Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Каплан Виталий - Ведьмин дом

Скачать Каплан Виталий - Ведьмин дом



                              6. ДИПЛОМАТИЯ

     Почему-то вышло так, что из столовой Серега пошел вместе  с  Санькой.
Тот незаметно пристроился рядом. Некоторое время они шагали молча.
     - Слышь, Серый, разговор у меня  к  тебе  есть,  -  сказал,  наконец,
Санька и быстро огляделся.
     - Ну, чего надо? - буркнул Серега.
     - Да вон чего. Я тут думал-думал - а на фига нам с  тобой  это  пари?
Глупость одна, игра для малышни. А мы с тобой что-то слишком уж втянулись.
Да еще на рабство... Может, ну его к чертям? Скажем ребятам, что пошутили,
никто возникать не станет.
     - Что, сдрейфил? Дошло до тебя, что нечистой силы не  бывает?  Что-то
больно долго доходило. Как до жирафа.
     - Бывает, не бывает... Да кто ж его знает, что бывает... Мне же  батя
все по правде рассказывал. Вдруг на самом деле в доме какая-нибудь нечисть
водится? Может, и не студент, и не ведьма, а что-то другое, еще страшнее?
     - Я-то думал, ты умный, а ты дура-а-ак,  -  Серега  нарочно  протянул
последнее слово, чтобы позлить Саньку. Теперь-то он догадывался, куда  тот
клонит.
     - Зато ты больно умный... Думаешь, не страшно тебе ночью будет?  Хоть
ты и не веришь в привидений, а все равно в штаны наложишь. Мало ли что там
случится.... Дверь скрипнет от чего-нибудь, а ты подумаешь, что ведьма,  и
сердце у тебя разорвется. Или птица какая-нибудь  закричит,  ночью  знаешь
как страшно птицы кричат! И понимаешь, что птица, а все равно кажется, что
душа чья-то. И выйдет у тебя разрыв сердца. Инфаркт по-научному.  Хоронить
как, с оркестром будем? Или утром вернешься, а ты весь седой. Такое  часто
бывает, люди седеют со страху,  и  не  только  взрослые,  маленькие  тоже.
Помнишь, был в прошлом году, в третьей смене пацан такой,  Генка  Лагутин,
из первого отряда? Высокий такой, тощий...
     - Ну, помню. А дальше-то что?
     - А помнишь, прядь у него была седая? Сам он черный, а прядь седая.
     - Да, кажется, было.
     - А знаешь почему?
     - Я у него не спрашивал. Не люблю совать нос в чужие дела. А  вообще,
выбелил, наверное. Из моды.
     - Ну так вот, могу рассказать. Он, когда  маленький  был,  в  детсаду
закапризничал как-то, ну, воспиталка дура была, она ему говорит:  "Ты  вот
сейчас не слушаешься, а у тебя из-за этого дома мать  умерла!"  Воспиталка
думала, он тихим станет, а он как заревет! Поверил. Мать  за  ним  вечером
приходит - а у него уже прядь седая. Ну, она как  узнала,  что  случилось,
воспиталке всю морду исцарапала, даже в суд подала. Ту с работы поперли. А
толку-то? Волосы не вернешь... Вот так. А тебе еще страшнее будет, это  же
не  пять  минут,  всю  ночь  надо  просидеть.  Или  вдруг  приснится  тебе
какой-нибудь ужас, а ты подумаешь, что по правде -  и  пожалуйста,  разрыв
сердца. Или заикой сделаешься. Заики, они же все от страха такими стали.
     И видишь, что получается? Что чистая сила, что нечистая - один  хрен.
Главное - результат. О маме своей лучше бы подумал. С тобой что случится -
она же умрет!
     Серега вспомнил, как совсем недавно те же  самые  слова  говорил  ему
Леха. Интересно получается, два совершенно разных человека,  и  хотят  они
разного, а слова  одинаковые...  А  Санечка-то  какой  речистый  оказался!
Заботливый. Если правды заранее не знать - вполне можно ему поверить.
     - Ну и чего же ты хочешь? - вежливо спросил Серега. - Пойти к ребятам
и сказать, что не будет пари? Пошли. Сейчас,  наверное,  все  наши  уже  в
корпусе.
     Что-то  изменилось  в  Санькином  лице,  то  ли  появилась   какая-то
морщинка, то ли глаза по-иному засветились.
