Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Каплан Виталий - Ведьмин дом

Скачать Каплан Виталий - Ведьмин дом




     - Нет! - твердо проговорил Серега. - Уж он-то точно не знает.
     - Интересно у тебя получается, Серый, - задумчиво протянул Санька.  -
Если ты не знаешь этого другого, то как ты можешь  ручаться  за  Масленка?
Мало ли, чего он знает, чего не знает.  Ты  что,  мысли  его  читаешь,  а?
Положим, ты сказал правду, будто не знаешь  этого  типа.  Стало  быть,  за
Масленка ручаться не можешь.  Так?  Теперь  поехали  дальше.  Если  ты  не
соврал, будто Масленок не в курсе, значит, сам знаешь того  человека.  Вот
так...
     Да, нечего сказать, ловко Санька строил ему ловушку! И вот,  наконец,
она захлопнулась. Серега даже зубами заскрипел от досады.
     - Выходит, в любом случае ты врешь!  -  словно  сам  себе  удивляясь,
произнес Санька. - Значит, и клятва твоя ложная!  -  вскричал  он,  словно
только что сделал это открытие. - А знаешь ли ты закон? Эй, номер  шестой!
- крикнул Санька в сторону, - зачитай закон о клятвопреступлении.
     Из ниши левой стены вышел невысокий человек  в  коричневом  балахоне,
наголо обритый, с тяжелой пухлой книгой в руке. Откашлявшись,  он  раскрыл
книгу и произнес неожиданно густым басом:
     - "А ежели  раб,  или  свободный  крестьянин,  или  купец,  или  воин
неблагородного звания публично поклянется на Замке, и окажется  их  клятва
ложна, то надлежит их по закону заживо в кипятке сварить.  Казнь  подобает
произвести не позже как спустя три дня по изречении клятвы ложной".
     - Спасибо, шестой. Ступай  себе,  откуда  пришел.  -  Повернувшись  к
Сереге, Санька продолжал:
     - Ну, вот  видишь,  как  оно  получилось?  Теперь  ты  у  нас  еще  и
клятвопреступник. Сам только что слышал - не позднее трех дней.  Жаль  мне
тебя, дурака. А делать нечего -  закон  есть  закон.  Даже  если  бы  я  и
попытался чем-нибудь тебе помочь - все равно без толку. Чуешь, сколько тут
в нишах сотрудников? И все твою клятву слышали. Помилую я тебя - они всюду
раззвонят: Наследник Замка законом пренебрегает.  Что  же  мне,  пропадать
из-за тебя? Ведь за такие фокусы папа меня наследства может лишить. Закон,
Серый, строг, но он - закон.
     Правда, есть тут одна зацепочка. Ты  ведь  мой  личный  раб,  значит,
крепко со мною связан. И получается, что твои грехи - это мои грехи. А мои
грехи мне папа простит. Он у меня добрый. Значит, и тебя простит.  Видишь,
как полезно моим рабом быть? А  ты  еще  не  хотел.  Орал  -  я  свободный
человек, я свободный человек... Да будь ты свободным человеком,  никто  бы
сейчас тебя выручить не смог. Даже папа. Варился бы ты  в  стальном  котле
как курица. И мясо бы твое собакам отдали. Думаешь, почему у нас  в  Замке
сторожевые псы такие злые? Они человечиной кормятся, той,  что  от  казней
остается.
     Значит, дело всего лишь  в  том,  чтобы  папа  меня  простил.  А  это
случится только если я  узнаю,  кто  же  насчет  вражеского  Города  слухи
распускает. Стало быть, наша с тобой задача -  установить,  кто.  Иначе  и
тебя сварят, и меня папа налупит. Он у меня строгий... Ладно, приступим  к
делу. Согласен, что клятву нарушил?
     - Ничего я не нарушал, - бессильно  огрызнулся  Серега.  -  Я  правду
сказал.
