром. Из ведра торчали длинные тонкие прутья.
     - Хорошо, четвертый, - кивнул ему Санька. - Поставь пока в  сторонку.
Скоро они нам пригодятся.
     Черный стражник исчез в своей нише.
     - Ну что  ж,  продолжим.  На  чем,  бишь,  мы  остановились?  А,  про
Масленка... Так ты говоришь - не он рассказал? Чудненько. А поклясться  ты
в этом можешь?
     - Поклясться? Это еще как?
     - Очень просто. Повторяй за мной: "Я, Сергей Полосухин, раб  старшего
княжеского сына и Великого Наследника, именем Вечного  Замка  торжественно
клянусь, что Леха Масленкин про несуществующий и враждебный нам  Город  не
говорил мне."
     Серега молчал.
     - Ну, смелее! Произнесешь клятву - поверю, что Масленок ни в  чем  не
замешан.
     Серега медленно, запинаясь, повторил дурацкие слова клятвы.
     - Вот и прекрасно, - воскликнул Санька  и  подошел  к  нему  поближе.
Сейчас, если изловчиться, вполне можно было лягнуть его ногой.  Хотя  вряд
ли. Санька слишком близко не подойдет, а с кресла не  встанешь,  ремни  не
пустят.
     - Вот и здорово, - продолжал Санька. - Теперь я верю, что говорил  не
Масленок, а кто-то другой. Так назови его! Назови!
     - Повторяю специально  для  идиотов,  -  сказал  Серега.  -  Не  было
никакого другого. Не было!
     Странное дело, Санька упорно  не  замечал  его  грубостей,  вел  себя
ласково. А в другое время непременно бы схватился за плеть...
     - Нет, Серый, был! Ты что же, хочешь  доказать  мне,  что  не  знаешь
этого другого?
     - Не знаю.
     - А как ты думаешь, Масленок знает? Этого, который  байки  про  Город
распускает?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1856 сек.