     - Ну, им-то сказать мы всегда успеем. Времени у нас вагон и маленькая
тележка. Тут, Серый, вон какое дело. Утечка информации. Какой-то козел  из
нашей палаты разболтал про пари. Второму отряду. То есть не всему  отряду,
а одному парню. Петракову. Есть там такой амбал. Хорошо,  если  он  никому
еще не растрепал. Он вообще-то может, он дурак, я его знаю. Так что сперва
надо к нему  сходить.  Ты  сам  ему  скажешь,  что  наш  с  тобой  договор
отменяется. Что тебе неохота из-за детских глупостей заикой становиться. И
что ты не нанялся инфаркты получать. И если он не  совсем  еще  козел,  то
пусть не болтает. А потом к нашим пойдем. Им я скажу, что это я  сам  тебя
отговорил, что ты вообще-то рвался, но мне спорить расхотелось. И никто на
тебя ничего не подумает. Потому что мы же с тобой  чистую  правду  скажем.
Идет?
     Серега молчал.
     - Ну скажи, - не унимался Санька, - наврали мы где-нибудь? Сочинили?
     - Слушай, Санек, - ответил, наконец, Серега. - Как ты думаешь, кто из
наших мог растрепать?
     - Если бы я точно знал, я бы тебе так  и  сказал.  Вообще-то  у  меня
косвенная догадка имеется. Похоже, это Масленок нам свинью подложил. Он же
убирался сегодня в палате, а веника не было,  бабка  Райка  кладовку  свою
заперла и смылась куда-то. Ну, он пошел за  веником  в  ихний  корпус,  во
второй отряд, и что-то больно долго там  был.  А  потом  из  корпуса  этот
парень вышел, Петраков. Соображаешь? Когда Масленок зашел в ихний  корпус,
там и Петраков был. Значит, вполне могли поговорить. А о чем им  говорить?
Только о наши делах. Так?
     - Постой-постой, что-то  до  меня  не  дошло,  -  Серега  старательно
изображал удивление. - Петраков  этот,  что  ли,  сразу  как  с  Масленком
потрепался, из корпуса выскочил?
     - Ну, я и говорю. Вышел из корпуса и прямо к нам пошел, а потом уже и
Масленок с веником заявился.
     - А ты почем знаешь, что Петраков в курсе? Кто тебе сказал?
     - Да сам Петраков и сказал. Я же говорю  -  он  из  корпуса  вышел  и
прямиком к нам, в нашу палату. Я как раз в чемодане разбирался. Ну,  вошел
он и говорит, правда, что ли, будто в вашем отряде какое-то пари  затеяли,
про чертей там чего-то? А я ему говорю - ты откуда знаешь?
     А Петраков этот улыбочку такую ехидную состроил и  говорит:  "Ништяк,
мужики, моя агентура работает..." Прямо так и сказал. А я ему говорю - ну,
и что тебе агентура  наболтала?  Кто  у  нас  спорит?  А  он  отвечает:  -
известное дело, вы с Сережкой Полосухиным. Я говорю - не лезь  не  в  свое
дело и вообще гуляй отсюда, из нашего корпуса.
     А он отвечает - если этот парень, ты то есть, оттуда целым  вернется,
мы тоже у себя в отряде на Ведьмин Дом спорить будем. Только пусть он,  то
есть ты, что-нибудь страшненькое нашим  ребятам  расскажет.  Про  то,  как
сидел там. А то, говорит, я ему ухи оборву. Ну, он сявка, он же не  знает,
что у тебя по самбо первый разряд. Он вообще, конечно, парень сильный,  но
тебя вряд ли уделает. А если что - мы поможем.
     Да,  хитер  Санечка,  ничего  не  скажешь.  Только  в   одном   месте
прокололся. Леха уже был в палате, когда этот тип, Петраков, заявился. Уже
подметал. И они его прогнали. А у Саньки получается  -  он  уже  после  из
второго корпуса со шваброй вышел. То есть с веником. Кстати,  кто  бы  ему
там дал веник? В лучшем случае послали бы подальше, а то и  по  шее  могли
бы. Но главное даже не это. Если бы Санька правду  говорил  -  обязательно
рассказал бы, как  Леха  в  палату  вошел,  когда  они  там  с  Петраковым
трепались.
     Вот и было бы железное доказательство на Масленкина.  Но  Санечка  об
этом молчит. Так что ошибка у него вышла. Однако сейчас  ему  надо  что-то
отвечать. Позлить его, что ли?
     - Интересно, кто это поможет? Ты, что ли, хиляк-разрядник?