     - Отлично. Вот что ты сказал: "Я... всякое такое  прочее...  клянусь,
что Леха Масленкин про несуществующий и враждебный Замку Город не  говорил
мне." - Санька сделал ударение на последнем слове. То есть он  не  говорил
этого тебе! Получается, что он говорил кому-то другому. А уж  этот  другой
мог и тебе пересказать. Значит, ты знаешь, кто это.
     - Ничего я не знаю!
     - Эх, Серый, Серый, -  скорбно  покачал  головой  Санька.  -  Ты  вот
запираешься, героя из себя строишь, а лучше бы подумал - на фиг это нужно?
Знаешь, сколько народу уже бегало этот город искать? И  все  погибали.  Ты
что же, хочешь, чтобы и дальше так было? Неужели не  жалко  людей?  Мы  бы
разом сейчас эти байки пресекли, и всем было бы хорошо. А так  из-за  тебя
многие помрут... Так что смотри... В последний раз спрашиваю -  кто  байки
распускает?
     - Да не знаю я ничего!
     - Ну вот, опять двадцать пять. Ладно, давай тогда спросим у Масленка.
Может, он окажется поумнее.
     Санька хлопнул в ладоши, и  Серега  замер.  Внезапно  передняя  стена
повернулась на невидимых петлях и оказалось, что за ней есть еще комнатка.
Небольшая, почти как та камера, куда поначалу  бросили  Серегу.  К  стене,
где-то  на  высоте  полуметра,  был  прикован  Леха.   Совершенно   голый,
истерзанный. Казалось, он был в сознании, но  вот-вот  его  мог  потерять.
Рядом стояли двое дюжих молодцов в синих халатах -  таких  же,  как  и  на
Саньке.  На  длинном  оцинкованном  столе  разложены  были  жуткого   вида
инструменты. Приглядевшись, Серега заметил,  что  на  некоторых  запеклась
кровь.
     - Здравствуй, Леша, - вежливо сказал Санька и изобразил  нечто  вроде
реверанса.  -  Как  мне  стало  известно,  мои  помощники  уже   с   тобою
побеседовали. Им  ты,  кажется,  ничего  не  сказал?  Может,  мне  уделишь
внимание? Все-таки почти друзья, вместе когда-то жили...  В  сказочке  для
дурачков.
     - А, это ты, наследничек, - прохрипел со  стены  Леха.  -  Радуешься,
думаешь, твоя взяла? А это кто? Серега, ты?! Он тебя не тронул?
     - Нет, я в порядке, - крикнул Серега и тут только увидел все.
     - Гады! Что они с  тобой  сделали!  -  и  отчаянно  рванулся  вперед.
Упругие ремни откинули его обратно. В нишах зашевелились.
     - Ничего, я еще живой, - медленно протянул Леха. - Что поделать, я же
тебе говорил про нечистую силу, а ты не верил. Вот теперь мы  и  попались.
Ну, не бойся. Нас не оставят. Выкрутимся.
     - Дружеская беседа окончена? - поинтересовался  Санька.  -  А  теперь
давайте ближе к делу. Значит, так, Сереженька. Я  же  понимаю,  ты  у  нас
мужик упорный. Начинать с тобой возиться - это когда еще ты в нужную форму
придешь. А нас  ведь  тут  своя  наука.  Начинаем  с  малости,  постепенно
накручиваем обороты... А ты сразу не расколешься, жаль. Розгами тебе  язык
не развяжешь. Посему с тобой  погодим  пока,  а  сейчас  начнем  с  твоего
дружка. - Санька широко улыбнулся, обрадовавшись нечаянной рифме. - Слушай
внимательно. Если ты сейчас не назовешь то самое имя, мои ребята  Лешеньке
кое-что лишнее отдерут. Ему оно уже и не к чему. Понял? Ему,  а  не  тебе.
Тебя я сохраню, ты же мой любимый раб, почти друг. Ну?
     Серега застонал, рванувшись в кресле. Все, что угодно, только не это!
Лучше костер, кипяток, псы - только бы не  видеть,  как  Санькины  громилы
начнут терзать Леху... Ремни швырнули тело назад, но он, не обращая на них
внимания, метнулся снова. В глазах вспыхнул  ядовито-рыжий  свет  -  точно
бомба разорвалась. Изо рта текла слюна пополам с теплой соленой кровью, Он
выл, хрипел, не соображая уже ничего.
     Сознание вернулось лишь когда один из Санькиных подручных плеснул  на
Серегу из ведра. Стены медленно  вернулись  на  место,  острый  свет  ламп
ударил по глазам. Санька стоял возле кресла, озабоченно цокая языком.
     - Что, Серый, впечатляет? А ничего не поделаешь, придется выбирать. В
приговоре должно стоять одно имя. Или Масленка, или... Не думай, тебя я не
имею в виду. С тобой мы  ограничимся  поркой.  Так  что  решай.  Скоро  мы
продолжим развлекаться с Лешей. А пока... Надо же  проверить,  что  успели
тебе наврать про Город. -  Санька  понизил  голос.  -  Имей  в  виду,  это
секретная информация.  Когда  все  кончится,  ты  получишь  свои  розги  и
вернешься в барак. Но помни, одно лишь словечко - и никто тебя не  спасет.
Медленный огонь - это еще не самое страшное, что у нас имеется.
     Теперь слушай сюда. Сейчас ты узнаешь  правду  про  Город,  про  твое
любимое   "нормальное   время".   Сам   убедишься,   насколько   все   это
отвратительно. Потом сверим нашу  информацию  с  твоей.  А  уж  напоследок
займемся Лешкой.
     - Номера третий, седьмой, девятнадцатый! - крикнул Санька  в  сторону
ниш. - Доставьте сюда секретный чемодан. С усиленной  охраной.  А  я  пока
чайку попью, - и он ушел куда-то в дальний угол,  где  для  него  был  уже
накрыт столик.
     - Леха, ты как? - шепнул Серега, лишь только Санька  исчез  из  виду.
Тот долго молчал, глядя на него со стены, потом тихо,  почти  не  разжимая
губ, ответил:
     - Я-то живой, обо мне можешь не волноваться. Не  в  первый  раз...  А
теперь слушай. Слушай внимательно. Сейчас  я  почти  ничем  не  могу  тебе
помочь. Тут все экранировано. Но  тем  не  менее...  Руки  твои  привязаны
ремнями. Скоро ремень на правой ослабнет, и ты незаметно  ее  вытащишь.  И
тогда в ней появится оружие. Как  пустить  его  в  ход,  ты  знаешь.  Все.
Прощай.
     Серега смотрел на него, вытаращив глаза. Он ничего не понимал.  Леха,
такой простой и привычный, сейчас не был похож на  себя.  Казалось,  будто
сейчас говорил не он, а кто-то другой.
     - Не удивляйся, Серега, - шепнул вдруг Леха, точно услышав его мысли.
- Просто я бываю всякий. Здесь такой, а там - сам знаешь... Главное - я  с
тобой, вот это постарайся не забыть.
     И он дернулся, закрыв  глаза.  Голова  его  бессильно  опустилась  на
грудь, тело обмякло. Может, он просто потерял сознание?
     Санька вернулся, смахивая с губ крошки, как раз в тот  момент,  когда
стражники, держа автоматы наизготовку, прошагали из коридора в зал.  Краем
глаза Серега ухватил и ствол пулемета, похожий на те, что рисуют в книжках
для малышни. Ясное дело, усиленная охрана.
     Разомкнувшись, стражники исчезли в нишах, а на полу  остался  большой
коричневый чемодан. Сбоку белела наклейка: "Васильев Саша, 3-й отряд".
     - Ну, приступим, - бодро сказал Санька, подойдя  к  чемодану.  -  Про
секретность помнишь?