     - Зря ты так, - мирно ответил Санька. Я же по правде говорю. Да разве
только я? Весь отряд вступится. У нас ведь не как во втором, у нас  ребята
дружные.
     Серега едва не фыркнул от смеха. Ну как же, дружные!  Как  ржать  над
кем-то, они всегда дружные. Или того же Саньку  терпеть.  Это  они  дружно
терпят. Сплоченно, как сказала бы Дуска.
     А кстати, он ведь не случайно катит баллоны на Леху.  Или  заподозрил
что-то, или чует, что власть у него над Лехой не такая уж и прочная. Вот и
хочет его задавить. Но у самого ни фига не  получится  -  вместо  мускулов
кисель. А тут такая удача, готовый самбист имеется.
     Удивительно,  как  здорово  работала  сейчас  у  Сереги  голова.  Все
Санькины планы он вскрывал точно консервные банки. С чего  бы  это  вдруг?
Неужели и впрямь оттого, что твердо решил в Ведьмин Дом идти?
     А Санька ничего не замечал. Он уже  и  по  сторонам  не  оглядывался.
Возбужденным голосом он шептал Сереге прямо в ухо:
     - Ты понимаешь, Серый, какой он гад? На этих спорах  собирается  свой
бизнес делать! Ты, может, и целым оттуда вернешься, ты ведь смелый. Это  я
ночью погорячился, а так я понимаю... А если другие  туда  ходить  начнут?
Вдруг у кого сердце больное, или нервы не в порядке? Случится  что-нибудь,
нам с тобой знаешь как стыдно будет! Могли остановить,  а  не  остановили,
сдрейфили.
     Серега молчал, хмуро глядя себе  под  ноги.  Солнце  ли  напекло  ему
голову, мозги ли перевернулись от усталости,  но  внезапно  пришла  на  ум
пакостная мыслишка. Вдруг правду говорит именно Санька,  а  Леха  врет?  А
что, с чего это он так сразу поверил Лехе?
     Может, тому на самом деле надо с Серегой подружиться, чтобы он его от
Саньки защищал. Мало ли что Леха хороших слов наговорил! Кто знает, что  у
него на уме? А Санька? Санька, конечно, гад, но не дурак. Понял, что зашел
слишком далеко, что жареным запахло - вот и пытается все назад вернуть.
     Но тут же Серега  понял,  что  чепуха  это  все.  Как  он  мог  такое
вообразить? Неужели в нем самом столько грязи накопилось?  Или  от  Саньки
набрался? Лучи, что ли, какие-то от него исходят? Как  можно  было  забыть
Лехины глаза? Словами можно врать, словами что угодно можно делать, а  вот
глазами не соврешь. И вообще, разве можно Саньке хоть в чем-нибудь верить?
Достаточно в его желтые кошачьи щелочки заглянуть - и все станет ясно.
     А все же на секунду, но поверил. Значит,  не  в  Саньке  дело,  не  в
каких-то его особых лучах. В нем самом эта гадость сидит, внутри.  Значит,
не один там червячок. Значит, много. В первый-то раз  он  Леху  заподозрил
еще  когда  они  носилки  таскать  начали.  Не  понравилась   ему   Лехина
заботливость. Нечего сказать, хороший друг. А что если бы  Леха  узнал  об
этих его мыслях? И о тогдашних, и о том, что сейчас? И думать об  этом  не
хочется, потому что в глубине души знаешь - Леха  бы  простил.  Но  именно
поэтому ему и было тяжко.
     - А все из-за этого козла, Масленка, - негромко продолжал  Санька.  -
Если бы он не растрепал...
     Серега приготовился. Ну, сейчас он ему  вломит!  Сейчас  эта  скотина
умоется красными соплями!
     Но тут же он понял - нельзя! Не время драться. Санька тут же  возьмет
Леху под колпак. И тогда уж точно про все разнюхает, он такой. И отомстит.
Чем-то же он Леху держит, и уж  во  всяком  случае,  не  кулаками.  Чем-то
покрепче. И значит, выдавать себя нельзя.  А  надо,  наоборот,  Саньку  до
конца расколоть.
     - Слышь, Сенек, а на фига Масленку было язык чесать? Ему-то от  этого
какая польза?
     - Откуда я знаю? -  небрежно  ответил  Санька.  -  Может,  он  больно
болтливый? Прорвало его.
     - Не похоже, Сань. Он же молчун-молчуном, из него же слова клещами не
вытащишь.