     - Помню, - мрачно отозвался Серега. Когда  Санька  нагнулся  и  начал
расстегивать замки, он слегка подергал правой рукой. Вроде  бы  и  вправду
ремень ослабил свою хватку. Пожалуй, можно потихоньку вытаскивать.
     - Итак! - торжественно произнес Санька,  достав  из  чемодана  пухлую
книгу. - Начинаем читать эту  вредную  ерунду.  Информация  добыта  нашими
лучшими следопытами. Между прочим, когда все кончится, я из  твоих  мозгов
кое-что сотру. У нас для этого есть методы. Не дрейфь, это не  больно.  То
есть не очень больно... А теперь слушай и сравнивай с тем, что знаешь.
     "...настоящим докладываем, что объект был вознесен на  высокую  гору.
Оттуда ему был показан так называемый Город  Золотого  Оленя.  Из  записок
объекта мы почерпнули нижеследующее: "Светило его подобно  драгоценнейшему
камню. Он  имеет  высокую  стену  и  двенадцать  ворот.  Город  расположен
четырехугольником, и длина его такая же,  как  широта."  Далее  приводятся
результаты замеров: "...измерил  он  город  тростью  на  двенадцать  тысяч
стадий; длина, и широта, и высота его равны..."  По  наблюдениям  объекта,
городская стена построена из ясписа, а город -  "чистое  золото,  подобное
стеклу..."  Это  весьма  невразумительное  место,  но   полагаем,   нашему
Казначейству  стоит  его  взять  в  расчет.  Ниже  излагается   информация
тактического  характера,  которую  следует   принять   во   внимание   при
составлении плана осады: "Город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне  для
освещения своего... Ворота его не будут запираться днем,  а  ночи  там  не
будет... и не войдет в него ничто нечистое, и никто преданный  мерзости  и
лжи, а только те, которые... записаны в  Книге  Жизни..."  Очевидно,  речь
идет о паспортном контроле. Однако получить более точную информацию нам не
удалось, так как объект заметил наше наблюдение и  принял  соответствующие
меры..."
     Вот такая муть. Хорошо запомнил? Главное, не забывай, что это военная
тайна. Я тебе даже больше скажу. - Санька наклонился к Серегиному уху. - Я
чемодан у папы без спросу взял.  Он,  если  узнает,  меня  выдерет.  А  уж
тебя... - и Санька, вернувшись к чемодану, принялся упаковывать книгу.
     Серега, наконец, выдернул  руку  из-под  ремня.  Незаметно  пошевелил
пальцами, выпрямил их, сжал... В ладони оказалось  что-то  легкое,  белое.
Да, это тот самый листок. Оружие, о котором говорил Леха.
     - Ну вот, продолжал меж тем Санька. - Сейчас  ты  услышал  правду.  А
теперь быстро назови мне имя того, кто рассказал тебе про Город.  Молчишь?
Ладно-ладно. Номер девятый! Ты готов?  Накалил  шило?  Сейчас,  Серый,  мы
займемся Лешиными глазками. Начинай, девятый!
     Все! Серега поднес листок к глазам и  резким,  прерывающимся  голосом
начал читать крупные, написанные Лехой печатные буквы.
     Время замерло. Застыл с раскрытым ртом Санька, остолбенел  девятый  с
раскаленным шилом в мохнатой  ладони,  застыли  люди  в  нишах.  Казалось,
затвердел и свет ламп, сделался вязким и тягучим воздух.
     Наступила  тишина.  Могучая,  беспредельная  тишина.  А  потом  вдруг
раздался Лехин голос.
     - Ну все, теперь иди. Тебе пора возвращаться.
     И Серега пошел по огромному голубому туннелю, в котором  не  было  ни
верха, ни низа. Шаги его становились все быстрее и быстрее, он уже  мчался
стрелой, но удивительно - сердце не дергалось, дыхание не прерывалось, ему
было легко и хорошо. А потом  невидимые  теплые  волны  подхватили  его  и
понесли ввысь...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0631 сек.