     - Ну, мало ли... Копилось - копилось, и прорвало. Слушай, а вдруг ему
в нашем отряде надоело, мы с тобой ему не нравимся, к примеру,  вот  он  и
решил во второй перевестись? А раз он хилый, значит, ему там надо сильного
кореша заиметь. Петраков сильный...
     - А кстати, чего это он сегодня дежурил? Сегодня же твоя очередь.
     - Ну, он сам предложил, - замялся  Санька.  Было  видно,  что  такого
вопроса он не ждал. - Он же чудной малость, работу любит. Дома,  наверное,
мамочка на него не нарадуется. Потом, он ведь из деревенских, ихняя  семья
в город только два года назад переехала, он мне сам говорил. А деревенские
- они все такие. Тупые и вкалывать любят.
     Ладно, все с Санечкой ясно. Дальше болтать уже нет смысла.
     - Ну что, Серый, прямо сейчас к Петракову  пойдем?  -  предложил  тем
временем  Санька.  -  Давай  по-быстрому,  через  пятнадцать  минут  отбой
затрубят, Мишка из корпуса не выпустит. А если  Петраков  борзеть  станет,
ребятами своими  грозить,  мы  его  прижмем,  будто  всему  ихнему  отряду
расскажем, что он хотел на спорах свой бизнес делать. Ну, пошли!
     Серега напрягся. Пора! Пора ему устроить облом.
     - Нет, Санечка, - проговорил он, широко улыбаясь.  -  Что-то  я  тебе
плохо  верю.  Что-то  у  тебя  глазки  подозрительно  бегают.  Думаешь,  я
поддамся, а ты потом орать будешь, что свидетелей нет, что  я  проиграл  и
ты, значит, в своем праве. И с Петраковым этим сам  разбирайся,  это  твои
трудности, а мне с ним делить нечего.
     Хорошо, он удержался и не сказал лишнего. Пускай Санька  думает,  что
виной всему - его кошачьи глазки. Главное - не показать ему,  что  кое-что
знаешь.
     - И вообще, - продолжал Серега, - мне даже интересно стало посмотреть
на эту нечисть. Ты думаешь, все такие, как ты, чуть что - полные штаны.  А
не все такие, Санечка.
     Серега на одном дыхании выпалил это и взглянул ему прямо в глаза -  в
желтые щелочки. И вздрогнул. Он узнал взгляд  -  взгляд  того  Саньки,  из
недавнего сна, Саньки в зеленой куртке со звездой, с хлыстом в руке.
     А Санька тут же успокоился и сказал, растягивая слова:
     - Ну, Серый, я это тебе припомню. Пока ты еще не выиграл. И  вряд  ли
выйдешь победителем. А тогда... Ты даже не представляешь, что  я  с  тобой
сделаю. Просыпаться в слезах будешь и засыпать в слезах.
     Думаешь, я тебя просто бить стану? Нет, не просто. Бить-то по-всякому
можно. Но битья для тебя мало... Много чего ты у меня скушаешь.  Ты  же  у
нас честненький, условия соблюдаешь, я  тебя  давно  просек.  А  вздумаешь
рыпаться - сам знаешь, что будет.
     В общем, смотри. До вечера, до отбоя, я еще буду  ждать,  а  потом  -
извини-подвинься. Ну ладно, будь здоров, не кашляй...
     И Санька вприпрыжку помчался к  корпусу.  Серега  долго  смотрел  ему
вслед.
 
     Ну вот и объяснились. А он еще сомневался. Дерьмо - оно  и  в  Африке
дерьмо. И какой хитрый! Думал  одним  ходом  все  цели  накрыть.  Не  будь
разговора с Лехой, поверил бы  ему  Серега,  непременно  бы  поверил.  Так
складно все сплетено... Дипломат. Вырастет - небось,  большим  начальником
станет. Теперь Серега лучше понимал Лехино  молчание.  Видно,  на  крепкой
цепочке держит его Санька.
     Он сплюнул под ноги и зашагал к корпусу. Вошел в палату, ни  на  кого
не глядя, разделся  и  полез  под  одеяло.  Все-таки  здорово  он  сегодня
натаскался этих носилок. В секции на тренировках и то не так уматываешься.
А все Дуска... Серега  и  сам  не  заметил,  как  глаза  его  закрылись  и
медленные теплые волны, подхватив тело,  потащили  его  куда-то  в  душную
тьму.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0696 сек.